Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ПРЕСС-СЛУЖБА
Новость от 26.06.2017
Обобщение судебной практики по уголовным делам, приговоры по которым отменялись в апелляционной инстанции с направлением дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции за 2016 годверсия для печати

Рассмотрено президиумом

Амурского областного суда

26 июня 2017 года

О Б О Б Щ Е Н И Е

судебной практики по уголовным делам, приговоры по которым отменялись в апелляционной инстанции с направлением дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции, за 2016 год

1. Общие сведения

В 2016 году в апелляционном порядке обжаловано 837 приговоров, постановленных судами Амурской области в качестве суда первой инстанции.

Из указанного числа обжалованных приговоров судами апелляционной инстанции Амурской области в 2016 году отменено 44 приговора с направлением уголовных дел на новое судебное рассмотрение, из них:

- отменены с направлением уголовного дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции 9 оправдательных приговоров;

- отменены с направлением уголовного дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции 35 обвинительных приговоров.

Из числа обжалованных приговоров, постановленных судами Амурской области в качестве суда первой инстанции, судебной коллегией по уголовным делам Амурского областного суда в 2016 году отменён 31 приговор с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение, в 2015 году - 25 приговоров, что свидетельствует об увеличении данной категории приговоров на 19,4%.

2. Причины отмены оправдательных приговоров

Причиной отмены оправдательных приговоров в 2016 году, как и в 2015 году, явилась ненадлежащая оценка судом доказательств и обстоятельств, имеющих существенное значение для полного, всестороннего и объективного рассмотрения уголовного дела.

Приговором мирового судьи Амурской области по Тындинскому районному судебному участку от 6 апреля 2016 года М. оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.115, ч.1 ст.116 УК РФ, в связи с отсутствием события преступления.

Апелляционным постановлением Тындинского районного суда Амурской области от 2 июня 2016 года приговор отменён, уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство мировому судье Амурской области по Тындинскому районному участку со стадии судебного разбирательства.

При вынесении оправдательного приговора мировой судья, придя к выводу о невиновности М. в предъявленном обвинении, указал, что доказательств, подтверждающих вину М. в причинении потерпевшей Б. лёгкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья, а также иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, стороной обвинения не представлено.

Суд отверг показания потерпевшей Б., поскольку они противоречили друг другу, Б. неоднократно меняла свои показания относительно даты совершения преступлений.

Вместе с тем, данные выводы суда противоречат исследованным доказательствам.

Так, будучи неоднократно допрошенной в судебном заседании, потерпевшая Б. дала последовательные показания о том, что 20 августа 2013 года около 19 часов на дачном участке садоводческого товарищества «…» М. избил её, причинив ей телесные повреждения и физическую боль.

Из заявления Б., медицинской карты амбулаторного больного Б. № «…», заключения эксперта № «…», заключения эксперта № «…», следует, что, со слов Б., 20 августа 2013 года около 19 часов на дачном участке её избил сосед М.

Кроме того, судом не дана надлежащая оценка показаниям потерпевшей Б., данным в судебном заседании, о том, что событие произошло 20 числа, потому что 19 августа 2013 года она была на свадьбе внучки.

Делая вывод о недостоверности показаний потерпевшей Б., суд не учёл её возраст и состояние здоровья, истечение значительного периода времени с момента произошедшего.

Также суд не выяснил, почему детальное алиби М. представлено спустя два года после инкриминируемого деяния, и в судебных заседаниях сторона защиты не заявляла о наличии свидетелей защиты, не ходатайствовала об их допросе, приобщении документов, и не дал указанным обстоятельствам надлежащую оценку.

Судом не дана оценка и тому, что в представленных документах отсутствует достоверная информация о точном времени возвращения М. из командировки.

Оправдывая М., суд указал, что не может принять в качестве доказательств его вины показания свидетелей обвинения Б., К., Ч., поскольку данные свидетели очевидцами произошедшего не являлись, их показания не содержат в себе достоверных сведений о времени причинения потерпевшей Б. телесных повреждений и обстоятельствах получения потерпевшей телесных повреждений.

Вместе с тем, выводы мирового судьи о том, что свидетели Б., Ч., К. не могут сообщить суду достоверные сведения о времени и обстоятельствах причинения потерпевшей телесных повреждений, противоречат фактическим обстоятельствам дела, исследованным судом первой инстанции.

