Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обобщение судебной практики соблюдения требований закона при решении вопросов об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и ее продлении за 2009 год

В соответствии с планом работы Амурского областного суда проведено обобщение судебной практики соблюдения требований закона при решении вопросов об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и ее продлении за 2009 год.

Согласно данным судебной статистики, судами Амурской области в 2009 году рассмотрено 1492 ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, что на 211 или 12,3 % меньше, чем в  2008 году. Кроме того, рассмотрено 1918 ходатайств об ее продлении, что на 41 или 2,4 % меньше уровня 2008 года.

Удовлетворено судами 1324 ходатайства об избрании меры пресечения, что составляет 88,7 % от числа рассмотренных ходатайств, и 1877 ходатайств об ее продлении – 97,9 %.

В 2008 году было удовлетворено 95 % ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и 98,6 % – об ее продлении.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что суды стали более тщательно подходить к исследованию доводов, приведенных в ходатайствах об избрании  указанной меры пресечения и её продлении, и чаще отказывать в их удовлетворении.

Мера пресечения в виде заключения под стражу избиралась и продлевалась в отношении 2607 лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении особо тяжких и тяжких преступлений – 81,4 % от общего числа, в отношении 623 лиц, обвиняемых и подозреваемых в совершении преступлений средней тяжести – 19,5 %.

В отношении подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений небольшой тяжести мера пресечения в виде заключения под стражу избиралась в 24 случаях, продлялась – в 17 случаях.

Указанная мера пресечения применялась в отношении 72 несовершеннолетних и 94 женщин.

  В кассационном порядке в 2009 году обжаловано 340 постановлений об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и ее продлении, отменено 12 постановлений, что составляет 3,5 %. В 2008 году было отменено 25 из 388 обжалованных постановлений названных категорий или 6,4 %.

Изложенное позволяет сделать вывод, что качество выносимых судьями постановлений повысилось. Вместе с тем, изучение судебной практики свидетельствует о том, что выносимые судами постановления об избрании меры пресечения и ее продлении не всегда отвечают требованиям закона.

При решении вопроса об избрании в отношении подозреваемого и обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу судам следует руководствоваться требованиями, установленными УПК РФ, а также рекомендациями, содержащимися в постановлениях Пленумов Верховного Суда Российской Федерации от 05 марта 2004 года №1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», от 10 октября 2003 года №5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», от 14 февраля 2000 года №7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних», от 29 октября 2009 года  « О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста».

Поскольку согласно  ч.4 ст.15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права являются частью правовой системы Российской Федерации судам следует также руководствоваться решениями, принимаемыми Европейским Судом по правам человека.

В последние годы Европейский Суд принял значительное число постановлений в от­ношении России, в которых констатиро­валось нарушение ст.5 Конвенции (пра­во на свободу и личную неприкосновен­ность) в связи с содержанием под стра­жей. Основными причинами, приводящими к нарушениям ст. 5 Конвенции при поме­щении под стражу, по мнению Европейского Суда являются: уклонение от рассмотрения конк­ретных фактов и персональных обстоя­тельств при принятии решения об аресте; отказ рассматривать возможность применения иных мер пресечения.

УПК РФ  предусматривает возможность применения меры пресечения в виде заключения под стражу при наличии обоснованного по­дозрения лица в совершении пре­ступления, за которое преду­смотрено наказание в виде ли­шения свободы.

Необходимые условия применения за­ключения под стражу перечис­лены в ст. 97 УПК РФ. К ним отнесено наличие достаточ­ных оснований полагать, что подозреваемый, обвиняемый: 1) скроется от дознания, пред­варительного следствия или суда; 2) может продолжать за­ниматься преступной деятель­ностью; 3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства ли­бо иным путем воспрепятство­вать производству по уголов­ному делу.

Статьей 108 УПК РФ преду­смотрены специальные, условия применения заключения под стражу в ис­ключительных случаях в от­ношении подозреваемого или обвиняемого в соверше­нии преступления, за которое предусмотрено наказание в ви­де лишения свободы на срок до двух лет. Они заключаются в следующем: 1) подозревае­мый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации; 2) его личность не установлена; 3) им нарушена ранее избранная мера пресечения;             4) он скрылся от орга­нов предварительного расследования или от суда,

Данные   условия   не   имеют   самостоятельного    характера,  а должны учитываться дополнительно, при  наличии  условий,  предусмотренных   ст. 97   УК   РФ.

Кроме того, Федеральным законом от 29.12.2009 № 383-ФЗ  ст.108 УПК РФ дополнена частью первой, согласно которой заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 198 - 199.2 УК РФ, при отсутствии обстоятельств, указанных в пунктах 1 - 4 части первой настоящей статьи.

