Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обзор кассационной практики судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда за 2009 год

За 12 месяцев 2009 года судебной коллегией по уголовным делам рассмотрено в кассационном порядке по жалобам и представлениям 2024 дела в отношении 2244 лиц, что на 291 дело -12,6% меньше, чем за  предыдущий год (в 2008 году рассмотрено 2315 дел в отношении 2652 лиц).

        

Результаты кассационного рассмотрения

        

В 2009 году  в кассационном порядке обжаловано  и опротестовано  869 приговоров в отношении 1025 лиц.

Оставлено без изменения 609 приговоров в отношении 705 лиц, т.е. стабильность приговоров (в лицах) в кассационной инстанции составила 68,8% (в 2008 году -70,3%).

 Изменено  160 приговоров в отношении 180 лиц, т.е. 17,6%
             (2008 год – 18%), из них:

  • c изменением квалификации  в отношении 16 лиц, в том числе со снижением наказания в  отношении 15 лиц;
  • снижено наказание без изменения квалификации в отношении 164 лиц.
  • отменено 100 приговора в отношении 140 лиц, т.е.13,6% (2008 год -11,6%), из них: с направлением на новое судебное разбирательство в отношении 119 лиц, в том числе ввиду мягкости наказания в отношении 6 лиц;
  • прекращено  в связи с примирением с потерпевшим – 1;
  • прекращено частично с оставлением в силе другого, менее тяжкого обвинения в отношении в отношении 6 лиц;
  • оправдательные приговоры в отношении 6 лиц.

 

Выше среднеобластного показатель стабильности обжалованных в кассационном порядке приговоров в   Ромненском районном суде – 87,5%, Благовещенском городском суде – 80,1%, Белогорском районном суде – 78,6%, Бурейском районном суде – 77,1%

  Ухудшилось состояние дел в Свободненском городском суде, где стабильность составляет 63,8%,  а в 2008 году   этот показатель был  76,5%, Мазановском районном суде – 57,9% (2008 год - 87,5%),  Михайловском районном суд – 60% (2008 год - 80%), Магдагачинском районном суде – 52% (2008 год -76,9%).

 

Ниже среднеобластного показатель стабильности приговоров также  в Октябрьском районном суде – 20%, Константиновском районном суде – 41,2%%,  Серышевском районном суде – 52%,  Ивановском районном суде – 59,3%, Белогорском городском суде – 62,3%.

 

Обжаловано в кассационном порядке 1115 постановлений районных судов в отношении 1219 лиц (в  2008 году – 1262 постановления в отношении 1310 лиц), из них оставлено без изменения 911 постановлений в отношении 959 лиц, т.е. стабильность (в лицах) составила 78,7 % (2008 год – 77,9%,).

 

     Рассмотрены 28 жалоб и представлений (2008 г. – 51) на решения апелляционной инстанции, в том числе –  на постановления об оставлении в силе приговоров - 23. Отменено кассационной инстанцией 9 постановлений апелляционной инстанции (2008 г – 14).

 

Основаниями отмены и изменения  приговоров явились:

  • неправильное применение уголовного закона – в отношении 182 лиц;
  • нарушение уголовно – процессуального законодательства -71,
  • несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела – 49.

 

Отмена приговоров

 Распространены  факты нарушений уголовно – процессуального законодательства, повлиявших на постановление законных, обоснованных и справедливых приговоров

 

 Приговором Михайловского районного суда от 29 января Ш. осуждён по п. п. «а,г» ч.2 ст.117, п. «д» ч.2 ст.131, ст.135. ст.156  УК РФ с применением ст.69  УК РФ к 9 годам лишения свободы.

 Судебная коллегия по уголовным делам, рассмотрев дело по кассационной жалобе осуждённого и кассационному представлению государственного обвинителя, приговор в части осуждения Ш. по п. «д» ч.2 ст. 131 УК РФ и  ст.135 УК РФ отменила по следующим основаниям.

 Постановляя приговор, суд не учел, что Конституционным Судом Российской Федерации в ряде своих Постановлений (от 14.01.2000 N 1-П, от 23 марта 1999 года N 5-П и от 27 июня 2000 года N 11-П) сформулированы правовые позиции, согласно которым стадия возбуждения уголовного дела является обязательной; актом возбуждения уголовного дела начинается публичное уголовное преследование от имени государства в связи с совершенным преступным деянием, которое обеспечивает последующие процессуальные действия органов дознания, предварительного следствия и суда.

 Данные правовые позиции были конкретизированы в Определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июля 2006 года N 343-О и от 21 декабря 2006 года N 533-О применительно к содержанию статей 171 и 175 УПК Российской Федерации, регламентирующих привлечение лица в качестве обвиняемого и изменение и дополнение ранее предъявленного обвинения. Уголовно-процессуальный закон не содержит норм, позволяющих привлекать лицо в качестве подозреваемого или обвиняемого, а также изменять и дополнять ранее предъявленное обвинение в связи с совершением лицом преступления, по признакам которого уголовное дело не возбуждалось. Вместе с тем, УПК Российской Федерации предполагает необходимость соблюдения общих положений его статей 140, 146 и 153, в силу которых при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, должно быть вынесено постановление о возбуждении уголовного дела, которое при наличии других уголовных дел о совершенных тем же лицом преступлениях может быть соединено с ними в одном производстве.  Из изложенных конституционным судом правовых позиций следует, что   при рассмотрении дела  подлежит проверке, являются ли инкриминируемые лицу действия составной частью преступления, по поводу которого было возбуждено уголовное дело, или оно образует самостоятельное преступление, относительно которого должно быть возбуждено новое уголовное дело.

Как видно из материалов уголовного дела, 20 февраля 2007 года в СО при ОВД по Михайловскому району по рапорту помощника прокурора Михайловского района  было возбуждено уголовное дело № 759045 по ч.2 ст.117 УК РФ.

2 апреля 2007 года органом предварительного следствия Ш. было предъявлено обвинение по п.п. «а,г» ч.2 ст.117 УК РФ.