В приговоре также не получило надлежащей оценки заключение судебно-медицинской экспертизы № «…» от 24 марта 2014 года о наличии у потерпевшей Б. телесных повреждений, их количестве, локализации и механизме образования, которые, как следует из экспертного заключения, могли образоваться во время и при обстоятельствах, указанных потерпевшей.

С учётом изложенного суд апелляционной инстанции признал, что мировой судья по настоящему делу при постановлении приговора не выполнил требования ч.1 ст.88 УПК РФ; в приговоре не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих значение для выводов суда, мировой судья принял одни из этих доказательств и отверг другие; выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции, в связи с чем отменил приговор, уголовное дело направил на новое судебное рассмотрение.

Апелляционное постановление №10-7/2016 от 2 июня 2016 года

Приговором Белогорского городского суда Амурской области от 21 марта 2016 года Г. оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч.4 ст.132 УК РФ, на основании п.1 ч.2 ст.302 УПК РФ, в связи с неустановлением события преступления. За Г. признано право на реабилитацию.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 10 мая 2016 года приговор отменён, уголовное дело направлено на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе суда.

В обоснование принятого решения об отмене приговора судебная коллегия указала, что выводы суда относительно неустановления события преступления не соответствуют обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, что к оценке доказательств, добытых как в ходе предварительного расследования дела, так и в судебном заседании, суд подошёл односторонне. Надлежащая оценка всех собранных по делу доказательств в совокупности с письменными документами, содержащимися в нём, не нашла своего отражения в приговоре суда.

В соответствии с ч.1 ст.88 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

Как следует из материалов уголовного дела, орган предварительного следствия, обвиняя Г. в совершении действий сексуального характера с использованием беспомощного состояния Б., не достигшего четырнадцатилетнего возраста, исходил из совокупности доказательств, приведённых в обвинительном заключении.

Однако суд, приведя в приговоре доказательства стороны обвинения, каждое доказательство оценил отдельно друг от друга, а не в совокупности, из которой исходил орган предварительного следствия, чем нарушил правила оценки доказательств, закреплённые в ст.88 УПК РФ.

Признавая недопустимым доказательством протокол дополнительного допроса потерпевшего Б. от 25 июня 2015 года, суд указал, что данное доказательство получено с нарушением требований ст.166, 189, 190 УПК РФ, в протоколе отражены не все заданные вопросы и ответы, потерпевшему задавали наводящие вопросы.

Вместе с тем, суд не учёл, что допрашивался потерпевший, которому не исполнилось четырёх лет, и в допросе участвовали законный представитель потерпевшего и педагог-психолог, который следил за правильностью задаваемых вопросов с учётом возраста и психического развития потерпевшего, что допрос проведён уполномоченным на то лицом - следователем И., всем участвующим лицам разъяснены права и обязанности, что время и место следственного действия, указанные в протоколе, соответствуют действительности, сведения, сообщённые потерпевшим Б., в полном объёме занесены в протокол, и что эти обстоятельства неоднократно подтверждены в судебном заседании участвовавшими в допросе лицами: законным представителем Б.Н.И. и педагогом-психологом П., на что обоснованно указано в апелляционных жалобе и представлении.

В обоснование вывода о недопустимости протокола допроса от 25 июня 2015 года суд привёл в приговоре показания педагога-психолога П. об обстоятельствах проведения допросов потерпевшего 21 и 25 июня 2015 года, указав, что каких-либо оснований не доверять показаниям П., а также считать их недостоверными, у суда не имеется.

При этом суд не учёл и не дал оценки показаниям П. о том, что 25 июля 2015 года потерпевший Б. дал показания, отражённые в протоколе, которые она подтверждает.

Таким образом суд, оценивая показания П., допустил противоречия в своих выводах, которые, по мнению судебной коллегии, существенным образом могли повлиять на выводы суда о неустановлении события преступления.

При оценке протокола допроса от 25 июня 2015 года суд также пришёл к выводу, что просмотренная в суде видеозапись проводилась при допросе потерпевшего именно 25 июня 2015 года.

Однако данный вывод не основан на исследованных доказательствах, сделан без учёта заявления Б.Н.И. от 25 июня 2015 года, возражавшего против проведения видеозаписи при допросе потерпевшего Б., и противоречит содержанию самого протокола, согласно которому видеозапись при допросе 25 июня 2015 года не проводилась.