В соответствии   со   ст. 99 УПК РФ при решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения должны учи­тываться также фактические обстоятельства, к которым за­кон относит тяжесть предъяв­ленного   обвинения,   данные о личности обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и др.

Процессуальным основанием заключения под стражу является су­дебное решение, вынесенное по ходатайству следователя, прокурора или по собственной инициативе суда. Оно должно быть принято с соблюдением установленной законом процедуры, гарантирующей процессуальные права заинтересованных участников уголовного процесса.

При этом необходимо при­нимать во внимание определен­ные правовые средства защиты. Лицу должно быть предостав­лено право лично предстать перед судом при решении вопро­са о заключении его под стражу, с предоставлением ему юриди­ческой помощи.

Перечень лиц, имеющих право участвовать в ходе судебного заседания,  содержится в ч.4 ст.108 УПК РФ. К ним относятся:  подозреваемый или обвиняемый,  прокурор, а также защитник, если он участвует в уголовном деле.

Однако указанный перечень не является исчерпывающим.

Исходя из смысла положений, содержащихся в статьях 19, 42, 108, 123 УПК РФ, когда решением вопроса о мере пресечения затрагиваются права и законные интересы потерпевшего, в том числе связанные с необходимостью защиты его личной безопасности от угроз со стороны подозреваемого, обвиняемого или обеспечения возмещения причиненного преступлением материального ущерба, он, его представитель, законный представитель вправе довести до сведения органов предварительного расследования, прокурора и суда свою позицию относительно избрания, продления, изменения, отмены той или иной меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого, а также обжаловать принятое решение.

Потерпевший в соответствии с ч.4 ст.354 УПК РФ вправе обжаловать судебное решение о мере пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого. При этом возможность обжалования не зависит от того, принимал ли потерпевший непосредственное участие в судебном заседании (п.15 Пленума от 29.10.09).

В соответствии с действу­ющим законодательством по результатам рассмотрения соответствующего ходатай­ства следователя судья выно­сит одно из следующих поста­новлений: 1) об избрании в от­ношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу; 2) об отказе в удовлетворении ходатайства; 3) о продлении срока задержания.

В то же время в соответствии с ч. 9 ст. 108 УПК РФ повторное обращение в суд с ходатай­ством о заключении под стражу одного и того же лица по тому же уголовному делу после вы­несения судьей постановления об отказе в избрании этой меры пресечения возможно лишь при возникновении новых об­стоятельств, обосновывающих необходимость заключения ли­ца под стражу.

Отказ в избрании меры пресечения в связи с тем, что подозреваемый не мог быть доставлен в суд, создавал бы препятствия для решения это­го вопроса после устранения причин, препятствовавших участию подозреваемого в су­дебном заседании.

Поэтому в Постановлении №22 (п. 9) дано разъяснение о том, что при невозможно­сти рассмотрения ходатай­ства о применении к подозре­ваемому, обвиняемому меры пресечения в виде заключе­ния под стражу вследствие недоставления его в суд су­дья возвращает указанное хо­датайство следователю, до­знавателю без рассмотрения, о чем выносит постановление. 

Возвращение по этой причине материалов, подтверждающих обоснованность ходатайства, не препятствует последующему обращению в суд с таким ходатайством после создания условий для обеспечения участия подозреваемого, обвиняемого в судебном заседании.  Рассмотрение ходатайства о применении меры пресечения в виде заключения         под стражу в отсутствие обвиняемого возможно только в случае объявления его в международный розыск. Судья при этом обязан обеспечить участие в судебном заседании за­щитника.

При рассмотрении ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу суд, по смыслу ст.ст.97, 99, 108 УПК РФ, обязан оценить достаточность имеющихся в деле материалов, подтверждающих законность и обоснованность указанной меры пресечения, наличие оснований для избрания в отношении подозреваемого именно этой меры пресечения, а также обоснованность подозрения о совершении данным лицом преступления, в связи с которым оно заключается под стражу в качестве подозреваемого.

В подпункте «с» п. 1  ст.5 Конвенции   прямо   указано,   что  арест  возможен  только  при   наличии обоснованного подо­зрения в совершении правонарушения.   Существование «обоснованного  подозрения»   предполагает наличие фактов или сведений, способных убедить объективного наблюдателя в том, что, возможно, соответствующее лицо совершило это правонарушение.

Разумеется, на первоначальных этапах расследования еще нет исчерпывающих данных о причастности лица к преступлению. Этого не требует  и Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ), который от­мечал, что «вызывающие подозрения факты еще не до­стигли такого уровня, который необходим для осуждения или даже для предъявления об­винения, которое происходит на следующем этапе уголов­ного процесса».