В ходе расследования уголовного дела органом предварительного следствия было установлено, что Ш. совершил насильственный половой акт в отношении несовершеннолетней дочери, и в его действиях усматривались признаки преступления, предусмотренного ч.2 ст.131 УК РФ. В связи с этим  28 апреля 2007 года уголовное дело №759045 в отношении Ш. было передано прокурору Михайловского района для направления по подследственности.

8 мая 2007 года уголовное дело в отношении Ш. было принято к производству следователем прокуратуры Михайловского района.

27 июля 2007 года органом предварительного следствия Ш. было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных   п.п. «а,г» ч.2 ст.117, п. «д» ч.2 ст.131, ст.135, ст.156 УК РФ.

 

Вместе с тем, суд не дал оценки тому обстоятельству, что преступные деяния, предусмотренные  п.«д» ч.2 ст.131, ст.135 УК РФ образуют самостоятельные события преступления, по признакам которых должны быть возбуждены новые уголовные дела, что органом предварительного следствия сделано не было.

 

 С учётом изложенных обстоятельств  судебная коллегия признала, что приговор в части осуждения Ш. по п.«д» ч.2 ст.131, ст.135 УК РФ нельзя признать соответствующим требованиям ст. 307 УПК РФ.

 

Приговор отменён ввиду несоблюдения требований ч.6 ст.220 УПК РФ

 

 Приговором Мазановского  районного суда от 25 мая 2009 года Ч. осуждён за совершение двух преступлений, предусмотренных п.«в» ч.2 ст.158 УК РФ.

 Кассационным определением  судебной коллегии по уголовным делам от 6 августа 2009 года приговор отменён, дело направлено прокурору для  устранения препятствий его рассмотрения судом.

Согласно ч. 6 ст. 220 УПК РФ после подписания следователем обвинительного заключения уголовное дело с согласия руководителя следственного органа немедленно направляется прокурору.

В соответствии с ч. 1 ст. 221 УПК РФ прокурор рассматривает поступившее от следователя уголовное дело с обвинительным заключением и в течение 10 суток принимает по нему одно из следующих решений, предусмотренных ст. 221 УПК РФ, в том числе об утверждении обвинительного заключения и о направлении уголовного дела в суд.

Однако указанные нормы уголовно - процессуального закона не выполнены.

Из материалов дела следует, что 1 мая 2009 года после подписания следователем СО при ОВД по Мазановскому району обвинительного заключения в отношении Ч. уголовное дело было направлено прокурору для утверждения обвинительного заключения и направлении уголовного дела в суд. При этом в нарушение ч. 6 ст. 220 УПК РФ согласия на это руководителя следственного органа получено не было.

 Указанные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные органом предварительного расследования, являются существенными, в связи с чем судебная коллегия на основании п. 2 ч. 1 ст. 379, ст. 381 УПК РФ приговор отменила, дело возвратила прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

 В связи с аналогичными нарушениями отменялись приговоры   Свободненского городского суда, Свободненского, Мазановского, Архаринского, Октябрьского районных судов, Райчихинского городского суда.

 Принимая во внимание, что закон не устанавливает, в какой форме должно быть получено согласие руководителя следственного органа на направление дела прокурору, то отсутствие в деле  документов, свидетельствующих о получении  такого согласия  указанного должностного лица, не всегда свидетельствует о том, что согласие не было получено. В связи с этим суды не лишены возможности проверить, было ли получено предусмотренное ч.6 ст.220 УПК РФ согласие, запросив соответствующую информацию у прокурора или руководителя следственного органа.

 

По – прежнему допускаются нарушения права обвиняемого на защиту.

 

 Приговором Константиновского районного суда от 30 июня 2009 года  Е.и Н. осуждены по ч.3 ст.162 УК РФ.

 Приговор был обжалован осуждёнными,  их защитниками и государственным обвинителем.  Судебная коллегия, проверив материалы дела, своим кассационным определением приговор отменила ввиду нарушения  права на защиту.

 Согласно п.3 ч.1 ст.72 УПК РФ, защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого.

 Органами предварительного следствия Е. и Н. обвинялись в совершении разбойного нападения на  пенсионерку  Е..

Из  показаний Е. и Н. следует, что в них содержатся противоречия об обстоятельствах угрозы ножом, высказанной  Н. в адрес потерпевшей.  Несмотря на  наличие противоречий между интересами Е. и Н., защиту  обоих обвиняемых на предварительном следствии по назначению следователя осуществлял адвокат А., что является нарушением права на защиту.

 В судебном заседании для защиты подсудимого Н. был назначен адвокат Ж..

 Однако, несмотря на наличие обстоятельства, исключающего участие защитника А. в производстве по уголовному делу, он осуществлял  защиту подсудимого Е. в судебном заседании, а в основу приговора были положены показания Н. и Е., данные на предварительном следствии в присутствии  указанного защитника.

 Согласно правовой позиции, выраженной в постановлении Конституционного суда РФ от 8 декабря 2003 года № 18 – П, если на досудебных стадиях производства по уголовному делу имели место нарушения норм уголовно - процессуального закона, то обвинительное заключение не может считаться составленным в соответствии с требованиями УПК  РФ.

Учитывая изложенные обстоятельства, судебная коллегия приговор отменила, дело возвратила прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

 

Приговором Серышевского районного суда от  31 августа 2009 года Н. осуждён по ч.1 ст.228 УК РФ.

 Проверив дело по кассационному представлению государственного обвинителя, судебная коллегия приговор отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение.

В соответствии со ст. 15, ч. 1 ст. 16 УПК РФ уголовное судопроизводство осуществляется на основании состязательности сторон, обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое он может осуществлять лично либо с помощью защитника.

В соответствии с ч. 7 ст. 49 УПК РФ, пунктами 3 и 6 ч. 4 ст. 6 Федерального закона № 63-ФЗ от 31 мая 2002 года «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», а также п. 2 ч. 1 ст. 9 и ч. 2 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на защиту по уголовному делу, не вправе отказаться от принятой на себя защиты обвиняемого. При этом адвокат не вправе занимать по делу позицию и действовать вопреки воле подзащитного.

