Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ПРЕСС-СЛУЖБА
Новость от 18.05.2016
Обобщение судебной практики по уголовным делам, приговоры по которым отменялись в апелляционной инстанции Амурского областного суда с направлением дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции, за 2015 годверсия для печати

Рассмотрено президиумом

Амурского областного суда

16 мая 2016 года

О Б О Б Щ Е Н И Е

судебной практики по уголовным делам, приговоры по которым отменялись в апелляционной инстанции Амурского областного суда с направлением дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции, за 2015 год

1. Общие сведения

В 2015 году в апелляционном порядке обжаловано 698 приговоров (и других решений по существу дела) в отношении 802 лиц.

Из числа обжалованных приговоров, постановленных судами Амурской области в качестве суда первой инстанции, судебной коллегий по уголовным делам Амурского областного суда в 2015 году отменены с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение 26 приговоров в отношении 31 лица, что составляет 3,9% от числа обжалованных (в лицах).

Количество отменённых судебной коллегий по уголовным делам Амурского областного суда приговоров с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение в 2015 году по сравнению с 2014 годом увеличилось на 52,9% (в 2014 году отменены 17 приговоров с направлением уголовных дел на новое судебное рассмотрение).

Из числа отменённых приговоров:

- отменён с направлением уголовного дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции 1 оправдательный приговор в отношении 1 лица;

- отменены с направлением уголовного дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции 25 обвинительных приговоров в отношении 30 лиц.

2. Причины отмены оправдательных приговоров

Причиной отмены оправдательного приговора в 2015 году явилось несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Допущенное судом первой инстанции нарушение выразилось в ненадлежащей оценке доказательств и обстоятельств, имеющих существенное значение для полного, всестороннего и объективного рассмотрения уголовного дела.

Так, приговором Благовещенского городского суда Амурской области от 17 февраля 2015 года Ч. оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 222 УК РФ, на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ - в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. За Ч. признано право на реабилитацию.

Судебная коллегия, рассмотрев настоящее уголовное дело по апелляционному представлению прокурора, апелляционным постановлением от 5 мая 2015 года отменила приговор, уголовное дело направила на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным составом суда со стадии судебного разбирательства.

Органом предварительного расследования Ч. обвинялся в покушении на незаконный сбыт боеприпасов.

Оправдывая Ч. в совершении данного преступления, суд первой инстанции исходил из вывода о том, что доказательства, полученные в результате оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» 5 декабря 2013 года, в ходе которого О. по просьбе Ч. сбыл за 3000 рублей Г., являющемуся оперуполномоченным УМВД России по Амурской области, выступающему при проведении оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» в роли покупателя, две пачки (40 штук) патронов калибра 7,62 мм., принадлежащих Ч., являются недопустимыми, а показания свидетелей Г., Т., Ю. – производными от результатов ОРМ.

Вместе с тем, как указала судебная коллегия в апелляционном постановлении от 5 мая 2015 года, постановление о проведении оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» от 4 декабря 2013 года, акт проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» от 5 декабря 2013 года, протокол осмотра и вручения денежных купюр для производства оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» от 5 декабря 2013 года, протокол осмотра предметов от 10 декабря 2013 года, заключение эксперта № 1110 от 24 декабря 2013 года – отражающие результаты оперативно-розыскной деятельности, не должны обязательно приобщаться к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств.

Указанные документы, находящиеся в материалах уголовного дела по обвинению О., осмотрены в судебном заседании с участием сторон, их достоверность и источник происхождения результатов ОРМ судом установлены.

При этом, в нарушение требований ст. 88 УПК РФ, заключению эксперта № 1110 от 24 декабря 2013 года и протоколу осмотра предметов (патронов) от 10 декабря 2013 года в приговоре судом оценка не дана.

С учётом изложенного, судебная коллегия пришла к выводу о том, что суд первой инстанции при рассмотрении уголовного дела в отношении Ч. не учёл обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, и не дал надлежащую оценку всем исследованным доказательствам.

Апелляционное постановление № 22-665/15 от 5 мая 2015 года

3. Причины отмены обвинительных приговоров

3.1 Существенные нарушения уголовно-процессуального закона

3.1.1 Рассмотрение уголовного дела незаконным составом суда

Судья не вправе участвовать в рассмотрении дела по существу, если ранее он уже выразил свою позицию по обстоятельствам, подлежащим доказыванию по уголовному делу

Приговором Архаринского районного суда Амурской области от 23 сентября 2014 года С.Э.И. осуждён по п. «в» ч. 2 ст. 131, ч. 3 ст. 162, ч. 1 ст. 132, ч. 2 ст. 228, ч. 3 ст. 69, п. «б» ч. 7 ст. 79, ст. 70 УК РФ к 12 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима; С.В.В. осуждён по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 9 апреля 2015 года приговор отменён, уголовное дело передано на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным составом суда со стадии судебного разбирательства.

В обоснование принятого решения судебной коллегией указано следующее.

В соответствии с положениями ст. 7, 8 и 10 Всеобщей декларации прав человека и ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, являющихся в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ составной частью правовой системы Российской Федерации, каждый имеет право на рассмотрение его дела справедливым и беспристрастным судом.

В соответствии с ч. 1 ст. 14 УПК РФ обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном УПК РФ порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Согласно ч. 2 ст. 61 УПК РФ судья не может участвовать в производстве по уголовному делу, если имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела.

Как следует из материалов дела, судья «…» на стадии назначения судебного заседания и при разрешении вопроса по мере пресечения в виде заключения под стражу в отношении С.Э.И. и С.В.В. в постановлении от 16 июня 2014 года, а также в постановлении от 21 августа 2014 года о продлении срока содержания под стражей С.Э.И. и С.В.В., обосновывая наличие оснований для продления им данной меры пресечения, помимо иных обстоятельств, признал установленным, что С.Э.И. совершены преступления, относящиеся к категории тяжких и особо тяжких, а С.В.В. совершено особо тяжкое преступление, что могло быть установлено только приговором суда.

Кроме того, 7 июля 2014 года тот же судья, рассматривая и разрешая в судебном заседании ходатайство подсудимого С.Э.И. о назначении судебно-медицинской экспертизы, в своём постановлении об отказе в удовлетворении заявленного ходатайства, признал установленным, что С.Э.И. и С.В.В. совершили разбой, С.Э.И. совершил изнасилование, иные действия сексуального характера с применением насилия, а также совершил незаконные приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, что также могло быть установлено только приговором суда.

