Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ПРЕСС-СЛУЖБА
Новость от 04.10.2016
Обобщение апелляционной практики судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда за первое полугодие 2016 годаверсия для печати

Рассмотрено президиумом

Амурского областного суда

3 октября 2016 года

ОБОБЩЕНИЕ

апелляционной практики судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда за первое полугодие 2016 года

1. Общие сведения

1.1. Анализ деятельности судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда (статистические данные)

В первом полугодии 2016 года в судебную коллегию по уголовным делам Амурского областного суда поступило для рассмотрения по апелляционным жалобам и представлениям на не вступившие в законную силу судебные решения 1227 дел, что на 12,9% больше, чем в первом полугодии 2015 года (1087 дел).

Судебной коллегией в апелляционном порядке по жалобам и представлениям рассмотрено 1134 дела в отношении 1229 лиц (за аналогичный период 2015 года было рассмотрено 1037 дел в отношении 1103 лиц). Таким образом, количество дел, рассмотренных апелляционной инстанцией, за анализируемый период по сравнению с первым полугодием 2015 года увеличилось на 97 дел (или 9,4%).

Возвращено в суды без рассмотрения по различным основаниям (в том числе и в связи с отзывом апелляционной жалобы, представления) 65 дел.

Направлено на дооформление в связи с невыполнением требований закона при принятии апелляционных жалоб 38 дел (в первом полугодии 2015 года – 21 дело).

Дела возвращались на дооформление в 13 судов: в Свободненский городской суд – 11, Белогорский городской суд – 5, Михайловский районный суд – 4, Тындинский, Архаринский, Зейский районные суды, Благовещенский городской суд – по 3, Благовещенский, Октябрьский, Ромненский, Селемджинский, Ивановский районные суды и Райчихинский городской суд – по 1 делу.

Дела возвращались в суды ввиду ненадлежащего выполнения требований ст. 389.6, 389.7 УПК РФ, связанных с принятием жалоб, соблюдением прав участников процесса.

36 человек освобождены из-под стражи в апелляционной инстанции (в первом полугодии 2015 года - 26).

За отчётный период судебной коллегией вынесено 4 частных определения (постановления).

Средняя нагрузка на одного судью в апелляционной инстанции в первом полугодии 2016 года составила 42 дела (1134 дела, 27 судей).

В течение первого полугодия 2016 года президиумом Амурского областного суда отменено с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение 6 определений (постановлений) суда апелляционной инстанции.

Дела в апелляционном порядке назначались к рассмотрению в установленный законом срок.

1.2. Стабильность приговоров (иных решений по существу дела) районных судов, постановлений районных судов и областного суда, обжалованных в апелляционном порядке в судебную коллегию по уголовным делам Амурского областного суда

В первом полугодии 2015 года в апелляционном порядке обжаловано 346 приговоров (и других решений по существу дела) в отношении 428 лиц, что на 5,9% (по лицам) больше, чем в аналогичном периоде прошлого года (в первом полугодии 2015 года обжаловано 347 приговоров в отношении 404 лиц).

Из числа обжалованных приговоров (иных решений по существу дела):

- оставлено без изменения – 230 приговоров и других решений по существу дела в отношении 297 лиц, т.е. стабильность составила 69,1% (в делах) и 69,4% (в лицах) (в аналогичном периоде прошлого года стабильность составила 68,3% (в делах) и 67,1% (в лицах));

- отменено – 23 приговора (иных решений по существу дела) в отношении 30 лиц, т.е. 6,6% (в делах) и 7,0% (в лицах) (в аналогичном периоде прошлого года отменено 26 приговоров в отношении 34 лиц, соответственно 7,5% и 8,4%);

- изменено – 84 приговора в отношении 101 лица, т.е. 24,3% (в делах) и 23,6% (в лицах) (в аналогичном периоде прошлого года - 84 приговора в отношении 99 лиц, соответственно 24,2% и 24,5%).

В первом полугодии 2016 года не отменялись и не изменялись приговоры (иные решения по существу дела) Благовещенского и Михайловского районных судов (стабильность 100 %).

Выше среднеобластного показатель стабильности обжалованных в апелляционном порядке приговоров (иных решений по существу дела) в Райчихинском городском суде – 83,3%, Зейском районном суде – 81,8%, Тындинском районном суде – 78,9%, Свободненском городском суде – 78%, Благовещенском городском суде – 74,4%, Белогорском городском суде – 73%.

Значительно ниже среднеобластного показателя стабильность в Селемджинском, Сковородинском районных судах – 20%, Октябрьском районном суде – 36,4%, Магдагачинском районном суде – 42,8%, Серышевском районном суде – 44,4%, Шимановском районном суде – 45%,

Ниже среднеобластного показателя стабильность в Архаринском районном суде – 56,5%, Мазановском районном суде – 60%, Ивановском районном суде – 62,5%, Тамбовском районном суде – 66,6%, Константиновском районном суде – 66,7%, Бурейском районном суде – 69,2% .

По итогам полугодия отрицательную статистику имеет Ромненский районный суд.

В первом полугодии 2016 года обжаловано в апелляционном порядке 788 постановлений районных судов и областного суда в отношении 801 лица, что на 14,6% (в лицах) больше, чем в аналогичном периоде прошлого года (в первом полугодии 2015 года рассмотрено 690 постановлений в отношении 699 лиц).

Оставлено без изменения 662 постановления в отношении 673 лиц, стабильность составила 82,6% (в делах) и 84% (в лицах) (в аналогичном периоде прошлого года стабильность составляла 87,4% в делах и 87% в лицах).

2. Основания отмены (изменения) приговоров, иных решений районных судов и областного суда, обжалованных в апелляционном порядке в судебную коллегию по уголовным делам Амурского областного суда

2.1 Вопросы уголовного права

Вопросы квалификации

2.1.1 В соответствии с ч. 1 ст. 35 УК РФ преступление признаётся совершённым группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора

Приговором Свободненского городского суда Амурской области от 19 ноября 2015 года осуждены:

- Е. по п. «а» ч. 2 ст. 132 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы, п. «а» ч. 2 ст. 131 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы, п. «а» ч. 2 ст. 132 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы, п. «а» ч. 2 ст. 131 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы. Окончательное наказание Е. назначено в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний, в виде 14 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

- З. по п. «а» ч. 2 ст. 132 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы, п. «а» ч. 2 ст. 131 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы, п. «а» ч. 2 ст. 132 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы, п. «а» ч. 2 ст. 131 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, п. «а» ч. 2 ст. 131 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы, п. «а» ч. 2 ст. 132 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы. Окончательное наказание З. назначено в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний, в виде 14 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

- П. по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы, п. «а» ч. 2 ст. 131 УК РФ к 7 годам лишения свободы, п. «а» ч. 2 ст. 132 УК РФ к 7 годам лишения свободы. Окончательное наказание П. назначено в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний, в виде 16 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

З. и П., в числе прочего, осуждены за изнасилование, то есть половое сношение с применением насилия к потерпевшей О., совершённое группой лиц, а также за иные действия сексуального характера с угрозой применения насилия к потерпевшей О., совершённые группой лиц.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 9 марта 2016 года приговор в отношении З. и П. в части их осуждения по п. «а» ч. 2 ст. 131 УК РФ и п. «а» ч. 2 ст. 132 УК РФ по указанным выше фактам изменён в связи с неправильной квалификацией действий осуждённых.

Как видно из приговора, суд признал доказанным, что 7 ноября 2014 года в период времени с 02.00 до 05.00 часов П. умышленно, желая удовлетворить свои сексуальные потребности, против воли и желания О., с целью подавления её воли к сопротивлению, нанёс ей не менее 10 ударов кулаками и 2 удара коленом по голове, после чего совершил в отношении неё половое сношение с применением насилия. После совершения изнасилования он умышленно, желая удовлетворить свои сексуальные потребности, против воли и желания О., с целью подавления её воли к сопротивлению, высказал в её адрес угрозу применения насилия и затем совершил в отношении О. насильственные действия сексуального характера.

Затем П. предложил З. изнасиловать О., на что тот согласился. После этого З. умышленно, с целью удовлетворения половой потребности, против воли и желания О., понимая, что действиями П. в виде применения насилия к потерпевшей её воля к сопротивлению подавлена, совершил в отношении неё половое сношение с применением насилия. После изнасилования О. у З. возник умысел на совершение в отношении неё насильственных действий сексуального характера. С этой целью он умышленно, желая подавить волю О. к сопротивлению, высказал в её адрес угрозу применения насилия, после чего совершил в отношении О. насильственные действия сексуального характера.