Выводы суда о том, что показания потерпевшего Б. являются противоречивыми и нестабильными, сделаны без учёта заключения экспертов № «…» от 22 июля 2015 года и показаний эксперта З. в суде о том, что у Б. склонности к повышенной внушаемости и фантазированию не выявлено, а также без учёта правил оценки всех собранных по делу доказательств в совокупности.

Суд оставил без внимания и не дал оценки погодным условиям 21 июня 2015 года, когда также был допрошен потерпевший Б., и из протокола допроса следует, что применялась видеозапись.

Судебная коллегия признала, что указанные обстоятельства могли существенным образом повлиять на правильность выводов суда о невиновности Г.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда о том, что судом не может быть принята совокупность доказательств: показания законного представителя потерпевшего Б.Н.И., свидетелей Б. (М.), Ш., Ф., П.Е.В., П.А.В., поскольку они не являются очевидцами сообщённых ими событий, и обстоятельства произошедшего им известны со слов потерпевшего Б.

Как видно из материалов уголовного дела, указанные лица были допрошены в судебном заседании, их показания приведены в приговоре как доказательства стороны обвинения, однако положения ст.56, 74 и 75 УПК РФ при оценке этих доказательств судом не учтены.

Кроме того, суд не учёл то, что свидетели Ф., П.Е.В. и П.А.В. ранее не были знакомы с Г., то есть не имели оснований для его оговора.

При этом судом без указания оснований были приняты показания свидетелей Б., И., Д., Ш., В., Ф., У., Я., К. о наличии конфликтных отношений между Г. и законным представителем потерпевшего Б.Н.И.

Таким образом, по мнению судебной коллегии, в приговоре не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда о неустановлении события преступления, вменённого Г., суд принял одни из этих доказательств и отверг другие.

Кроме того, согласно содержащемуся в материалах уголовного дела постановлению от 19 августа 2015 года об установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию, временем совершения Г. действий сексуального характера в отношении Б. постановлено считать один из дней в период с 17 января 2015 года по 18 июня 2015 года.

Согласно постановлению от 19 августа 2015 года об установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию, местом совершения Г. действий сексуального характера в отношении Б. постановлено считать квартиру № «..» дома № «…» по ул. «…» г. «…» Амурской области.

Учитывая изложенное, судебная коллегия нашла обоснованными доводы апелляционных представления государственного обвинителя и жалобы представителя потерпевшего о том, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, суд при рассмотрении уголовного дела в отношении Г. учёл не все имеющие значение для правильного разрешения дела обстоятельства, не указал, по каким основаниям принял одни доказательства и отверг другие, вследствие чего вывод суда о неустановлении события преступления нельзя признать обоснованным.

Апелляционное определение №22-772/16 от 10 мая 2016 года

3. Причины отмены обвинительных приговоров

3.1 Существенные нарушения уголовно-процессуального закона

3.1.1 Рассмотрение уголовного дела незаконным составом суда.

Приговором Благовещенского районного суда Амурской области от 20 декабря 2016 года С. осуждён по ч.4 ст.111, ст.70 УК РФ к 7 годам 2 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 20 декабря 2016 года приговор отменён, уголовное дело передано на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда со стадии судебного разбирательства.

В обоснование принятого решения судебной коллегией указано следующее.

В соответствии с положениями ст.7, 8 и 10 Всеобщей декларации прав человека и ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, являющихся в силу ч.4 ст.15 Конституции РФ составной частью правовой системы Российской Федерации, каждый имеет право на рассмотрение его дела справедливым и беспристрастным судом.

В соответствии с ч.1 ст.14 УПК РФ обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном УПК РФ порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Согласно ч.2 ст.61 УПК РФ, судья не может участвовать в производстве по уголовному делу, если имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела.

Как следует из материалов дела, судья «…», рассматривая на стадии предварительного расследования ходатайство следователя о получении информации о телефонных соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, признала установленным, что С., будучи в состоянии алкогольного опьянения, в ходе ссоры со своим знакомым Ж. нанёс последнему со значительной силой не менее трёх ударов кулаком в область головы, от полученных телесных повреждений Ж. скончался на месте происшествия, то есть высказала суждения по вопросу, который впоследствии мог стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела, а факт совершения С. преступления мог быть установлен только приговором суда.