Приведённые обстоятельства исключали возможность последующего рассмотрения уголовного дела в отношении С.Э.И. и С.В.В. судьёй «…», однако данный судья, в нарушение требований ч. 1 ст. 62 УПК РФ, от рассмотрения дела не устранился, постановив обвинительный приговор.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приговор отменила, уголовное дело передала на новое судебное рассмотрение.

Апелляционное определение № 22-521/15 от 9 апреля 2015 года

Приговором Сковородинского районного суда от 18 декабря 2014 года К. осуждён по ч. 2 ст. 216 УК РФ, ст. 73 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

К. признан виновным и осуждён за нарушение правил безопасности при ведении строительных работ, повлекшее по неосторожности смерть человека.

Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Амурской области от 19 мая 2015 года приговор в отношении К. отменён, уголовное дело передано на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным составом суда со стадии судебного разбирательства.

Основанием к отмене приговора послужили следующие обстоятельства.

Как следует из материалов дела, судья И. ранее уже принимал участие в его рассмотрении.

Так, 23 мая 2012 года обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 216 УК РФ (нарушение правил безопасности при ведении строительных работ, повлекшее по неосторожности смерть человека), было предъявлено С.

31 мая 2012 года данное уголовное дело с обвинительным заключением поступило в Сковородинский районный суд и было передано на рассмотрение судье И.

С 13 июля 2012 года по данному уголовному делу проводилось судебное следствие, по результатам которого 28 ноября 2012 года было вынесено постановление о возвращении дела прокурору.

При этом суд, войдя в обсуждение фактических обстоятельств дела (в частности, законности заключения договора субподряда и времени складирования блоков за территорией стройплощадки), пришёл к выводу, что обвинение С. не основано на материалах дела.

В последующем уголовное преследование С. было прекращено, и обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 216 УК РФ, предъявлено К.

При новом поступлении дела в суд его рассмотрение вновь было поручено судье И.

Принимая во внимание ранее выраженные данным судьёй суждения по фактическим обстоятельствам дела, а также позицию К., указывавшего о невиновности в инкриминированном ему деянии и возможной причастности к преступлению иных лиц, в т.ч. прораба С., который, по его мнению, и должен был нести ответственность за безопасность строительных работ, судья И. в соответствии с ч. 1 ст. 62 УПК РФ обязан был устраниться от участия в производстве по данному делу, однако не сделал этого, в связи с чем основополагающий принцип уголовного судопроизводства – рассмотрение дела справедливым и беспристрастным судом был нарушен, и дело рассмотрено незаконным составом суда.

С учётом изложенного, постановленный в отношении К. приговор на основании п. 2 ст. 389.15, п. 2 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ отменён, а уголовное дело передано на новое рассмотрение в тот же суд иным составом суда.

Апелляционное постановление № 22-633/15 от 19 мая 2015 года

Приговором Серышевского районного суда Амурской области от 23 июля 2014 года М. осуждён по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 8 годам лишения свободы. Окончательное наказание М. назначено в соответствии со ст.70 УК РФ, по совокупности приговоров путём частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытой части наказания по приговору от 4 июня 2007 года, в виде 9 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурской области от 15 октября 2015 года приговор в отношении М. отменён, уголовное дело передано на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным составом суда со стадии судебного разбирательства.

В обоснование принятого решения судебной коллегией указано следующее.

В соответствии с положениями ст. 7, 8 и 10 Всеобщей декларации прав человека и ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, являющихся в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ составной частью правовой системы Российской Федерации, каждый имеет право на рассмотрение его дела справедливым и беспристрастным судом.

Согласно ч. 2 ст. 61 УПК РФ судья не может участвовать в производстве по уголовному делу, если имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела.

Как следует из материалов дела, в ходе судебного разбирательства адвокат А. обратилась с ходатайством о возвращении уголовного дела в отношении М. прокурору Серышевского района Амурской области для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Постановлением Серышевского районного суда от 14 мая 2014 года данное ходатайство оставлено без удовлетворения.

При этом суд указал, что преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК РФ, было совершено М. в период условно-досрочного освобождения по приговору суда от 4 июня 2007 года, что говорит о его криминальной направленности.

Наличие в промежуточном судебном решении вывода о совершении М. инкриминированного ему деяния противоречит закреплённому в ст. 49 Конституции РФ и развитому в ст. 14 УПК РФ принципу презумпции невиновности, согласно которому каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет установлена вступившим в законную силу приговором суда, и свидетельствует о нарушении права М. на рассмотрение его дела справедливым и беспристрастным судом.

При таких обстоятельствах обжалуемый приговор был постановлен при наличии обстоятельств, исключающих возможность его вынесения председательствующим судьёй, т.е. незаконным составом суда.

С учётом изложенного, приговор на основании п. 2 ст. 389.15, п. 2 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ отменён, а дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд иным составом суда.

Апелляционное определение № 22-1732/15 от 15 октября 2015 года

По аналогичным основаниям отменены приговоры Шимановского районного суда от 30 марта 2015 года в отношении Козловой (Веровой) Е.Н. (апелляционное определение № 22-814/15 от 26 мая 2015 года), Серышевского районного суда от 19 июня 2015 года в отношении Бельковой Т.С. (апелляционное определение № 22-1665/15 от 26 мая 2015 года).

3.1.2 Нарушение права на защиту

Адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя и делать публичные заявления о доказанности вины своего подзащитного, если тот её отрицает

Приговором Шимановского районного суда Амурской области от 1 июня 2015 года Я. и Б. осуждены по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима каждый.

Я. и Б. признаны виновными и осуждены за умышленное причинение 23 мая 2014 года в г. Шимановске Амурской области тяжкого вреда здоровью З., опасного для его жизни, с применением предмета, используемого в качестве оружия, группой лиц, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 20 августа 2015 года приговор отменён, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным составом суда со стадии судебного разбирательства.

Основанием для отмены приговора послужило нарушение права на защиту осуждённого Я.

Как следует из материалов дела, в суде первой инстанции защиту интересов Я. осуществлял адвокат М.

В судебном заседании Я. вину в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни З., повлекшего по неосторожности его смерть, фактически не признал и показал, что он с незначительной силой нанёс по лицу З. два удара, и смерть потерпевшего не могла наступить от его действий.

