Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обобщение практики назначения наказания судами амурской области за 2009 год

        В Амурском областном суде по результатам рассмотрения уголовных дел в 2009 году проведено обобщение практики назначения наказания судами Амурской области.

        Согласно данным судебной статистики, за 2009 год ввиду нарушений закона, допущенных при назначении наказания, отменены и изменены приговоры в отношении 170 лиц, что составило 53,1 % от общего числа отмененных и измененных приговоров; в надзорном порядке отменены и изменены приговоры в отношении 94-х лиц, что составило 53,7 %.

        Эти статистические сведения и данные проведенного обобщения свидетельствуют о том, что, несмотря на четкие и ясные предписания уголовного закона, регламентирующие назначение наказания, а также наличие соответствующих разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации,  суды продолжают допускать ошибки, связанные с назначением наказания, и эти ошибки в значительной степени влияют на показатель стабильности приговоров.

        Применяя нормы уголовного закона, регламентирующие назначение наказания, необходимо учитывать также разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, содержащиеся в постановлении № 20 от 11 января 2007 года «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» с изменениями, внесенными постановлением Пленума № 21 от 29 октября 2009 года; в постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 20 от 29 октября 2009 года «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания».

        Общие начала назначения наказания, установленные в ст. 60 УК РФ, представляют совокупность основных требований, которыми должен руководствоваться суд, определяя вид и размер наказания. Однако в главе 10 УК РФ содержатся и специальные правила, которые должен соблюдать суд, назначая наказание лицу, совершившему преступление. Специальные нормы, касающиеся назначения наказания несовершеннолетним, обособлены и содержатся в главе 14 УК РФ.

        Установленные законом обязательные общие правила, которых должен придерживаться суд в каждом случае при назначении наказания виновному, называются общими началами назначения наказания.

        Специальные правила назначения наказания применяются в определенных обстоятельствах. Эти правила предусматривают как обязательное смягчение назначаемого наказания (ст.ст. 62, 66 УК РФ), так и обязательное усиление наказания (ст. 68 УК РФ). Эти правила действуют главным образом в отношении основного наказания и наиболее строгого (в альтернативной санкции).

        В соответствии со ст. 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ, и с учетом положений общей части УК РФ.

        Наказание может быть назначено ниже низшего предела лишь при наличии исключительных обстоятельств, указанных в ст. 64 УК РФ.

        Однако иногда суды нарушают указанное требование закона.

        Так, приговором Белогорского городского суда от 01 июля 2009 года Х. был осужден по ч. 2 ст. 158 УК РФ к наказанию в виде обязательных работ на срок 60 часов. Отменяя приговор вследствие допущенного судом нарушения уголовно-процессуального закона, судебная коллегия также указала на то, что, назначая Х. указанное наказание, суд не учел, что санкция ч. 2 ст. 158 УК РФ предусматривает наказание в виде обязательных работ на срок от 180 до 240 часов, назначение же наказания ниже низшего предела суд в приговоре не обосновал.

        В силу ч. 2 ст. 60 УК РФ более строгое наказание, чем предусмотрено соответствующими статьями Особенной части УК РФ за совершенное преступление, может быть назначено по совокупности преступлений и по совокупности приговоров в соответствии со статьями 69 и 70 УК РФ.

        Однако Тындинский районный суд своим приговором от 4 сентября 2009 года осудил П., в том числе, по ч. 3 ст. 159 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 30000 рублей. Судебная коллегия изменила приговор в связи с неправильным применением судом уголовного закона, поскольку суд назначил П. по ч. 3 ст. 159 УК РФ дополнительное наказание в виде штрафа в размере 30000 рублей, однако санкция ч. 3 ст. 159 УК РФ предусматривает возможность назначения дополнительного наказания в виде штрафа в размере до 10000 рублей. Таким образом, суд назначил более строгое наказание, что явилось основанием для изменения приговора и смягчения назначенного осужденному дополнительного наказания.