Как следует из материалов дела, на стадии предварительного следствия и в судебном заседании осужденный Н. виновным себя в совершении преступления не признавал.

Вместе с тем, защитник осужденного адвокат А. позицию своего подзащитного не поддержала, в прениях просила суд при назначении наказания учесть, что ее подзащитный вину признал полностью, снизить размер наказания, то есть высказала мнение, несоответствующее  позиции её подзащитного. Однако  суд в нарушение указанных требований закона не принял мер к  надлежащему обеспечению права обвиняемого  на защиту и соблюдение принципа состязательности сторон, что повлияло на законность постановленного приговора и в силу п. 2 ч. 1 ст. 379, п. 4 ч. 2 ст. 381 УПК РФ является безусловным основанием для его отмены.

 

Приговором Свободненского городского суда от 25 августа 2009 года Г. осуждён по  ч.2 ст.321 УК РФ  за применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении сотрудника места лишения свободы в связи с осуществлением им служебной деятельности.

  Кассационным определение судебной коллегии по уголовным делам от 5 ноября 2010 года приговор отменён, дело направлено на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

 В соответствии с п. «d» ч.3 ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод  каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей.

 Согласно ч.5 ст.278 УПК РФ при необходимости обеспечения безопасности свидетеля, его близких родственников, родственников и близких лиц суд без оглашения подлинных данных о личности свидетеля вправе провести его допрос в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства, о чём суд выносит соответствующее определение или постановление.

 При этом по смыслу  ч.3 ст.278 УПК РФ, исходя из принципа состязательности и равноправия сторон,  допрос свидетеля в порядке, предусмотренном ч.5 указанной статьи, не исключает право  участников процесса задавать вопросы свидетелю.

 Из материалов дела следует, что свидетель Ж. был допрошен судом в отсутствие подсудимого,  данные им показания  до сведения подсудимого доведены не были, последний был лишён возможности задать вопросы свидетелю. Однако показания свидетеля Ж. приведены в приговоре в качестве доказательства виновности Г. в совершении преступления. Учитывая, что суд, ограничив право подсудимого задавать вопросы свидетелю,  дающему показания против него, нарушил тем самым право на защиту, судебная коллегия  в соответствии с п.4 ч.2 ст.381 УПК РФ приговор отменила.

 Приговором Бурейского районного суда от  29 июля 2009 года А. осуждён по ч.1 ст.105 УК РФ.

 Проверив дело в кассационном порядке, судебная коллегия по уголовным делам приговор отменила,  дело направила на новое судебное рассмотрение, в связи с нарушением права на защиту, выразившемся в том, что суд   вопреки требованиям ст.293 УПК РФ не предоставил подсудимому  последнее слово.

      

 Приговор отменён в связи  с нарушением требований ст.307 УПК РФ, поскольку в нём не дана оценка исследованным доказательствам, оправдывающим подсудимых

 

 Приговором Белогорского городского суда от 14 августа 2009 года Быков был  осуждён по п. «в» ч.2 ст.161 УК РФ,  Львов  - по ч.3 ст.162 УК РФ.

 Отменяя приговор и направляя дело на новое судебное рассмотрение в связи с допущенными при рассмотрении дела и постановлении приговора существенными нарушениями уголовно – процессуального законодательства, судебная коллегия по уголовным делам в качестве одного из оснований указала следующее.

 Как установил суд, разбойное нападение на потерпевшую Л. и открытое хищение её имущества были совершены 16 апреля 2009 года около 0 часов 20 минут.

 Подсудимые Б. и Л., отрицая свою  причастность к совершению преступлений, заявляли, что на момент совершения преступления они находились в доме Л.  вместе с А. Допрошенная в судебном заседании  свидетель А. показала, что Б. и Л. пришли домой 15 апреля 2009 года около 23 часов и легли спать около 01 часа ночи 16 апреля 2009 года. Несмотря на то, что свидетель А. фактически заявила о наличии алиби у подсудимых, суд, приведя её показания в приговоре, в нарушение ст.307 УПК РФ не дал им оценки.

 

Неправильное применение закона

 

Приговором Зейского районного суда от 2 ноября 2009 года Б. осуждён по ч.1 ст.111УК РФ.

 Б. признан виновным в  умышленном причинении тяжкого  вреда здоровью потерпевшего, опасного для жизни человека, выразившегося в неизгладимом обезображивании лица.

 Проверив материалы дела по кассационным жалобам осуждённого и его защитника, судебная коллегия приговор отменила  по следующим обстоятельствам.

 Согласно п.2 ст.307 УПК РФ,  описательно – мотивировочная часть  обвинительного  приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого. Однако  эти требования закона судом выполнены ненадлежащим образом.

 Как установил суд,  Б. нанёс потерпевшему Л. резаную  рану в области лица справа с посттравматичекой гематомой в щёчной области, а также скальпированную рану 4 пальца, резаную рану 2 пальца правой кисти, которые причинили легкий вред здоровью по признаку его кратковременного расстройства продолжительностью не свыше 21 дня. Действия Б. квалифицированы судом по ч.1 ст.111 УК РФ, как умышленное причинение тяжкого  вреда здоровью потерпевшего, опасного для жизни человека, выразившегося в неизгладимом обезображивании лица. При  этом суд в нарушение требований закона не мотивировал свой вывод  о степени тяжести причинённого потерпевшему  вреда здоровью,  не привёл обстоятельства,  подтверждающие, что повреждения, причинившие, по заключению судебно – медицинской экспертизы, легкий вред здоровью потерпевшего,  были  опасны для жизни.

 Такой признак тяжкого вреда здоровью, как обезображивание лица,  являющийся оценочным, должным образом также  не мотивирован в приговоре. Указание  суда о том, что действиями Б. потерпевшему причинено «стойкое необратимое увечье», сделано без ссылки на доказательства, подтверждающие этот вывод.  Кроме того, само по себе это обстоятельство не всегда означает, что оно обезображивает лицо потерпевшего. Фотографий потерпевшего  на момент судебного рассмотрения дела, которые позволили бы проверить наличие или отсутствие указанного признака, не имеется,  у свидетелей не выяснялось, насколько причинённые повреждения обезображивают лицо потерпевшего.

