Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ПРЕСС-СЛУЖБА
Новость от 30.09.2015
Обзор апелляционной практики за 1 полугодие 2015 годаверсия для печати

Рассмотрено президиумом

Амурского областного суда

28 сентября 2015 года

ОБОБЩЕНИЕ

апелляционной практики судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда за первое полугодие 2015 года

1. Общие сведения

В первом полугодии 2015 года в судебную коллегию по уголовным делам Амурского областного суда поступило для рассмотрения по апелляционным жалобам и представлениям на не вступившие в законную силу судебные решения 1080 дел.

Судебной коллегией в апелляционном порядке по жалобам и представлениям рассмотрено 1037 дел в отношении 1103 лиц (за аналогичный период 2014 года было рассмотрено 915 дел в отношении 968 лиц). Таким образом, количество дел, рассмотренных апелляционной инстанцией, за анализируемый период по сравнению с первым полугодием 2014 года увеличилось на 122 дела (или 13,3%).

Возвращено в суды без рассмотрения по различным основаниям (в том числе и в связи с отзывом апелляционной жалобы, представления) 31 дело.

Направлено на дооформление в связи с невыполнением требований закона при принятии апелляционных жалоб 21 дело (в первом полугодии 2014 года - 14).

Дела возвращались на дооформление в 12 судов: в Белогорский городской суд – 10, Благовещенский и Свободненский городские, Благовещенский, Завитинский, Ивановский, Константиновский, Михайловский, Селемджинский, Сковородинский, Тамбовский и Шимановский районные суды – по 1 делу.

Дела возвращались в суды ввиду ненадлежащего выполнения требований ст.389.6, 389.7 УПК РФ, связанных с принятием жалоб, соблюдением прав участников процесса.

26 человек освобождены из-под стражи в апелляционной инстанции (в первом полугодии 2014 года - 4).

За отчётный период судебной коллегией вынесено 7 частных определений (постановлений).

Средняя нагрузка на одного судью в апелляционной инстанции в первом полугодии 2015 года составила 38,4 дела (1037 дел, 27 судей).

В течение первого полугодия 2015 года президиумом Амурского областного суда отменено (изменено) 3 определения (постановления) суда второй инстанции.

Стабильность решений суда апелляционной инстанции составляет 99,7%.

Дела в апелляционном порядке назначались к рассмотрению в установленный законом срок.

2. Стабильность приговоров (иных решений по существу дела) районных судов, постановлений районных судов и областного суда, обжалованных в апелляционном порядке в судебную коллегию по уголовным

делам Амурского областного суда

В первом полугодии 2015 года в апелляционном порядке обжаловано 347 приговоров (и других решений по существу дела) в отношении 404 лиц, что на 48 приговоров (16,1%) больше, чем в аналогичном периоде прошлого года (в первом полугодии 2014 года обжаловано 299 приговоров в отношении 345 лиц).

Из числа обжалованных приговоров (иных решений по существу дела):

- оставлено без изменения – 237 приговоров и других решений по существу дела в отношении 271 лиц, т.е. стабильность составила 68,3% (в делах) и 67,1% (в лицах) (в аналогичном периоде прошлого года стабильность составила 69,9% (в делах) и 66,4% (в лицах));

- отменено – 26 приговоров (иных решений по существу дела) в отношении 34 лиц, т.е. 7,5% (в делах) и 8,4% (в лицах) (в аналогичном периоде прошлого года отменено 23 приговора в отношении 36 лиц, соответственно 7,7% и 10,4%);

- изменено – 84 приговора в отношении 99 лиц, т.е. 24,2% (в делах) и 24,5% (в лицах) (в аналогичном периоде прошлого года - 67 приговоров в отношении 80 лиц, соответственно 22,4% и 23,2%).

В первом полугодии 2015 года не отменялись и не изменялись приговоры (иные решения по существу дела) Благовещенского районного суда (стабильность 100 %).

Выше среднеобластного показатель стабильности обжалованных в апелляционном порядке приговоров (иных решений по существу дела) в Ивановском районном суде – 88,9%, Магдагачинском районном суде – 85,7%, Зейском районном суде – 81,2%, Тамбовском районном суде – 78,9%, Райчихинском городском суде – 77,8%, Константиновском районном суде – 75%, Серышевском районном суде – 72,7%, Тындинском районном суде – 70,4%, Благовещенском городском суде – 67,9%.

Значительно ниже среднеобластного показателя стабильность в Архаринском районном суде – 36,4%, Михайловском и Ромненском районных судах – 50%, Свободненском городском суде – 52%, Бурейском районном суде – 55,6%, Белогорском городском суде – 57,5%, Шимановском районном суде – 58,8%.

Ниже среднеобластного показателя стабильность в Сковородинском районном суде – 64,3%, Селемджинском, Завитинском, Мазановском и Октябрьском районных судах – 66,7%.

В первом полугодии 2015 года обжаловано в апелляционном порядке 690 постановлений районных судов и областного суда в отношении 699 лиц, что на 74 постановления или 12% больше, чем в аналогичном периоде прошлого года (в первом полугодии 2014 года рассмотрено 616 постановлений в отношении 699 лиц).

Оставлено без изменения 603 постановления в отношении 608 лиц, стабильность составила 87,4% (в делах) и 87% (в лицах) (в аналогичном периоде прошлого года стабильность составляла 87,8% в делах и 87,3% в лицах).

3. Основания отмены (изменения) приговоров, иных решений районных судов и областного суда, обжалованных в апелляционном порядке в судебную коллегию по уголовным делам Амурского областного суда

3.1 Вопросы уголовного права

Вопросы квалификации

3.1.1 Лицо незаконно осуждено за хранение и сбыт патронов к гражданскому огнестрельному гладкоствольному длинноствольному оружию

Приговором Благовещенского городского суда Амурской области от 15 декабря 2014 года Ж. осуждён по п. «а» ч. 3 ст. 226 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к трём годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) с применением ст. 64 УК РФ к одному году лишения свободы.

Окончательное наказание Ж. назначено в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путём частичного сложения назначенных наказаний, - в виде трёх лет шести месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором осуждены М. и Р.: М. по п. «а» ч. 3 ст. 226 УК РФ, ч. 5 ст. 69 УК РФ к трём годам шести месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима; Р. по п. «а» ч. 3 ст. 226 УК РФ, ч. 2 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ), ч. 3 ст. 69 УК РФ, ч. 5 ст. 74 УК РФ, ст. 70 УК РФ к трём годам девяти месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Ж., Р. и М. признаны виновными и осуждены за хищение огнестрельного оружия – среднествольного гладкоствольного огнестрельного ружья 12 калибра «Сайга-12К» и боеприпасов – 27 патронов 12 калибра, ручной гранаты РГ-42 с взрывателем УЗРГМ, группой лиц по предварительному сговору.

Ж и Р., кроме того, признаны виновными и осуждены за незаконные хранение и сбыт огнестрельного оружия – среднествольного гладкоствольного огнестрельного ружья 12 калибра «Сайга-12К» и боеприпасов – 27 патронов 12 калибра, а также за незаконное хранение ручной гранаты РГ-42 с взрывателем УЗРГМ, группой лиц по предварительному сговору.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 24 февраля 2015 года приговор в отношении Ж. изменён, в том числе, в связи с незаконным его осуждением по ч. 2 ст. 222 УК РФ за незаконные хранение и сбыт патронов к гражданскому огнестрельному гладкоствольному длинноствольному оружию.

В обоснование принятого решения судебная коллегия указала следующее.

Как следует из приговора, Ж. осуждён по ч. 2 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ), в том числе, за незаконные хранение и сбыт боеприпасов – 27 патронов 12 калибра.

Согласно заключению комплексной химической и баллистической экспертизы № …/…–х от … 2014 года, представленные на экспертизу патроны относятся к боеприпасам к гражданскому гладкоствольному длинноствольному оружию 12 калибра.

Федеральным законом «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» от 21 июля 2004 года № 73-ФЗ в часть 1 статьи 222 УК РФ внесены изменения, согласно которым исключена уголовная ответственность за незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение боеприпасов к гражданскому гладкоствольному оружию.

Кроме этого, на основе анализа приведённых в приговоре доказательств судебная коллегия пришла к выводу о том, что действия по незаконному хранению и сбыту ружья и патронов совершал один Ж.