 

        В соответствии со ст. 60 УК РФ наказание назначается, исходя из характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного, совокупности обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, а также с учетом влияния назначаемого наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

        Наказание должно назначаться с учетом всех положений Общей части УК РФ, регламентирующих назначение наказания, и должно быть справедливым, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

        Анализ судебной практики показывает, что в ряде случаев суды назначают наказание без учета указанных требований закона, и хотя наказание назначается в пределах санкции соответствующего уголовного закона, но по своему размеру оно является явно несправедливым вследствие мягкости. Такие факты влекли за собой отмену приговоров с направлением дела на новое судебное разбирательство.

       Отмена приговоров вследствие мягкости назначенного наказания, когда суды недооценивали тяжесть и степень общественной опасности содеянного и личность виновного, касалась в основном лиц, осужденных за преступления против жизни и здоровья.

        Так, приговором Белогорского городского суда от 4 мая 2009 года И., ранее дважды судимый, осужден, в том числе, по ч. 4 ст. 111 УК РФ с применением ч. 6.1 ст. 88 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы. Судебная коллегия отменила приговор в связи с его несправедливостью вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания, при этом указала, что при назначении И. наказания суд сослался на то, что учитывал конкретные обстоятельства дела, характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности виновного, согласно которым он характеризуется отрицательно, условия его жизни и воспитания, уровень психического развития, наличие обстоятельств, смягчающих наказание, каковыми признаны: совершение преступления в несовершеннолетнем возрасте, полное признание вины. Вместе с тем, суд фактически не учел степень общественной опасности совершенного преступления; сославшись на то, что И., совершая преступление, жестоко обошелся с потерпевшими, проявил безжалостность, суд не учел его роль в совершении преступления и назначил ему по ч. 4 ст. 111 УК РФ чрезмерно мягкое наказание в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы.

 

        Изучение судебной практики показывает, что иногда суды, обосновывая назначение наказания, лишь перечисляют предусмотренные ст. 60 УК РФ критерии, в том числе, ограничиваясь общей ссылкой на личность виновного, но при этом не конкретизируют, какие именно сведения о личности учитывают.

        Вместе с тем, именно личность виновного, которая характеризуется определенными признаками (возраст, род занятий, семейное и имущественное положение, состояние здоровья), а также ее положительные и отрицательные характеристики, в том числе поведение после содеянного, в быту, наличие на иждивении несовершеннолетних детей, иных нетрудоспособных, имеют значение в индивидуализации наказания и позволяют правильно определить, какое наказание будет способствовать исправлению данного лица.

        Дифференцированный подход к назначению наказания в значительной степени зависит от правильного установления смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств.

        Перечень обстоятельств, смягчающих наказание, приведен в ст. 61 УК РФ, и при наличии указанных обстоятельств суд обязан учесть их в качестве смягчающих. Данный перечень неисчерпывающий, поэтому суд вправе признать смягчающими любые другие обстоятельства, обосновав принятое решение.

        По смыслу закона обстоятельства, смягчающие наказание, признаются таковыми с учетом установленных в судебном заседании фактических обстоятельств уголовного дела.

        Обобщение показало, что нередко суды не выясняют обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного назначения наказания, не уделяют достаточного внимания исследованию личности подсудимого и, не мотивируя свое решение, не признают установленные обстоятельства в качестве смягчающих наказание, что приводит к назначению несправедливого наказания.

        Отмечен случай, когда суд допустил ошибку при назначении наказания, необоснованно не признав смягчающим наказание обстоятельством несовершеннолетие виновного (п. «б» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

        Приговором Шимановского районного суда от 21 ноября 2008 года осуждены: Ч. по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года и П. по ч. 1 ст. 116 УК РФ к обязательным работам на срок 100 часов. Изменяя данный приговор, кассационная инстанция указала, что при назначении виновным наказания суд не в полной мере учел требования Общей части УК РФ и оставил без внимания то, что преступления Ч. и П. были совершены в несовершеннолетнем возрасте. Судебная коллегия признала смягчающим их наказание обстоятельством несовершеннолетие виновного и снизила назначенное им судом наказание.