В соответствии с ч. 7 ст. 49 УПК РФ, пп. 3 и 6 ч. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 2 ч. 1 ст. 9 и ч. 2 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на защиту по уголовному делу, не вправе отказаться от принятой на себя защиты обвиняемого. При этом адвокат не вправе занимать по делу позицию и действовать вопреки воле доверителя (подзащитного).

Вместе с тем, согласно протоколу судебного заседания, адвокатМ., осуществляя защиту интересов Я., выступая в прениях сторон, занял позицию, противоположную позиции своего доверителя, и просил переквалифицировать действия Я. на ст. 109 УК РФ – причинение смерти по неосторожности, фактически указав, что смерть З. наступила в результате неосторожных действий Я., тогда как сам Я. отрицал возможность наступления смерти потерпевшего от его действий.

Таким образом, адвокат не выполнил свои обязанности по защите интересов Я., который в судебном заседании был лишён надлежащей защиты, гарантированной Конституцией РФ и уголовно-процессуальным законодательством, суд же на данное нарушение не отреагировал.

Выявленное нарушение уголовно-процессуального закона не может быть устранено в суде апелляционной инстанции, так как нарушены фундаментальные основы уголовного судопроизводства, последствием чего явилась процессуальная недействительность самого производства по делу, поскольку было нарушено конституционное право осуждённого, и правосудие нельзя признать состоявшимся, в связи с чем судебная коллегия пришла к выводу о необходимости отмены приговора с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство.

Апелляционное определение № 22-1375/15 от 20 августа 2015 года

Приговором Мазановского районного суда Амурской области от 21 января 2015 года Л. осуждён по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 24 марта 2015 года приговор отменён, уголовное дело передано на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным составом суда со стадии судебного разбирательства.

В обоснование принятого решения судебная коллегия указала следующее.

Как следует из материалов дела, в суде первой инстанции защиту интересов Л. осуществлял адвокат Ю.

В судебном заседании Л. вину в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшем по неосторожности смерть Б., не признал.

В судебном заседании Л. показал, что согласен лишь только с тем, что у него произошёл конфликт с Б., которому он нанёс не менее пяти ударов ладонью по лицу, вследствие чего от его действий не мог быть причинён тяжкий вред здоровью Б., а тем более смерть.

В соответствии с ч. 7 ст. 49 УПК РФ, пп. 3 и 6 ч. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 2 ч. 1 ст. 9 и ч. 2 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на защиту по уголовному делу, не вправе отказаться от принятой на себя защиты обвиняемого. При этом адвокат не вправе занимать по делу позицию и действовать вопреки воле доверителя (подзащитного).

Вместе с тем, согласно протоколу судебного заседания, адвокат Ю., осуществляя защиту интересов Л., дважды выступая в прениях, занял позицию, противоположную позиции своего доверителя, указав, что Л. факта причинения черепно-мозговой травмы, в результате которой наступила смерть Б., не отрицает. Л. не желал смерти Б. и не желал причинить ему тяжкий вред, смерть Б. наступила в результате неосторожных действий Л.

Таким образом, адвокат не выполнил свои обязанности по защите интересов Л., который в судебном заседании был лишён надлежащей защиты, гарантированной Конституцией РФ и уголовно-процессуальным законодательством, суд же на данное нарушение не отреагировал.

Данное нарушение уголовно-процессуального закона явилось основанием для отмены приговора с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство.

Апелляционное определение № 22-406/15 от 24 марта 2015 года

Адвокат не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого либо представляемого им потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика

Приговором Благовещенского городского суда Амурской области от 15 мая 2015 года С. осуждён по ч. 4 ст. 160 УК РФ к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 30 июля 2015 года приговор отменён в связи с нарушением права осуждённого С. на защиту.

Согласно п. 1 ч. 3 ст. 72 УПК РФ защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого либо представляемого им потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика.

Указанные требования уголовно-процессуального закона по настоящему уголовному делу судом первой инстанции нарушены.

Как усматривается из материалов уголовного дела, в ходе предварительного расследования адвокат Ш. оказывал юридическую помощь свидетелю Е.

В последующем адвокат Ш. осуществлял защиту подсудимого С. на стадии судебного разбирательства в Благовещенском городском суде Амурской области.

Поскольку адвокат Ш. ранее оказывал юридическую помощь на стадии предварительного расследования свидетелю, интересы которого противоречат интересам С., в полном объёме не признавшего свою вину в совершении инкриминируемого ему преступления, в то время как показания указанного свидетеля были положены судом в основу обвинительного приговора как доказательство вины С., то данный защитник не вправе был участвовать в производстве по уголовному делу в суде первой инстанции в качестве адвоката С.

Однако, данный защитник не был отведён от участия в судебном разбирательстве, в то время как указанный вопрос подлежал обсуждению и оценке.

Допущенное судом первой инстанции нарушение уголовно-процессуального закона является существенным, поскольку влечёт за собой процессуальную недействительность судебного разбирательства, проведённого судом первой инстанции.

Поскольку данное нарушение не может быть устранено в суде апелляционной инстанции, судебная коллегия приняла решение об отмене приговора с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции. Подсудимый С. из-под стражи освобождён.

Апелляционное определение № 22-1202/15 от 30 июля 2015 года

Участие в судебном заседании защитника, подлежащего отводу, явилось основанием для отмены приговора суда

Приговором Шимановского районного суда Амурской области от 18 сентября 2015 года Я. и Б. осуждены по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима каждый.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 19 ноября 2015 года приговор отменён в связи с нарушением права осуждённого Я. на защиту.

В соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ рассмотрение уголовного дела с нарушением права обвиняемого пользоваться помощью защитника является безусловным основанием отмены судебного решения.

Органами предварительного следствия Я. и Б. обвинялись в умышленном причинении группой лиц тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего З.

Как видно из материалов дела, защиту Б. на предварительном следствии с момента его задержания осуществлял адвокат Д.В.В. С его участием производились допросы Б. как в качестве подозреваемого, так и обвиняемого.