Приведённые обстоятельства исключали возможность последующего рассмотрения уголовного дела в отношении С. судьёй «…», однако данный судья в нарушение требований ч.1 ст.62 УПК РФ от рассмотрения дела не устранилась, постановив обвинительный приговор.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приговор отменила в связи с тем, что судом нарушены фундаментальные основы уголовного судопроизводства.

Апелляционное определение № 22-2197/16 от 20 декабря 2016 года

Приговором Благовещенского городского суда Амурской области от 20 сентября 2016 года Б. осуждён по ч.3 ст.159, ч.5 ст.69 УК РФ к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 8 декабря 2016 года приговор отменён, уголовное дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда со стадии судебного разбирательства.

В обоснование принятого решения судебной коллегией указано следующее.

Согласно п.3 ч.1 ст.61 УПК РФ, судья не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу.

Как следует из материалов дела, судьей «…» 20 сентября 2016 года постановлен приговор в отношении Б.

Вместе с тем как усматривается из материалов дела, постановление суда от 7 сентября 2013 года об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и постановление суда от 31 октября 2013 года о продлении срока содержания под стражей в отношении Б., обвиняемого в совершении преступления, в том числе и по факту, по которому он осуждён приговором суда от 20 сентября 2016 года, вынесены судьей «…».

Судья «…», вынесший приговор, является сыном судьи «…», вынесшего указанные постановления в ходе предварительного следствия

Исходя из изложенного, судебная коллегия приговор отменила, уголовное дело направила на новое судебное рассмотрение.

Апелляционное определение № 22-2128/16 от 8 декабря 2016 года

3.1.2 Нарушение права на защиту.

Приговором мирового судьи Амурской области по Белогорскому городскому судебному участку №2 от 14 апреля 2016 года К. осуждена по ч.1 ст.139, ч.5 ст.69, ст.71 УК РФ к 8 годам 1 месяцу лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Апелляционным постановлением Белогорского городского суда Амурской области от 1 июля 2016 года приговор отменён, уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство мировому судье Амурской области по Белогорскому городскому судебному участку №3 в ином составе суда.

В обоснование принятого решения судебная коллегия привела следующие доводы.

В соответствии со ст.49 УПК РФ защитник - это лицо, осуществляющее в установленном уголовно-процессуальным законом порядке защиту прав и интересов подозреваемых, обвиняемых, осуждённых, и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу.

Согласно п.3 ч.4 ст.6 Федерального закона от 31 мая 2002 года №63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на защиту по уголовному делу, не вправе занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле, за исключением случаев, когда адвокат-защитник убеждён в наличии самооговора своего подзащитного.

К. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.139 УК РФ, а именно в незаконном проникновении в жилище, совершённом против воли проживающего в нём лица.

Как следует из протокола судебного заседания, К. вину в совершении инкриминируемого ей преступления не признала, при этом поясняла, что в указанное время в квартире она не находилась. В последнем слове К. также отрицала причастность к совершению преступления.

Вместе с тем, согласно протоколу судебного заседания, адвокат, осуществляя защиту интересов К., занял в судебных прениях позицию, противоречащую позиции подзащитной. Выступая в прениях сторон, адвокат указал, что К. признавала свою вину в ходе предварительного следствия, в судебном заседании не признала, и просил суд назначить К. минимально возможное наказание, что не соответствует позиции К. в ходе судебного следствия.

Заявление адвоката о возможности признания его подзащитной К. виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.139 УК РФ, при том, что сама подзащитная своей вины в совершении преступления не признала, противоречит положениям ч.1 ст.49 УПК РФ, пп.3, 4 ст.6 Федерального закона от 31 мая 2002 года «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», согласно которым адвокат не вправе заявлять о доказанности вины подзащитного, если тот её отрицает; не вправе занимать по делу позицию вопреки воле заявителя, не вправе заявлять о доказанности вины подзащитного, если тот её отрицает.

Осуществление некачественной защиты нарушает ст.48 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой каждому гражданину Российской Федерации гарантировано право на квалифицированную юридическую помощь.

Поскольку, выступая в судебных прениях с речью, адвокат занял позицию, противоположную позиции подзащитной, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу, что К. была лишена надлежащей защиты, что свидетельствует о нарушении её права на защиту при осуществлении уголовного судопроизводства.