 

        Одним из обстоятельств, смягчающих наказание, признается наличие малолетних детей у виновного (п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

        Однако нередко суды не признают указанное обстоятельство смягчающим и при этом не мотивируют свое решение.

        Приговором Благовещенского городского суда от 8 октября 2009 года Г. осуждена по п. «г» ч. 3 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ с применением ст.ст. 64, 69 УК РФ к 4 годам 2 месяцам лишения свободы. Судебная коллегия, изменяя приговор, указала, что суд при решении вопроса о назначении наказания не мотивировал свое решение о непризнании смягчающим наказание обстоятельством наличие малолетних детей у виновной. Согласно материалам дела, Г. имеет двоих малолетних детей, которые находятся на её иждивении, она зарегистрирована совместно с детьми по одному адресу, родительских прав она не лишена. Каких-либо данных о том, что Г. не выполняла обязанностей родителя по воспитанию и материальному содержанию своих малолетних детей, в судебном заседании не установлено. Исходя из изложенного, судебная коллегия признала смягчающим наказание Г. обстоятельством наличие у нее малолетних детей и снизила назначенное ей наказание.

        В то же время, по смыслу закона наличие малолетних детей у виновного может быть признано смягчающим обстоятельством лишь в том случае, если установлен не только факт наличия малолетних детей у виновного, но и его участие в их воспитании и материальном содержании.

        Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 6 октября 2009 года отменен приговор Бурейского районного суда от 29 июля 2009 года в отношении А., который был осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к лишению свободы. Кассационная инстанция, отменяя приговор вследствие непредоставления подсудимому последнего слова, указала также, что суд без достаточных оснований признал смягчающим наказание обстоятельством наличие малолетнего ребенка у А. Согласно материалам дела воспитанием ребенка А. не занимается и не обеспечивает его материально; от матери осужденного, которая воспитывает внука, поступали жалобы в сельсовет на А. о том, что он вымогает у нее деньги с получаемого детского пособия. Вывод суда о признании смягчающим наказание обстоятельством наличия у А. малолетнего ребенка не мотивирован, поэтому судебная коллегия пришла к выводу, что это могло повлиять на размер наказания и свидетельствовать о его чрезмерной мягкости.

 

        Распространенный характер носят ошибки, связанные с тем, что вопреки фактическим обстоятельствам дела суды не признавали смягчающим наказание обстоятельством противоправность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления (п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

        Так, решением кассационной инстанции изменен приговор Тындинского районного суда от 3 июля 2009 года в отношении К.. В основу приговора положены показания К., из которых следует, что во время совместного употребления спиртного потерпевшая стала оскорблять ее, нецензурно выражаться в ее адрес и вспоминать, что та отбывала наказание, а затем первая дважды ударила ее кулаком по губе, пнула в живот и ударила кулаком в живот, и лишь после этого К. стала наносить удары потерпевшей. Приведенные в приговоре показания не опровергнуты, признаны судом достоверными и свидетельствуют о противоправности поведения потерпевшей, явившегося поводом для совершения преступления, что судом учтено не было и повлекло изменения приговора со смягчением наказания.

 

        Пункт «и» части 1 статьи 61 УК РФ предусматривает в качестве смягчающего наказание обстоятельства явку с повинной и активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления.

        По смыслу закона явка с повинной в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, учитывается в тех случаях, когда лицо в устном или письменном виде добровольно сообщило органу, осуществляющему уголовное преследование, о совершенном им или с его участием преступлении, когда этот орган не располагал сведениями о его причастности к совершению преступления.