В частности, будучи допрошенным в качестве подозреваемого, Б. отрицал нанесение им ударов З., поясняя, что того избивал Я., нанесший З. сильный удар в голову рукой, не менее трёх ударов по голове спинкой от дивана - настолько сильных, что спинка сломалась, после чего ещё не менее двух ударов ногой по телу. Он же (Б.) пытался успокоить Я., но у него не получалось. После избиения З. Я. предложил ему (Б.) взять вину на себя, аргументируя тем, что он (Б.) ранее проходил лечение в психиатрической больнице и его не привлекут к уголовной ответственности за избиение З. Он (Б.) дважды ткнул ногой в бок З., тот зашевелился, и он убедился, что З. жив.

Позиция же Я. по делу с момента его задержания заключалась в том, что З. избивал Б., нанося тому множественные удары ногами по голове и телу, тогда как он (Я.) пытался Б. успокоить, но тот не унимался. Не отрицал Я. лишь нанесение им самим двух ударов спинкой от дивана по лицу З.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 72 УПК РФ защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он является близким родственником или родственником судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, принимавшего либо принимающего участие в производстве по данному уголовному делу, или лица, интересы которого противоречат интересам участника уголовного судопроизводства, заключившего с ним соглашение об оказании защиты.

Несмотря на то, что интересы Б. противоречат интересам Я., защиту последнего в судебном заседании после отмены в апелляционном порядке постановленного по делу приговора приняла на себя адвокат Д.С.В., являющаяся супругой адвоката Д.В.В., защищавшего Б. на предварительном следствии.

Принимая во внимание, что право Я. на защиту в суде первой инстанции было нарушено, и это нарушение невозможно устранить на стадии апелляционного рассмотрения дела, судебная коллегия на основании п. 2 ст. 389.15, п. 4 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ приговор в отношении Я. и Б. отменила, уголовное дело направила на новое рассмотрение в тот же суд иным составом суда со стадии судебного разбирательства.

Апелляционное определение № 22-1905/15 от 19 ноября 2015 года

Нарушение судом права подсудимого на защиту, выразившееся в непредоставлении ему возможности участвовать в судебных прениях, повлекло отмену приговора

Приговором Белогорского городского суда Амурской области от 26 января 2015 года С. осуждён по п. «б» ч. 2 ст. 132 УК РФ, ч. 1 ст. 162 УК РФ, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Апелляционным определением от 21 мая 2015 года приговор отменён, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным составом суда со стадии судебного разбирательства.

В обоснование принятого решения судебная коллегия указала следующее.

Как следует из протокола судебного заседания, подсудимому С. председательствующим было разъяснено право участия в судебных прениях, предусмотренное ч. 2 ст. 292 УПК РФ, подсудимый С. выразил желание участвовать в прениях сторон. Однако после предоставления сторонам времени для подготовки к прениям и выступлений государственного обвинителя и защитника подсудимому С. возможность выступить в судебных прениях предоставлена не была.

На основании ч. 1 ст. 389.22 УПК РФ обвинительный приговор или иные решения суда первой инстанции подлежат отмене с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство, если в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции были допущены нарушения уголовно-процессуального и (или) уголовного законов, неустранимые в суде апелляционной инстанции.

В силу п. 6 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ основанием отмены судебного решения в любом случае является непредоставление подсудимому права участия в прениях сторон.

Допущенное судом нарушение уголовно-процессуального законодательства признано судебной коллегией существенным и неустранимым в суде апелляционной инстанции, что повлекло отмену приговора с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

Апелляционное определение № 22-774/15 от 21 мая 2015 года

Изменение судом обвинения в сторону ухудшения положения подсудимого повлекло отмену приговора

Приговором Благовещенского городского суда Амурской области от 20 апреля 2015 года О. осуждён по п. «а» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, ч. 3 ст. 30 – пп. «а», «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Рассмотрев настоящее уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя, судебная коллегия апелляционным определением от 18 июня 2015 года отменила приговор, уголовное дело направила на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным составом суда со стадии судебного разбирательства, освободив О. из-под стражи.

Основанием для отмены приговора и направления дела на новое судебное рассмотрение послужило нарушение судом требований ст. 252 УПК РФ, в соответствии с которыми судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению, а изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Как видно из материалов уголовного дела, О. обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ – незаконный сбыт наркотических средств, совершённый группой лиц по предварительному сговору, и ч. 3 ст. 30 – п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ – покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, совершённый группой лиц по предварительному сговору.

Суд же, рассмотрев настоящее уголовное дело в порядке, установленном главой 40.1 УПК РФ, признал О. виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ – незаконный сбыт наркотических средств, совершённый организованной группой, и ч. 3 ст. 30 – пп. «а», «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ – покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, совершённый организованной группой.

Таким образом, суд, в нарушение закона, вышел за рамки предъявленного О. обвинения и квалифицировал его действия как более тяжкие преступления, обвинение по которым О. не предъявлялось.

Допущенное судом нарушение уголовно-процессуального законодательства признано судебной коллегией существенным и неустранимым в суде апелляционной инстанции, что повлекло отмену приговора с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

Апелляционное определение № 22-905/15 от 18 июня 2015 года

3.1.3 Постановление судом приговора в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ, без учёта требований ст. 314-316 УПК РФ

Обвинительный приговор в особом порядке, установленном главой 40 УПК РФ, может быть постановлен, если подсудимый согласен с предъявленным ему обвинением, и при условии, если ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства заявлено в порядке, установленном ст. 315 УПК РФ

Приговором Благовещенского городского суда Амурской области от 28 июля 2015 года К. осуждён по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 15 сентября 2015 года приговор отменён ввиду допущенного судом нарушения требований уголовно-процессуального законодательства, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным составом суда со стадии подготовки к судебному заседанию.

Как видно из приговора, К. признан виновным и осуждён за умышленное причинение А. тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершённое с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Дело рассмотрено в особом порядке принятия судебного решения, установленном главой 40 УПК РФ.

В соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК РФ судья, рассматривая уголовное дело в особом порядке, постановляет обвинительный приговор в том случае, если придёт к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.

По смыслу закона (п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 года № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел»), в случае, когда по делу какие-либо условия, необходимые для постановления приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке, отсутствуют, суд в соответствии с ч. 3 ст. 314 и ч. 6 ст. 316 УПК РФ принимает решение о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

Невыполнение этой обязанности судом является фундаментальным нарушением уголовно-процессуального закона, поскольку объективно сопряжено с лишением подсудимого его конституционного правомочия на справедливое судебное разбирательство, и тем самым предопределяет невозможность констатировать законность постановленного в отношении данного лица судебного решения.