Принимая во внимание, что право К. на защиту в суде первой инстанции было нарушено, и это нарушение невосполнимо на стадии апелляционного рассмотрения дела, данное нарушение уголовно-процессуального закона явилось основанием для отмены приговора с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство.

Апелляционное постановление № 10-11/16 от 1 июля 2016 года

Приговором Бурейского районного суда Амурской области от 16 августа 2016 года Р. осуждён по ч.1 ст.105 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 22 ноября 2016 года приговор отменён, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда со стадии судебного разбирательства.

В обоснование принятого решения судебная коллегия привела следующие доводы.

В силу ч.1 ст.48 Конституции РФ каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи.

Пунктами 3, 4 ч.4 ст.6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» закреплено, что адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя (за исключением случаев, когда адвокат убеждён в наличии самооговора доверителя), а также делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если тот её отрицает.

Как видно из протокола судебного заседания, Р. виновным себя в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ, признавал частично, поясняя, что умысла на причинение смерти потерпевшему у него не было, он, чувствуя угрозу для своей жизни, защищался от противоправных действий потерпевшего, который был моложе и сильнее его. Удары деревянной палкой он наносил потерпевшему, держа её одной рукой, не сильно, с целью успокоить того. Такого количества ударов, как ему вменяют, он не наносил, полагает, что от его действий смерть потерпевшего наступить не могла.

Вместе с тем, адвокат в своей заключительной речи в судебных прениях допустила высказывания о том, что на почве личных неприязненных отношений Р. взял в обе руки деревянную палку и нанёс удары К., в результате которых наступила смерть последнего; ссылалась на то, что Р. вину в содеянном признал полностью, не соглашаясь лишь с количеством нанесённых им ударов, и с учётом смягчающих обстоятельств просила назначить ему наказание по ч.1 ст.105 УК РФ не в максимальном размере.

Содержание протокола судебного заседания свидетельствует о наличии существенных противоречий в позициях подсудимого (фактически отрицавшего и факт совершения действий, повлекших наступление смерти потерпевшего, и вину в этом) и его защитника, утверждавшего о доказанности как самого факта причинения её подзащитным смерти К., так и его виновности в этом.

Суд же при указанных обстоятельствах, в нарушение приведённых требований закона, не принял мер по восстановлению нарушенного права Р. на защиту.

Принимая во внимание, что право Р. на защиту в суде первой инстанции было нарушено, и это нарушение невосполнимо на стадии апелляционного рассмотрения дела, данное нарушение уголовно-процессуального закона явилось основанием для отмены приговора с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

Апелляционное определение №22-2042/16 от 22 ноября 2016 года

3.1.3 Отсутствие протокола судебного заседания

Приговором и.о. мирового судьи Амурской области по Благовещенскому городскому судебному участку №5 от 11 ноября 2016 года Н. осуждён по ст.264.1 УК РФ к штрафу в размере 200000 рублей с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, сроком на 3 года.

Апелляционным постановлением Благовещенского городского суда Амурской области от 23 декабря 2016 года приговор отменён, уголовное дело передано на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства мировому судье в ином составе суда, в обоснование указано следующее.

Согласно ст.245, 259 УПК РФ, в судебном заседании ведётся протокол судебного заседания, в котором излагаются действия и решения суда, а равно действия участников судебного разбирательства, полно отражаются все необходимые сведения о ходе рассмотрения дела. Протокол должен быть изготовлен и подписан председательствующим и секретарём судебного заседания.

Как усматривается из материалов уголовного дела, имеющийся в материалах дела протокол судебного заседания от 11 ноября 2016 года не подписан председательствующим и секретарём судебного заседания.

Указанное расценивается как отсутствие протокола судебного заседания в том виде, в каком он должен быть оформлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, что является существенным нарушением требований уголовно-процессуального закона, влекущим безусловную отмену приговора.

Апелляционное постановление № УА-95/16 от 23 декабря 2016 года

3.1.4 Непредоставление подсудимому последнего слова.

Приговором Шимановского районного суда Амурской области от 20 января 2016 года К.А.П. осуждён по п. «а» ч.2 ст.161 УК РФ к 2 годам 5 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима; К.А.К. осуждён по п. «а» ч.2 ст.161 УК РФ к 2 годам 3 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима; П. осуждён по п. «а» ч.2 ст.161, ч.5 ст.74, ст.70 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима; Ш. осуждён по п. «а» ч.2 ст.161, ст.73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года со штрафом в размере 10 000 рублей, с возложением обязанностей.