        При решении вопроса о том, имело ли место такое смягчающее наказание обстоятельство, как явка с повинной, суды должны проверять, являлось ли заявление или сообщение о преступлении добровольным и не связано ли это с тем, что лицо было задержано в качестве подозреваемого и подтвердило свое участие в совершении преступления. При этом суды должны иметь в виду, что сообщение о преступлении может быть зафиксировано не только в протоколе о явке с повинной, но и содержаться, например, в так называемом чистосердечном признании; в объяснении, отобранном у лица по поводу преступления; в рапорте сотрудника органа расследования с информацией о том, что конкретное лицо сообщило о совершении преступления; в протоколах первых допросов лица по поводу преступления и т.д.

       Однако очень часто суды не уделяют достаточного внимания исследованию сведений, указывающих на то, каким образом органам следствия стало известно о совершенном преступлении, что в итоге приводит к постановлению несправедливого приговора.

       Так, судебной коллегией изменен приговор Завитинского районного суда от 28 октября 2009 года в отношении Б.. Согласно материалам дела, Б. было дано объяснение, в котором он сообщил об обстоятельствах совершенной им кражи. До этого в материалах дела данных о причастности Б. к совершению преступления не имелось, и сведениями об этом правоохранительные органы не располагали, уголовное дело по данному факту было возбуждено в отношении Б. на следующий день после дачи им объяснения. Таким образом, указанное добровольное сообщение о совершенном преступлении представляло собой явку с повинной, что следовало признать обстоятельством, смягчающим наказание, и учесть при назначении наказания.

 

        По смыслу закона активное способствование раскрытию и расследованию преступления выражается в том, что виновный предоставляет органам следствия информацию, до того им неизвестную.

        Судебной коллегией был изменен приговор Белогорского районного суда от 25 сентября 2009 года в отношении Т.. Согласно материалам дела при допросе в качестве подозреваемого и обвиняемого, а также при проверке показаний на месте Т. показал, где, чем и при каких обстоятельствах он нанес удары потерпевшей и похитил принадлежащие ей золотые изделия, показал, куда выбросил топор и как распорядился похищенным. Впоследствии в указанном им месте был обнаружен и изъят топор, а в ломбарде был обнаружен и изъят журнал скупки, в котором имелась запись о сдаче Т. золотых изделий. Сообщенные Т. сведения были использованы следователем при формулировании обвинения. Судебная коллегия признала активное способствование Т. раскрытию и расследованию преступления в качестве смягчающего наказание обстоятельства и смягчила назначенное ему наказание.

        Анализ судебной практики показывает, что указанные ошибки, связанные с определением наличия таких смягчающих наказание обстоятельств, как явка с повинной и активное способствование раскрытию и расследованию преступления, являются одними из самых распространенных и повлекли изменение кассационной инстанцией значительного количества приговоров. В частности, указанная ошибка была допущена по многим делам Константиновским, Мазановским, Тындинским, Серышевским районными, Свободненским городским и другими судами.

        Для правильного определения указанного смягчающего наказание обстоятельства надо иметь в виду, что это обстоятельство имеется и в том случае, если лицо совершило активные действия по раскрытию и расследованию преступления, и это использовалось при постановлении приговора, а затем в судебном заседании изменило свою позицию. Поскольку способствование раскрытию и расследованию преступления совершено на предварительном следствии, то изменение позиции не исключает признание указанного обстоятельства смягчающим наказание.

 

        Неединичны факты, когда суды, вопреки установленным в судебном заседании фактическим обстоятельствам уголовного дела, в нарушение требований п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ,  не признавали в качестве смягчающего наказание обстоятельства добровольное возмещение имущественного ущерба, причиненного в результате преступления.

        Так, приговором Бурейского районного суда от 30 января 2009 года осужден С.. Судебная коллегия изменила приговор, поскольку судом не в полной мере учтены обстоятельства, имеющие значение для назначения справедливого наказания. Судом установлено, что С. при встрече с потерпевшей вернул ей похищенные у нее телефон и сумочку; показания подсудимого и потерпевшей об этом суд положил в основу приговора. При таких данных, когда похищенное имущество было возвращено потерпевшей самим осужденным, у суда имелись все основания признать в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, добровольное возмещение имущественного ущерба.