Учитывая изложенное, а также в связи с добровольной выдачей Ж. ручной гранаты РГ-42 с взрывателем УЗРГМ судебная коллегия изменила приговор, исключила осуждение Ж. по ч. 2 ст. 222 УК РФ за незаконные хранение и сбыт боеприпасов – 27 патронов 12 калибра; на основании примечания к ст. 222 УК РФ освободила Ж. от уголовной ответственности по ч. 2 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) за незаконное хранение боеприпасов - ручной гранаты РГ-42 с взрывателем УЗРГМ; переквалифицировала действия Ж. по факту незаконных хранения и сбыта оружия с ч. 2 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) на ч. 1 ст. 222 УК РФ, по которой назначила Ж. наказание в виде десяти месяцев лишения свободы.

Окончательное наказание назначено Ж. на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 226 УК РФ, ч. 1 ст. 222 УК РФ, путём частичного сложения наказаний, - в виде трёх лет трёх месяцев лишения свободы.

Апелляционное определение № 22-250/15 от 24 февраля 2015 года

3.1.2 Уголовная ответственность по ст. 318 УК РФ за применение насилия в отношении представителя власти наступает лишь при условии, если такое насилие было применено в связи с исполнением представителем власти своих должностных обязанностей

Приговором Бурейского районного суда Амурской области от 31 октября 2014 года Щ. осуждён по ч. 1 ст. 318 УК РФ к двум годам лишения свободы. В соответствии с ч. 4 ст. 74, ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 30 декабря 2013 года, окончательно Щ. назначено наказание в виде трёх лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Щ. признан виновным и осуждён за применение насилия, не опасного для здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением последним своих должностных обязанностей.

Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 14 апреля 2015 года приговор изменён в связи с неправильным применением судом уголовного закона при квалификации действий осуждённого.

Суд, установив, что Щ. умышленно нанёс потерпевшему М. не менее трёх ударов руками в грудь и не менее одного удара коленом правой ноги в левое бедро, причинив тем самым М. физическую боль, а также ушиб мягких тканей на внутренней поверхности нижней трети левого бедра, которые не повлекли за собой кратковременное расстройство здоровья, указал в приговоре, что данное насилие,

не опасное для здоровья, было применено осуждённым в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Однако данные выводы не основаны на материалах уголовного дела, и приговор суда не содержит доказательств, которые свидетельствовали бы о том, что совершение осуждённым насильственных действий, причинивших физическую боль М. - главе «…» сельсовета «…» района Амурской области, как-то связано с исполнением последним своих должностных обязанностей.

То обстоятельство, что потерпевший является главой сельсовета, а также высказывание осуждённым во время совершения насильственных действий в отношении М. в числе прочего и недовольства деятельностью М. как главой сельсовета не может свидетельствовать о том, что побои осуждённый причинял потерпевшему в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Поскольку уголовная ответственность по ст. 318 УК РФ за применение насилия в отношении представителя власти наступает только в случае противодействия его (представителя власти) законной деятельности, либо в случае применения насилия в отношении представителя власти по мотивам мести за действия, связанные с исполнением им своих должностных обязанностей, а высказывания Щ. при применении насильственных действий в отношении потерпевшего М. о недовольстве его деятельностью не выходили за рамки сугубо неприязненных отношений, то квалификация судом действий Щ. по ч. 1 ст. 318 УК РФ является неверной.

Учитывая изложенное, наличие в материалах уголовного дела заявления потерпевшего М. о привлечении Щ. к уголовной ответственности за причинение ему телесных повреждений, а также то обстоятельство, что судом установлен факт совершения Щ. в отношении М. насильственных действий, причинивших последнему физическую боль, действия Щ. переквалифицированы судом апелляционной инстанции с ч. 1 ст. 318 УК РФ на ч. 1 ст. 116 УК РФ – совершение насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ, по которой Щ. назначено наказание в виде в виде трёх месяцев исправительных работ с удержанием в доход государства 10 % из заработной платы осуждённого.

Учитывая обстоятельства совершённого Щ. преступления, судебная коллегия не усмотрела оснований для сохранения в отношении него условного осуждения по приговору Бурейского районного суда Амурской области от 30 декабря 2013 года, в связи с чем на основании ч. 4 ст. 74 УК РФ отменила условное осуждение Щ. и назначила ему окончательное наказание в соответствии со ст. 70, 71 УК РФ, путём частичного присоединения к наказанию, назначенному по настоящему делу, не отбытого наказания по приговору от 30 декабря 2013 года – в виде двух лет одного месяца лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Апелляционное постановление № 22-535/15 от 14 апреля 2015 года

Вопросы назначения наказания

3.1.3 Наказание в виде лишения свободы может быть назначено осуждённому, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, за исключением преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 231 и

ст. 233 УК РФ, или если лишение свободы санкцией статьи предусмотрено как единственный вид наказания за данное преступление

Приговором Благовещенского городского суда Амурской области от 15 декабря 2014 года Т., ранее не судимый, осуждён по ч. 1 ст. 150 УК РФ, пп. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, ч. 1 ст. 150 УК РФ, пп. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, ч. 1 ст. 150 УК РФ, ч. 1 ст. 175 УК РФ, ч. 2 ст. 69 УК РФ, ст. 73 УК РФ к трём годам лишения свободы условно с испытательным сроком два года.

Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 12 марта 2015 года по апелляционному представлению государственного обвинителя приговор изменён ввиду неправильного применения судом уголовного закона при назначении Т. наказания.

Так, назначив Т. наказание по ч. 1 ст. 175 УК РФ в виде шести месяцев лишения свободы, суд не учёл, что в соответствии с ч. 1 ст. 56 УК РФ наказание в виде лишения свободы может быть назначено осуждённому, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, за исключением преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 231 и ст. 233 УК РФ, или если лишение свободы санкцией статьи предусмотрено как единственный вид наказания за данное преступление.

В силу ч. 2 ст. 15 УК РФ предусмотренное ч. 1 ст. 175 УК РФ преступление является преступлением небольшой тяжести, отягчающих наказание обстоятельств судом не установлено, а санкция ч. 1 ст. 175 УК РФ кроме лишения свободы предусматривает возможность назначения иного, более мягкого наказания.

С учётом этого приговор изменён, за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 175 УК РФ, Т. назначено наказание в виде исправительных работ на срок восемь месяцев с удержанием 10 % из заработной платы осуждённого в доход государства.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 150 УК РФ, п. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, ч. 1 ст. 150 УК РФ, п. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, ч. 1 ст. 150 УК РФ, ч. 1 ст. 175 УК РФ, путём частичного сложения наказаний Т. назначено наказание в виде двух лет одиннадцати месяцев лишения свободы.

В силу ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком два года.

Апелляционное постановление № 22-388/15 от 12 марта 2015 года

Приговором Райчихинского городского суда Амурской области от 23 декабря 2014 года Л., ранее не судимый, осуждён по ч. 4 ст. 111 УК РФ к девяти годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 158 УК РФ к одному году лишения свободы. Окончательное наказание Л. назначено в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний, - в виде девяти

лет шести месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором осуждён Б. по ч. 2 ст. 228 УК РФ, ч. 2 ст. 228 УК РФ, ч. 4 ст. 111 УК РФ, ч. 3 ст. 69 УК РФ, ст. 70 УК РФ к десяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 5 мая 2015 года приговор изменён ввиду неправильного применения судом уголовного закона при назначении Л. наказания.

Так, назначив Л. наказание по ч. 1 ст. 158 УК РФ в виде одного года лишения свободы, суд не учёл в качестве смягчающего наказание обстоятельства явку с повинной, а также то, что в соответствии с ч. 1 ст. 56 УК РФ наказание в виде лишения свободы может быть назначено осуждённому, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, за исключением преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 231 и ст. 233 УК РФ, или если лишение свободы санкцией статьи предусмотрено как единственный вид наказания за данное преступление.

В силу ч. 2 ст. 15 УК РФ предусмотренное ч. 1 ст. 158 УК РФ преступление является преступлением небольшой тяжести, данное преступление Л. совершил впервые, отягчающих наказание обстоятельств судом не установлено, а санкция ч. 1 ст. 158 УК РФ кроме лишения свободы предусматривает возможность назначения иного, более мягкого наказания.

С учётом этого судебная коллегия приговор изменила, признала смягчающим наказание Л. обстоятельством по факту кражи явку с повинной, с учётом требований ч. 1 ст. 56 УК РФ назначила Л. наказание по ч. 1 ст. 158 УК РФ в виде исправительных работ на срок девять месяцев с удержанием 10 % из заработка осуждённого в доход государства.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 158 УК РФ и ч. 4 ст. 111 УК РФ, путём частичного сложения наказаний, окончательно Л. назначено наказание в виде девяти лет двух месяцев лишения свободы.