Как следует из протокола судебного заседания, на стадии судебных прений защитником К. – адвокатом К.С.Р. было заявлено о том, что К. совершил инкриминируемое ему деяние с косвенным умыслом, поскольку намеревался лишь нанести порез по руке потерпевшего имеющимся у него кухонным ножом и не ожидал, что тот резко повернётся к нему спиной, в связи с чем ножевое ранение было нанесено не в руку, а в грудную клетку А.

Кроме того, адвокат в своем выступлении заявил о том, что действия К. были совершены в состоянии крайней необходимости, поскольку иным способом он не мог защитить свое конституционное право на неприкосновенность жилища. На эти же обстоятельства ссылался и К. в последнем слове.

Вместе с тем, из содержания описательно-мотивировочной части приговора, из описания установленных судом фактических обстоятельств дела следует, что преступление К. совершено с прямым умыслом на почве личных неприязненных отношений.

Указанные обстоятельства свидетельствовали о том, что К. оспаривал фактические обстоятельства совершения преступления, а также выражал несогласие с юридической оценкой его действий, то есть был не согласен с предъявленным ему обвинением.

Однако судом первой инстанции данным доводам, высказанным стороной защиты в стадии судебных прений и подсудимым К. в последнем слове, оценка не дана, вопрос о рассмотрении уголовного дела в общем порядке судом не разрешался и не рассматривался, несмотря на то, что в соответствии с ч. 3 ст. 314 УПК РФ суду надлежало прекратить рассмотрение дела в особом порядке и провести разбирательство в общем порядке.

При таких обстоятельствах у суда первой инстанции не имелось оснований для постановления приговора в отношении К. без проведения судебного разбирательства.

Допущенное судом нарушение уголовно-процессуального закона при рассмотрении уголовного дела в отношении К. судебная коллегия признала существенным, влекущим в силу ч. 1 ст. 389.17 УПК РФ отмену приговора и направление уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

Апелляционное определение № 22-1534/15 от 15 сентября 2015 года

Приговором Свободненского городского суда Амурской области от 25 мая 2015 года У. осуждён по ч. 2 ст. 162, ч. 1 ст. 228, ч. 2 ст. 162, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима; О. осуждён по п. «а» ч. 2 ст. 162, ч. 1 ст. 161, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 13 августа 2015 года приговор отменён, уголовное дело передано на новое судебное разбирательство в тот же суд иным составом суда со стадии подготовки к судебному заседанию.

Как указано судебной коллегией, согласно ст. 314 УПК РФ, для применения особого порядка судебного разбирательства необходимо соблюдение определённых условий, от выполнения которых зависит решение суда о назначении формы судопроизводства. В число таких условий в соответствии с ч. 1 и 2 ст. 314 УПК РФ входят наличие согласия сторон на такой порядок судебного разбирательства и согласие самого обвиняемого с предъявленным ему обвинением.

В соответствии с ч. 3 ст. 314 УПК РФ несоблюдение предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 314 УПК РФ условий является основанием для назначения судебного разбирательства в общем порядке.

В соответствии с требованиями ч. 2 ст. 315 УПК РФ обвиняемый вправе заявить ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в момент ознакомления с материалами уголовного дела и на предварительном слушании, когда оно является обязательным в соответствии со ст. 229 УПК РФ, поэтому ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства может быть удовлетворено лишь в том случае, если оно заявлено до назначения судебного заседания.

Как следует из протоколов ознакомления обвиняемых и их защитников с материалами уголовного дела, У. и О. заявили о том, что не желают воспользоваться правом, предусмотренным п. 2 ч. 5 ст. 217 УПК РФ.

Как следует из обвинительного заключения, О. вину в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ, не признал и дал показания о своей непричастности к его совершению, при этом непризнание вины О. органы предварительного следствия расценили как желание уйти от ответственности и как способ защиты.

Ходатайств о проведении предварительного слушания по делу стороны не заявляли, предварительное слушание по делу не проводилось.

17 апреля 2015 года судьёй вынесено постановление о назначении открытого судебного заседания в особом порядке по уголовному делу в отношении У. и О. В обоснование принятого решения суд указал, что в судебном заседании обвиняемыми и их защитниками заявлено ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке, поскольку вину в совершении преступлений У. и О. признали полностью, в содеянном раскаиваются; прокурор считает возможным рассмотреть дело в особом порядке; потерпевшие не возражают.

Вместе с тем, сведений о том, что потерпевшие не возражали против особого порядка рассмотрения дела, на момент принятия указанного решения в деле не имелось, кроме того, как следует из протокола судебного заседания, судом не выяснялось, осознают ли обвиняемые характер и последствия заявленного ими ходатайства, а также было ли оно заявлено ими добровольно и после проведения консультаций с защитником.

Таким образом, судом не соблюдена процедура назначения рассмотрения уголовного дела в особом порядке и не проверены условия, необходимые для постановления приговора без проведения судебного разбирательства.

Допущенные нарушения уголовно-процессуального закона судебная коллегия признала существенными, неустранимыми судом апелляционной инстанции, в связи с чем приговор отменила, уголовное дело передала на новое судебное рассмотрение.

Апелляционное определение № 22-1323/15 от 13 августа 2015 года

Обвинительный приговор в особом порядке, установленном главой 40 УПК РФ, может быть постановлен, если против этого не возражает потерпевший

Приговором Бурейского районного суда Амурской области от 20 августа 2015 года С. осуждён по ч. 1 ст. 108 УК РФ, с применением ст. 73 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Рассмотрев настоящее уголовное дело по апелляционной жалобе потерпевшей Щ., судебная коллегия по уголовным делам Амурского областного суда апелляционным постановлением от 13 октября 2015 года отменила приговор по следующим основаниям.

С. признан виновным и осуждён за убийство Ф., совершённое при превышении пределов необходимой обороны.

По ходатайству С., заявившего о согласии с предъявленным обвинением, приговор постановлен в особом порядке – без проведения судебного разбирательства, по правилам, установленным главой 40 УПК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 314 УПК РФ обвиняемый вправе заявить о согласии с предъявленным ему обвинением и ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства при наличии согласия потерпевшего.

В соответствии с ч. 3 ст. 314 УПК РФ, если суд установит, что предусмотренные частью первой настоящей статьи условия, при которых обвиняемым было заявлено ходатайство, не соблюдены, то он принимает решение о назначении судебного разбирательства в общем порядке.