Следует иметь в виду, что обоснованное подозрение предполагает наличие достаточных данных о том, что соответствующее лицо могло совершить это преступление, к ним можно отнести предусмотренные ч.1 ст.91 УПК РФ сведения о том, что: это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; потерпевшие или очевидцы указывают на дан­ное лицо как на совершившее преступление; на этом ли­це или его одежде, при нем или в его жилище обнаруже­ны явные следы преступления.

В постановлении о рассмотрении ходатайства в порядке ст.108 УПК РФ суду следует дать оценку обоснованности выдвинутого против лица подозрения, а также наличию оснований и соблюдению порядка задержания подозреваемого (статьи 91 и 92 УПК РФ), в частности, наличию оснований, предусмотренных статьей 100 УПК РФ, для применения меры пресечения до предъявления обвинения и соблюдения порядка ее применения; законности и обоснованности уведомления лица о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном статьей 223.1 УПК РФ; соблюдения порядка привлечения лица в качестве обвиняемого и предъявления ему обвинения, регламентированного главой 23 УПК РФ, а также убедиться в достаточности данных об имевшем место событии преступления и о причастности к нему подозреваемого. (п.2, 19 Постановления пленума от 29.10.09).

Из указанного положения следует, что органы предварительного следствия обяза­ны представить доказательства, которые могли бы убедить суд, что конкретное лицо обосно­ванно подозревается в совершении конк­ретного преступления, а судья должен убедить­ся в достаточности данных, свидетельству­ющих о наличии события пре­ступления,  о возможной причастности к нему подозреваемого, а также, что   постановление о возбуждении данного уголовного дела вынесено уполномоченным на то лицом, оформлено надлежащим образом (ст.146 УПК РФ).

Однако, в судебной практике имеются случаи удовлетворения ходатайств об избрании меры пресечения  в виде заключения под стражу с нарушением указанных требований закона.

Так, определением судебной коллегии от 13 августа 2009 года отменено постановление Благовещенского городского суда Амурской области от 31 июля 2009 года, которым У., подозреваемому в совершении преступления, предусмотренного п.«б» ч.2 ст.171 УК РФ, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Отменяя указанное постановление, судебная коллегия указала, что уголовное дело было возбуждено следователем по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст.171 УК РФ, по  факту  организации неустановленным лицом в нарушение закона от 29 декабря 2006 года  №244 -ФЗ «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», игрового зала с находящимися в нем игровыми автоматами, которые в нарушении ст.366 Налогового кодекса РФ в налоговом органе по месту установки, зарегистрированы не были, и получения дохода от осуществления данного вида деятельности в особо крупном  размере.

Принимая  решение об избрании в отношении У. меры пресечения в виде заключения под стражу,  суд не проверил, подтверждается ли представленными материалами обоснованность подозрения У. в совершении преступления, в связи с которым он заключается под стражу, и не привел в постановлении соответствующих суждений.

В качестве оснований избрания в отношении подозреваемого У. меры пресечения в виде заключения под стражу суд  в постановлении указал, что он может оказать давление на свидетелей, уничтожить документы, имеющие значение для дела, чем воспрепятствует производству по делу.

Выводы о наличии оснований для избрания в отношении подозреваемого                   У. меры пресечения в виде заключения под стражу суд обосновал лишь тем, что он является руководителем свидетелей, показания которых имеют существенное значение по делу, являясь руководителем  предприятия, один располагает сведениями о том, где и в каком объеме хранится бухгалтерская документация. Каких-либо других фактических обстоятельств, на основании которых суд пришел к выводу  о  необходимости избрания в отношении Ушакова  меры пресечения в виде заключения под стражу, суд в постановлении не привел, не дал оценки достаточности имеющихся в деле материалов, подтверждающих законность и обоснованность указанной меры пресечения.

Кроме того, в постановлении суд не указал, какие именно данные о личности подозреваемого У. он учел при избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу.

Согласно правовой позиции Европейского Суда по правам человека, закрепленной в п.19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации №22 от 29 октября 2009 года, рассматривая ходатайство об избрании подозреваемому  (обвиняемому) в качестве меры пресечения заключение под стражу, суд, не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом ему преступлении.

Однако, как свидетельствует судебная практика, Тындинским  и Зейским районными судами данное разъяснение не учитывалось.

В пункте 3  Постановления Пленума ВС РФ от 29 октября  2009 года отмечается, что при решении вопроса о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу судам  необходимо учитывать, что основания, указанные в статье 97 УПК РФ, должны быть реальными, обоснованными, то есть подтверждаться достоверными сведениями.

Решая вопрос о заключении под стражу, суду надлежит также учитывать, что в соответствии с требованиями ст.99 УПК РФ одна лишь тяжесть совершенного преступления сама по себе не может служить достаточным основанием для избрания в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу, поэтому суд должен установить наличие оснований предусмотренных ст.97 УПК РФ, невозможность избрания другой, более мягкой меры пресечения, а также сведения о личности подозреваемого или обвиняемого: его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие имеющие значение для дела обстоятельства.  