Апелляционное определение № 22-647/15 от 5 мая 2015 года

3.1.4 С учётом требований ч. 1 ст. 62 и ч. 2 ст. 66 УК РФ за приготовление к преступлению осуждённому не может быть назначено наказание, превышающее две трети от половины максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ

Приговором Благовещенского городского суда Амурской области от 17 ноября 2014 года О. осуждён по ч. 3 ст. 30 - п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам 4 месяцам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 - п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам 3 месяцам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 - п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам 3 месяцам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 - п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам 4 месяцам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 - п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам 3 месяцам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 - п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам 3 месяцам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 - п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам 3 месяцам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 - п. «а, г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 - п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам 3 месяцам лишения свободы по ч. 1 ст. 30 - пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам 4 месяцам лишения свободы.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности указанных преступлений путём частичного сложения назначенных наказаний О. окончательно назначено наказание в виде девяти лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Проверив дело по апелляционным жалобам осуждённого и его защитника, судебная коллегия апелляционным определением от 19 февраля 2015 года изменила приговор ввиду неправильного применения судом закона при назначении осуждённому О. наказания.

Как следует из материалов уголовного дела, О. осуждён по ч. 1 ст. 30 - пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ) за приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере организованной группой к 8 годам 4 месяцам лишения свободы.

В соответствии с ч. 2 ст. 66 УК РФ срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьёй Особенной части Уголовного кодекса РФ за оконченное преступление.

Согласно ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части первой статьи 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьёй Особенной части Уголовного кодекса РФ.

Как следует из приговора, суд признал смягчающими наказание О. обстоятельствами по всем совершённым преступлениям явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличение и уголовное преследование других соучастников преступлений, то есть обстоятельства, предусмотренные п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ.

Часть 3 статьи 228.1 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ) предусматривала наказание за данное преступление в виде лишения свободы на срок от 8 до 20 лет.

Таким образом, наказание О. за приготовление к этому преступлению не могло превышать 6 лет 8 месяцев лишения свободы (две трети от 10 лет лишения свободы – половины от максимального наказания за оконченное преступление), однако суд назначил О. восемь лет четыре месяца лишения свободы.

Исходя из изложенного, судебная коллегия смягчила наказание, назначенное О. по ч. 1 ст. 30 - пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, до 6 лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 - п. «а» ч. 3 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30 - п. «а» ч. 3 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30 - п. «а» ч. 3 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30 - п. «а» ч. 3 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30 - п. «а» ч. 3 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30 - п. «а» ч. 3 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30 - п. «а» ч. 3 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30 - п. «а, г» ч. 3 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30 - п. «а» ч. 3 ст. 228.1, ч. 1 ст. 30 - пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, путём частичного сложения назначенных наказаний О. окончательно назначено наказание в виде восьми лет десяти месяцев лишения свободы.

Апелляционное определение № 22-198/15 от 19 февраля 2015 года

3.1.5 С учётом требований ч. 1 ст. 62 и ч. 3 ст. 66 УК РФ за покушение на преступление осуждённому не может быть назначено наказание, превышающее две трети от трёх четвертей максимального срока наиболее строгого вида

наказания, предусмотренного санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ

Приговором Белогорского городского суда Амурской области от 29 сентября 2014 года Ш. осуждён по ч. 3 ст. 30 – ч. 1 ст. 228.1 УК РФ к четырём годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 – п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к восьми годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 – п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к восьми годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 228 УК РФ к одному году шести месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ к четырём годам шести месяцам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности указанных преступлений путём частичного сложения назначенных наказаний Ш. окончательно назначено наказание в виде десяти лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение Ш. по приговору Биробиджанского городского суда ЕАО от 20 апреля 2011 года. Окончательное наказание Ш. назначено в соответствии со ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров путём частичного присоединения к наказанию, назначенному по настоящему делу, неотбытого наказания по приговору Биробиджанского городского суда ЕАО от 20 апреля 201 года, - в виде лишения свободы на срок десять лет шесть месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором осуждён Н. по ч. 3 ст. 30 – п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к восьми годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 – п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к восьми годам лишения свободы.

Окончательное наказание Н. назначено в соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путём частичного сложения назначенных наказаний, - в виде лишения свободы на срок восемь лет шесть месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Проверив дело по апелляционной жалобе осужденного Ш., судебная коллегия апелляционным определением от 15 января 2015 года приговор изменила ввиду неправильного применения закона при назначении осуждённому наказания.

Как следует из материалов уголовного дела, при назначении Ш. и Н. наказания за преступления, предусмотренные ч. 3 ст. 30 – п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, суд не выполнил требования ч. 1 ст. 62, ч. 3 ст. 66 УК РФ.

В соответствии с ч. 3 ст. 66 УК РФ срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трёх четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьёй Особенной части УК РФ за оконченное преступление.

Согласно ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части первой статьи 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьёй Особенной части Уголовного кодекса РФ.

Как следует из приговора, суд признал смягчающими наказание Ш. и Н. обстоятельствами в том числе и обстоятельства, предусмотренные п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, обстоятельств, отягчающих наказание осуждённых, судом установлено не было.

Санкция ч. 3 ст. 228.1 УК РФ предусматривает наказание за данное преступление в виде лишения свободы на срок от 8 до 15 лет.

Таким образом, с учётом положений ч. 1 ст. 62, ч. 3 ст. 66 УК РФ, максимально возможное наказание Ш. и Н. по ч. 3 ст. 30 – п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ не могло превышать семи лет шести месяцев лишения свободы, однако суд назначил осуждённым по восемь лет лишения свободы за каждое из указанных преступлений.

Исходя из изложенного, судебная коллегия смягчила Ш. и Н. назначенное наказание по каждому из фактов преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 – п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, до семи лет шести месяцев лишения свободы, а также назначила Ш. и Н. более мягкое окончательное наказание – Н. по совокупности преступлений, а Ш. по совокупности преступлений и совокупности приговоров.

Апелляционное определение № 22-33/15 от 15 января 2015 года

3.1.6 При применении положений ч. 5 ст. 62, ч. 3 ст. 68 УК РФ одна третья часть исчисляется от максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершённое преступление, который может быть назначен с учётом положений ч. 5 ст. 62 УК РФ, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ)

Приговором Благовещенского городского суда Амурской области от 5 декабря 2014 года Д. осуждён по ч. 2 ст. 228 УК РФ с применением ч. 7 ст. 316 УПК РФ и ч. 3 ст. 68 УК РФ к трём годам двум месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Проверив дело по апелляционному представлению государственного обвинителя – помощника прокурора г. Благовещенска Амурской области, судебная коллегия апелляционным определением от 24 февраля 2015 года приговор изменила ввиду неправильного применения закона при назначении осуждённому наказания.

Как видно из материалов дела, приговор постановлен в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ.

В соответствии с ч. 5 ст. 62 УК РФ срок или размер наказания, назначаемого лицу, уголовное дело, в отношении которого рассмотрено в порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ, не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершённое преступление.

Санкция ч. 2 ст. 228 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от трёх до десяти лет. Поскольку уголовное дело рассмотрено в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ, то в соответствии с ч. 5 ст. 62 УК РФ Д. не могло быть назначено наказание, превышающее шесть лет восемь месяцев лишения свободы (две трети от десяти лет).

Учитывая, что суд пришёл к выводу о возможности применения в отношении Д. положений ч. 3 ст. 68 УК РФ, то Д. следовало назначить наказание менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершённое преступление (то есть менее одной третьей от шести лет восьми месяцев лишения свободы), но в пределах санкции ч. 2 ст. 228 УК РФ (то есть не менее трёх лет лишения свободы).

В нарушение указанных требований уголовного закона, судом Д. назначено чрезмерно суровое наказание, о чём обоснованно указал в апелляционном представлении государственный обвинитель.

Учитывая изложенное, судебная коллегия приговор изменила, смягчила назначенное Д. по ч. 2 ст. 228 УК РФ наказание до трёх лет лишения свободы.

Апелляционное определение № 22-248/15 от 24 февраля 2015 года

3.1.7 Если наряду с обстоятельствами, указанными в ч. 1 ст. 62 УК РФ, суд установит наличие других смягчающих обстоятельств, наказание в случае отсутствия отягчающих обстоятельств должно быть меньше верхнего предела, ограниченного положениями этой нормы (двух третьих от максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьёй Особенной части УК РФ

Приговором Тындинского районного суда Амурской области от 17 ноября 2014 года О. осуждён по ч. 3 ст. 264 УК РФ к лишению свободы на срок три года четыре месяца с отбыванием наказания в колонии-поселении, с лишением права управления транспортным средством на два года.

Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 20 января 2015 года приговор изменён ввиду неправильного применения судом уголовного закона при назначении О. наказания.

Как следует из материалов уголовного дела, суд, учитывая требования ч. 1 ст. 62 УК РФ, назначил О. максимально возможное наказание за данное преступление – три года четыре месяца лишения свободы.

Вместе с тем, помимо смягчающих наказание обстоятельств, указанных в ч. 1 ст. 62 УК РФ (явки с повинной, активного способствования раскрытию и расследованию преступления, попытки возмещения вреда потерпевшим, оказания медицинской помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления) судом в качестве смягчающих признаны и иные обстоятельства: признание вины, раскаяние в содеянном, принесение извинений. Отягчающих обстоятельств не установлено.

При таких данных, назначив О. максимально возможное наказание, предусмотренное законом, суд фактически не учёл обстоятельства, указанные выше, признанные судом смягчающими наказание О наряду со смягчающими наказание обстоятельствами, указанными в ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Исходя из изложенного, судебная коллегия смягчила назначенное О. по ч. 3 ст. 264 УК РФ наказание до трёх лет трёх месяцев лишения свободы.

Апелляционное постановление № 22-1974/14 от 20 января 2015 года

3.1.8 При повторном вынесении приговора виновному назначено более строгое наказание, нежели предыдущим приговором суда, без учёта того обстоятельства, что по мотивам чрезмерной мягкости назначенного наказания ранее приговор не отменялся

Приговором Октябрьского районного суда Амурской области от 23 октября 2014 года К. осуждён по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ с применением ч. 6.1 ст. 88 УК

РФ к одному году лишения свободы, по п. «а» ч. 3 ст. 132 УК РФ с применением ч. 6.1 ст. 88 УК РФ к четырём годам лишения свободы.

Окончательное наказание К. назначено в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ - в виде четырёх лет шести месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Проверив дело по апелляционным жалобам осуждённого и его защитника, а также апелляционному представлению государственного обвинителя, судебная коллегия апелляционным определением от 13 января 2015 года изменила приговор ввиду неправильного применения судом закона при назначении осуждённому К. наказания.

Так, ранее постановленным приговором Амурского областного суда от 12 июля 2013 года К. был осуждён по настоящему делу за совершение преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, к штрафу в размере 5000 рублей. Апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 октября 2013 года данный приговор был отменён в связи с допущенными судом процессуальными нарушениями, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

При повторном рассмотрении этого же уголовного дела судом первой инстанции К. по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ назначено более строгое наказание - в виде одного года лишения свободы.

По смыслу уголовно-процессуального закона, при повторном вынесении приговора виновному лицу может быть назначено более строгое наказание лишь в случае отмены предыдущего приговора вследствие его чрезмерной мягкости, когда по этим основаниям имелось представление прокурора либо жалоба потерпевшего.

Таковые обстоятельства, которые давали бы основание для назначения К. более строгого наказания по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ при новом рассмотрении дела, в настоящем случае отсутствовали.

Учитывая изложенное, судебная коллегия изменила приговор, смягчила К. наказание по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ до штрафа в размере 5000 рублей; окончательное наказание К. назначила на основании ч. 3 ст. 69, ч. 2 ст. 71 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 132, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, - в виде четырёх лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 5000 рублей, который надлежит исполнять самостоятельно.

Апелляционное определение № 22-18/15 от 13 января 2015 года

3.1.9 При назначении осуждённому наказания по совокупности преступлений, одно из которых является преступлением небольшой тяжести, а второе покушением на тяжкое преступление, суд необоснованно руководствовался требованиями ч. 3 ст. 69 УК РФ

Приговором Серышевского районного суда Амурской области от 20 января 2015 года К. осуждён по ч. 3 ст. 30 – ч. 1 ст. 228.1 УК РФ к четырём годам одному месяцу лишения свободы, по ч. 1 ст. 228 УК РФ к девяти месяцам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности указанных преступлений путём частичного сложения наказаний К. назначено наказание в виде четырёх лет двух месяцев лишения свободы.

В силу ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение К. по приговору Серышевского районного суда Амурской области от 30 декабря 2010 года. Окончательное наказание К. назначено в соответствии со ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров путём частичного присоединения к наказанию, назначенному по настоящему делу, неотбытого наказания по приговору от 30 декабря 2010 года – в виде четырёх лет шести месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 14 апреля 2015 года приговор изменён ввиду неправильного применения судом уголовного закона при назначении К. наказания.

К. осуждён по ч. 3 ст. 30 – ч. 1 ст. 228.1 УК РФ - за покушение на тяжкое преступление и по ч. 1 ст. 228 УК РФ – за преступление небольшой тяжести.

Наказание по совокупности указанных преступлений назначено К. судом с применением положений ч. 3 ст. 69 УК РФ, тогда как в данном случае суду следовало руководствоваться требованиями ч. 2 ст. 69 УК РФ, в соответствии с которыми если все преступления, совершённые по совокупности, являются преступлениями небольшой или средней тяжести, либо приготовлением к тяжкому или особо тяжкому преступлению, либо покушением на тяжкое или особо тяжкое преступление, окончательное наказание назначается путём поглощения менее строгого наказания более строгим либо путём частичного или полного сложения назначенных наказаний.

С учётом характера и степени общественной опасности совершённых преступлений, личности осуждённого, совокупности смягчающих наказание обстоятельств и отсутствия отягчающих обстоятельств судебная коллегия сочла возможным в соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ при назначении К. наказания по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 – ч. 1 ст. 228.1 УК РФ и ч. 1 ст. 228 УК РФ, применить принцип поглощения менее строгого наказания более строгим (не предусмотренный ч. 3 ст. 69 УК РФ, которой руководствовался суд первой инстанции при постановлении приговора).

Таким образом, судебная коллегия изменила приговор, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 – ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, ч. 1 ст. 228 УК РФ, путём поглощения менее строгого наказания более строгим наказанием, назначила К. наказание в виде четырёх лет одного месяца лишения свободы; окончательное наказание К. назначила в соответствии со ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров, путём частичного присоединения к наказанию, назначенному по настоящему делу, неотбытого наказания по приговору от 30 декабря 2010 года – в виде четырёх лет пяти месяцев лишения свободы.

Апелляционное определение № 22-520/15 от 14 апреля 2015 года

3.1.10 Приговор изменён ввиду неправильного применения судом уголовного закона при назначении осуждённому окончательного наказания

Приговором Благовещенского городского суда от 20 ноября 2014 года Л., ранее судимый приговором мирового судьи Амурской области по Благовещенскому городскому судебному участку № 1 от 5 ноября 2014 года по ч. 1 ст. 115 УК РФ к 120 часам обязательных работ, осуждён по п. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 – п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к одному году лишения свободы.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности указанных преступлений, путём поглощения менее строгого наказания более строгим, Л. назначено наказание в виде двух лет лишения свободы.

Окончательное наказание Л. назначено в соответствии с ч. 5 ст. 69, ст. 71 УК РФ, по совокупности преступлений путём частичного сложения назначенного наказания и наказания, назначенного Л. приговором мирового судьи Амурской области по Благовещенскому городскому судебному участку № 1 от 5 ноября 2014 года, - в виде лишения свободы на срок два года пятнадцать дней.

В силу ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком два года.

Этим же приговором осуждён Г. по п. «в» ч. 2 ст. 161 УК РФ к двум годам трём месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 24 февраля 2015 года по апелляционному представлению государственного обвинителя приговор в отношении Л. изменён ввиду неправильного применения судом уголовного закона при назначении Л. окончательного наказания.

Обжалуемым приговором окончательное наказание Л. назначено с применением положений ч. 5 ст. 69, ст. 71 УК РФ, по совокупности преступлений путём сложения наказания по настоящему делу и наказания, назначенного Л. приговором мирового судьи Амурской области по Благовещенскому городскому судебному участку № 1 от 5 ноября 2014 года, которым Л. был осуждён по ч. 1 ст. 115 УК РФ к 120 часам обязательных работ. При этом окончательное наказание Л. в виде лишения свободы на срок два года пятнадцать дней со ссылкой на статью 73 УК РФ суд постановил считать условным с испытательным сроком два года.