  Учитывая,  что нарушения  закона, допущенные при рассмотрении дела,  могли повлиять на правильную юридическую оценку действий осуждённого, судебная коллегия приговор отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение.

 

Приговором Белогорского городского суда от 6 июля 2009 года Я. осуждён по ч.1 ст.111 УК РФ.

 Суд установил, что 3 ноября 2007 года около 17 часов в г.Белогорске Я. умышленно, на почве личных неприязненных отношений, со значительной силой нанес С. один удар ножом в область грудной клетки, причинив одиночное проникающее колото-резаное ранение правой половины грудной клетки с повреждениями межреберных мышц, межреберной артерии, правого легкого, кровоизлияниями в правую плевральную полость, повлекшие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Потерпевший был доставлен в больницу, где в 21.20 наступила его смерть.

Органами предварительного следствия действия Я. были квалифицированы по ч.1 ст.105 УК РФ как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку. Суд переквалифицировал его действия на ч.1 ст.111 УК РФ.

 В кассационном представлении государственный обвинитель ставил вопрос об отмене приговора в связи с неправильной квалификацией действий осуждённого.

 Судебная  коллегия по уголовным делам  приговор отменила.

В соответствии с п.2 ч.1 ст.307 УПК РФ, описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Указанные требования закона судом выполнены не в полной мере.

Суд квалифицировал действия Я. по ч.1 ст.111 УК РФ, признав, что между действиями Я. и наступившими последствиями – смертью потерпевшего – отсутствует прямая причинная связь, при этом суд исходил из того, что, согласно заключению №51 комиссионной  судебно - медицинской экспертизы, проведенной Бюро судебно-медицинской экспертизы министерства здравоохранения Хабаровского края, между несвоевременным (запоздалым) выполнением в отношении потерпевшего С. оперативным вмешательством, несвоевременно начатой инфузионной терапией и неблагоприятным исходом – смертью потерпевшего -  усматривается прямая причинно-следственная связь.

 Однако, согласно данному  заключению судебно-медицинской экспертизы, на  разрешение экспертов не ставился вопрос о наличии или отсутствии причинной связи между нанесенным С. телесным повреждением и наступлением его смерти.

Кроме того, из указанного заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что несвоевременное оказание медицинской помощи не позволило предотвратить смерть потерпевшего, при этом в нем не содержится выводов о том, что смерть С. наступила от врачебного вмешательства.

При таких обстоятельствах,  заключение указанной судебно-медицинской экспертизы, вопреки выводу суда, не свидетельствует об отсутствии причинной связи между нанесенным потерпевшему ранением и наступлением его смерти.

 При этом в суде исследованы  заключения судебно-медицинской экспертизы от 7 ноября 2007 года и комиссионной судебно-медицинской экспертизы от 17 июня 2008 года ОГУЗ «Амурское бюро судебно-медицинской экспертизы»,  согласно которым смерть С. наступила от одиночного проникающего колото-резаного ранения правой половины грудной клетки с повреждением по ходу раневого канала межреберных мышц, межреберной артерии, правого легкого, кровоизлияниями в правую плевральную полость, осложнившегося обильной кровопотерей. Имевшее место несвоевременное оперативное вмешательство в данном случае является дефектом оказания медицинской помощи. Основным в наступлении неблагоприятного исхода явились тяжесть и характер причиненного С. телесного повреждения, что привело к травматическому шоку и массивной кровопотери, что и явилось непосредственной причиной смерти С..

 Указанным выводам  судебно-медицинских экспертиз судом оценка не дана,  мотивы того, почему суд не принял во внимание выводы данных экспертиз относительно причины смерти потерпевшего и о причинно-следственной связи между ножевым ранением и наступившей смертью потерпевшего, в приговоре не приведены.

 

 Поскольку доказательства, имеющие значение для правильного разрешения дела, не получили оценку суда в приговоре, что повлияло на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора,  судебная коллегия в соответствии с п. 4 ст.380 УПК РФ приговор отменила,  уголовное дело направила на новое судебное рассмотрение.

 

Вопросы квалификации

 

Приговор в части осуждения лица по ч. 1 ст. 30 и ч. 2 ст. 159 УК РФ отменен, производство по делу в указанной части прекращено, поскольку уголовная ответственность предусмотрена за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлению

 

Приговором Благовещенского городского суда от 20 февраля 2009 года                  С. осужден по п. «б» ч. 4 ст. 162, ч. 2 ст. 159, ч. 2 ст. 159, ч. 1 ст. 30 и ч. 2 ст. 159, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 24 ноября 2009 года приговор в части осуждения С. по ч. 1 ст. 30 и ч. 2 ст. 159 УК РФ отменен ввиду неправильного применения уголовного закона.

Квалифицируя действия С. по ч. 1 ст. 30 и ч. 2 ст. 159 УК РФ, как приготовление к мошенничеству, то есть хищению чужого имущества путем обмана, совершенное организованной группой в форме приискания соучастников преступления, не доведенное до конца по независящим от него обстоятельствам, суд не учел, что в соответствии с ч. 2 ст. 30 УК РФ уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлению, тогда как преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 159 УК РФ,   является преступлением средней тяжести.

При таких обстоятельствах судебная коллегия, отменив приговор, дело в указанной части прекратила в связи с отсутствием в действиях С. состава преступления.

 

Несправедливость назначенного наказания

 

         Назначение осужденному чрезмерно мягкого наказания явилось основанием для отмены приговора и направления уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

         Приговором Благовещенского городского суда от 6 августа 2009 года                   В. осужден по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам исправительных работ с удержанием 20 % из заработка в доход государства.

         Судебная коллегия по уголовным делам Амурского областного суда, рассмотрев дело по кассационному представлению государственного обвинителя, кассационным определением от 24 сентября 2009 года приговор отменила, уголовное дело направила на новое судебное рассмотрение.