В ряде случаев суды делают выводы о возможности скрыться от следствия и суда, исходя лишь из тяжести преступления, в совершении которого подозревается лицо. Однако подобная практи­ка недопустима, поскольку опасность побега должна оце­ниваться не только в свете тяжести нака­зания, так как последняя может как суще­ствовать, так и сведена до такого миниму­ма, что предварительное заключение ока­жется неоправданным». Суды должны установить и убедительно продемонстрировать существование конкретных фактов, подтверждавших их выводы о том, что подозреваемый, обвиняемый мог скрыться от следствия и суда, воспрепятствовать установлению истины по делу либо продолжить заниматься преступной деятельностью.

Однако в судебной практике имеются случаи удовлетворения ходатайств об избрании меры пресечения  в виде заключения под стражу на основании одной лишь тяжести  совершенного преступления.

Так, Свободненский городской суд, избирая в отношении Е., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.2 ст.161 УК РФ, меру пресечения в виде заключения под стражу, в своем постановлении от 06 августа 2009 года указал, что  Е. обвиняется в совершении тяжкого преступления в период условного осуждения по приговору от 30 октября 2006 года, характеризуется неудовлетворительно, работает, ранее судим, избрание более мягкой меры пресечения нецелесообразно.     

Судебная коллегия, отменяя указанное постановление, в кассационном определении от 18 августа 2009 года указала, что при решении вопроса об избрании в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу, суд фактически принял во внимание лишь тяжесть преступления, в совершении которого обвиняется Е., не приведя в постановлении оснований для избрания меры пресечения, предусмотренных статьей 97 УПК РФ, не учел, что на момент совершения преступления судимость Е. по приговору от 30 октября 2006 года была погашена в связи с истечением испытательного срока.

Поскольку основания для избрания меры пресечения, предусмотренные ст.97 УПК РФ являются оценочными, то их содержание в  обязательном порядке подлежит раскрытию в процессуальных документах.

Учитывая, что при наличии оснований, указанных в ст.97 УПК РФ, в отношении подозреваемого или обвиняемого может быть избрана любая мера пресечения, предусмотренная ст.98 УПК РФ,  суд при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в соответствии с требованиями ч.1 ст.108 УПК РФ должен указать в постановлении конкретные фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение, в постановлении  должно содержать суждение судьи о том, почему заключаемому под стражу лицу не может быть избрана менее строгая мера пресечения.

В силу ч.2 ст.108 УПК РФ в отношении несовершеннолетних заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется, если они подозреваются, обвиняются в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, а в исключительных случаях и в отношении несовершеннолетних, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений средней тяжести. В качестве исключительных обстоятельств для применения к несовершеннолетним меры пресечения в виде заключения под стражу по подозрению или обвинению в совершении указанных преступлений  признается совокупность обстоятельств, свидетельствующая об утрате контроля над несовершеннолетним  со стороны родителей, опекунов, попечителей, а также продолжение противоправного поведения. Судам необходимо выполнять требование статьи 423 УПК РФ об обязательном обсуждении при решении вопроса о применении меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого возможности отдачи его под присмотр. Исходя из конкретных обстоятельств дела и тяжести преступления с учетом данных о личности несовершеннолетнего, а также условий его жизни и воспитания, отношений с родителями судье на основании статьи 105 УПК РФ надлежит обсуждать возможность применения такой меры пресечения, как передача его под присмотр родителей, опекунов, попечителей или других заслуживающих доверия лиц, а находящегося в специализированном детском учреждении - под присмотр должностных лиц этого учреждения. В постановлении о рассмотрении таких ходатайств обязательно должны быть указаны причины, по которым эта мера пресечения не может быть применена.

При рассмотрении ходатайства о применении в отношении несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу участие защитника (адвоката) обязательно с момента фактического задержания, предъявления обвинения, а также при судебном разбирательстве независимо от того, достиг ли обвиняемый (подозреваемый) к этому времени совершеннолетия. Это правило относится и к случаям, когда лицо обвиняется в преступлениях, одно из которых совершено им в возрасте до 18 лет, а другое - после достижения совершеннолетия.

Право на защиту, реализуемое в соответствии с частью 1 статьи 16 УПК РФ, предусматривает возможность участия в рассмотрении дела в суде, наряду с защитником (адвокатом), и законных представителей несовершеннолетнего (статья 48 УПК РФ, часть 1 статьи 426 УПК РФ), которые допускаются к участию в деле с момента первого допроса несовершеннолетнего в качестве подозреваемого или обвиняемого.