Однако суд не учёл, что по приговору от 5 ноября 2014 года правила статьи 73 УК РФ мировым судьёй не применялись. Уголовный закон не предусматривает возможности сложить реальное наказание в виде обязательных работ с наказанием в виде лишения свободы, назначаемым условно.

Учитывая изложенное, судебная коллегия изменила приговор, исключила из приговора указание о назначении Л. окончательного наказания по правилам ч. 5 ст. 69, ст. 71 УК РФ и указала о самостоятельном исполнении приговора мирового судьи Амурской области по Благовещенскому городскому судебному участку № 1 от 5 ноября 2014 года.

Апелляционное определение № 22-243/15 от 24 февраля 2015 года

Вопросы назначения вида исправительного учреждения

3.1.11 Лицу, совершившему тяжкое или особо тяжкое преступление в несовершеннолетнем возрасте, на момент постановления приговора достигшему восемнадцати лет, отбывание лишения свободы назначается в исправительной колонии общего режима

Приговором Октябрьского районного суда Амурской области от 23 октября 2014 года К. осуждён по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ с применением ч. 6.1 ст. 88 УК

РФ к одному году лишения свободы, по п. «а» ч. 3 ст. 132 УК РФ с применением ч. 6.1 ст. 88 УК РФ к четырём годам лишения свободы.

Окончательное наказание К. назначено в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ - в виде четырёх лет шести месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 13 января 2015 года приговор изменён ввиду неправильного применения судом закона при определении осуждённому К. вида исправительного учреждения.

Как следует из материалов уголовного дела и установлено приговором суда, преступления К. были совершены в несовершеннолетнем возрасте. По смыслу уголовного и уголовно-исполнительного законов, если лицо, совершившее тяжкое или особо тяжкое преступление в несовершеннолетнем возрасте, на момент вынесения приговора достигло возраста восемнадцати лет, отбывать лишение свободы ему надлежит в исправительной колонии общего режима.

Учитывая изложенное, судебная коллегия назначила К. отбывание лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Апелляционное определение № 22-18/15 от 13 января 2015 года

Конфискация имущества

3.1.12 Автомобиль необоснованно признан судом орудием преступления и обращён в собственность государства в порядке, установленном ст. 104.1 УК РФ

Приговором Тындинского районного суда от 21 ноября 2014 года К. осуждён по п. «а» ч. 3 ст. 132 УК РФ, п. «а» ч. 3 ст. 131 УК РФ, ч. 3 ст. 69 УК РФ к десяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок один год с наложением на осуждённого ограничений и обязанностей, указанных в приговоре.

Автомобиль марки «TOYOTA - ...», государственный регистрационный номер «...», переданный на ответственное хранение Л., обращён в собственность государства в порядке, установленном ст. 104.1 УК РФ, как орудие преступления.

К. признан виновным и осуждён за действия сексуального характера, совершённые с применением насилия и угрозой его применения, соединённые с угрозой убийством, в отношении несовершеннолетней Б., а также за её изнасилование, то есть половое сношение с применением насилия и угрозой его применения, соединённое с угрозой убийством.

Рассмотрев 17 февраля 2015 года дело по апелляционному представлению государственного обвинителя и апелляционной жалобе осуждённого К., судебная коллегия признала доводы представления и жалобы о незаконности решения суда о конфискации автомобиля обоснованными.

Как следует из материалов дела, суд, решая вопрос о судьбе вещественного доказательства – автомобиля марки «TOYOTA - ...», государственный регистрационный номер «…», признал его орудием преступления и принял решение о его конфискации.

Вместе с тем, по смыслу п. 1 ч. 1 ст. 81 УПК РФ, под орудиями преступления понимаются предметы, непосредственно использованные в процессе совершения преступления в целях достижения преступного результата, при условии, что их

использование имело непосредственное отношение к исполнению действий, образующих объективную сторону состава преступления.

Таким образом, автомобиль марки «TOYOTA - ...» был использован осуждённым К. для перемещения потерпевшей Б. к месту совершения преступления и не являлся орудием совершения преступления.

Учитывая изложенное, судебная коллегия изменила приговор, исключила указание об обращении в собственность государства автомобиля марки «TOYOTA - ...», государственный регистрационный номер «...», переданного на ответственное хранение Л., как орудия преступления.

Апелляционное определение № 22-230/15 от 17 февраля 2015 года

3.2 Вопросы уголовного процесса

Нарушения уголовно-процессуального законодательства, повлекшие отмену приговора, иного решения по существу уголовного дела

3.2.1 Судья не может участвовать в производстве по уголовному делу, если имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе уголовного дела

Приговором Архаринского районного суда Амурской области от 23 сентября 2014 года С.Э.И. осуждён по п. «в» ч. 2 ст.131 УК РФ, ч. 3 ст. 162 УК РФ, ч. 1 ст. 132 УК РФ, ч. 2 ст. 228 УК РФ, ч. 3 ст. 69 УК РФ, ст. 70 УК РФ к двенадцати годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором С.В.В. осуждён по ч. 3 ст. 162 УК РФ к семи годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 9 апреля 2015 года приговор в отношении С.Э.И. и

С.В.В. отменён, дело передано на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд иным составом суда по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ст. 7, 8 и 10 Всеобщей декларации прав человека и ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, являющихся в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ составной частью правовой системы Российской Федерации, каждый имеет право на рассмотрение его дела справедливым и беспристрастным судом.

В соответствии с ч. 1 ст. 14 УПК РФ обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном УПК РФ порядке и установлена вступившим в законную силу

приговором суда. Исходя из изложенного, судья в отсутствие приговора не вправе делать выводы о виновности лица в совершении преступления.

Согласно ч. 2 ст. 61 УПК РФ судья не может участвовать в производстве по уголовному делу, если имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела.

Раскрывая конституционно-правовой смысл указанных норм УПК РФ, Конституционный Суд Российской Федерации признал недопустимым в целях обеспечения беспристрастности и независимости судей при рассмотрении ими

уголовных дел (статья 120, часть 1, Конституции Российской Федерации) принятие как ими самими, так и вышестоящими судебными инстанциями решений, предопределяющих в той или иной мере выводы, которые должны быть сделаны судом по результатам рассмотрения находящегося в его производстве уголовного

дела. Высказанная судьёй в процессуальном решении до завершения рассмотрения уголовного дела позиция относительно наличия или отсутствия события преступления, обоснованности вывода о виновности в его совершении обвиняемого, достаточности собранных доказательств определённым образом ограничивала бы его свободу и независимость при дальнейшем производстве по делу и постановлении приговора или иного итогового решения. В таких случаях судья не должен участвовать в дальнейшем рассмотрении уголовного дела, с тем, чтобы не ставить под сомнение законность и обоснованность итогового решения, которое будет принято по этому делу (Определение от 1 ноября 2007 года № 799-О-О).

Принятие судьёй в ходе судебного производства решений по тем или иным процессуальным вопросам, в том числе по мере пресечения, разрешение поступивших от участников судебного разбирательства ходатайств не препятствует судье впоследствии продолжить рассматривать уголовное дело по существу, поскольку фактическую основу для такого решения составляют материалы, подтверждающие наличие оснований и условий для применения меры пресечения, а также разрешение того или иного ходатайства, в том числе назначение или отказ в назначении экспертизы, а не виновность лица в совершении преступления, подлежащая установлению в приговоре суда.

При решении данных вопросов судья проверяет наличие данных, подтверждающих обоснованность их заявления, а также при решении вопроса по мере пресечения - причастность лица к совершению преступления, а не его виновность в его совершении.

Таким образом, возможность судьи рассматривать дело по существу зависит от того, не было ли в его решениях, принятых как на досудебных стадиях производства, так и в процессе рассмотрения дела по существу, сделаны выводы по обстоятельствам, подлежащим установлению приговором суда.

Как следует из материалов уголовного дела, судья Ш. на стадии назначения судебного заседания при разрешении вопроса по мере пресечения в виде заключения под стражу в отношении С.Э.И. и С.В.В. в постановлении от 16 июня 2014 года, а также в постановлении от 21 августа 2014 года о продлении срока содержания под стражей С.Э.И. и С.В.В., обосновывая наличие оснований для продления им данной меры пресечения, помимо иных обстоятельств, признал установленным, что С.Э.И. совершены преступления, относящиеся к категории тяжких и особо тяжких, а С.В.В. совершено особо тяжкое преступление, - что могло быть установлено только приговором суда.