Судебная коллегия, рассмотрев настоящее уголовное дело, апелляционным определением от 23 июня 2016 года отменила приговор, уголовное дело передала на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным составом суда со стадии судебного разбирательства.

Основанием к отмене приговора послужило следующее.

В силу п.7 ч.2 ст.389.17 УПК РФ основанием отмены судебного решения в любом случае является непредоставление подсудимому последнего слова.

Как следует из протокола судебного заседания, по окончании судебных прений суд в нарушение требований ч.1 ст.293 УПК РФ последнее слово К.А.К. не предоставил. Это обстоятельство при рассмотрении дела в апелляционном порядке подтвердил осуждённый К.А.К.

Таким образом, судом допущены фундаментальные нарушения требований уголовно-процессуального закона, неустранимые в ходе апелляционного рассмотрения дела, в связи с чем судебная коллегия приговор отменила и направила уголовное дело на новое рассмотрение.

Апелляционное определение №22-1100/16 от 23 июня 2016 года

3.1.5 Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора не содержит описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

Приговором мирового судьи Амурской области по Ивановскому районному судебному участку №1 от 18 апреля 2016 года А. осуждена по ч.1 ст.116 УК РФ к штрафу в размере 5000 рублей; Т. осуждена по ч.1 ст.116 УК РФ к штрафу в размере 5000 рублей.

Апелляционным постановлением Ивановского районного суда Амурской области от 16 июня 2016 года приговор отменён, уголовное дело направлено на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в ином составе суда.

Основанием к отмене приговора послужило следующее.

Согласно п.1 ч.1 ст.307 УПК РФ, описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

Как следует из описательно-мотивировочной части приговора мирового судьи Амурской области по Ивановскому районному судебному участку №1 от 18 апреля 2016 года, суд установил: «что А. и Т., имея прямой умысел, направленный на причинение вреда здоровью потерпевшей, осознавая общественную опасность и противоправный характер своих действий, предвидя наступление общественно-опасных последствий в виде причинения вреда здоровью потерпевшей и желая этого, умышленно нанесли последней удары руками в область груди, предплечий, хватали за голову, а также толкнули, отчего последняя ударилась об косяк, чем причинили С. кровоподтеки на плечах, на правой молочной железе и на левом бедре. Данные вышеуказанные повреждения не причинили вреда здоровью».

При этом описательно-мотивировочная часть приговора мирового судьи в нарушение требований п.1 ч.1 ст.307 УПК РФ не содержит описание преступного деяния, признанного доказанным, с указанием места, времени, мотивов, целей и количества нанесённых ударов.

С учётом изложенного судом апелляционной инстанции приговор отменён с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

Апелляционное постановление №10-6/2016 от 16 июня 2016 года

3.1.6 Несоблюдение процедуры судопроизводства и лишение потерпевшего гарантированных уголовно-процессуальным законом прав.

Приговором Благовещенского городского суда Амурской области от 13 апреля 2016 года Л. осуждён по ч.1 ст.109 УК РФ к 1 году лишения свободы в колонии-поселении.

Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 7 июня 2016 года приговор отменён, уголовное дело передано на новое судебное разбирательство в тот же суд со стадии судебного разбирательства, иным составом суда.

В обоснование принятого решения судебной коллегией указано следующее.

Юридически значимым обстоятельством для рассмотрения дела в особом порядке судебного разбирательства в силу ст.314 УПК РФ служит согласие на это обвиняемого, государственного обвинителя и потерпевшего, необходимым элементом которого является согласие указанных лиц с предъявленным обвиняемому обвинением, то есть фактическими обстоятельствами содеянного, формой вины, мотивами преступления, юридической оценкой содеянного, характером и размером причинённого вреда.

Если в ходе судебного заседания будет установлено, что условия, необходимые для постановления приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке, отсутствуют, суд в соответствии с ч.3 ст.314 и ч.6 ст.316 УПК РФ принимает решение о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

Как видно из протокола судебного заседания, потерпевший М., выступая в прениях сторон, выразил несогласие с предъявленным подсудимому обвинением, полагая, что его действия представляют собой убийство, и именно за убийство ему должно быть назначено наказание.