При рассмотрении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу суды в некоторых случаях, удовлетворяя ходатайства, не учитывают ряд обстоятельств, которые могли существенно повлиять на их выводы.

Так, постановлением Свободненского городского суда Амурской области от 21 октября 2009 года в отношении Ш., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 111, ч. 1 ст. 167 УК РФ, была избрана  мера пресечения в виде заключения под стражу.

Отменяя указанное постановление, судебная коллегия  в кассационном определении от 03 ноября 2009 года указала, что выводы суда о нарушении обвиняемым ранее избранной в отношении него меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, не соответствуют фактическим обстоятельства дела, из которых следует, что указанная мера пресечения в отношении Ш. была отменена 03 сентября 2009 года, а в период с 23 августа по 03 сентября 2009 года Ш. попыток покинуть место жительства не предпринимал.

Кроме того,  суд не дал оценки объяснению Ш., из которого следует, что он, имея проездной билет в  г.Владивосток, не получив разрешения следователя на выезд за пределы  г. Свободного, сдал билет и прибыл к следователю в указанное время и место,  не принял во внимание квитанцию о возврате Ш. билета в день его оформления.

В силу требований ч.2 ст.109 УПК РФ продление срока содержания обвиняемого под стражей свыше двух месяцев возможно только при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения.

Продление такого срока свыше шести месяцев возможно при наличии одновременно двух условий: обвинения лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления и особой сложности уголовного дела.

Длитель­ное содержание лица под стражей, как подчёркивается в решениях Европейского суда по  правам человека, может быть оправдано лишь весомыми причинами, свидетельствующими о наличии конкретных признаков реальных требований общества, которые, несмотря на презумпцию невиновности, перевешивают правила уважения личной свободы, содержание подозреваемого, обвиняемого под стражей длительное время должно быть разумным и оправданным. К таким обстоятельствам, в частности, мо­жет относиться возможность того, что подозреваемый, обвиняемый или подсудимый могут продолжить преступную деятельность либо скрыть­ся от предварительного след­ствия или суда либо сфаль­сифицировать доказательства по уголовному делу, вступить в сговор со свидетелями.

При решении вопроса о продлении сроков ареста суды обязаны учитывать вре­мя, уже проведенное лицом под стражей.

При разрешении ходатайств о продлении срока содержания обвиняемых под стражей суду следует выяснять обоснованность утверждений органов предварительного расследования о невозможности своевременного окончания расследования по объективным причинам. Если ходатайство о продлении срока содержания под стражей возбуждается перед судом неоднократно и по мотивам необходимости выполнения тех же следственных действий, на которые указывал следователь (дознаватель) в предыдущих ходатайствах, надлежит устанавливать, по каким причинам они не были произведены.

Если при рассмотрении такого ходатайства будет выявлено, что необходимые следственные действия не были произведены из-за неэффективной организации предварительного расследования, суду необходимо реагировать на выявленные нарушения путем вынесения частных постановлений при удовлетворении ходатайства о продлении срока содержа­ния под стражей; продления действия заключения под стра­жу на меньший срок, нежели запрашивает следователь; применением другой меры пресечения и освобождения лица из-под стражи.

Однако, не все суды при рассмотрении ходатайств органов предварительного расследования о продлении сроков содержания обвиняемых под стражей, учитывали то обстоятельство,  что установленные ст.ст. 109 и 162 УПК РФ сроки предварительного следствия и содержания обвиняемого под стражей направлены на обеспечение соблюдения разумных сроков проведения как судебного разбирательства, так и предварительного расследования, а также учитывали правовую позицию Европейского Суда по правам человека по данному вопросу.

Так, определением судебной коллегии от 26 февраля 2009 года отменено постановление Благовещенского городского суда от 06 февраля 2009 года, которым Б., обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного п.«в» ч.3 ст.286 УК РФ, продлен срок содержания под стражей на 1 месяц 10 суток, а всего до 10 месяцев.

Отменяя указанное постановление и направляя ходатайство следователя на новое рассмотрение, судебная коллегия указала, что, делая вывод об особой сложности дела, суд не учел, что Б. обвиняется в совершении одного преступления, обвинение в совершении преступления в соучастии ему не предъявлялось,  предварительное следствие по делу проводится уже более 9 месяцев,  предъявленное Б. обвинение  и  категория преступления, в совершении которого он обвиняется,  могли быть существенными и достаточными для содержания обвиняемого под стражей на начальных стадиях расследования, тогда как простое их повторение на более поздних стадиях без тщательного изучения развивающихся обстоятельств не может оправдать длительное содержание обвиняемого под стражей.