Указанные действия З. и П. судом квалифицированы по п. «а» ч. 2 ст. 131 УК РФ - как изнасилование, то есть половое сношение с применением насилия к потерпевшей, совершённое группой лиц; по п. «а» ч. 2 ст. 132 УК РФ - как действия сексуального характера с угрозой применения насилия к потерпевшей, совершённые группой лиц.

В соответствии с ч. 2 ст. 33 УК РФ исполнителем признаётся лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями).

В силу ч. 1 ст. 35 УК РФ преступление признаётся совершённым группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора.

Квалифицируя действия З. и П. по признаку совершения преступлений против половой неприкосновенности О. группой лиц, суд указанные положения закона не учёл.

Как следует из установленных судом обстоятельств дела, вышеуказанные преступления были совершены в отношении потерпевшей О. осуждёнными П. и З. поочерёдно: сначала её изнасиловал и совершил насильственные действия сексуального характера П., после этого её изнасиловал и совершил насильственные действия сексуального характера З. При этом из описания преступных деяний, совершённых П., следует, что он действовал самостоятельно и З. никакого содействия ему не оказывал.

В то же время, при описании действий З. в отношении потерпевшей О. суд указал о том, что он действовал группой лиц совместно с П., что не соответствует установленным фактическим обстоятельствам дела.

Учитывая, что изнасилование и насильственные действия сексуального характера в отношении потерпевшей О. осуждённые П. и З. совершали поочерёдно, применение ими насилия к потерпевшей, а также угрозы применения к ней насилия не были совместными, судебная коллегия признала вывод суда о совершении П. и З. изнасилования и насильственных действий сексуального характера в отношении потерпевшей О. группой лиц необоснованным.

С учётом изложенного, судебная коллегия приговор в отношении З. и П. в указанной части изменила, переквалифицировала действия З. и П., совершённые в отношении потерпевшей О., с п. «а» ч. 2 ст. 131 УК РФ на ч. 1 ст. 131 УК РФ - изнасилование, то есть половое сношение с применением насилия к потерпевшей, и с п. «а» ч. 2 ст. 132 УК РФ на ч. 1 ст. 132 УК РФ - иные действия сексуального характера с угрозой применения насилия к потерпевшей.

Апелляционное определение № 22-105/16 от 9 марта 2016 года

Вопросы назначения наказания

2.1.2 В соответствии с ч. 6 ст. 53 УК РФ ограничение свободы не назначается лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории Российской Федерации

Приговором Райчихинского городского суда Амурской области от 18 февраля 2016 года Ш. осуждён по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год с возложением соответствующих ограничений и запретов. Окончательное наказание Ш. назначено в соответствии с п. «в» ч. 7 ст. 79, ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров путём частичного присоединения к наказанию, назначенному по настоящему делу, неотбытого наказания по приговору Чугуевского районного суда Приморского края от 28 мая 2013 года, - в виде 2 лет 9 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима, с ограничением свободы на 1 год с возложением следующих ограничений и запретов: не изменять места жительства, определённого его местом регистрации, без согласия уголовно-исполнительной инспекции; не выезжать за пределы территории указанного муниципального образования; являться два раза в месяц для регистрации в уголовно-исполнительную инспекцию.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 4 мая 2016 года приговор в отношении Ш. изменён в связи с неправильным применением судом уголовного закона при назначении Ш. дополнительного наказания.

В соответствии с ч. 6 ст. 53 УК РФ ограничение свободы не назначается лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории Российской Федерации.

Из материалов дела усматривается, что Ш. имеет регистрацию: Амурская область, г. «…», ул. «…», д. «…», кв. «…», однако по данному адресу осуждённый не проживает, это зафиксировано судом в приговоре.

Из показаний самого Ш. на предварительном следствии и данных о его личности следует, что он определённого места жительства не имеет, а дом по месту регистрации снесён.

Суд, констатировав во вводной части приговора наличие регистрации у Ш., не указал в приговоре место его постоянного проживания, не предпринял никаких мер по выяснению вопроса о том, имеется ли у осуждённого место постоянного проживания.

Таким образом, судом не установлено и не указано в приговоре наличие у Ш. места постоянного проживания на территории Российской Федерации (в целях, предусмотренных ст. 53 УК РФ, для контроля за его поведением), не усматривается наличие такового и из материалов уголовного дела.

Учитывая изложенное, судебная коллегия приговор в отношении Ш. изменила, исключила из приговора указание о назначении Ш. дополнительного наказания в виде ограничения свободы по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ и на основании ст. 70 УК РФ.

Апелляционное определение № 22-705/16 от 4 мая 2016 года

2.1.3 Учёт при назначении виновному наказания обстоятельств, не предусмотренных законом, а также непризнание смягчающим обстоятельством активного способствования расследованию преступления повлекло изменение приговора и смягчение назначенного наказания

Приговором Благовещенского городского суда Амурской области от 4 апреля 2016 года В. осуждён по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

В. признан виновным и осуждён за убийство М.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 24 мая 2016 года приговор в отношении В. изменён по следующим основаниям.

Назначая В. наказание, суд в соответствии с требованиями закона учёл характер и степень общественной опасности совершённого преступления, данные о личности виновного, влияние назначенного наказания на исправление осуждённого.

Смягчающими наказание В. обстоятельствами суд признал явку с повинной, признание вины и раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию преступления, противоправное поведение потерпевшего, оказание иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления путём вызова скорой медицинской помощи.

Обстоятельством, отягчающим наказание В., судом признан рецидив преступлений.

Наряду с этим, суд указал в приговоре, что при назначении В. наказания учитывает способ и орудие преступления, чем нарушил требования ч. 3 ст. 60 УК РФ.

Как следует из приговора, В. совершил убийство М. путём нанесения ему множества ударов руками, ногами и металлической монтировкой со значительной силой по различным частям тела, то есть способ и орудие преступления, составляющие объективную сторону преступления, были учтены судом при оценке характера и степени общественной опасности содеянного и квалификации действий осуждённого по ч. 1 ст. 105 УК РФ, в связи с чем они не могли быть повторно учтены при назначении осуждённому наказания.

Таким образом, суд при рассмотрении вопроса о наказании В. учёл обстоятельства, которые не могли учитываться при назначении наказания, чем ухудшил положение осуждённого.

Кроме того, при назначении В. наказания суд учёл не все обстоятельства, имеющие значение для дела.

В соответствии с п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ обстоятельством, смягчающим наказание, признаётся, в том числе, активное способствование расследованию преступления.

По смыслу закона, активное способствование расследованию преступления выражается в деятельной, энергичной помощи виновного по выяснению обстоятельств им содеянного, даче правдивых и полных показаний, способствующих расследованию преступления, в том числе, когда виновный сообщает органам предварительного следствия информацию, до того момента им неизвестную.

Из материалов дела следует, что в ходе предварительного расследования В. давал подробные показания, в которых излагал обстоятельства совершённого им преступления.

Сообщённая В. информация была использована органами предварительного следствия при производстве по делу, а именно, были установлены время, место и способ совершения преступления, что нашло своё отражение в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого, а также в обвинительном заключении.

Данное обстоятельство свидетельствует о том, что В. активно помогал правоохранительным органам в расследовании совершённого им преступления, способствовал выяснению обстоятельств его совершения.

Учитывая показания и действия осуждённого В., орган предварительного следствия пришёл к выводу об активном способствовании В. расследованию преступления, указав в обвинительном заключении на данное обстоятельство, как на смягчающее его наказание.

Однако указанное обстоятельство оставлено судом без внимания, при этом, вопреки требованиямст. 307УПК РФ, обязывающей суд мотивировать решения по всем разрешаемым при постановлении приговора вопросам, в число которых в соответствии сп. 6 ч. 1 ст. 299УПК РФ входят обстоятельства, смягчающие наказание, суд в приговоре не обосновал, в связи с чем указанное органом предварительного следствия обстоятельство – активное способствование В. расследованию преступления не признано смягчающим его наказание.