Позиция потерпевшего, выраженная им в прениях сторон, исключала возможность постановления судом приговора в особом порядке судебного разбирательства и требовала рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

Между тем, позиция потерпевшего оставлена судом без внимания, вопрос о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке судом не обсуждался.

Данное нарушение уголовно-процессуального закона судебная коллегия признала существенным, неустранимым в суде апелляционной инстанции, в связи с чем приговор в отношении Л. отменила, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Апелляционное определение №22-961/16 от 7 июня 2016 года

Приговором Шимановского районного суда Амурской области от 6 июля 2016 года К.В.П. осуждён по ч.2 ст.325, ч.2 ст.159, ч.2 ст.69, ст.70 УК РФ к 480 часам обязательных работ; К.А.Г. осуждён по ч.2 ст.159 УК РФ к 400 часам обязательных работ; С. осуждён по ч.2 ст.159 УК РФ к 400 часам обязательных работ.

Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 3 ноября 2016 года приговор отменён, уголовное дело передано на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда со стадии подготовки к судебному заседанию.

В обоснование принятого решения судебной коллегией указано следующее.

Согласно представленным материалам уголовного дела, в томе «…» находятся два приговора от 6 июля 2016 года с разным текстом в части назначения К.В.П. наказания с применением и без применения положений ст.64, ч.5 ст.15, ч.3 ст.68 УК РФ.

В связи с чем невозможно сделать вывод, какой приговор был постановлен и провозглашён судом первой инстанции в зале судебного заседания.

Согласно п.2 ст.389.15, ч.1 ст.389.17 УПК РФ, основаниями отмены или изменения судебного решения судом апелляционной инстанции являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путём лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путём повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

Данное нарушение уголовно-процессуального закона судебная коллегия признала существенным, неустранимым в суде апелляционной инстанции, в связи с чем приговор в отношении К.В.П., К.А.Г., С. отменила, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Апелляционное определение №22-1933/16 от 3 ноября 2016 года

3.2 Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела

3.2.1 Выводы суда о виновности основаны на недопустимых и не исследованных в судебном заседании доказательствах.

Приговором Архаринского районного суда Амурской области от 9 декабря 2015 года Ж. осуждён по ч.1 ст.105 УК РФ к 9 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 6 апреля 2016 года приговор отменён, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда со стадии судебного разбирательства.

В обоснование принятого решения об отмене приговора судебная коллегия сослалась на ст.302 УПК РФ, согласно которой обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Указанные требования закона выполнены судом не в полной мере.

Так, суд признал Ж. виновным в умышленном причинении смерти своему брату Ж.А.В., при этом установил, что преступление было совершено в с. «…» Архаринского района Амурской области в период с 23 часов 25 октября 2014 года до 1 часа 30 минут 26 октября 2014 года.

В обоснование своих выводов суд сослался в приговоре на доказательства, в том числе: показания осуждённого Ж., протокол явки с повинной от 26 октября 2014 года, показания свидетеля Т., протокол очной ставки между обвиняемым Ж. и свидетелем Т., протокол осмотра места происшествия от 26 октября 2014 года, заключение судебно-медицинского эксперта № «…» от 16 ноября 2014 года, протокол осмотра предметов, постановление о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств.

Вместе с тем, из материалов уголовного дела следует, что свидетель Т. участия в судебном заседании не принимал. Ходатайство об оглашении показаний свидетеля Т., данных в ходе предварительного следствия, никем из участников судебного разбирательства в судебном заседании не заявлялось, вопрос о возможности оглашения его показаний в соответствии с требованиями ст.281 УПК РФ судом не обсуждался и решение об оглашении ранее данных свидетелем показаний судом не принималось.

Кроме того, как следует из протокола судебного заседания, показания свидетеля Т., данные в ходе предварительного следствия, судом не оглашались.

Таким образом суд нарушил требования уголовно-процессуального законодательства, поскольку не вправе был ссылаться на показания свидетеля Т., данные им в ходе предварительного следствия, как на доказательства, подтверждающие установленные судом фактические обстоятельства (время совершения преступления) и виновность Ж. в совершении преступления.

Также суд не вправе был ссылаться и на протокол очной ставки между свидетелем Т. и обвиняемым Ж., поскольку он не оглашался и не исследовался в судебном заседании.