При назначении наказания суд признал смягчающими наказание                                      В. обстоятельствами полное признание вины и раскаяние в содеянном, установил наличие отягчающего наказание обстоятельства – рецидива преступлений.

В соответствии со ст. 68 УК РФ при любом виде рецидива преступлений срок наказания не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление; срок наказания может быть назначен менее одной трети максимального срока наиболее строгого вида наказания за совершенное преступление, но в пределах санкции статьи Особенной части УК РФ, если судом установлены смягчающие наказание обстоятельства, предусмотренные ст. 61 УК РФ; при наличии исключительных обстоятельств, предусмотренных ст. 64 УК РФ, может быть назначено более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление.

Санкция ч. 2 ст. 158 УК РФ в качестве наиболее строгого вида наказания предусматривает лишение свободы на срок до 5 лет.

Не установив смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных ст. 61 УК РФ, а также исключительных обстоятельств, предусмотренных ст. 64 УК РФ, суд в нарушение ст. 68 УК РФ назначил осужденному наказание в виде исправительных работ.

Указанные нарушения закона в совокупности с данными о том, что В., ранее отбывавший наказание в местах лишения свободы за совершение аналогичного преступления против собственности, совершил преступление, относящееся к категории преступлений средней тяжести, что указывает на недостижение целей исправительного воздействия на осужденного предыдущим наказанием, послужило основанием для  отмены приговора в связи с чрезмерной мягкостью назначенного ему наказания.

 

Приговор отменен, дело направлено на новое судебное рассмотрение в связи с нарушением судом требований ст. 70 УК РФ, что повлекло назначение виновному несправедливого наказания.

         Приговором Благовещенского городского суда Амурской области от 11 июня 2009 года П., ранее судимый, осужден по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы. В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение, назначенное приговорами от 12 июля 2006 года и от 14 декабря 2007 года, отменено, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытой части наказания по приговорам от 12 июля 2006 года и от 14 декабря 2007 года окончательно назначено 3 года 3 месяца лишения свободы.

         Судебная коллегия по уголовным делам Амурского областного суда, рассмотрев дело по кассационному представлению государственного обвинителя, кассационным определением от 13 августа 2009 года приговор отменила, уголовное дело направила на новое судебное рассмотрение в связи             с неправильным применением уголовного закона и несправедливостью назначенного наказания.

 

Поскольку П. совершил преступление в период испытательного срока, установленного приговорами от 12 июля 2006 года и от 14 декабря 2007 года, суд пришел к выводу об отмене условного осуждения П. по данным приговорам и назначении осужденному наказания по совокупности приговоров.

Вместе с тем, приговором от 14 декабря 2007 годам П. был осужден к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

 

Назначая П. наказание на основании ст. 70 УК РФ в виде 3 лет 3 месяцев лишения свободы суд не учел, что в соответствии с ч. 4 ст. 70 УК РФ окончательное наказание, назначаемое по совокупности приговоров, должно быть больше как наказания назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда, которое при условном осуждении составляет весь срок назначенного наказания.

 

 

 

Отмена оправдательных приговоров

По жалобам и представлениям рассмотрены оправдательные приговоры в отношении   16 лиц (в 2008 году - 12 лиц, в 2007г. - 44 лиц),  из которых отменены в отношении 6 лиц, т.е. стабильность составила  62,5% (2008 год - 50%).

        

Приговор отменен с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение в связи с противоречивостью выводов суда.

Приговором Серышевского районного суда от 3 ноября 2009 года П. осужден по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ и оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 2 ст. 163, п. «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ, на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Судебная коллегия по уголовным делам Амурского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя, кассационным определением от 24 декабря 2009 года приговор отменила, уголовное дело направила на новое судебное рассмотрение в связи с противоречивостью выводов суда.

Органами предварительного следствия П. обвинялся в том, что 18 июля 2009 года около 17 часов 30 минут вымогал у потерпевшей Г. деньги, при этом применил к ней насилие – протащил Г. за волосы по квартире, чем причинил ей физическую боль. Указанные действия П. были квалифицированы по п. «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ, как вымогательство, совершенное с применением насилия.

Также П. обвинялся в том, что 18 июля 2009 года около 17 часов 35 минут, сломив своими предыдущими действиями волю Г. к сопротивлению, вырвал из рук Г. кошелек с деньгами, из которого открыто похитил 1400 рублей, чем совершил преступление, предусмотренное п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ – грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенное с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Кроме того, П. также было предъявлено обвинение в том, что 18 июля 2009 года около 17 часов 40 минут П. потребовал у потерпевшей П. деньги, при этом для подавления ее сопротивления завалил П. на диван, схватил ее за куртку и нанес не менее трех ударов затылком и верхней частью спины о подлокотник дивана, чем причинил ей физическую боль, то есть в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ, – вымогательства, то есть требовании передачи чужого имущества, совершенном с применением насилия.

Суд установил, что все действия, в совершении которых органами предварительного следствия обвинялся П., были совершены им одномоментно и охватывались единым умыслом, направленным на открытое хищение денежных средств у Г. и П., то есть П. совершил одно преступление, которое квалифицировано судом по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, как грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенное с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

В то же время суд признал, что квалификация действий П. по п. «в» ч. 2 ст. 163, п. «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ не нашла своего подтверждения в ходе судебного разбирательства  и оправдал его по предъявленному обвинению на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ – за отсутствием в деянии состава преступления.

Таким образом, суд допустил противоречия в выводах о виновности П.                               в совершении преступления, что повлекло отмену приговора и направление дела на новое судебное рассмотрение.

 

Изменение приговоров


Вопросы квалификации 

 

Приговор изменен в связи с необоснованным осуждением лица за незаконную перевозку без цели сбыта наркотических средств в крупном размере.

Приговором Белогорского городского суда от 13 апреля 2009 года             К. осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ за незаконное приобретение, хранение и перевозку без цели сбыта наркотического средства в крупном размере.