Кроме того, в определении судебная коллегия обратила внимание на то, что Б. неоднократно продлевался срок содержания под стражей, при этом, одним из оснований удовлетворения ходатайств следователя являлось то, что Б. и другим лицам необходимо предъявить обвинение, выполнить требования ст.217 УПК, составить обвинительное заключение. При этом, обращаясь в очередной раз в суд с ходатайством о продлении срока содержания Б. под стражей, следователь, приведя  аналогичные доводы, не указал в постановлении причины, по которым по делу не были выполнены требования ст.217 УПК РФ, не было предъявлено обвинение Б. и другим лицам, а также не было составлено обвинительное заключение.

15 января 2009 года судебной коллегией было изменено постановление Благовещенского городского суда от  24 декабря  2008 года, которым            срок содержания под стражей К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п.«в» ч.3 ст.286 УК  РФ, был продлен на  2 месяца, а всего до 9 месяцев 29 суток. 

В обоснование принятого решения судебная коллегия указала, что суд, соглашаясь  со сроком, на который  органами предварительного расследования предложено  продлить  применение избранной в отношении  К. меры пресечения,   не принял во внимание, что обвиняемый  длительное время содержится под стражей,   срок его  содержания под стражей  неоднократно продлевался, ознакомление сторон с материалами дела также проводилось  неоднократно.  Установление федеральным законодателем в статьях 109 и 162 УПК РФ конкретных сроков предварительного следствия по уголовному делу и сроков содержания обвиняемого под стражей, а также порядка их исчисления направлено на обеспечение соблюдения правоприменительными органами разумных сроков разбирательства дела, предполагающих, по смыслу статей 5 и 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, проведение как судебного разбирательства, так и предварительного расследования без неоправданных задержек.

Судебная коллегия,  принимая во внимание указанные обстоятельства, с учетом  объема следственных действий, которые требовалось провести по делу,   пришла к выводу, что столь длительное содержание  обвиняемого К. под стражей  с учетом тех обстоятельств, которые были  приведены в обоснование продления избранной в отношении него меры пресечения,  не представляется разумным и не вызывается необходимостью, в связи с чем изменила постановление суда, указав о продлении срока содержания под стражей обвиняемого К. на 1 месяц, а всего до 8 месяцев 29 суток.

Европейский Суд по правам человека в своих решениях неоднократно подчеркивал, что строгость наказания, которое может быть назначено по приговору суда, является существенным элементом оценки риска того, что обвиняемый может скрыться и повторно совершить преступление, однако необходимость продления срока заключения не может быть оценена исключительно с абстрактной точки зрения, с учетом лишь тяжести предъявленного обвинения, поэтому при решении вопроса о продлении  срока содержания обвиняемого под стражей суд обязан проанализировать личную ситуацию обвиняемого, особые стороны его характера или поведения, которые могли бы оправдать заключение.

Вместе с  тем, не исключены случаи принятия судами решений о продлении срока содержания обвиняемого под стражей без  надлежащей оценки данных обстоятельств.

Так, постановлением Благовещенского городского суда от 05 февраля 2009 года был продлен срок содержания под стражей Г., 1951 года рождения, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.285, ч.3 ст.159 УК РФ, на 2 месяца, а всего до 6 месяцев 7 суток.

Отменяя указанное решение, судебная коллегия в кассационном определении от  05 февраля 2009 года указала, что  предварительное следствие по уголовному делу в отношении Г. находится в завершающей стадии, а именно - для завершения расследования требуется ознакомить потерпевших, обвиняемых и их защитников с материалами уголовного дела, составить обвинительное заключение и направить дело прокурору,  в ходе рассмотрения ходатайства суду стороной защиты были представлены новые, ранее не оценивавшиеся судами сведения о состоянии здоровья обвиняемого и о его нуждаемости в специальном наблюдении и лечении, поскольку у него имеется ряд тяжелых заболеваний, требующих постоянного наблюдения и корректировки лечения врачами-специалистами, что не может быть обеспечено сотрудниками медицинской части ФБУ ИЗ 28/1. Вышеперечисленные обстоятельства в совокупности с данными о возрасте Г.,  наличии у него места жительства в г. Благовещенске подлежали обязательному учету и анализу судом, однако, надлежащей оценки не получили.

Имеются факты принятия решений о продлении срока содержания обвиняемого  под стражей с учетом обстоятельств, которые сами по себе не являются основаниями для продления срока содержания обвиняемого под стражей.

Так, постановлением Михайловского районного суда от 11 февраля 2009 года был продлен срок содержания под стражей в отношении Г., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ. Принимая решение о продлении срока содержания Г. под стражей, суд, наряду с другими основаниями, указал в постановлении на то, что обвиняемый вину в совершении преступления не признал, воспользовавшись ст.51 Конституции РФ, от дачи показаний отказался. Указанное обстоятельство, по мнению суда, свидетельствует о том, что, находясь на свободе, он может оказать отрицательное влияние на полное, всесторонне и объективное расследование по данному делу.