Принимая во внимание изложенное, судебная коллегия приговор в отношении В. изменила, исключила из описательно-мотивировочной части приговора ссылку на учёт при назначении В. наказания способа и орудия преступления, признала обстоятельством, смягчающим наказание В., активное способствование расследованию преступления и смягчила наказание, назначенное В. по ч. 1 ст. 105 УК РФ, до 7 лет 10 месяцев лишения свободы.

Апелляционное определение № 22-868/16 от 24 мая 2016 года

2.1.4 В соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ смягчающим наказание обстоятельством признаётся наличие у виновного малолетнего ребёнка

Приговором Тындинского районного суда Амурской области от 21 декабря 2015 года осуждены:

- Б. по пп. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ ч. 3 ст. 30 – п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ, к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

- С. по пп. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ ч. 3 ст. 30 – п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ, к 2 годам 10 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Б. и С. осуждены за кражу, совершённую группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, с причинением значительного ущерба гражданину; за кражу, совершённую группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище; и за покушение на кражу, совершённую группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 15 марта 2016 года приговор в отношении Б. изменён со смягчением назначенного осуждённому наказания.

В обоснование принятого решения судебная коллегия указала следующее.

По смыслу закона, смягчающие наказание обстоятельства признаются таковыми с учётом установленных в судебном заседании фактических обстоятельств уголовного дела. Во всяком случае, непризнание обстоятельства смягчающим наказание должно быть мотивировано в описательно-мотивировочной части приговора.

По настоящему делу данное требование закона выполнено судом не в полной мере.

В соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ смягчающим наказание обстоятельством признаётся наличие у виновного малолетнего ребёнка.

Сведения о том, что Б. имеет несовершеннолетнего ребёнка, указаны судом во вводной части приговора.

Материалами уголовного дела подтверждается, что у Б. имеется малолетний сын Б.А.В., 31 мая 2007 года рождения.

Однако наличие у Б. малолетнего ребёнка судом в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, в нарушение требований закона, не признано.

Учитывая изложенное, судебная коллегия приговор в отношении Б. изменила, признала обстоятельством, смягчающим наказание Б., наличие у него малолетнего ребёнка, смягчила наказание, назначенное Б. за каждое из совершённых им преступлений, а также назначила осуждённому Б. более мягкое окончательное наказание по совокупности преступлений.

Апелляционное определение № 22-333/16 от 15 марта 2016 года

2.1.5 Положения части 1 статьи 62 УК РФ о недопустимости назначения осуждённому при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части первой статьи 61 УК РФ, наказания, по сроку или размеру превышающего две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьёй Особенной части УК РФ, могут быть применены судом лишь при отсутствии отягчающих обстоятельств

Приговором Бурейского районного суда Амурской области от 13 ноября 2015 года Х., ранее судимый Бурейским районным судом Амурской области: 5 декабря 2005 года по ч. 2 ст. 228 УК РФ, с применением ст. 70 УК РФ, к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобождённый 26 мая 2008 года условно-досрочно с неотбытым сроком 1 год 23 дня; 19 марта 2009 года по ч. 2 ст. 228, ч. 2 ст. 228 УК РФ, с применением ч. 3 ст. 69, ст. 70 УК РФ, к 2 годам лишения свободы, освобождённый 28 июля 2010 года условно-досрочно с неотбытым сроком 7 месяцев 27 дней; 14 декабря 2011 года по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобождённый 14 декабря 2014 года по отбытии срока наказания,

- осуждён по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Проверив настоящее уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя – прокурора Бурейского района Амурской области, судебная коллегия апелляционным определением от 18 февраля 2016 года приговор в отношении Х. изменила по следующим основаниям.

Как видно из приговора, наказание осуждённому Х. назначено судом с применением положений ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьёй Особенной части УК РФ.

То есть, применение положений ч. 1 ст. 62 УК РФ возможно только при отсутствии обстоятельств, отягчающих наказание.

Вместе с тем, в качестве обстоятельств, отягчающих наказание Х., судом учтены рецидив преступлений и совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя.

Указанные обстоятельства признаны судом отягчающими наказание осуждённого Х. обоснованно, поскольку он совершил умышленное преступление, имея непогашенные судимости за совершение умышленных преступлений, находясь в состоянии алкогольного опьянения, что подтверждается показаниями самого Х., пояснившего, что непосредственно перед совершением преступления он употреблял спиртные напитки. Суд пришёл к убеждению, что именно употребление спиртных напитков и последовавшее за этим алкогольное опьянение ослабило нравственно-волевой контроль Х. за своим поведением и подтолкнуло его к проявлению агрессии, выразившейся в нанесении телесных повреждений потерпевшему.

Таким образом, выводы суда о необходимости применения ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии исключающих возможность применения данного положения обстоятельств, отягчающих наказание, является нарушением требований закона, влекущим изменение приговора.

Судебной коллегией приговор в отношении Х. изменён, из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание суда о применении ч. 1 ст. 62 УК РФ, назначенное Х. по ч. 4 ст. 111 УК РФ наказание усилено до 8 лет лишения свободы.

Апелляционное определение № 22-208/16 от 18 февраля 2016 года

2.1.6 Фактическое неприменение судом при назначении виновному наказания положений ч. 3 ст. 68 УК РФ повлекло смягчение наказания

Приговором Тындинского районного суда Амурской области от 3 февраля 2016 года А. осуждён по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности указанных преступлений, путём частичного сложения наказаний А. назначено наказание в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы. Окончательное наказание А. назначено в соответствии с п. «в» ч. 7 ст. 79, ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров путём частичного присоединения к наказанию, назначенному по настоящему делу, неотбытой части наказания по приговору Тындинского районного суда Амурской области от 12 апреля 2013 года, - в виде 3 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Обвинительный приговор в отношении А. постановлен судом в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 18 мая 2016 года приговор в отношении А. изменён в связи с неправильным применением судом уголовного закона при назначении А. наказания.

При назначении А. наказания суд учёл характер и степень общественной опасности совершённых преступлений; конкретные обстоятельства содеянного; данные о личности виновного, согласно которым он характеризуется отрицательно, его молодой возраст и состояние здоровья; смягчающие наказание обстоятельства: полное признание вины, раскаяние в содеянном, явки с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, полное возмещение потерпевшим имущественного вреда; обстоятельство, отягчающее наказание, - рецидив преступлений; мнение потерпевшего Е. о мере наказания, а также влияние назначенного наказания на исправление осуждённого и условия жизни его семьи.

При этом суд счёл возможным по каждому из преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, назначить А. наказание с применением положений ч. 3 ст. 68 УК РФ.

В силу ч. 3 ст. 68 УК РФ при любом виде рецидива преступлений, если судом установлены смягчающие обстоятельства, предусмотренные ст. 61 УК РФ, срок наказания может быть назначен менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершённое преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ.

В случае рассмотрения уголовного дела в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ, при любом виде рецидива предусмотренная ч. 2 ст. 68 УК РФ одна третья часть наказания исчисляется: за оконченное преступление – от максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершённое преступление санкцией соответствующей статьи; за неоконченное преступление – от максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершённое преступление, который может быть назначен с учётом положений статьи 66 УК РФ (п. 47, 49 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 года № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»).

Максимальный срок наказания в виде лишения свободы, предусмотренный санкцией части 3 статьи 158 УК РФ, составляет шесть лет.

Таким образом, с учётом требований ч. 3 ст. 68 УК РФ А. за каждое из преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, должно быть назначено наказание менее 2 лет лишения свободы.

Суд же назначил ему за каждое из совершённых преступлений наказание в виде 2 лет лишения свободы.

С учётом изложенного и принимая во внимание фактические обстоятельства дела, характер и размер причинённого материального ущерба, данные о личности осуждённого, наличие смягчающих наказание обстоятельств, судебная коллегия приговор в отношении А. изменила, смягчила наказание, назначенное А. за каждое из совершённых преступлений, а также назначила более мягкое наказание по совокупности приговоров в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ и более мягкое окончательное наказание по правилам ст. 70 УК РФ – по совокупности приговоров.