В силу ч. 4 той же статьи, если потерпевший возражает против заявленного обвиняемым ходатайства, уголовное дело рассматривается в общем порядке.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в пункте 33 Постановления от 29 июня 2010 года № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве», в случае заявления обвиняемым ходатайства об особом порядке судебного разбирательства в соответствии с главой 40 УПК РФ потерпевшему должны быть разъяснены процессуальные особенности такой формы судопроизводства, в том числе положения ч. 1 ст. 314 УПК РФ о том, что рассмотрение уголовного дела без проведения судебного разбирательства возможно только при отсутствии его возражений. Несоблюдение этого требования, если потерпевший заявит о нарушении его прав, может послужить основанием к отмене приговора, постановленного в особом порядке судебного разбирательства. При этом закон не требует выяснения у потерпевшего мотивов, по которым это лицо возражает против постановления приговора без судебного разбирательства.

В пункте 11 Постановления от 5 декабря 2006 года № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» Пленум Верховного Суда РФ обозначил требование суду удостовериться в судебном заседании в отсутствии у потерпевшего, надлежащим образом извещённого о месте и времени судебного заседания, возражений против заявленного обвиняемым ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке.

Согласно ч. 6 ст. 316 УПК РФ, устанавливающей порядок проведения судебного заседания по ходатайству подсудимого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, при возражении потерпевшего против постановления приговора без проведения судебного разбирательства либо по собственной инициативе судья выносит постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

Как следует из расписки потерпевшей Щ., приобщённой к материалам дела на стадии предварительного следствия, ей был разъяснён особый порядок рассмотрения уголовного дела; своё отношение к рассмотрению дела по обвинению С. по ч. 1 ст. 108 УК РФ в особом порядке она выразила, указав: «Не желаю».

Суд назначил рассмотрение дела в особом порядке на 7 августа 2015 года.

В указанную дату подсудимый С. и потерпевшая Щ. в судебное заседание не явились, в связи с чем суд вынес постановление об отложении судебного разбирательстве на 20 августа 2015 года и о приводе в суд указанных лиц в назначенную дату.

В судебном заседании 20 августа 2015 года был исследован рапорт судебного пристава от указанной даты о невозможности привода потерпевшей.

Суд в тот же день рассмотрел уголовное дело в отсутствие потерпевшей в соответствии с главой 40 УПК РФ и постановил в отношении С. обвинительный приговор. В приговоре суд указал, что потерпевшая согласилась с постановлением приговора в особом порядке судебного разбирательства, не удостоверившись в этом в судебном заседании и вопреки ранее выраженному нежеланию потерпевшей такого порядка.

В день рассмотрения дела, 20 августа 2015 года, потерпевшая Щ. обратилась в суд с заявлением о выдаче ей копии приговора и получила его копию. В установленный законом срок она обжаловала приговор в апелляционном порядке по мотивам его несоответствия фактическим обстоятельствам уголовного дела и связанными с этим неправильной квалификацией действий осуждённого, а также мягкостью назначенного ему наказания.

Судебная коллегия пришла к выводу о том, что суд постановил приговор без проведения судебного разбирательства в общем порядке при несоблюдении необходимого условия – отсутствия возражений у потерпевшей против рассмотрения уголовного дела в особом порядке.

Учитывая изложенное, судом апелляционной инстанции приговор отменён, уголовное дело передано на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии судебного разбирательства иным составом суда.

Апелляционное определение № 22-1710/15 от 13 октября 2015 года

Обвинительный приговор в особом порядке, установленном главой 40 УПК РФ, может быть постановлен лишь при условии, если обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно и подтверждается собранными по уголовному делу доказательствами

Приговором Благовещенского городского суда Амурской области от 27 мая 2015 года Б. осуждён по ч. 2 ст. 162 УК РФ, ч. 5 ст. 79 УК РФ, ст. 70 УК РФ к 5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 23 июля 2015 года приговор отменён ввиду допущенного судом нарушения требований уголовно-процессуального законодательства, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным составом суда со стадии судебного разбирательства.

В обоснование принятого решения судебная коллегия указала следующее.

В соответствии с требованиями ч. 7 ст. 316 УПК РФ обвинительный приговор в особом порядке, установленном главой 40 УПК РФ, может быть постановлен лишь при условии, если обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно и подтверждается собранными по уголовному делу доказательствами.

Данное положение закона в его взаимосвязи с положениями ч. 3 ст. 7, ст. 11 УПК РФ обязывает суд в рамках производства согласно главе 40 УПК РФ убедиться в обоснованности предъявляемого лицу обвинения, проверить его подтверждённость представленными в деле доказательствами, отвечающими требованиями ст. 74 УПК РФ и не содержащими процессуальных изъянов, перечисленных в ст. 75 УПК РФ.

При выявлении обстоятельств, вызывающих сомнение в обоснованности обвинения - полностью либо в его части – суд обязан решить вопрос о рассмотрении дела в общем порядке для устранения возникших сомнений независимо от того, что подсудимый с данным обвинением согласился (ч. 6 ст. 317 УПК РФ).

Приговором суда Б. признан виновным и осуждён по ч. 2 ст. 162 УК РФ – за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершённое с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Таким образом, суд пришёл к выводу о том, что обвинение по ч. 2 ст. 162 УК РФ, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.

Вместе с тем, как следует из предъявленного Б. обвинения и приведённых в обвинительном заключении доказательств, сделать однозначный вывод об обоснованности предъявленного Б. обвинения и его подтверждённости доказательствами нельзя.

Так, согласно приговору и предъявленному Б. обвинению, Б., находясь 14 февраля 2015 года около 11 часов 30 минут в помещении компьютерного клуба, расположенном по ул. «…» в г. Благовещенске Амурской области, следуя своему умыслу на нападение в целях хищения чужого имущества с применением предмета, используемого в качестве оружия, из корыстных побуждений подошёл к сидящей на стуле К. и с целью подавления воли к возможному сопротивлению направил на К. имеющийся у него при себе газовый пистолет и потребовал отдать ему деньги. К., понимая преступный характер действий Б., реально воспринимая угрозу применения Б. в качестве оружия газового пистолета, испугавшись того, что Б. может в неё выстрелить и причинить ей физический вред, достала из кармана одежды деньги в сумме 5000 рублей и передала их последнему.