03 марта 2009 года судебная коллегия указанное постановление изменила,  исключив из описательно-мотивировочной части постановления указание суда на  то, что «непризнание Г. своей вины в совершенном деянии дает основание полагать, что, находясь на свободе, он может оказать отрицательное влияние на полное, всесторонне и объективное расследование по данному делу», указав при этом, что непризнание обвиняемым своей вины является формой реализации его права на защиту, предусмотренного ст.51 Конституции РФ, и не является основанием для продления срока его содержания под стражей.

В соответствии с частью 7 статьи 109 УПК РФ суд вправе по ходатайству следователя продлить срок содержания обвиняемого под стражей до окончания ознакомления обвиняемых и их защитников с материалами уголовного дела и направления прокурором дела в суд, если после окончания предварительного следствия материалы уголовного дела предъявлены обвиняемому и его защитнику не позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей, установленного частями 2 и 3 статьи 109 УПК РФ (6, 12, 18 месяцев). При этом в постановлении должно быть указано, на какой конкретный срок продлено содержание под стражей.

Часть 13 ст.109 УПК РФ допускает рассмотрение судом ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей в его отсутствие, если обвиняемый находится на стационарной судебно-психиатрической экспертизе, а также при иных обстоятельствах, исключающих возможность его доставления в суд, подтвержденных соответствующими документами. 

Однако, указанные требования закона выполняются не всеми  судами требования ч.13 ст.109 УПК РФ, предусматривающей, что суд может рассмотреть ходатайство о продлении срока содержания обвиняемого под стражей в его отсутствие.

Так, Райчихинским городским судом 23 апреля 2009 года было удовлетворено ходатайство следователя о продлении срока содержания под стражей обвиняемого К. в  его отсутствие.

Отменяя указанное постановление, судебная коллегия в кассационном определении  от 19 мая 2009 года  указала, что в представленных  материалах не имеется данных о том, что следователем выносились требования об этапировании обвиняемого в суд на 23 апреля 2009 года, в справке, представленной ИВС ОВД по г. Райчихинску, не содержится сведений о причинах неэтапирования обвиняемого  из ФБУ ИЗ 28/1 в ИВС ОВД по                    г. Райчихинску.

Приняв к своему производству уголовное дело, по которому обвиняемый содержится под стражей, суд обязан проверить, истек ли установленный ранее принятым судебным решением срок содержания его под стражей, подтверждается ли наличие обстоятельств, со ссылкой на которые было принято решение о заключении лица под стражу, и сохраняют ли эти обстоятельства свое значение как основание для продления срока содержания под стражей.

Решение о заключении обвиняемого под стражу или о продлении срока его содержания под стражей, принятое на стадии предварительного расследования, сохраняет свою силу после окончания дознания или предварительного следствия и направления уголовного дела в суд только в течение срока, на который данная мера пресечения была установлена.

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 22 марта 2005 года №4-П «По делу о проверки конституционности ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих порядок и сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направлением уголовного дела в суд, в связи с жалобами граждан», указано, что суд может принять решение об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или о продлении срока его действия только по результатам рассмотрения этого вопроса в условиях состязательности сторон и при обеспечении прав участников судопроизводства. Это решение должно отражать исследованные в судебном заседании фактические обстоятельства вне зависимости от того, на какой стадии судопроизводства оно принимается.

Продлевая действие этой меры или отказываясь от ее продления, судья не просто соглашается или не соглашается с постановлением о заключении лица под стражу, а принимает соответствующее мотивированное решение, исходя из анализа всей совокупности обстоятельств, в том числе связанных с переходом уголовного судопроизводства в другую стадию, что может быть обусловлено появлением новых оснований для оставления без изменения или изменения меры пресечения.

Верховный Суд РФ в п. 20 Постановлении Пленума ВС РФ от 29 октября  2009 года подчеркнул, что судебное решение об оставлении без изменения ранее избранной меры пресечения, принятое в таком порядке, должно содержать указание на конечный срок содержания обвиняемого под стражей.

Как установлено ч.ч.2,3 статьи 255 УПК РФ, такое решение дает основание содержать лицо под стражей с момента поступления уголовного дела в суд в течение шести месяцев.

Определение конкретного срока – обязанность суда, который устанавливает его с учетом обстоятельств дела, его сложности и объема.

В соответствии с ч.3 ст.237 УПК РФ при возвращении уголовного дела прокурору судья, принимает решение о мере пресечения в отношении обвиняемого содержащегося под стражей, с указанием срока ее действия и перечисляет его за прокуратурой.