Апелляционное определение № 22-597/16 от 18 мая 2016 года

2.1.7 Совершение преступления в составе группы лиц необоснованно признано судом отягчающим наказание обстоятельством в отношении организатора преступления, не принимавшего непосредственного участия в выполнении объективной стороны преступления

Приговором Октябрьского районного суда Амурской области от 19 ноября 2015 года осуждены:

- У. по ч. 3 ст. 33 – ч. 2 ст. 167 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении;

- Ф. по ч. 2 ст. 167 УК РФ, с применением ст. 70 УК РФ, к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;

- К. по ч. 2 ст. 167 УК РФ, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, с применением ч. 3 ст. 69, ст. 70 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;

- Л. и С. по ч. 2 ст. 167 УК РФ к 2 годам лишения свободы каждый, с применением ст. 73 УК РФ, условно с испытательным сроком 1 год, с освобождением от наказания в связи с актом об амнистии.

Ф., К., Л. и С. осуждены за умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества путём поджога, с причинением значительного ущерба, а У. - за организацию умышленного уничтожения и повреждения чужого имущества путём поджога, с причинением значительного ущерба.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 16 марта 2016 года приговор в отношении У. изменён по следующим основаниям.

Как видно из приговора, при назначении осуждённому У. наказания по ч. 3 ст. 33 – ч. 2 ст. 167 УК РФ суд признал отягчающим обстоятельством совершение преступления в составе группы лиц.

Вместе с тем, У., являясь организатором данного преступления, не принимал участие в непосредственном выполнении объективной стороны преступления.

Учитывая изложенное, судебная коллегия признала необоснованным вывод суда первой инстанции о наличии в действиях осуждённого У. указанного отягчающего наказание обстоятельства.

В связи с этим судебная коллегия приговор в отношении У. изменила, исключила из описательно-мотивировочной части приговора указание о признании отягчающим наказание У. обстоятельством совершения преступления в составе группы лиц, смягчила назначенное У. по ч. 3 ст. 33 – ч. 2 ст. 167 УК РФ наказание, а также освободила У. от неотбытой части наказания на основании п. 5 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 года № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной Войне 1941-1945 годов».

Апелляционное определение № 22-230/16 от 16 марта 2016 года

2.1.8 При назначении виновному наказания за совершённое преступление подлежат учёту лишь те непогашенные судимости, которые имелись у него до совершения преступления

Приговором Белогорского городского суда Амурской области от 22 января 2016 года К., 10 января 1999 года рождения, ранее судимый приговором Белогорского городского суда Амурской области от 11 августа 2015 года по ч. 1 ст. 228 УК РФ, с применением ч. 3 ст. 88 УК РФ, к 50 часам обязательных работ, отбывший наказание 17 сентября 2015 года, осуждён по ч. 1 ст. 228 УК РФ, с применением ч. 4 ст. 88 УК РФ, к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 10% из заработной платы осуждённого в доход государства.

Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 17 марта 2016 года приговор в отношении К. изменён ввиду неправильного применения судом уголовного закона при назначении наказания.

Как видно из приговора, К. признан виновным и осуждён за незаконные изготовление и хранение 3 июля 2015 года без цели сбыта наркотического средства - масла каннабиса (гашишного масла) в количестве 1,4 грамма, в значительном размере.

При назначении осуждённому К. наказания по ч. 1 ст. 228 УК РФ судом в числе прочего учтено, что К. ранее был судим.

Вместе с тем, из материалов уголовного дела следует, что преступление, за которое несовершеннолетний К. осуждён обжалуемым приговором, совершено им 3 июля 2015 года, то есть до постановления приговора Белогорского городского суда Амурской области от 11 августа 2015 года.

Таким образом, на момент совершения преступления, за которое К. осуждён настоящим приговором, он не был судим.

На основании изложенного, судебная коллегия приговор изменила, исключила из описательно-мотивировочной части приговора указание о том, что К. ранее судим, и смягчила назначенное К. наказание до 5 месяцев исправительных работ с удержанием 10% из заработной платы осуждённого в доход государства. В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 6 месяцев.

Апелляционное постановление № 22-352/16 от 17 марта 2016 года

2.1.9 Вид рецидива преступлений определяется по отношению к каждому совершённому умышленному преступлению в зависимости от категории тяжести

Приговором Шимановского районного суда Амурской области от 12 ноября 2015 года Р., ранее судимый: 27 августа 2003 года Константиновским районным судом Амурской области по ч. 1 ст. 228, п. «в» ч. 3 ст. 228 УК РФ с применением ст. 69, 73 УК РФ, к 5 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года; 27 июля 2004 года Константиновским районным судом Амурской области, с учётом кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 12 октября 2004 года, по ч. 1 ст. 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162), ч. 4 ст. 228 УК РФ, с применением ст. 64, ч. 3 ст. 69, ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ, к 5 годам 8 месяцам лишения свободы, освобождённый 21 февраля 2008 года условно-досрочно с неотбытым сроком 1 год 8 месяцев 20 дней,

- осуждён по ч. 1 ст. 223 УК РФ к 3 годам лишения свободы, ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам 2 месяцам лишения свободы, ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году лишения свободы. Окончательное наказание Р. назначено в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путём частичного сложения назначенных наказаний, - в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 28 января 2016 года приговор в отношении Р. изменён в связи с неправильным применением судом уголовного закона при назначении Р. наказания.

В соответствии со ст. 18 УК РФ рецидивом преступлений признаётся совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершённое умышленное преступление.

Рецидив преступлений признается опасным: а) при совершении лицом тяжкого преступления, за которое оно осуждается к реальному лишению свободы, если ранее это лицо два или более раза было осуждено за умышленное преступление средней тяжести к лишению свободы; б) при совершении лицом тяжкого преступления, если ранее оно было осуждено за тяжкое или особо тяжкое преступление к реальному лишению свободы.

Как видно из приговора, суд признал, что все преступления осуждённым Р. совершены при опасном рецидиве преступлений.

Однако вид рецидива преступлений определяется по отношению к каждому совершённому умышленному преступлению в зависимости от категории тяжести.

Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 228 УК РФ, за которое Р. осуждён настоящим приговором, в соответствии с ч. 2 ст. 15 УК РФ относится к категории преступлений небольшой тяжести, а преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 223 УК РФ, в соответствии с ч. 3 ст. 15 УК РФ - к категории преступлений средней тяжести.

Таким образом, по отношению к указанным преступлениям действия Р. в соответствии с ч. 2 ст. 18 УК РФ не образует опасного рецидива преступлений.

Принимая во внимание изложенное, судебная коллегия приговор в отношении Р. изменила, признала совершение Р. преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 223, ч. 1 ст. 228 УК РФ, при рецидиве преступлений, а не при опасном рецидиве, смягчила наказание, назначенное Р. за указанные преступления, а также назначила осуждённому более мягкое окончательное наказание в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений.

Апелляционное определение № 22-84/16 от 28 января 2016 года

2.1.10 В соответствии с п. «в» ст. 95 УК РФ для лиц, совершивших преступления до достижения возраста восемнадцати лет, сроки погашения судимости, предусмотренные частью третьей статьи 86 УК РФ, сокращаются и равны трём годам после отбытия лишения свободы за тяжкое или особо тяжкое преступление

Приговором Благовещенского городского суда Амурской области от 2 ноября 2015 года Ш., 10 мая 1989 года рождения, осуждён по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы. В силу ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года.

Ш. признан виновным и осуждён за кражу чужого имущества, совершённую 11 сентября 2015 года, с причинением значительного ущерба гражданину.

Дело рассмотрено в особом порядке принятия судебного решения, установленном главой 40 УПК РФ.

Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 17 марта 2016 года приговор в отношении Ш. изменён по следующим основаниям.

Как следует из материалов уголовного дела, во вводной части приговора судом указана судимость Ш. по приговору от 23 июня 2008 года, а отягчающим наказание Ш. обстоятельством признан рецидив преступлений.

Вместе с тем, приговором Райчихинского городского суда Амурской области от 23 июня 2008 года Ш. осуждён по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 4 годам лишения свободы за преступление, совершённое в несовершеннолетнем возрасте, освобождён Ш. по отбытии наказания 10 августа 2011 года.

В соответствии с п. «в» ст. 95 УК РФ для лиц, совершивших преступления до достижения возраста восемнадцати лет, сроки погашения судимости, предусмотренные частью третьей статьи 86 УК РФ, сокращаются и равны трём годам после отбытия лишения свободы за тяжкое или особо тяжкое преступление.

На основании ч. 6 ст. 86 УК РФ погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, предусмотренные настоящим Кодексом, связанные с судимостью.