По смыслу закона под предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья (перочинный или кухонный нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т.п.), а также предметы, предназначенные для временного поражения цели (например, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раздражающими веществами). Если лицо лишь демонстрировало оружие или угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, например макетом пистолета, игрушечным кинжалом и т.п., не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия (при отсутствии других отягчающих обстоятельств) с учетом конкретных обстоятельств дела следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена частью первой статьи 162 УК РФ, либо как грабёж, если потерпевший понимал, что ему угрожают негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия.

Из приведённых в обвинительном заключении доказательств нельзя сделать вывод о том, был ли заряжен газовый пистолет и каким видом вещества, намеревался ли Б. использовать этот предмет для причинения телесных повреждений потерпевшей.

Без исследования данных обстоятельств обоснованность обвинения Б. по ч. 2 ст. 162 УК РФ по квалифицирующему признаку разбоя «с применением предметов, используемых в качестве оружия» вызывает сомнение, однако суд рассмотрел уголовное дело в особом порядке без исследования доказательств.

С учётом этого судебная коллегия пришла к выводу о нарушении судом первой инстанции уголовно-процессуального закона, выразившегося в рассмотрении уголовного дела в особом порядке без наличия необходимых для этого условий.

Апелляционное определение № 22-1163/15 от 23 июля 2015 года

Приговором Благовещенского городского суда Амурской области от 3 декабря 2014 года Е.-О. осуждён по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, пп. «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ, пп. «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ, ч. 2 ст. 69 УК РФ, п. «б» ч. 7 ст. 79 УК РФ, ст. 70 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 12 февраля 2015 года приговор отменён ввиду допущенного судом нарушения требований уголовно-процессуального законодательства, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным составом суда со стадии подготовки к судебному заседанию.

В обоснование принятого решения судебная коллегия указала следующее.

В соответствии с требованиями ч. 7 ст. 316 УПК РФ обвинительный приговор в особом порядке, установленном главой 40 УПК РФ, может быть постановлен лишь при условии, если обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно и подтверждается собранными по уголовному делу доказательствами.

Применительно к особому порядку судебного разбирательства под обвинением, с которым соглашается обвиняемый, следует понимать фактические обстоятельства содеянного обвиняемым, форму вины, мотивы совершения деяния, юридическую оценку содеянного, а также характер и размер вреда, причинённого деянием обвиняемого.

Таким образом, рассмотрение дела в особом порядке допускается только при соблюдении всех вышеизложенных условий.

Как следует из описательно-мотивировочной части приговора, постановленного в особом порядке, Е.-О. признан виновным, в том числе, в тайном хищении денежных средств в размере 21100 рублей, принадлежащих М., которыми он распорядился по своему усмотрению.

Вместе с тем, из показаний потерпевшей М., данных на предварительном следствии, следует, что после обнаружения пропажи кошелька с деньгами из её сумки она увидела сотрудников полиции, которые задержали парня. Она сообщила им, что у неё пропал кошелёк с деньгами. Сотрудники полиции проверили содержимое пакета у парня и обнаружили в нём её кошелёк с деньгами.

Будучи допрошенным на предварительном следствии в качестве обвиняемого, Е.-О. указал, что он не успел посмотреть, что находилось в похищенном им из сумки у женщины кошельке, поскольку примерно через десять метров он был задержан сотрудниками полиции.

Согласно показаниям свидетеля В., данным на предварительном следствии, она видела, как молодой человек вытащил из сумки женщины кошелёк, в это время к нему подошли двое полицейских и повели его в служебный автомобиль.

Из имеющихся в материалах уголовного дела показаний свидетелей Л. и С. следует, что, когда они задержали парня, к ним подошла женщина и сообщила, что задержанный украл у неё кошелёк. Они заглянули в пакет парня и обнаружили там кошелёк.

При таких обстоятельствах обоснованность обвинения по квалификации содеянного Е.-О. как оконченного состава преступления в части хищения принадлежащих М. денежных средств вызывает сомнение.

Возникшие вопросы не могли быть разрешены при рассмотрении дела в особом порядке, так как наличие таких обстоятельств требует их обязательного рассмотрения в общем порядке судебного разбирательства. Это связано с необходимостью исследования фактических обстоятельств дела, анализа доказательств и правовой оценки совершённых Е.-О. действий.

С учётом этого судебная коллегия пришла к выводу о нарушении судом первой инстанции уголовно-процессуального закона, выразившегося в рассмотрении уголовного дела в особом порядке без наличия необходимых для этого условий.

Апелляционное постановление № 22-181/15 от 12 февраля 2015 года

По аналогичным основаниям отменены приговоры Белогорского городского суда от 27 октября 2014 года в отношении Потянова А.А. (апелляционное постановление № 22-70/15 от 22 января 2015 года), Свободненского городского суда от 16 апреля 2015 года в отношении Дмитриева А.А. (апелляционное определение № 22-822/15 от 2 июня 2015 года), Благовещенского городского суда от 7 октября 2015 года в отношении Молотова Д.В. (апелляционное определение № 22-1995/15 от 3 декабря 2015 года), Тамбовского районного суда от 27 октября 2015 года в отношении Худиева С.А. (апелляционное определение № 22-2008/15 от 8 декабря 2015 года).

3.1.4 Иные нарушения уголовно-процессуального законодательства

Отсутствие протокола судебного заседания повлекло отмену постановленного судом приговора

Приговором Тамбовского районного суда Амурской области от 30 июня 2015 года М. осуждён по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 18 августа 2015 года приговор отменён, уголовное дело передано на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в суд первой инстанции, постановивший приговор, иным составом суда.

Как указано судебной коллегией, на основании ст. 245, 249 УПК РФ в судебном заседании ведётся протокол судебного заседания, в котором излагаются действия и решения суда, участников судебного разбирательства, полно отражаются все необходимые сведения о ходе рассмотрения дела.

Из материалов дела усматривается, что часть протокола судебного заседания от 30 июня 2015 года, его второй лист, отсутствует, следовательно, часть судебного заседания в протоколе не зафиксирована, что судебная коллегия расценивает как отсутствие протокола судебного заседания в том виде, в котором он должен быть оформлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, что является безусловным основанием для отмены судебного решения и направления дела на новое судебное рассмотрение.