 

        Законом не названо в числе обстоятельств, смягчающих наказание, психическое расстройство, не исключающее вменяемости, однако его наличие характеризует личность виновного, его общественную опасность, что должно учитываться судом в соответствии с ч. 2 ст. 22 УК РФ при назначении наказания.

        Однако не всегда суды выполняют указанное требование закона.

        Приговором Белогорского городского суда от 16 июня 2008 года осужден Ч., у которого согласно материалам дела обнаружено психическое расстройство, не исключающее вменяемости. Однако суд не учел указанное обстоятельство при назначении наказания, не мотивировав свое решение, что нельзя признать правильным.

 

        По смыслу закона при признании смягчающих наказание обстоятельств суд не может назначить осужденному максимальный срок или размер наказания.

        Вместе с тем, в ряде случаев суды неоправданно назначали максимально возможное наказание лицам, в отношении которых установлены смягчающие наказание обстоятельства.

        Так, приговором Мазановского районного суда от 07 октября 2009 года осужден Ч., в том числе, по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы. Судебная коллегия, изменяя приговор, указала, что наказание, назначенное Ч. по ч. 1 ст. 158 УК РФ, нельзя признать справедливым. Суд признал смягчающими наказание обстоятельствами: явку с повинной, возмещение причиненного ущерба, наличие малолетнего ребенка, однако назначил Ч. за данное преступление максимальное наказание, предусмотренное санкцией ч. 1 ст. 158 УК РФ, то есть фактически не учел установленные смягчающие наказание обстоятельства. Неправильное применение уголовного закона повлекло снижение назначенного осужденному наказания.

        В то же время, часть 3 статьи 61 УК РФ устанавливает правило, согласно которому если смягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

       Однако встречаются случаи, когда суды нарушают указанное требование закона.

        Так, приговором Магдагачинского районного суда от 15 июня 2009 года был осужден Г. по ч. 1 ст. 114 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы. Кассационная инстанция, отменяя приговор ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, также указала на нарушение судом требований ч. 3 ст. 61 УК РФ. Суд квалифицировал действия Г. по ч. 1 ст. 114 УК РФ, признав, что он совершил преступление, защищаясь от нападения потерпевшего. В то же время признал смягчающим наказание обстоятельством противоправность поведения потерпевшего, явившегося поводом для совершения преступления, то есть повторно учел при назначении наказания в качестве смягчающего обстоятельство, относящееся к признакам указанного преступления.

 

        Перечень отягчающих обстоятельств, указанных в ст. 63 УК РФ, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

        Указанное требование закона выполняется не всегда.

        Приговором Шимановского районного суда от 10 ноября 2008 года осужден С. по п.п. «а,в» ч. 2 ст. 166 УК РФ к 3 годам лишения свободы. Судебная коллегия, изменяя приговор, указала, что суд признал отягчающим наказание С. обстоятельством – наличие непогашенной судимости по предыдущему приговору. Между тем, статья 63 УК РФ не предусматривает такого отягчающего наказание обстоятельства, а указывает на возможность признания в качестве такового лишь рецидива преступлений. При этом рецидив преступлений в действиях С. отсутствует. Исходя из изложенного, судебная коллегия исключила из приговора указание суда на это обстоятельство и смягчила назначенное ему судом наказание, а также назначила иной вид режима исправительного учреждения, в котором осужденному надлежит отбывать наказание.

        Согласно закону обстоятельства, перечисленные в ст. 63 УК РФ, могут признаваться отягчающими наказание лишь в том случае, когда они не являются квалифицирующим признаком состава преступления.

        Результаты обобщения показывают, что в ряде случаев суды учитывали при назначении наказания обстоятельства, которые в силу названной нормы закона не могли учитываться повторно.