Поскольку Ш. отбыл наказание по приговору Райчихинского городского суда от 23 июня 2008 года 10 августа 2011 года, с учётом требований п. «в» ст. 95 УК РФ срок погашения данной судимости (составляющий три года) истёк до совершения преступления, за которое Ш. осуждён настоящим приговором (11 сентября 2015 года), в связи с чем суд был не вправе указывать сведения о судимости Ш. по приговору от 23 июня 2008 года во вводной части приговора и учитывать данную судимость при назначении Ш. наказания.

Кроме этого, как видно из приговора, в качестве смягчающих наказание Ш. обстоятельств судом признаны: полное признание вины и раскаяние в содеянном, явка с повинной, наличие малолетних детей, добровольное возмещение материального ущерба путём возврата похищенного имущества, активное способствование расследованию преступления.

Вместе с тем, органами предварительного расследования было установлено, что Ш. также активно способствовал раскрытию преступления, о чём указано в обвинительном заключении - что не было учтено судом,

При таких обстоятельствах, судебная коллегия приговор изменила, исключила из вводной части приговора указание на судимость Ш. по приговору Райчихинского городского суда Амурской области от 23 июня 2008 года, исключила из описательно-мотивировочной части приговора указание о признании отягчающим наказание Ш. обстоятельством рецидива преступлений, признала смягчающим наказание Ш. обстоятельством активное способствование раскрытию преступления и смягчила назначенное осуждённому по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ наказание.

Апелляционное постановление № 22-368/16 от 17 марта 2016 года

Вопросы назначения вида исправительного учреждения

2.1.11 В соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ отбывание лишения свободы мужчинам при рецидиве или опасном рецидиве преступлений, если осуждённый ранее отбывал лишение свободы, назначается в исправительных колониях строгого режима

Приговором Благовещенского городского суда Амурской области от 20 января 2016 года Б., ранее судимый Свободненским городским судом Амурской области: 14 декабря 2009 года (с учётом изменений, внесённых постановлением Биробиджанского районного суда ЕАО от 27 июля 2011 года) по п. «а» ч. 2 ст. 161, п. «а» ч. 2 ст. 161, ч. 3 ст. 30 - п. «а» ч. 2 ст. 161, п. «а» ч. 2 ст. 161, с применением п. 6.1 ст. 88, ч. 3 ст. 69, ст. 73 УК РФ, к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года 6 месяцев, 30 марта 2010 года испытательный срок продлён на 1 месяц; приговорами от 15 апреля 2010 года и от 24 сентября 2010 года наказание назначено по совокупности с приговором от 14 декабря 2009 года, освобождённый 14 января 2013 года по отбытии наказания; 10 апреля 2014 года по ч. 2 ст. 167 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, к штрафу в размере 5000 рублей, штраф оплачен 27 мая 2014 года; 26 декабря 2014 года по пп. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, с применением ст. 73 УК РФ, к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев; 28 июля 2015 года по ч. 1 ст. 166 УК РФ, с применением ч. 4 ст. 74, ст.70 УК РФ, к 2 годам 1 месяцу лишения свободы,

- осуждён по ч. 2 ст. 159 УК РФ к 2 годам лишения свободы, ч. 1 ст. 166 УК РФ к 1 году 4 месяцам лишения свободы. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний, Б. назначено наказание в виде 2 лет 3 месяцев лишения свободы. Окончательное наказание Б. назначено в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путём частичного сложения наказания, назначенного по настоящему делу, и наказания, назначенного по приговору Свободненского городского суда Амурской области от 28 июля 2015 года, - в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Проверив уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя – помощника прокурора г. Благовещенска, судебная коллегия апелляционным постановлением от 24 марта 2016 года приговор в отношении Б. изменила по следующим основаниям.

В соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ отбывание лишения свободы назначается: мужчинам, осуждённым к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений, ранее не отбывавшим лишение свободы, а также при рецидиве или опасном рецидиве преступлений, если осуждённый ранее отбывал лишение свободы, - в исправительных колониях строгого режима.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 года № 9 «О практике назначения и изменения судами видов исправительных учреждений», при назначении вида исправительного учреждения ранее отбывавшим лишение свободы следует считать лицо, которое за совершённое им в прошлом преступление отбывало наказание в виде лишения свободы в воспитательной колонии, если судимость за это преступление не была снята или погашена на момент совершения нового преступления.

Из материалов дела следует, что ранее Б. отбывал наказание по приговорам Свободненского городского суда Амурской области от 15 апреля 2010 года и от 24 сентября 2010 года, которым назначалось наказание по совокупности с приговором от 14 декабря 2009 года, в воспитательной колонии. Освободился Б. 14 января 2013 года по отбытии наказания, судимость на момент совершения преступлений 26 апреля 2015 года и 24 июня 2015 года не погашена.

В соответствии с ч. 1 ст. 18 УК РФ рецидивом преступлений признаётся совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершённое умышленное преступление.

Как следует из материалов уголовного дела, обжалуемым приговором Б. осуждён за совершение умышленного преступления средней тяжести в период непогашенной судимости за совершение умышленного преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 УК РФ, по приговору Свободненского городского суда Амурской области от 10 апреля 2014 года.

С учётом этого судом установлено наличие в действиях Б. отягчающего наказание обстоятельства - рецидива преступлений.

Учитывая, что в действиях Б. имеется рецидив преступлений и ранее он отбывал наказание в воспитательной колонии, лишение свободы он должен отбывать в исправительной колонии строгого, а не общего режима, на что обоснованно указано в апелляционном представлении прокурора.

На основании изложенного, судебная коллегия приговор изменила, назначила Б. отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционное постановление № 22-382/16 от 24 марта 2016 года

2.2 Вопросы уголовного процесса

2.2.1 Нарушение судом требований ст. 307 УПК РФ, в соответствии с которыми описательно-мотивировочная часть приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени и способа совершения преступления, повлекло отмену приговора

Приговором Тындинского районного суда Амурской области от 19 ноября 2015 года Х. осуждён по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 10 годам лишения свободы. Окончательное наказание Х. назначено в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путём частичного сложения назначенных наказаний, - в виде 11 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 28 января 2016 года приговор в отношении Х. в части его осуждения по ч. 2 ст. 228 УК РФ отменён по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат обязательному доказыванию: время, место, способ и другие обстоятельств совершения преступления (т.е. событие преступления). С учётом этих требований и в силу ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным судом, с указанием места, времени и способа его совершения.

По настоящему делу эти требования закона судом должным образом не выполнены.

Как следует из приговора, суд, признав Х. виновным в незаконном хранении без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, в описательно-мотивировочной части приговора указал, что осуждённый в неустановленное время в неустановленном месте незаконно хранил без цели сбыта для личного потребления наркотическое средство – масло каннабиса массой 22,925 грамма, что относится к крупному размеру, после чего в неустановленное время положил 4 медицинских шприца с наркотическим средством, помещённых в 2 флакона геля для душа, в пакет с личными вещами и продолжил незаконно хранить при себе при следовании до перрона железнодорожного вокзала станции Тында.

Эти действия осуждённого квалифицированы судом по ч. 2 ст. 228 УК РФ как незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств, в крупном размере.

Таким образом, судом, в нарушение требований уголовно-процессуального закона, не установлены обстоятельства преступления – время и место незаконного хранения Х. наркотических средств.

На основании изложенного, приговор в отношении Х. в части его осуждения по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, судебной коллегией отменён, производство по делу в данной части прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием состава преступления.

Апелляционное определение № 22-88/16 от 28 января 2016 года

2.2.2 Судья не вправе участвовать в рассмотрении дела по существу, если ранее он уже выразил свою позицию по обстоятельствам, подлежащим доказыванию по уголовному делу

Приговором Архаринского районного суда Амурской области от 1 декабря 2015 года К. осуждён по ч. 4 ст. 111 УК РФ к семи годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

К. признан виновным и осуждён за умышленное причинение 6 января 2015 года в п. «…» Архаринского района Амурской области тяжкого вреда здоровью И., опасного для жизни человека, с применением предмета, используемого в качестве оружия, повлёкшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурской области от 9 марта 2016 года приговор в отношении К. отменён, уголовное дело передано на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным составом суда со стадии судебного разбирательства.

В обоснование принятого решения судебной коллегией указано следующее.

В соответствии с положениями ст. 7, 8 и 10 Всеобщей декларации прав человека и ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, являющихся в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ составной частью правовой системы Российской Федерации, каждый имеет право на рассмотрение его дела справедливым и беспристрастным судом.