Апелляционное определение № 22-1356/15 от 18 августа 2015 года

При постановлении приговора судом допущены существенные противоречия в выводах о виновности осуждённого и юридической оценке его действий, а также относительно оценки доказательств, что порождает неопределённость и неясность выводов суда, изложенных в приговоре

Приговором Тындинского районного суда Амурской области от 16 февраля 2015 года С.Д.В. осуждён по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 11 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима; О. осуждён по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ, п. «б» ч. 7 ст. 79 УК РФ, ст. 70 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 23 апреля 2015 года приговор отменён, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд иным составом суда.

В обоснование принятого решения об отмене приговора судебная коллегия сослалась на п. 1 и 2 ст. 307 УПК РФ, согласно которым описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать, в том числе, описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления; доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Указанные требования закона по данному делу выполнены судом не в полной мере.

Так, описывая обстоятельства совершения О. преступления в отношении С.А.И., признанного судом доказанным, суд указал, что О., следуя внезапно возникшему умыслу, направленному на причинение средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, умышленно, осознавая общественную опасность и противоправный характер своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий в виде причинения средней тяжести вреда здоровью С.А.И. и желая этого, нанёс со значительной силой всего не менее семи ударов руками в лицо потерпевшего.

Вместе с тем, в описательно-мотивировочной части приговора, давая оценку исследованным доказательствам, суд признал доказанным, что О. нанёс С.А.И. не менее четырёх ударов кулаком в лицо.

Далее суд посчитал доказанным факт нанесения осуждённым О. по лицу потерпевшего С.А.И. не менее семи ударов кулаком, тем самым суд допустил противоречия в своих выводах.

Кроме этого, анализируя субъективную сторону совершённого О. деяния, суд исходя из установленных обстоятельств дела усмотрел доказательства, свидетельствующие о наличии у подсудимого прямого умысла на причинение потерпевшему средней тяжести вреда здоровью. При этом суд указал, что, нанося удары, О. осознавал, что его действиями могут быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни, осознавал противоправность и общественную опасность своих действий, предвидел наступление общественно опасных последствий и желал наступления такого вреда, то есть совершил преступление умышленно, но не предвидел наступления вреда здоровью средней тяжести от своих действий, хотя должен был и мог это предвидеть.

Согласно диспозиции ст. 112 УК РФ уголовная ответственность по указанной норме закона наступает в случае умышленного причинения средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в статье 111 УК РФ, но вызвавшего длительное расстройство здоровья или значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть.

Вместе с тем, суд признал, что О. не предвидел наступления вреда здоровью средней тяжести от своих действий, хотя должен был и мог это предвидеть.

Данные выводы суда фактически свидетельствуют об иных фактических обстоятельствах дела, отличных от тех, которые установил суд в приговоре при описании преступного деяния, и указывают о допущенных судом первой инстанции противоречиях в выводах.

Помимо этого, оценивая показания, данные осуждённым С.Д.В. в части указания им на О., как на лицо, наносившее удары ногами по телу потерпевшего С.А.И., а также показаниям свидетеля С.Н.С. об обстоятельствах совершённых осуждёнными преступлений, суд в приговоре указал, что их показания ставит под сомнение.

Вместе с тем, показания свидетеля С.Н.С. имеют существенные противоречия с показаниями осуждённых и иных свидетелей по делу.

Такой подход к оценке показаний осуждённого и свидетеля явно противоречит требованиям уголовно-процессуального законодательства, согласно которым каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения, в том числе, достоверности.

Таким образом, с учётом неясности приведённых в приговоре выводов суда относительно оценки доказательств, формы вины осуждённого О. и юридической оценки его действий, а также наличия в приговоре выводов, содержащих существенные противоречия, судебная коллегия признала допущенные судом нарушения уголовно-процессуального законодательства неустранимыми в суде апелляционной инстанции, в связи с чем приговор в отношении С.Д.В. и О. в соответствии с п. 1 ст. 389.15, п. 3, 4 ст. 389.16, ч. 1 ст. 389.22 УПК РФ отменила, уголовное дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Апелляционное определение № 22-588/15 от 23 апреля 2015 года

По аналогичным основаниям, а также в связи с тем, что в приговоре не приведены и не получили какой-либо оценки суда доказательства, исследованные судом, судебной коллегией по апелляционной жалобе потерпевшей Бондаревой Н.П. отменён приговор Белогорского городского суда Амурской области от 31 декабря 2014 года в отношении Третьякова С.С., осуждённого по ч. 1 ст. 114 УК РФ к 10 месяцам исправительных работ с удержанием 10% из заработной платы в доход государства, уголовное дело передано на новое судебное рассмотрение (апелляционное постановление от 15 апреля 2015 года № 22-475/15).

Анализ апелляционной практики рассмотрения уголовных дел Амурским областным судом позволяет сделать вывод о том, что в 2015 году судебной коллегией по уголовным делам Амурского областного суда не допускалось необоснованных случаев передачи уголовных дел на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции.

Судьями судебной коллегии учитываются требования главы 45.1 УПК РФ, а также рекомендации Верховного Суда РФ, изложенные в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 ноября 2012 года № 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса РФ, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции».

Причины, по которым судом апелляционной инстанции не может быть устранено допущенное судом первой инстанции нарушение, что в соответствии с ч. 1 ст. 389.22, ч. 2 ст. 389.24 УПК РФ влечёт отмену приговора с передачей дела на новое судебное разбирательство, указываются в апелляционных определениях (постановлениях).

В целях повышения качества отправления правосудия по уголовным делам председателям районных (городских) судов необходимо организовать изучение настоящего обобщения на занятиях судей районных судов и мировых судей, обсудить причины отмены приговоров в апелляционной инстанции Амурского областного суда и исключить повторение допускаемых при постановлении приговоров нарушений уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Особое внимание судей следует обратить на качество промежуточных судебных решений по уголовным делам, ошибки, допускаемые судами при рассмотрении уголовных дел в особом порядке судебного разбирательства, установленном главой 40 УПК РФ, а также на необходимость изучения материалов уголовного дела на стадии подготовки к судебному заседанию с целью исключения участия в судебном разбирательстве защитников, подлежащих отводу, и выявления случаев участия таких защитников на досудебной стадии производства по делу.

Судебная коллегия по уголовным делам

Амурского областного суда

опубликовано 18.05.2016 03:35 (МСК)