Кроме того, из материалов уголовного дела следует, что постановлением от 22 сентября 2015 года суд удовлетворил ходатайство защитника, заявленное в ходе судебного следствия, о признании недопустимым доказательством протокола осмотра места происшествия от 26 октября 2014 года, схемы и фототаблицы к нему, в ходе которого был обнаружен труп Ж., в дальнейшем предметы, изъятые с места преступления, осмотрены и признаны по уголовному делу вещественными доказательствами, в отношении них проведены судебные экспертизы.

Согласно ч.1 ст.75 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу приговора или иного судебного решения, а также использоваться для доказывания обстоятельств дела.

Вместе с тем, в нарушение требований уголовно-процессуального закона, суд привёл в приговоре и использовал в качестве доказательства протокол осмотра места происшествия от 26 октября 2014 года, который сам же признал недопустимым доказательством.

Кроме того, как следует из протокола судебного заседания, протокол явки Ж. с повинной от 26 октября 2014 года; заключение судебно-медицинского эксперта от 16 ноября 2014 года № «…» с выводами о наличии у потерпевшего телесных повреждений, степени их тяжести, причине его смерти и времени её наступления; протокол осмотра изъятых в ходе осмотра места происшествия предметов от 18 января 2015 года; постановление о признании и приобщении их к уголовному делу в качестве вещественных доказательств от 18 января 2015 года; протокол получения образцов для сравнительного исследования от 17 ноября 2014 года; рапорт оперативного дежурного ДЧ ОП по Архаринскому району МО МВД России «Бурейский» от 26 октября 2014 года об обнаружении трупа, в судебном заседании не оглашались и не исследовались.

Однако, в нарушение ч.3 ст.240 УПК РФ, суд привёл в приговоре указанные протоколы и документы и сослался на них как на доказательства виновности Ж. в совершении преступления.

В качестве доказательств суд в приговоре привёл также показания свидетелей Г. и Ж.В.Н., данные ими в ходе предварительного следствия, протоколы которых находились в материале по ходатайству следователя об избрании Ж. меры пресечения в виде заключения под стражу, признав данные протоколы допросов свидетелей допустимыми доказательствами по делу.

Вместе с тем, принимая решение о признании данных протоколов допросов свидетелей Г. и Ж.В.Н. допустимыми доказательствами, суд не учёл, что данные протоколы являются копиями, а оригиналов протоколов допросов материалы уголовного дела не содержат. Вопрос о наличии оригиналов протоколов допросов, месте их нахождения, причине отсутствия их в материалах уголовного дела судом не выяснялся.

Таким образом, выводы суда о виновности Ж. основаны на недопустимых и не исследованных в судебном заседании доказательствах.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приговор отменила, уголовное дело направила на новое рассмотрение.

Апелляционное определение № 22-408/16 от 6 апреля 2016 года

Проведённое обобщение позволяет прийти к выводу о том, что судьями при рассмотрении дел в апелляционной инстанции в основном учитываются требования главы 45.1 УПК РФ, а также рекомендации Верховного Суда РФ, изложенные в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 ноября 2012 года №26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса РФ, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции».

Причины, по которым судом апелляционной инстанции не может быть устранено допущенное судом первой инстанции нарушение, что в соответствии с ч.1 ст.389.22, ч. 2 ст.389.24 УПК РФ влечёт отмену приговора с передачей дела на новое судебное разбирательство, указываются в апелляционных определениях (постановлениях).

Анализ апелляционной практики рассмотрения уголовных дел судами апелляционной инстанции свидетельствует о том, что необходимость отмены приговоров в апелляционном порядке с передачей дела на новое судебное разбирательство чаще всего возникает в связи с невыполнением требований уголовно-процессуального закона, а также неприменением позиций Конституционного Суда РФ и рекомендаций Верховного Суда РФ.

Повторяющиеся неоднократно судебные ошибки свидетельствуют о недостаточном внимании мировых судей и районных (городских) судов к изучению судебной практики, публикуемой в периодических обзорах Верховного Суда РФ и обобщениях Амурского областного суда.

В целях устранения подобного рода нарушений необходимо сосредоточение внимания председателей районных (городских) судов на них при формировании планов и проведении соответствующих обучающих занятий.

Судебная коллегия по уголовным дела

Амурского областного суда

опубликовано 26.06.2017 08:39 (МСК)