        Приговором Тындинского районного суда от 5 февраля 2009 года осуждены по ч. 4 ст. 111 УК РФ: А. к 6 годам лишения свободы и М. к 5 годам лишения свободы. Кассационная инстанция изменила приговор, исключив указание об учете при назначении наказания А. и М. необратимости наступивших последствий – смерти потерпевшего, поскольку такие последствия являются необходимым признаком состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, в связи с чем это обстоятельство не могло повторно учитываться при назначении наказания.

        Несмотря на четкие и ясные предписания закона, указанная ошибка носит довольно распространенный характер, и была допущена многими судами области, когда, например, при осуждении лиц по ч. 2 ст. 264 УК РФ учитывались при назначении наказания наступившие последствия в виде смерти потерпевшего или количество пострадавших в дорожно-транспортном происшествии, при осуждении по ст. 156 УК РФ учитывалось совершение преступления в отношении малолетнего лица.

        Кроме того, нередко при назначении наказания суды в нарушение ст. 60 УК РФ учитывают непризнание подсудимым своей вины в совершении преступления, отсутствие раскаяния в содеянном, непринятие мер по заглаживанию вреда, привлечение в прошлом к уголовной ответственности, наличие погашенных судимостей, отсутствие работы, стабильного заработка, постоянного места жительства, характер и степень общественной опасности преступления, за которое лицо осуждено предыдущим приговором, совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения, что является расширительным толкованием ст. 63 УК РФ и влекло изменение приговоров.

        В то же время нередко суды не учитывают в качестве отягчающих наказание обстоятельства, которые прямо предусмотрены ст. 63 УК РФ.

        Так, приговором Белогорского районного суда от 11 августа 2009 года К. осужден по п.п. «б,в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы. Отменяя приговор, кассационная инстанция указала на нарушение судом требований ст. 18 УК РФ о рецидиве преступлений, который влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных УК РФ, а также на нарушение правил ч. 2 ст. 68 УК РФ о минимальном сроке наказания, назначаемого при любом виде рецидива. Согласно материалам дела, К. ранее осуждался приговором от 4 сентября 2008 года по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, то есть за преступление, относящееся к категории преступлений средней тяжести, и вновь осужден за совершение преступления, относящегося к той же категории, за которое ему назначено наказание в виде лишения свободы. Однако суд не учел, что  в действиях К. усматривается рецидив преступлений, что могло повлиять на правильное  назначение ему наказания.

 

        Не исключены ошибки при применении ст. 64 УК РФ, в силу которой назначение наказания ниже низшего предела, предусмотренного санкцией статьи Особенной части УК РФ, или более мягкого наказания, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ, возможно при наличии исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенного лицом преступления, либо при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления. Суд вправе признать таковыми как отдельные смягчающие обстоятельства, так и их совокупность, указав в приговоре основания принятого решения.

        По смыслу закона более мягкое наказание может быть назначено путем назначения наказания ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей, либо путем назначения более мягкого вида наказания, чем предусмотрено статьей. При этом суд в приговоре должен конкретно указать, какой принцип смягчения наказания им применяется.

        Иногда суды ссылаются на наличие оснований для применения ст. 64 УК РФ, однако наказание назначают в пределах санкции.

        Приговором Райчихинского городского суда от 25 декабря 2009 года К. осужден по ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года. Согласно приговору суд, признав смягчающие наказание обстоятельства в их совокупности исключительными, принял решение о назначении К. наказания с применением ст. 64 УК РФ, указав, что назначаемое ему наказание подлежит смягчению. В то же время суд указал, что К. следует назначить наказание в виде лишения свободы в пределах санкции статьи, но с применением ст. 73 УК РФ, и назначил ему наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы, то есть в пределах санкции ч. 2 ст. 158 УК РФ. Указав о применении ст. 64 УК РФ и одновременно о назначении наказания в пределах санкции статьи, суд допустил противоречия в собственных выводах. Кроме того, принимая решение о назначении наказания с применением ст. 64 УК РФ, суд не учел, что возможность назначения наказания в виде лишения свободы (которое назначил суд) с применением ст. 64 УК РФ фактически отсутствовала, так как санкция ч. 2 ст. 158 УК РФ не предусматривает нижнего предела наказания в виде лишения свободы. Более мягкие виды наказания, предусмотренные санкцией этой статьи, - обязательные работы и штраф не могли быть назначены судебной коллегией, поскольку в соответствии со ст. 73 УК РФ (которую применил суд) условное осуждение не может быть применено к данным видам наказания, а, назначив их реально, кассационная инстанция ухудшила бы положение осужденного. Исправительные работы также не могли быть назначены, поскольку К. имеет основное место работы. Судебная коллегия вынуждена была назначить К. минимально возможное наказание в виде лишения свободы на срок 2 месяца, которое в соответствии со ст. 73 УК РФ постановила считать условным с испытательным сроком 6 месяцев.