В соответствии с ч. 2 ст. 61 УПК РФ судья не может участвовать в производстве по делу в случаях, если имеются обстоятельства, дающие основания полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе рассмотрения дела.

По смыслу правовой позиции, выраженной Конституционным Судом РФ в Постановлении № 20-П от 2 июля 1998 года, решение суда первой инстанции о применении к подозреваемому (обвиняемому) меры пресечения не должно предопределять его вывода по основному вопросу рассматриваемого уголовного дела - о виновности подсудимого и о его наказании.

Высказанная судьёй в процессуальном решении до завершения рассмотрения уголовного дела позиция относительно наличия или отсутствия события преступления, обоснованности вывода о виновности в его совершении обвиняемого, достаточности собранных доказательств определённым образом ограничивала бы его свободу и независимость при дальнейшем производстве по делу и постановлении приговора или иного итогового решения.

В силу приведённой правовой позиции судья в таких случаях не должен участвовать в дальнейшем рассмотрении уголовного дела, с тем чтобы не ставить под сомнение законность и обоснованность решения, которое будет принято по этому делу в конечном счёте.

Между тем, данные положения при производстве по настоящему уголовному делу судом не соблюдены.

Как следует из материалов дела, приговор в отношении К. постановлен судьёй, ранее рассматривавшим вопрос об избрании обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу.

При этом в постановлении об избрании меры пресечения от 10 января 2015 года судья, обосновывая необходимость избрания в отношении К. меры пресечения в виде заключения под стражу указал, что К. 6 января 2015 года в дневное время, находясь в состоянии опьянения в квартире № «…» дома № «…» по ул. «…» в п. «…» Архаринского района Амурской области, испытывая личное неприязненное отношение к И., нанёс не менее двух ударов кулаком правой руки в область лица И., после чего взял нож и его лезвием нанёс И. один удар в область грудной клетки спереди и один удар в область бедра левой ноги. Через некоторое время, 6 января 2015 года И. от полученных телесных повреждений скончался на месте происшествия.

Таким образом, судьёй в ходе досудебного производства высказано суждение о том, что преступление, по факту которого возбуждено уголовное дело, совершено именно К., что ставит под сомнение беспристрастность и объективность судьи при рассмотрении уголовного дела по существу и свидетельствует о наличии оснований для его отвода.

Рассмотрение уголовного дела незаконным составом суда относится к нарушению, неустранимому судом апелляционной инстанции.

На основании изложенного, приговор в соответствии с п. 2 ст. 389.15, п. 2 ч. 2 ст. 389.17, п. 4 ст. 389.20, ч. 1 ст. 389.22 УПК РФ отменён с передачей уголовного дела в тот же суд на новое судебное разбирательство иным составом суда.

Апелляционное определение № 22-287/16 от 9 марта 2016 года

2.2.3 Непредоставление подсудимому последнего слова повлекло отмену приговора

Приговором Шимановского районного суда Амурской области от 20 апреля 2016 года осуждены:

- К.А.П. по п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам 5 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;

- К.А.К. по п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам 3 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;

- П. по п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ, с применением ч. 5 ст. 74 и ст. 70 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;

- Ш. по п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ, с применением ст. 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года со штрафом в размере 10000 рублей.

Апелляционным определением от 23 июня 2016 года приговор в отношении К.А.П., К.А.К., П. и Ш. отменён с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями п. 2 ст. 389.15, ч. 1 ст. 389.17 УПК РФ основаниями для отмены судебного решения в апелляционном порядке является существенное нарушение уголовно-процессуального закона, которое путём лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путём повлияло или могло повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

Как видно из протокола судебного заседания, по окончании судебных прений суд в нарушение требований ч. 1 ст. 293 УПК РФ последнее слово К.А.К. не предоставил. Это обстоятельство при рассмотрении дела в апелляционном порядке подтвердил осуждённый К.А.К.

В соответствии с п. 7 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ непредоставление подсудимому последнего слова является безусловным основанием к отмене приговора.

Поскольку К.А.К. обвиняется в совершении преступления группой лиц по предварительному сговору с К.А.П., П. и Ш., то есть действия обвиняемых взаимосвязаны, судебная коллегия отменила обвинительный приговор в отношении всех осуждённых и в полном объёме, уголовное дело направила на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд иным составом суда.

Апелляционное определение № 22-1100/16 от 23 июня 2016 года

2.2.4 Обвинительный приговор в особом порядке, установленном главой 40 УПК РФ, может быть постановлен, если государственный либо частный обвинитель и (или) потерпевший против этого не возражают

Приговором Благовещенского городского суда Амурской области от 13 апреля 2016 года Л. осужден по ч. 1 ст. 109 УК РФ к 1 году лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Л. признан виновным и осуждён за причинение по неосторожности смерти М.

Приговор постановлен судом в особом порядке судебного разбирательства.

Рассмотрев настоящее дело по апелляционным жалобам осуждённого Л. и потерпевшего М.О.Г., судебная коллегия апелляционным постановлением от 7 июня 2016 года приговор в отношении Л. отменила, уголовное дело направила на новое рассмотрение в тот же суд иным составом суда со стадии судебного разбирательства по следующим основаниям.

Юридически значимым обстоятельством для рассмотрения дела в особом порядке судебного разбирательства в силу ст. 314 УПК РФ служит согласие на это обвиняемого, государственного обвинителя и потерпевшего, необходимым элементом которого является согласие указанных лиц с предъявленным обвиняемому обвинением, т.е. фактическими обстоятельствами содеянного, формой вины, мотивами преступления, юридической оценкой содеянного, характером и размером причинённого вреда.

Если в ходе судебного заседания будет установлено, что условия, необходимые для постановления приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке, отсутствуют, суд в соответствии с ч. 3 ст. 314 и ч. 6 ст. 316 УПК РФ принимает решение о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

Как видно из протокола судебного заседания, потерпевший М.О.Г., выступая в прениях сторон, выразил несогласие с предъявленным подсудимому обвинением, полагая, что его действия представляют собой убийство и именно за убийство ему должно быть назначено наказание.

Позиция потерпевшего, выраженная им в прениях сторон, исключала возможность постановления судом приговора в особом порядке судебного разбирательства и требовала рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

Между тем, позиция потерпевшего оставлена судом без внимания, вопрос о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке судом не обсуждался.

При таких обстоятельствах приговор не может быть признан законным и в силу ч. 2 ст. 389.15, ч. 1 ст. 389.17, ч. 1 ст. 389.22 УПК РФ - ввиду несоблюдения процедуры судопроизводства и лишения потерпевшего гарантированных ему уголовно-процессуальным законом прав подлежит отмене с направлением дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции, поскольку допущенное судом существенное нарушение УПК РФ неустранимо в суде апелляционной инстанции.

Апелляционное постановление № 22-961/16 от 7 июня 2016 года

2.3 Рассмотрение вопросов, связанных с исполнением приговора

2.3.1 Необоснованный отказ в удовлетворении ходатайства осуждённого об условно-досрочном освобождении повлёк отмену постановления суда

Постановлением Белогорского городского суда Амурской области от 17 февраля 2016 года ходатайство Л., осуждённого приговором Бурейского районного суда Амурской области от 23 апреля 2013 года по п. «а» ч. 3 ст. 158, п. «а» ч. 3 ст.158, п. «а» ч. 3 ст. 158, п. «а» ч. 3 ст. 158, п. «а» ч. 3 ст. 158, п. «а» ч. 3 ст. 158, п. «а» ч. 3 ст. 158, ч. 3 ст. 69 УК РФ, ч. 5 ст. 74, ст. 71, 70 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания оставлено без удовлетворения.

Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 26 апреля 2016 года постановление отменено по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями уголовного закона (ст. 9 УК РФ) лицо отбывающее наказание в виде лишения свободы, может быть освобождено условно-досрочно, если судом будет признано, что оно встало на путь исправления и для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного наказания.

Вывод об этом должен быть основан на всестороннем учёте данных о поведении осуждённого за весь период отбывания наказания, при этом суду следует учитывать мнение представителя исправительного учреждения и прокурора о наличии либо отсутствии оснований для признания лица не нуждающимся в дальнейшем отбывании наказания.