Согласно ч.3 ст. 255 УПК РФ, суд, в производстве которого находится уголовное дело, по истечении 6 месяцев со дня поступления уголовного дела в суд, вправе продлить срок содержания подсудимого под стражей. При этом продление срока содержания под стражей допускается только по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях и каждый раз не более чем на 3 месяца.

В определении (постановлении) должно содержаться обоснование  необходимости дальнейшего содержания подсудимого под стражей и указан срок, на который он продлен.

По смыслу ч.2 ст.255 УПК РФ  период после вынесения приговора до вступления его в законную силу, а если приговор обжалован в соответствии со ст.354 УПК РФ, до рассмотрения в апелляционном или кассационном порядке жалобы или представления в шестимесячный срок содержания осужденного под стражей не входит.

Однако, не все суды учитывают указанные требования закона и принимают меры к своевременному продлению срока содержания под стражей подсудимых.

Так, постановлением Белогорского городского суда   от 15 мая 2009 года срок содержания под стражей С., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ, был продлен на 3 месяца, то есть до 15 августа 2009 года включительно.

Отменяя указанное постановление, судебная коллегия в кассационном определении от 11 июня 2009 года указала, что в соответствии со ст.255 УППК РФ шестимесячный срок содержания подсудимого под стражей следует исчислять с момента поступления дела в суд и до вынесения приговора, время содержания осужденного под стражей после вынесения приговора и  до рассмотрения приговора судом кассационной инстанции в случае его обжалования в   указанный срок не засчитывается. При отмене приговора кассационной инстанцией и возвращении дела на новое судебное рассмотрение, исчисление    шестимесячного    срока    возобновляется    и    в    дальнейшем осуществляется с учетом времени содержания подсудимого под стражей  до постановления первого приговора.

Уголовное дело в отношении С. поступило в суд 2 июня 2008 года,  9 октября 2008 года в отношении С. был постановлен обвинительный приговор.  27 января 2009 года данный приговор был отмен судом кассационной инстанции, уголовное дело было направлено на новое судебное рассмотрение, мера пресечения в отношении С. - заключение под стражей  оставлена  без изменения. Таким образом, шестимесячный срок содержания С. под стражей истекал 23 марта 2009 года. До указанного времени вопрос о продлении срока содержания подсудимого С. под стражей не решался. После истечения шестимесячного срока содержания под стражей подсудимый С. содержался под стражей без соответствующего судебного решения до 15 мая 2009 года. Продление срока содержания подсудимого под стражей по истечении срока, до которого оставлялась без изменения указанная мера пресечения, - законом не предусмотрено. Допущенное судом нарушение требований закона повлекло отмену судебного решения. 

 

По смыслу закона, в случае продления срока содержания лица под стражей, суд в постановлении должен указать конкретные обстоятельства, обосновывающие продление срока, а также доказательства, подтверждающие наличие этих обстоятельств.

 

Указанные требования выполняются не всеми судами.

Так, определением судебной коллегии от 18 февраля 2010 года отменено постановление Белогорского городского  суда Амурской области от 28 января 2010 года, которым подсудимым Т., В. и другим,  продлен срок содержания под стражей в порядке ч.3 ст.255 УПК РФ.

В определении судебная коллегия указала, что  из обжалуемого постановления следует, в обоснование принятого решения о продлении срока содержания под стражей подсудимых Т., В. и других, суд сослался лишь на то, что  преступления, в которых обвиняются подсудимые, относятся к категории преступлений средней тяжести и тяжких, оснований для отмены ранее избранной в отношении них меры пресечения – заключения под стражу или ее изменения не имеется, сведений о том, что состояние здоровья подсудимых, препятствует их содержанию под стражей, суду не представлено.

Таким образом, при решении вопроса о продлении избранной в отношении подсудимых меры пресечения, суд фактически принял во внимание одну лишь тяжесть преступлений, в совершении которых обвиняются Т., В. и другие, не привел в постановлении конкретных обстоятельств, обосновывающих необходимость продления срока их содержания под стражей, а также доказательства, подтверждающие наличие этих обстоятельств, не проанализировал личную ситуацию каждого подсудимого.

При таких обстоятельствах вывод суда о необходимости  продления  срока содержания под стражей подсудимых Т., В. и других, нельзя признать обоснованным.

Результаты обобщения свидетельствуют о том, что суды при избрании и продлении меры пресечения в виде заключения под стражу не всегда соблюдают требования закона, учитывают разъяснения Постановлений пленума ВС РФ и решения Европейского суда по правам человека.

Для повышения качества судебных постановлений по указанному вопросу, настоящее обобщение следует направить в районные (городские) суды для изучения и использования в работе.

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Амурского областного суда

опубликовано 25.03.2010 08:58 (МСК)