Изменяя приговор, судебная коллегия в кассационном определении от 18 августа 2009 года указала, что по смыслу закона под незаконной перевозкой следует понимать умышленные действия лица, которое перемещает без цели сбыта наркотические средства из одного места в другое, совершенные с использованием любого вида транспорта, применяемого в виде перевозочного средства, а также в нарушение общего порядка перевозки указанных средств, установленных статьей 21 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах».

Вопрос о наличии в действиях лица состава преступления – незаконной перевозки без цели сбыта и об отграничении указанного состава преступления от незаконного хранения без цели сбыта наркотического средства во время поездки должен решаться судом в каждом конкретном случае с учетом направленности умысла, фактических обстоятельств перевозки, количества, размера, объема наркотического средства, места их нахождения, а также других обстоятельств дела.

Как следует из материалов дела, К. нарвал дикорастущую коноплю на окраине  села, поместил ее в полиэтиленовый мешок, который погрузил на велосипед, на котором перевез наркотическое средство в крупном размере – каннабис (марихуану) в количестве 89,3 грамма от места его приобретения к месту своего жительства - в г. Белогорск.

Приведенные фактические обстоятельства свидетельствуют о незаконном хранении К. наркотического средства в крупном размере во время поездки, в связи с чем осуждение К. по ч. 1 ст. 228 УК РФ за незаконную перевозку наркотических средств в крупном размере исключено из приговора, назначенное К. наказание снижено.

 

Приговор изменен с переквалификацией действий осужденного с ч. 2 ст. 162 УК РФ на п.п. «а, г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, поскольку примененное иным лицом к потерпевшему насилие, опасное для жизни и здоровья, умыслом осужденного не охватывалось, а примененное самими осужденным насилие опасным для жизни и здоровья не является.

Приговором Благовещенского городского суда от 20 апреля 2009 года Б. осужден по ч. 3 ст. 30 и п. «б» ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 162, ч. 3 ст.69, ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Изменяя приговор, судебная коллегия по уголовным делам Амурского областного суда в кассационном определении от 30 июня 2009 года указала, что, правильно установив обстоятельства совершенных Б. преступлений, суд ошибочно квалифицировал действия Б. в отношении М. по ч. 2 ст. 162 УК РФ, как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору.

Как следует из показаний Б. на предварительном следствии, он предложил своим знакомым, в том числе В., догнать потерпевшего М. и забрать у него деньги, после чего они проследовали за М., которого он схватил за шею и повалил на землю, нанес удары по телу; подбежавший В. нанес удары потерпевшему металлической трубкой, в это время он достал у М. пачку денежных купюр, которыми в последствии они распорядились                        по своему усмотрению.

Указанные показания Б. подтверждаются показаниями свидетелей Ц. и Д.. Сведений о том, что между Б. и другими лицами состоялся сговор на хищение чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, в деле не имеется, в связи с чем применение иным лицом в отношении М. насилия, опасного для жизни и здоровья, умыслом Б. не охватывалось, а примененное им в процессе хищения денег у М. насилие опасным для жизни и здоровья не является.

 

При таких обстоятельствах судебная коллегия переквалифицировала действия Б. с ч. 2 ст. 162 УК РФ на п.п. «а, г» ч. 2 ст. 161 УК РФ как грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

 

Нарушение закона при назначении наказания

 

Нарушение судом при назначении наказания требований ст. 66 УК РФ и ст. 62 УК РФ явилось основанием для изменения приговора и смягчения назначенного наказания.

Приговором Тындинского районного суда от 14 мая 2009 года В. осуждена по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 228.1 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 30  и п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 9 годам лишения свободы, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний назначено 11 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 8 сентября 2009 года приговор в отношении В. изменен, назначенное ей наказание смягчено.

Приговором суда за приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору, В. назначено 9 лет лишения свободы, при этом судом признано наличие смягчающего ее наказание обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, – активное способствование раскрытию и расследованию преступления и не установлено отягчающих наказание обстоятельств.

В соответствии с ч. 2 ст. 66 УК РФ срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление.

В силу ч. 1 ст. 62 УК РФ в редакции, действующей во время совершения преступления и постановления приговора, при наличии смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих наказание обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

В соответствии с ч. 3 ст. 228.1 УК РФ за совершение незаконного сбыта наркотических средств в особо крупном размере группой лиц по предварительному сговору предусмотрено максимальное наказание в виде двадцати лет лишения свободы, в связи с чем на момент постановления приговора наказание за приготовление к совершению данного преступления при наличии смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ и отсутствии отягчающих наказание обстоятельств, не могло превышать 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

С учетом того, что Федеральным законом от 29 июня 2009 года № 141-ФЗ статья 62 УК РФ изложена в новой редакции, согласно которой при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, наказание, назначенное В. по ч. 1 ст. 30 и  п. «г» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, смягчено до 6 лет 8 месяцев лишения свободы; в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 8 лет 8 месяцев лишения свободы.

 

Нарушение судом при назначении наказаний требований ч. 7 ст. 316 УПК РФ и ст. 62 УК РФ повлекло изменение приговора и смягчение назначенного наказания.

         Приговором Благовещенского городского суда от 28 августа 2009 года Ц. осужден по ч. 1 ст. 119 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 5 годам лишения свободы, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено наказание в виде лишения свободы на срок 5 лет 1 месяц.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда приговор изменен, назначенное осужденному наказание смягчено.

Приговор в отношении Ц. постановлен судом в особом порядке, установленном Главой 40 УПК РФ.

По ч. 1 ст. 119 УК РФ суд назначил Ц. наказание 1 год лишения свободы, по ч. 2  ст. 162 УК РФ – 5 лет лишения свободы, при этом судом признано наличие смягчающих Ц. обстоятельств, предусмотренных п. «и» и п. «к» ч. 1 ст. 62 УК РФ, – явки с повинной и возмещения ущерба и не установлено отягчающих наказание обстоятельств.

В соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК РФ наказание, назначаемое при рассмотрении уголовного дела в особом порядке, не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Согласно ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных п.п. «и», «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих наказание обстоятельств, срок или размер наказания не могут превышать более двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

         Таким образом, при назначении Ц. наказания при наличии оснований, предусмотренных ст. 62 УК РФ, суду следовало исчислять две трети от максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного при рассмотрении уголовного дела в особом порядке, то есть две трети от двух третей.

         При таких обстоятельствах назначаемое Ц. наказание по ч. 1 ст. 119 УК РФ не могло превышать 10 месяцев 20 дней лишения свободы, а по ч. 2 ст. 162 УК РФ – 4 лет 5 месяцев 10 дней лишении свободы.

         В связи с изложенным, приговор изменен, назначенное Ц.  наказание смягчено.

 

         При наличии смягчающих наказание обстоятельств суд назначил осужденному максимально возможное наказание, что послужило основанием для изменения приговора.

         Приговором Белогорского городского суда от 24 августа 2009 года С. осужден по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 161 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено 3 года лишения свободы.

         Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 13 октября 2009 года приговор изменен, назначенное С. наказание смягчено.

         В силу ч. 3 ст. 66 УК РФ срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление.

В соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК РФ, если судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается собранными по делу доказательствами, то он постановляет обвинительный приговор и назначает подсудимому наказание, которое не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

С учетом приведенных требований закона наказание за преступление, совершенное С., предусмотренное ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 161 УК РФ, не может превышать двух лет лишения свободы.

Как видно из приговора, суд признал смягчающими наказание С. обстоятельствами полное признание вины и раскаяние в содеянном.

Вместе с тем, при назначении наказания суд эти обстоятельства фактически не учел и назначил С. за совершенное им преступление максимально возможное наказание – 2 года лишения свободы.

 

Возвращение уголовного дела прокурору

 В 2009 году обжаловано в кассационном порядке 77 постановлений о возвращении дела прокурору, из которых отменены – 31, что составляет 40,2% ( в 2008 году  из 93 обжалованных постановлений отменено 64  68,8%). 

 

Постановление о возвращении уголовных дел прокурору отменено, поскольку в ходе предварительного следствия не допущено нарушений закона, препятствующих рассмотрению дела.

Постановлением Белогорского городского суда от 29 июня 2009 года уголовное дело в отношении Ш., обвиняемого по ч. 2 ст. 139, ч. 2 ст. 112 УК РФ, а также уголовное дело в отношении С., П. и Ж., обвиняемых по ч . 2 ст. 139, ч. 2 ст. 112 УК РФ, возвращено прокурору для решения вопроса о соединении уголовных дел в одно производство.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 18 августа 2009 года указанное постановление отменено, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Суд, возвращая уголовные дела прокурору, указал, что С., П., Ж. и несовершеннолетнему Ш. предъявлено обвинение в совершении одних и тех же преступлений в соучастии, в связи с чем рассмотрение уголовных дел в разных судебных заседаниях может нарушить принцип «истины».

Судебная коллегия признала, что конкретные фактические обстоятельства, препятствующие рассмотрению судом уголовных дел по существу, в постановлении не приведены, а ссылка суда на возможность нарушения принципа «истины» основана на предположении и является недопустимой.

Кроме того, выводы суда о необходимости соединения уголовных дел                                   не соответствуют требованиям ст. 422 УК РФ, согласно которым уголовное дело в отношении несовершеннолетнего, участвовавшего в совершении преступления вместе во взрослыми, выделяется в отдельное производство в порядке, установленном ст. 154 УК РФ, что и было сделано в ходе производства предварительного следствия.

 

 

Рассмотрение судами жалоб в порядке, установленном ст. 125 УПК РФ

 

Постановление, вынесенное по итогам рассмотрения жалобы, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, отменено в связи с нарушением уголовно-процессуального закона.

Постановлением Благовещенского городского суда от 30 июня 2009 года жалоба МУП на действия следователя И., связанные с проведением выемки и осмотром документов, а также на постановление следователя о проведении выемки, удовлетворено частично, на следователя возложена обязанность устранить допущенные нарушения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 1 сентября 2009 года постановление отменено, материалы направлены на новое судебное рассмотрение.

Согласно ч. 3 ст. 125 УК РФ, судья проверяет законность и обоснованность действий (бездействия) и решений дознавателя, следователя, прокурора в судебном заседании с участием заявителя и его защитника, законного представителя или представителя, ели они участвуют в уголовном деле, иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением, а также с участием прокурора, следователя, руководителя следственного органа.

Однако из представленных материалов следует, что руководитель СУ     и следователь, чьи действия непосредственно обжаловались, о дате, времени и месте рассмотрения жалобы извещены не были, тем самым суд не обеспечил лицам, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием), возможность участвовать в судебном заседании.

Вместе с тем, их участие могло повлиять на принятие законного и обоснованного решения, в том числе для выяснения вопроса о том, где находятся в настоящее время изъятые документы, в каком объеме, кто проводит расследование.

 

Принимая решение о возложении на следователя И. обязанности устранить допущенные нарушения, суд также не учел известные ему данные о том, что И. в настоящее время следователем не работает.

 

Кроме того, суд отказал в удовлетворении ходатайства прокурора о запросе дополнительных сведений по поводу отказа следователя в предоставлении документов, тогда как по смыслу закона, при подготовке к рассмотрению жалобы судья истребует по ходатайству лиц, участвующих в судебном заседании, или по собственной инициативе материалы, послужившие основанием для решения или действия должностного лица, а также иные данные, необходимые для проверки доводов жалобы.

 

 

Постановление суда отменено в связи с нарушением права заинтересованного лица участвовать в рассмотрении жалобы.

 

Постановлением Райчихинского городского суда от 21 октября 2009 года жалоба Л. и его представителя Я. на постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении И. удовлетворена, постановление признано незаконным и необоснованным.