Кроме того, 7 июля 2014 года судья Ш., рассматривая и разрешая в судебном заседании ходатайство подсудимого С.Э.И. о назначении повторной судебно-медицинской экспертизы, в своём постановлении об отказе в удовлетворении заявленного ходатайства признал установленным, что С.Э.И. и С.В.В. совершили разбой, С.Э.И. совершил изнасилование, совершил иные действия сексуального характера с применением насилия, а также совершил незаконные приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, - что также могло быть установлено только приговором суда.

Приведённые обстоятельства исключали возможность последующего рассмотрения уголовного дела в отношении С.Э.И. и С.В.В. судьёй Ш., однако данный судья в нарушение требований ч. 1 ст. 62 УПК РФ от рассмотрения дела не устранился, постановив обвинительный приговор.

При таких обстоятельствах судебная коллегия признала, что судья Ш. при рассмотрении уголовного дела в отношении С.Э.И. и С.В.В. по существу не был свободен и независим в полной мере от ранее высказанного им мнения, а постановленный с его участием приговор не может быть признан объективным и непредвзятым – что явилось основанием для отмены приговора и передаче дела на новое судебное рассмотрение.

Апелляционное определение № 22-521/15 от 9 апреля 2015 года

3.2.2 Обвинительный приговор в особом порядке, установленном главой 40 УПК РФ, может быть постановлен лишь при условии, если обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно и подтверждается собранными по уголовному делу доказательствами

Приговором Благовещенского городского суда Амурской области от 3 декабря 2014 года Е.-О. осуждён по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, пп. «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ, пп. «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ, ч. 2 ст. 69 УК РФ к двум годам восьми месяцам лишения свободы.

В соответствии п. «б» ч. 7 ст. 79 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение Е.-О. по приговору Благовещенского городского суда Амурской области от 17 июня 2013 года, окончательное наказание Е.-О. назначено в соответствии со ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров, путём частичного присоединения к наказанию, назначенному по настоящему делу, неотбытой части наказания по приговору Благовещенского городского суда Амурской области от 17 июня 2013 года, - в виде трёх лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 12 февраля 2015 года приговор отменён ввиду допущенного судом нарушения требований уголовно-процессуального законодательства, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным составом суда со стадии подготовки к судебному заседанию.

В обоснование принятого решения судебная коллегия указала следующее.

В соответствии с требованиями ч. 7 ст. 316 УПК РФ обвинительный приговор в особом порядке, установленном главой 40 УПК РФ, может быть постановлен лишь при условии, если обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно и подтверждается собранными по уголовному делу доказательствами.

Применительно к особому порядку судебного разбирательства под обвинением, с которым соглашается обвиняемый, следует понимать фактические обстоятельства содеянного обвиняемым, форму вины, мотивы совершения деяния, юридическую оценку содеянного, а также характер и размер вреда, причинённого деянием обвиняемого.

Таким образом, рассмотрение дела в особом порядке допускается только при соблюдении всех вышеизложенных условий.

Как следует из описательно-мотивировочной части приговора, постановленного в особом порядке, Е.-О. признан виновным, в том числе, в тайном хищении денежных средств в размере 21100 рублей, принадлежащих М., которыми он распорядился по своему усмотрению.

Вместе с тем, из показаний потерпевшей М., данных на предварительном следствии, следует, что после обнаружения пропажи кошелька с деньгами из её сумки она увидела сотрудников полиции, которые задержали парня. Она сообщила им, что у неё пропал кошелёк с деньгами. Сотрудники полиции проверили содержимое пакета у парня и обнаружили в нём её кошелёк с деньгами.

Будучи допрошенным на предварительном следствии в качестве обвиняемого, Е.-О. указал, что он не успел посмотреть, что находилось в похищенном им из сумки у женщины кошельке, поскольку примерно через десять метров он был задержан сотрудниками полиции.

Согласно показаниям свидетеля В., данным на предварительном следствии, она видела, как молодой человек вытащил из сумки женщины кошелёк, в это время к нему подошли двое полицейских и повели его в служебный автомобиль.

Из имеющихся в материалах уголовного дела показаний свидетелей Л. и С. следует, что, когда они задержали парня, к ним подошла женщина и сообщила, что задержанный украл у неё кошелёк. Они заглянули в пакет парня и обнаружили там кошелёк.

При таких обстоятельствах обоснованность обвинения по квалификации содеянного Е.-О. как оконченного состава преступления в части хищения принадлежащих М. денежных средств вызывает сомнение.

Возникшие вопросы не могли быть разрешены при рассмотрении дела в особом порядке, так как наличие таких обстоятельств требует их обязательного рассмотрения в общем порядке судебного разбирательства. Это связано с необходимостью исследования фактических обстоятельств дела, анализа доказательств и правовой оценки совершённых Е.-О. действий.

С учётом этого судебная коллегия пришла к выводу о нарушении судом первой инстанции уголовно-процессуального закона, выразившемся в рассмотрении уголовного дела в особом порядке без наличия необходимых для этого условий.

Апелляционное постановление № 22-181/15 от 12 февраля 2015 года

3.2.3 Изменение судом обвинения в сторону ухудшения положения подсудимого повлекло отмену приговора

Приговором Благовещенского городского суда Амурской области от 20 апреля 2015 года О. осуждён по п. «а» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, ч. 3 ст. 30 – пп. «а», «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, ч. 3 ст. 69 УК РФ к трём годам шести месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Рассмотрев настоящее уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя, судебная коллегия апелляционным определением от 18 июня 2015 года отменила приговор, уголовное дело направила на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным составом суда со стадии судебного разбирательства, освободив О. из-под стражи.

Основанием для отмены приговора и направления дела на новое судебное рассмотрение послужило нарушение судом требований ст. 252 УПК РФ, в соответствии с которыми судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению, а изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Как видно из материалов уголовного дела, О. обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ – незаконный сбыт наркотических средств, совершённый группой лиц по предварительному сговору, и ч. 3 ст. 30 – п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ – покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, совершённый группой лиц по предварительному сговору.

Суд же, рассмотрев настоящее уголовное дело в порядке, установленном главой 40.1 УПК РФ, признал О. виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ – незаконный сбыт наркотических средств, совершённый организованной группой, и ч. 3 ст. 30 – пп. «а», «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ – покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, совершённый организованной группой.

Таким образом, суд, в нарушение закона, вышел за рамки предъявленного О. обвинения и квалифицировал его действия как более тяжкие преступление, обвинение по которым О. не предъявлялось.

Допущенное судом нарушение уголовно-процессуального законодательства признано судебной коллегией существенным и неустранимым в суде апелляционной инстанции, что повлекло отмену приговора с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

Апелляционное определение № 22-905/15 от 18 июня 2015 года

3.2.4 Нарушение судом права подсудимого на защиту, выразившееся в непредоставлении ему возможности участвовать в судебных прениях, повлекло отмену приговора

Приговором Белогорского городского суда Амурской области от 26 января 2015 года С. осуждён по п. «б» ч. 2 ст. 132 УК РФ, ч. 1 ст. 162 УК РФ, ч. 3 ст. 69 УК РФ к шести годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Апелляционным определением от 21 мая 2015 года приговор отменён, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным составом суда со стадии судебного разбирательства.

В обоснование принятого решения судебная коллегия указала следующее.

Как следует из протокола судебного заседания, подсудимому С. председательствующим было разъяснено право участия в судебных прениях, предусмотренное ч. 2 ст. 292 УПК РФ, подсудимый С. выразил желание участвовать в прениях сторон. Однако после предоставления сторонам времени для подготовки к прениям и выступлений государственного обвинителя и защитника подсудимому С. возможность выступить в судебных прениях предоставлена не была.

На основании ч. 1 ст. 389.22 УПК РФ обвинительный приговор или иные решения суда первой инстанции подлежат отмене с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство, если в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции были допущены нарушения уголовно-процессуального и (или) уголовного законов, неустранимые в суде апелляционной инстанции.

В силу п. 6 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ основанием отмены судебного решения в любом случае является непредоставление подсудимому права участия в прениях сторон.

Допущенное судом нарушение уголовно-процессуального законодательства признано судебной коллегией существенным и неустранимым в суде апелляционной инстанции, что повлекло отмену приговора с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

Апелляционное определение № 22-774/15 от 21 мая 2015 года

Рассмотрение вопросов о мере пресечения

3.2.5 Мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до трёх лет, может быть избрана лишь исключительных случаях - при наличии одного из обстоятельств, указанных в ч. 1 ст. 108 УПК РФ

Постановлением Свободненского городского суда Амурской области от 8 июня 2015 года в отношении К., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу сроком на два месяца, то есть до 6 августа 2015 года.

Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 18 июня 2015 года постановление отменено в связи с неправильным применением судом уголовно-процессуального законодательства, по делу принято новое решение – об отказе в удовлетворении ходатайства следователя об избрании в отношении подозреваемого К. меры пресечения в виде заключения под стражу. К. из-под стражи освобождён.

Как видно из представленных материалов, органом предварительного следствия К. подозревается в незаконном хранении без цели сбыта наркотического средства в значительном размере – то есть в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ, относящегося в соответствии с ч. 2 ст. 15 УК РФ к категории преступлений небольшой тяжести.

В соответствии с ч. 1 ст. 108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трёх лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения.

В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до трёх лет, при наличии одного из следующих обстоятельств: 1) подозреваемый или

обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации; 2) его личность не установлена; 3) им нарушена ранее избранная мера пресечения; 4) он скрылся от органов предварительного расследования или от суда.

Мотивируя необходимость избрания в отношении К. меры пресечения в виде заключения под стражу, суд признал исключительными обстоятельствами то, что К. ранее судим, имея непогашенные судимости по предыдущим приговорам, вновь подозревается в совершении преступления небольшой тяжести, является жителем г. Омска Омской области, пытаясь избежать наказания, пытался избавиться от наркотического средства.

Таким образом, судом в качестве исключительных оснований для избрания меры пресечения в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до трёх лет, признаны обстоятельства, не предусмотренные законом.

Обстоятельства же, указанные в ч. 1 ст. 108 УПК РФ, в настоящем случае отсутствуют. Личность подозреваемого К. установлена, ранее избранной меры пресечения он не нарушал, от органов следствия и суда не скрывался, имеет место жительства и регистрации на территории Российской Федерации (г. Омск Омской области), с января 2015 года трудоустроен в ООО «…» и проживает в вахтовом городке на территории технического комплекса «…» населённого пункта «…» Амурской области.

С учётом изложенного, судебная коллегия пришла к выводу о том, что достаточных оснований для удовлетворения ходатайства следователя об избрании в отношении подозреваемого К. меры пресечения в виде заключения под стражу у суда не имелось.

Апелляционное постановление № 22к-1082/15 от 18 июня 2015 года

3.2.6 В силу ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159, 160, 165 УК РФ, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, а также статьями 171-174, 174.1, 176-178, 180-183, 185-185.4, 190-199.2 УК РФ, при отсутствии обстоятельств, указанных в пунктах 1-4 части 1 статьи 108 УПК РФ

Постановлением Благовещенского городского суда Амурской области от 20 марта 2015 года в отношении В., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 160 УК РФ, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу сроком на два месяца, то есть до 19 мая 2015 года.

Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 21 апреля 2015 года постановление отменено в связи с неправильным применением судом уголовно-процессуального законодательства, по делу принято новое решение – об отказе в удовлетворении ходатайства следователя об избрании в отношении обвиняемой В. меры пресечения в виде заключения под стражу. В. из-под стражи освобождена.

Как видно из представленных материалов, органом предварительного следствия В. обвиняется в присвоении вверенного ей имущества ООО «С» в особо крупном размере.

Согласно ст. 108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется при невозможности применения иной, более мягкой, меры

пресечения. При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение.

При этом в силу ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159, 160, 165 УК РФ, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, а также статьями 171-174, 174.1, 176-178, 180-183, 185-185.4, 190-199.2 УК РФ, при отсутствии обстоятельств, указанных в пунктах 1-4 части 1 статьи 108 УПК РФ.

Удовлетворяя ходатайство следователя об избрании в отношении В. меры пресечения в виде заключения под стражу, суд указал, что она обвиняется в совершении тяжкого преступления, не имеет постоянного места работы и стабильного источника дохода, проживает по месту нахождения документов и иных материалов, имеющих отношение к совершённому преступлению, близко знакома с рядом участников по делу, в связи с чем, находясь на свободе, может продолжить заниматься преступной деятельностью либо в целях избежания уголовной ответственности скрыться от органов предварительного следствия, оказать давление на участников уголовного судопроизводства.

Кроме того, суд сослался на отсутствие оснований для применения к обвиняемой положений ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ, поскольку инкриминируемое ей деяние к сфере предпринимательской деятельности не относится. При этом каких-либо мотивов, на основании которых суд пришел к указанному выводу, в постановлении не приведено.

Вместе с тем, по смыслу закона преступления, предусмотренные статьями 159-159.6, 160 и 165 УК РФ, следует считать совершёнными в сфере предпринимательской деятельности, если они совершены лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность самостоятельно или участвующим в предпринимательской деятельности, осуществляемой юридическим лицом, и эти преступления непосредственно связаны с указанной деятельностью.

Согласно представленным материалам, В. является индивидуальным предпринимателем и зарегистрирована в этом качестве.

Как следует из пояснений стороны защиты, подтверждённых представленными характеристиками различных юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, сферой деятельности В. является оказание ею услуг по ведению бухгалтерского и налогового учета, а также бизнеса в целом.

По настоящему делу В. предъявлено обвинение в том, что, имея в силу специального поручения право распоряжения денежными средствами ООО «С», находящимися на его расчётном счёте, она путём выставления ряда платежных поручений на перечисление с этого счёта денежных средств в собственных интересах, а не в интересах ООО «С», похитила из вверенных ей денежных средств 4 313 525 рублей 73 копейки.

Доводы следователя о том, что В. и ООО «С» связывали трудовые отношения, на данном этапе производства по делу своего подтверждения не нашли: согласно записи в трудовой книжке В. является главным бухгалтером ООО «В», приказа о приёме на работу, а также трудового договора с ООО «С» суду не представлено (по утверждению обвиняемой, трудовой договор ею не заключался и

приказ о её приеме на работу не издавался), контроль за соблюдением ею трудового распорядка не вёлся (осуществляла свою деятельность, зачастую, на дому).

Представленные суду материалы не опровергают доводы стороны защиты о том, что В. как индивидуальный предприниматель оказывала ООО «С» бухгалтерские услуги с целью содействия данному обществу в осуществлении им предпринимательской деятельности. При этом руководитель ООО «С» уполномочил В. распоряжаться денежными средствами, находящимися на расчетном счёте общества, предоставив ей электронный ключ к системе «Банк-клиент», а также пароли к программе «Сбербанк-онлайн». Именно действия, связанные с использованием обвиняемой вопреки интересам её контрагента предоставленного ей в рамках договорных отношений с ООО «С» права распоряжения денежными средствами, находящимися на счёте общества, послужили основанием уголовного преследования В.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о том, что действия, в совершении которых обвиняют В. (с учётом материалов, представленных на данном этапе производства по делу), непосредственно связаны как с осуществляемой ею предпринимательской деятельностью, так и с предпринимательской деятельностью, осуществляемой ООО «С».

Указанные выше обстоятельства, равно как и доводы стороны защиты о том, что инкриминированные обвиняемой действия непосредственно связаны с предпринимательской деятельностью, мотивированной оценки суда первой инстанции не получили, в связи с чем постановление суда не может быть признано законным и обоснованным, и на основании п. 2 ст. 389.15, ч. 1 ст. 389.17 УПК РФ оно подлежит отмене.

Разрешая ходатайство следователя по существу, суд апелляционной инстанции, учитывая предшествующий вывод о предъявлении В. обвинения в совершении преступления в сфере предпринимательской деятельности, обязан проверить наличие либо отсутствие обстоятельств, указанных в пунктах 1-4 ч.1 ст.108 УПК РФ.

Как следует из представленных материалов, такие обстоятельства отсутствуют: личность обвиняемой установлена, ранее избранной меры пресечения она не нарушала, от органов следствия и суда не скрывалась, в общей долевой собственности имеет квартиру площадью 60,7 кв.м. в селе «…» Мазановского района Амурской области, свыше шести месяцев постоянно проживает в селе «…» Благовещенского района Амурской области.

Принимая во внимание изложенное, суд апелляционной инстанции счёл невозможным избрание в отношении В. меры пресечения в виде заключения под стражу.

Принимая во внимание характер инкриминированного В. деяния и осуществляемой ею деятельности, её предшествующее правомерное поведение, интересы потерпевшего, связанные с минимизацией временной отсрочки возмещения вреда, а также позицию следователя, изложенную в ходатайстве, о невозможности избрания в отношении обвиняемой мер пресечения в виде залога и домашнего ареста, суд апелляционной инстанции не нашёл оснований для избрания в отношении В. указанных мер пресечения.