Критериями применения условно-досрочного освобождения для осуждённых являются: правомерное поведение, отношение к содеянному, отсутствие злостных нарушений, добросовестное отношение к обязанностям в период отбытия назначенного наказания, а также уважительное отношение к другим осуждённым и сотрудникам исправительного учреждения.

Суд не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания по основаниям, не указанным в законе.

Отказывая в удовлетворении ходатайства осуждённого Л. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, суд в своём постановлении указал, что Л. имеет лишь два поощрения, полученные незадолго до обращения с ходатайством об условно-досрочном освобождении, при этом признал поведение осуждённого за весь период отбывания наказания как неоднозначное, указал, что отсутствуют какие-либо обстоятельства, свидетельствующие о том, что Л. для своего исправления не нуждается в дальнейшем отбывании назначенного ему наказания, поскольку (как указал в постановлении суд) интересы общества являются более приоритетными в сравнении с нормами уважения личной свободы.

Однако такой вывод суда не может быть признан обоснованным.

Из представленных материалов следует, что Л. отбывает наказание с 23 апреля 2013 года и фактически отбыл более двух третей установленного законом срока наказания. Таким образом, положения, предусмотренные п. «б» ч. 3 ст. 79 УК РФ, соблюдены. Как следует из характеризующих осуждённого Л. материалов, он трудоустроен в швейном цехе, активно участвует в работах по благоустройству исправительного учреждения в порядке, установленном уголовно-исполнительным законодательством. За время отбывания наказания нарушений не допускал и взысканий не имеет. За добросовестное отношение к труду и примерное поведение имеет два поощрения. Мероприятия воспитательного характера посещает, для себя делает правильные выводы. Обучается в школе при ФКУ ИК-2, к учёбе относится добросовестно. По характеру спокойный, уравновешенный, общительный, деятельный. С другими осуждёнными уживчив, отношения поддерживает с положительно характеризующейся их частью, конфликтных ситуаций старается избегать. С сотрудниками администрации вежлив, корректен, всегда выполняет их законные требования. Связь с родственниками поддерживает посредством переписки, телефонных переговоров. Исковую задолженность погасил частично.

Представитель администрации исправительного учреждения в судебном заседании поддержал ходатайство осуждённого Л., полагая, что он для своего исправления в дальнейшем отбывании наказания не нуждается.

Как следует из материалов дела, Л. помимо двух поощрений, указанных судом в постановлении, имеет иные поощрения – награждён по итогам 2013 года за добросовестное отношение к труду дипломом начальника исправительного учреждения, а также благодарностью заведующей УКП при ФКУ ИК-2 от 25 мая 2015 года за добросовестное отношение к учёбе.

Данные обстоятельства не были учтены судом первой инстанции в совокупности со всеми имеющимися сведениями о поведении осуждённого Л., при этом в обоснование отказа в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении суд ограничился лишь общей формулировкой о том, что материалы дела содержат недостаточно данных, свидетельствующих об исправлении осуждённого.

Таким образом, решение суда об отказе в условно-досрочном освобождении осужденного Л. вынесено без надлежащей проверки и оценки обстоятельств, имеющих значение при разрешении вопроса о возможности условно-досрочного освобождения осуждённого от дальнейшего отбывания наказания, в связи с чем постановление судом апелляционной инстанции отменено, по делу принято новое решение – об удовлетворении ходатайства осуждённого Л. об условно-досрочном освобождении.

Апелляционное постановление № 22-689/16 от 26 апреля 2016 года

2.4 Иные вопросы

Гражданский иск

2.4.1 Принимая решение о солидарной ответственности осуждённых за причинение морального вреда, суд не учёл, что такой порядок предусмотрен ст. 1080 ГК РФ только при ответственности за совместно причинённый материальный вред

Приговором Райчихинского городского суда Амурской области от 7 августа 2015 года осуждены:

- Г.Е.С. по п. «б» ч. 3 ст. 161 УК РФ, с применением п. «в» ч. 7 ст. 79, ст. 70 УК РФ, к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима;

- Х. по п. «б» ч. 3 ст. 161 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима;

- П. и Г.О.Ю. по п. «б» ч. 3 ст. 161 УК РФ к 6 годам лишения свободы каждый с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По делу разрешён гражданский иск: с Г.О.Ю. в пользу потерпевшего Б. взыскано 4000 рублей в счёт возмещения материального ущерба; с Г.Е.С., Х., П. и Г.О.Ю. в солидарном порядке в пользу Б. взыскано 100000 рублей в качестве компенсации морального вреда, причинённого преступлением.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 19 января 2016 года приговор в отношении Г.Е.С., Х., П. и Г.О.Ю. в Х. в части принятого решения по гражданскому иску изменён по следующим основаниям.

Г.Е.С., Х., П. и Г.О.Ю. признаны виновными и осуждены за грабёж, совершённый группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, в особо крупном размере, в отношении потерпевшего Б.

Признав Г.Е.С., Х., П. и Г.О.Ю. виновными в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 3 ст. 161 УК РФ, суд удовлетворил гражданский иск потерпевшего Б. и взыскал в его пользу с осуждённых солидарно в счёт компенсации морального вреда 100 000 рублей.

Вместе с тем, принимая решение о солидарной ответственности осуждённых за причинение морального вреда, суд не учёл, что такой порядок предусмотрен ст. 1080 ГК РФ только при ответственности за совместно причинённый материальный вред.

В случае же причинения действиями нескольких лиц морального вреда компенсация для его возмещения взыскивается в долевом порядке с учётом степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств.

Учитывая изложенное, судебная коллегия приговор в части принятого решения по гражданскому иску изменила, с учётом фактических обстоятельств, при которых был причинён моральный вред, степени участия осуждённых в совершении преступления и характера причинённых потерпевшему нравственных страданий, на основе принципа разумности и справедливости взыскала в пользу потерпевшего Б. в долевом порядке с каждого из осуждённых по 25000 рублей в счёт компенсации морального вреда, причинённого преступлением.

Апелляционное определение № 22-53/16 от 19 января 2016 года

Применение акта об амнистии

2.4.2 При назначении осуждённой окончательного наказания по правилам ст. 70 УК РФ – по совокупности приговоров судом не учтено, что от наказания по предыдущим приговорам осуждённая подлежала освобождению в связи с принятием акта об амнистии

Приговором Белогорского городского суда Амурской области от 24 августа 2015 года М., ранее судимая: 13 октября 2014 года Белогорским городским судом по п. «в» ч. 2 ст. 158, п. «в» ч. 2 ст. 158, п. «в» ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 159, ч. 2 ст. 159, ч. 3 ст. 69, ст. 73 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года; постановлением Белогорского городского суда от 19 февраля 2015 года испытательный срок продлен на 2 месяца; 17 февраля 2015 года мировым судьёй Амурской области по Белогорского судебному участку № 2 по ч. 1 ст. 158, ст. 73 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год,

- осуждена: по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года; по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 158 УК РФ к лишению свободы на срок 8 месяцев; по ч. 1 ст. 158 РФ к лишению свободы на срок 10 месяцев; по п. «в» ч. 2 ст. 161 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года 6 месяцев; по п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года; по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года; по ч. 2 ст. 159 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения назначенных наказаний М. назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение М. по приговорам Белогорского городского суда от 13 октября 2014 года и мирового судьи Амурской области по Белогорскому судебному участку № 2 от 17 февраля 2015 года, и окончательно в соответствии со ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров, М. назначено наказание в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 26 февраля 2016 года приговор в отношении М. изменён по следующим основаниям.

Приговорами Белогорского городского суда от 13 октября 2014 года и мирового судьи Амурской области по Белогорскому судебному участку № 2 от 17 февраля 2015 года М. была осуждена условно за совершение преступлений небольшой и средней тяжести, не подпадающих под ограничения, установленные п. 13 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 года «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», в связи с чем по обоим приговорам она подлежала освобождению от наказания со снятием с неё судимостей на основании п. 4, 12 указанного Постановления.

Препятствий, предусмотренных подп. 5 п. 19 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 года «О порядке применения Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», не имелось, поскольку на момент вступления в силу Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» факт совершения М. в период условного осуждения преступлений каким-либо процессуальным документом (постановлением о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию или обвинительным приговором) удостоверен не был.

Принимая во внимание освобождение М. актом об амнистии от наказания по предыдущим приговорам, назначение осуждённой окончательного наказания по совокупности приговоров в соответствии со ст. 70 УК РФ не отвечает требованиям закона.