Рассмотрев кассационную жалобу и.о. руководителя Райчихинского МСО СУ СК при прокуратуре РФ по Амурской области судебная коллегия по уголовным делам Амурского областного суда кассационным определением от 8 декабря 2009 года постановление отменила с направлением материалов на новое судебное рассмотрение, поскольку в материалах отсутствуют  данные о том, что И., чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым постановлением, извещена о рассмотрении жалобы, что свидетельствует о нарушении судом ее процессуальных прав, предусмотренных ч.3 ст.125 УПК РФ.

 

Постановление суда, которым жалоба заявителя, поданная в порядке ст. 125 УПК РФ, оставлена без удовлетворения, отменено, производство по жалобе прекращено, так как обжалуемые действия должностного лица не способны нарушить конституционные права заявителя и ограничить его доступ к правосудию.

Постановлением Сковородинского районного суда Амурской области от 19 августа 2009 года жалоба Р. о признании незаконными действий дознавателя оставлена без удовлетворения.

         Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 13 октября 2009 года постановление отменено, производство по жалобе прекращено.

Как следует из представленных материалов, в поданной в суд жалобе заявитель просил признать незаконными действия дознавателя по возбуждению уголовного дела, несвоевременному разъяснению ему прав потерпевшего, непредставлению адвоката, а также указывал на фальсификацию дознавателем материалов уголовного дела, на нарушения, допущенные, по его мнению, при производстве экспертизы.

Судебная коллегия указала, что законность и обоснованность постановления о возбуждении уголовного дела заявителем в жалобе не оспаривалась, несвоевременное разъяснение прав заявителю, который был признан потерпевшим по данному уголовному делу, непредставление ему адвоката не являются предметом рассмотрения в порядке ст. 125 УПК РФ, поскольку не затрудняют доступ заявителя к правосудию; право потерпевшего иметь представителя может быть реализовано на любом этапе производства по уголовному делу.

Доводы заявителя о фальсификации дознавателем материалов уголовного дела, о нарушениях, допущенных при производстве судебно-медицинской экспертизы, также не могут быть рассмотрены в порядке ст. 125 УПК РФ, поскольку при рассмотрении жалоб на досудебных стадиях уголовного судопроизводства суд не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по уголовному делу. В данном случае право обжалования не устраняется, а переносится на стадию рассмотрения уголовного дела.

 

 

Вопросы, связанные с исполнением приговоров

 

Постановление, вынесенное в порядке ст. 399 УПК РФ, отменено в связи     с нарушением права осужденного на защиту.

 

Постановлением Ивановского районного суда от 22 июля 2009 года ходатайство осужденного П. о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания – исправительными работами, оставлено без удовлетворения.

Отменяя постановление, судебная коллегия по уголовным делам Амурского областного суда в кассационном определении от 6 октября 2009 года указала, что по смыслу ст. 399 УПК РФ при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора, вправе участвовать осужденный, который также может осуществлять свои права с помощью адвоката.

Из материалов следует, что судом 6 июля 2009 года начальнику исправительного учреждения направлено извещение для его вручения П., из которого следует, что рассмотрение ходатайства П. назначено на 22 июля 2009 года, осужденному разъяснено право на представление его интересов в суде адвокатом и порядок его назначения.

Ходатайство осужденного рассмотрено в его отсутствие.

Вместе с тем, из расписки осужденного П. следует, что извещение о рассмотрении его ходатайства 22 июля 2009 года получено им 24 июля 2009 года, то есть после рассмотрения ходатайства.

Допущенные судом нарушения послужили основанием для отмены постановления и направления материалов на новое судебное рассмотрение.

 

Постановлением Благовещенского городского суда от 24 марта 2009 года Л. отменено условное осуждение, он направлен для отбывания наказания в исправительную колонию общего режима.

Отменяя постановление, судебная коллегия по уголовным делам Амурского областного суда в кассационном определении от 15 декабря 2009 года указала, что по смыслу уголовно-процессуального закона, вопрос об отмене условного осуждения разрешается в присутствии лица, в отношении которого принимается такое решение, за исключением случаев, когда условно осужденный скрылся от контроля.

В указанных случаях дело должно быть рассмотрено с обязательным участием адвоката в целях защиты прав и законных интересов осужденного.

В соответствии со ст.ст. 47, 50 УК РФ обвиняемый (осужденный) вправе пользоваться помощью защитника на любой стадии уголовного судопроизводства, в необходимых случаях участие защитника обеспечивается судом.

Как следует из представленных материалов, вопрос об отмене условного осуждения Л. разрешен судом в его отсутствие, при этом суд в нарушение приведенных требований закона не обеспечил участие адвоката в судебном заседании для защиты прав и законных интересов Л..

 

Необходимо иметь в виду, что  ходатайство об УДО осуждённый вправе подавать, если он отбыл установленную часть наказания. Если не отбыл, то есть ходатайство подано преждевременно,  то оно  оставлению без  рассмотрения. В этом случае его право подать  ходатайство после отбытия  установленной части лишения свободы сохраняется, в случае же отказа в удовлетворении ходатайство об УДО право повторно подать  такое ходатайство возникает по истечении 6-ти месячного срока со дня отказа.    При этом при рассмотрении повторного ходатайства также следует проверять, истёк ли шестимесячный срок.

Эти требования были нарушены  Свободненским городским судом при рассмотрении 16 марта 2009 года  ходатайства З., отбывающего наказание по приговору от 29 июня 2007 года, которым он осуждён к 3 годам лишения свободы. Постановлением Свободненского городского суда от 21 октября 2008 года первое ходатайство было оставлено без удовлетворения. Он повторно обратился с ходатайством 18 февраля 2009 года, то есть до истечения 6 – ти месячного срока. Суд не вправе был рассматривать это ходатайство, однако рассмотрел и вновь отказал. Судебная коллегия своим определением от 19 мая 2009 года отменила постановление суда, производство по ходатайству прекратила.

 

С целью   исключения нарушений закона при  рассмотрении уголовных дел обобщение следует  направить в суды области для изучения и использования в работе.

 

 

 

Судебная коллегия по уголовным делам

 Амурского областного суда

опубликовано 25.03.2010 08:58 (МСК)