Апелляционное постановление № 22к-715/15 от 21 апреля 2015 года

3.3 Рассмотрение вопросов, связанных с исполнением приговора

3.3.1. Необоснованный отказ в удовлетворении ходатайства осуждённого об условно-досрочном освобождении послужил основанием для отмены постановления суда

Постановлением Свободненского городского суда Амурской области от 7 мая 2015 года в удовлетворении ходатайства С., осуждённого приговором Шимановского районного суда Амурской области от 9 апреля 2013 года (с учётом изменений, внесённых апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 6 июня 2013 года) по ч. 4 ст. 264 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы с лишением права управления транспортным средством сроком на 3 года с отбыванием наказания в колонии-поселении, об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания и об освобождении от дополнительного наказания отказано.

Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 30 июня 2015 года постановление отменено по следующим основаниям.

В силу ст. 79 УК РФ, лицо, отбывающее лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, а также возместило вред (полностью или частично), причинённый преступлением, в размере, определённом решением суда.

В соответствии с ч. 1 ст. 9 УИК РФ, исправление осуждённых - это формирование у них уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование правопослушного поведения.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 5, 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 года № 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания», вывод суда о том, что осуждённый для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, должен быть основан на всестороннем учёте данных о его поведении за весь период отбывания наказания, а не только за время, непосредственно предшествующее рассмотрению ходатайства. При этом суду следует учитывать мнение представителя исправительного учреждения и прокурора о наличии либо отсутствии оснований для признания лица не нуждающимся в дальнейшем отбывании наказания. Суды не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания по основаниям, не указанным в законе, таким, как наличие прежней судимости, мягкость назначенного наказания, непризнание осуждённым вины, кратковременность его пребывания в одном исправительном учреждении и т.д.

По смыслу закона, суд должен мотивировать свои выводы и в судебном решении подробно указать, какие обстоятельства, данные о личности и поведении осуждённого препятствуют его условно-досрочному освобождению, почему осуждённый не может быть освобождён и нуждается в дальнейшем отбывании назначенного ему наказания.

Между тем, отказывая в удовлетворении ходатайства осуждённого об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, суд в своём

постановлении, вопреки требованиям закона, сослался на основания, не указанные в законе, а именно на характер и степень общественной опасности совершённого С. преступления, которое свидетельствует о грубом нарушении порядка пользования предоставленным ему правом управления транспортными средствами.

Кроме того, из обжалуемого постановления видно, что одним из оснований для отказа в удовлетворении ходатайства осуждённого явилось мнение потерпевших и прокурора.

Однако, по смыслу закона, при решении вопроса об условно-досрочном освобождении от наказания одно лишь мнение потерпевшего и прокурора, при отсутствии иных обстоятельств, свидетельствующих о невозможности применения условно-досрочного освобождения, не может являться основанием к отказу в удовлетворении ходатайства осуждённого (Определение Конституционного Суда РФ от 20 февраля 2007 года № 110-О-П).

При этом, вопреки требованиям закона, суд при рассмотрении ходатайства осуждённого С. не дал никакой оценки данным о его личности и поведении за весь период отбывания наказания и не указал, какие фактические обстоятельства препятствуют его условно-досрочному освобождению.

При таких данных, судебная коллегия признала, что обжалуемое постановление суда от 7 мая 2015 года не может быть признано соответствующим требованиям уголовно-процессуального закона, в связи с чем, в силу п. 2 ч. 1 ст. 389.15, ч. 1 ст. 389.17 УПК РФ, оно подлежит отмене.

Учитывая, что допущенное судом нарушение может быть устранено судом апелляционной инстанции, судебная коллегия вынесла по делу новое судебное решение.

В силу п. «а» ч. 3 ст.79 УК РФ условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осуждённым не менее одной трети срока наказания, назначенного за преступление небольшой или средней тяжести.

При этом, согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, закреплённой в Определении от 28 мая 2009 года № 640-О-О, возможность или невозможность применения условно-досрочного освобождения определяется, в том числе обстоятельствами, характеризующими поведение осуждённого после постановления приговора, в период отбытия наказания.

По смыслу закона, при решении вопроса о возможности применения условно-досрочного освобождения от отбывания наказания согласно положениям ст.79 УК РФ надлежит обеспечить индивидуальный подход к каждому осуждённому. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания может быть применено только к тем осуждённым, которые, по признанию суда, для своего исправления не нуждаются в полном отбывании назначенного судом наказания и отбыли предусмотренную законом его часть (п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 года № 8).

Как видно из материалов дела, С. отбывает наказание за совершение преступления средней тяжести против безопасности движения и эксплуатации транспорта, и им отбыто более 1/3 срока назначенного наказания. Неотбытый срок наказания в виде лишения свободы составляет 2 года 6 месяцев 14 дней.

Из представленных администрацией исправительного учреждения характеристик следует, что за период отбывания наказания С. характеризуется положительно: трудоустроен, случаев отказа или уклонения от работы не было; мероприятия воспитательного характера посещает регулярно и делает положительные выводы; принимает участие в работе по благоустройству

территории УКП и общежития отряда, а также в спортивно-массовых мероприятиях; за период отбывания наказания нарушений режима содержания не допускал; состоит в группе положительной направленности; имеет 26 поощрений за добросовестный труд и примерное поведение в виде разрешения на проведение за пределами колонии-поселения выходных дней и праздников; вину в совершённом преступлении признаёт полностью, раскаивается в содеянном. Администрацией ФКУ ЛИУ-1 УФСИН России по Амурской области сделан вывод о том, что С. для своего исправления не нуждается в дальнейшем отбывании наказания, назначенного приговором суда, условно-досрочное освобождение целесообразно.

В соответствии с документами, поступившими в суд апелляционной инстанции из межрайонного отдела судебных приставов по г. Свободному и Свободненскому району УФССП по Амурской области, на исполнении в МОСП по г. Свободному и Свободненскому району находятся два исполнительных листа о взыскании с С. в пользу: И.С.Н. 935697 рублей и И.Н.В. 850000 рублей. По состоянию на 19 июня 2015 года задолженность по исполнительному документу в пользу И.С.Н. составляет 369077 рублей 03 копейки и в пользу И.Н.В. - 383619 рублей 97 копеек.

Гарантийное письмо директора ООО «Хлебокомбинат» подтверждает готовность предоставить С. работу на данном предприятии.

Учитывая данные о личности С. и его поведении за весь период отбывания наказания, те обстоятельства, что нарушений режима содержания он не допускал, характеризуется положительно, в период с 2013 по 2015 годы неоднократно поощрялся за добросовестный труд и примерное поведение, частично возместил потерпевшим причинённый вред, судебная коллегия пришла к выводу о положительных изменениях в поведении осуждённого, свидетельствующих о том, что для своего исправления он не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

При таких данных, судебная коллегия сочла возможным ходатайство осуждённого С. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания в виде лишения свободы удовлетворить с возложением на него в соответствии с ч. 2 ст. 79 УК РФ обязанностей, предусмотренных ч. 5 ст. 73 УК РФ, которые должны им исполняться в течение оставшейся неотбытой части наказания.

Апелляционное постановление № 22к-1174/15 от 30 июня 2015 года

Анализ судебной практики свидетельствует о том, что необходимость пересмотра уголовных дел в апелляционном порядке чаще всего возникает в связи с невыполнением требований уголовного и уголовно-процессуального законов, позиций Конституционного Суда РФ, рекомендаций Верховного Суда РФ, изложенных в Постановлениях Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 1996 года №1 «О судебном приговоре», от 11 января 2007 года № 2 «О практике назначения судами РФ уголовного наказания», от 29 октября 2009 года №20 «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания».

Отмечены случаи нарушения требований уголовно-процессуального закона при рассмотрении ходатайств следователей об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и продлении срока её применения, а также случаи принятия судами необоснованных решений по результатам рассмотрения

указанных выше ходатайств следователей, обращений осуждённых об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания.

Встречающиеся аналогичные судебные ошибки свидетельствуют о недостаточном внимании районных (городских) судов к изучению судебной практики, публикуемой в периодических обзорах Верховного суда РФ и Амурского областного суда.

Председателям районных (городских) судов надлежит принять необходимые меры к надлежащей организации работы по повышению профессионального уровня судей в целях недопущения повторения выявленных нарушений.

Судебная коллегия по уголовным делам

Амурского областного суда

опубликовано 30.09.2015 08:21 (МСК)