В связи с этим судебная коллегия исключила из приговора указания суда об отмене условного осуждения М. по приговорам от 13 октября 2014 года и от 17 февраля 2015 года и о назначении М. окончательного наказания по правилам ст. 70 УК РФ – по совокупности приговоров.

Апелляционное определение № 22-169/16 от 26 февраля 2016 года

Рассмотрение вопросов о мере пресечения

2.4.3 Неэффективная организация предварительного расследования явилась причиной отмены постановления суда о продлении срока содержания обвиняемого под стражей

Постановлением Благовещенского городского суда Амурской области от 26 марта 2016 года срок содержания под стражей К., ранее судимому 17 июля 2013 года Благовещенским городским судом Амурской области по ч. 1 ст. 231, ст. 73 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 127 УК РФ, продлён на 1 месяц, а всего до 6 месяцев, то есть до 28 апреля 2016 года.

Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 8 апреля 2016 года принято решение об отмене вышеуказанного постановления, в обоснование принятого решения указано следующее.

Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановление суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

В соответствии с ч. 1 ст. 110 УПК РФ мера пресечения отменяется, когда в ней отпадает необходимость, или заменяется на более строгую или более мягкую, когда изменяются основания для избрания меры пресечения, предусмотренные ст. 97 и ст. 99 УПК РФ.

В соответствии с п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» от 19 декабря 2013 года в решении суда о продлении срока содержания обвиняемого под стражей должно быть указано, почему в отношении лица не может быть применена более мягкая мера пресечения, приведены результаты исследования в судебном заседании конкретных обстоятельств, обосновывающих продление срока её действия, доказательства, подтверждающие наличие этих обстоятельств, а также оценка судом этих обстоятельств и доказательств с изложением мотивов принятого решения.

Данные требования судом первой инстанции выполнены не в полной мере.

Так, из содержания постановления видно, что в качестве основания для продления срока содержания К. под стражей суд указал, что объём следственных действий, которые необходимо выполнить органу предварительного следствия, обоснован и требует значительных временных затрат, что обуславливает необходимость продления обвиняемому срока содержания под стражей.

Однако суд не дал оценки тому обстоятельству, что согласно представленным материалам срок содержания К. под стражей неоднократно продлевался по аналогичным основаниям. Согласно представленным материалам, ранее срок содержания К. под стражей продлевался для проведения потерпевшим комплексных психолого-психиатрических экспертиз; признания потерпевшими и допроса в качестве потерпевших лиц, содержащихся в реабилитационном центре «…»; допроса свидетелей; осмотра предметов и документов, изъятых в ходе следствия и признания их вещественными доказательствами; ознакомления потерпевших, обвиняемых и их защитников с заключениями экспертов; выполнения иных следственных действий, направленных на окончание предварительного следствия. При этом в представленных в обоснование заявленного ходатайства документах отсутствует указание на причины невозможности своевременного выполнения следственных и иных процессуальных действий, направленных на окончание предварительного расследования, что свидетельствует о неэффективной организации расследования.

Принимая решение о продлении срока содержания обвиняемого под стражей, суд в постановлении указал, что К. обвиняется в совершении преступления средней тяжести, он знаком с рядом участников по данному уголовному делу, ранее судим, подозревается в совершении ещё ряда преступлений аналогичной направленности, в связи с чем имеются основания полагать, что, оставаясь на свободе, он может продолжить заниматься преступной деятельностью, а также в целях избежания уголовной ответственности оказать давление на участников уголовного судопроизводства.

Вместе с тем, принимая решение о продлении К. наиболее строгой из предусмотренных уголовно-процессуальным законом мер пресечения на настоящей стадии предварительного расследования, суд не учёл, что наличие судимости, а также тяжесть инкриминируемого ему деяния не могут быть признаны обстоятельствами, однозначно и безусловно свидетельствующими о необходимости продления обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу.

Учитывая положения ст. 97, 99 УПК РФ, то, что К. имеет на иждивении малолетнего ребёнка, характеризуется удовлетворительно, имеет место постоянного проживания по адресу «…», судебная коллегия пришла к выводу о возможности обеспечения надлежащего процессуального поведения К. на данной стадии производства по делу путём применения к нему меры пресечения в виде домашнего ареста в условиях частичной изоляции от общества, с возложением на него определённых ограничений и запретов.

На основании изложенного, постановление Благовещенского городского суда Амурской области от 26 марта 2016 года о продлении К. срока содержания под стражей судом апелляционной инстанции отменено, по делу принято новое решение – об отказе в удовлетворении ходатайства заместителя руководителя следственного органа о продлении срока содержания К. под стражей и об избрании в отношении обвиняемого К. меры пресечения в виде домашнего ареста в условиях частичной изоляции от общества с установлением необходимых ограничений.

Апелляционное постановление № 22к-712/16 от 8 апреля 2016 года

2.4.4 Вывод суда о невозможности обеспечения надлежащего процессуального поведения обвиняемого путём применения к нему иной, более мягкой меры пресечения, нежели заключение под стражу, признан судом апелляционной инстанции необоснованным, что повлекло изменение избранной меры пресечения

Постановлением Ивановского районного суда Амурской области от 12 января 2016 года С., ранее не судимому, обвиняемому в совершении преступлений, предусмотренных пп. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (4 факта), избрана мера пресечения в виде заключения под стражу сроком на два месяца, то есть по 9 марта 2016 года.

Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 28 января 2016 года постановление изменено, в обоснование принятого решения указано следующее.

В соответствии со ст. 97 УПК РФ мера пресечения может быть избрана при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый скроется от дознания, предварительного следствия или суда, может продолжать заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путём воспрепятствовать производству по уголовному делу.

В силу ст. 99 УПК РФ при решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения в отношении обвиняемого и определения её вида при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, должны учитываться также тяжесть преступления, сведения о личности обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение и другие обстоятельства.

Согласно ст. 108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения.

Избирая в отношении С. меру пресечения в виде заключения под стражу, суд исходил из того, что он обвиняется в совершении четырёх преступлений средней тяжести в составе группы лиц (совместно с близкими родственниками), неоднократно привлекался к административной ответственности, участковым уполномоченным полиции характеризуется отрицательно.

Приведённые обстоятельства, основанные на исследованных в судебном заседании материалах, позволили суду прийти к выводу, что С. может продолжить заниматься преступной деятельностью и оказать влияние на участников уголовного судопроизводства, воспрепятствовав установлению истины по делу.

Выводы суда о наличии предусмотренных ст. 97 УПК РФ оснований для избрания в отношении С. меры пресечения являются верными.

Вместе с тем, с выводом суда о невозможности обеспечения надлежащего процессуального поведения С. путём применения к нему иных мер пресечения, нежели заключение под стражу, суд апелляционной инстанции, в том числе с учётом дополнительно представленных материалов, согласиться не может.

С. ранее не судим, трудоустроен, положительно характеризуется по местам работы (как работодателем, так и коллегами по работе) и жительства (главой администрации «…» сельсовета и односельчанами), состоит в зарегистрированном браке, имеет на иждивении троих малолетних детей. Согласно представленным распискам потерпевших, принимаются меры к полному возмещению причинённого им вреда, что, исходя из категории преступлений, в совершении которых обвиняется С., а также привлечения его к уголовной ответственности впервые, не исключает возможности последующего прекращения его уголовного преследования.

Доказательства наличия реальных оснований полагать, что С. скроется от органов предварительного следствия и суда, о чём указывается в ходатайстве об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, в представленных материалах отсутствуют, равно как и объективные данные, указывающие на причастность С. к совершению иных аналогичных преступлений.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о возможности обеспечения надлежащего процессуального поведения С. на данной стадии производства по делу путём применения к нему меры пресечения в виде домашнего ареста в условиях частичной изоляции от общества.

Апелляционное постановление № 22к-199/16 от 28 января 2016 года

Встречающиеся типичные судебные ошибки свидетельствуют о недостаточном внимании районных (городских) судов к изучению судебной практики, публикуемой в периодических обзорах Верховного Суда РФ и Амурского областного суда.

Для устранения допускаемых ошибок, в целях повышения качества отправления правосудия председателям районных (городских) судов необходимо принять дополнительные меры к надлежащей организации работы по повышению профессионального уровня судей.

Судебная коллегия по уголовным делам

Амурского областного суда

опубликовано 04.10.2016 08:08 (МСК)