        Встречаются факты, когда суды в описательно-мотивировочной части приговора указывают о возможности назначения наказания ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей, однако в резолютивной части приговора не ссылаются на ст. 64 УК РФ.

        Так, приговором Ивановского районного суда от 8 сентября 2009 года осужден Л. по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 6 годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, а по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к 8 годам лишения свободы. При этом, согласно описательно-мотивировочной части приговора, суд признал совокупность обстоятельств, смягчающих наказание Л., а также его поведение во время следствия, исключительными обстоятельствами, являющимися основанием для назначения ему наказания с применением правил ст. 64 УК РФ. Однако в резолютивной части приговора суд, назначив Л. наказание за каждое из совершенных им преступлений ниже низшего предела санкций соответствующих статей уголовного закона, не сослался на ст. 64 УК РФ, что явилось основанием для внесения в приговор изменения.

 

        Не всегда правильно применяется судами закон о наказании в виде исправительных работ.

        Согласно ч. 1 ст. 50 УК РФ исправительные работы назначаются осужденному, не имеющему основного места работы.

        Однако Белогорский районный суд своим приговором от 10 февраля 2009 года осудил Ш., в том числе, по ч. 2 ст. 325 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 10% в бюджет государства, при этом не учел, что Ш. на момент постановления приговора имел основное место работы, что подтверждалось материалами дела и было установлено судом. Исходя из этого, судебная коллегия изменила приговор, назначив Ш. более мягкий вид наказания в виде штрафа.

 

Допускаются ошибки, связанные с назначением наказания в виде ареста.

Наказание в виде ареста предусмотрено п. «и» ст. 44 и ст. 54 УК РФ.

Вместе с тем, в соответствии с Федеральным законом РФ от 13 июня 1996 г. № 64-ФЗ «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации» (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 г. № 161-ФЗ), положения Уголовного кодекса РФ о наказании в виде ареста вводятся в действие федеральным законом по мере создания необходимых условий для исполнения этого вида наказания, но не позднее 2006 года. До настоящего времени Федеральный закон о введении в действие положений Уголовного кодекса об аресте не принят.

Однако Благовещенский городской суд своим приговором от 3 июня 2009 года осудил П., в том числе, по ч. 1 ст. 139 и ч. 1 ст. 116 УК РФ к 2 месяцам ареста за каждое из этих преступлений. Судебная коллегия изменила приговор в связи с неправильным  применением  уголовного  закона, поскольку суд не вправе был назначать этот вид наказания, и назначила осужденному за указанные преступления более мягкий вид наказания.

 

        Статьи 69 и 70 УК РФ устанавливают правила назначения наказания по совокупности преступлений и по совокупности приговоров и содержат специальные правила сложения наказаний. При этом при сложении наказаний суды должны учитывать и другие специальные правила, в частности, предусмотренные ст. 71 УК РФ.

        В соответствии с ч. 2 ст. 69 и ч. 2 ст. 71 УК РФ при назначении штрафа в качестве основного вида наказания за одно из преступлений, образующих совокупность, суд при сложении наказаний должен указать, что штраф исполняется самостоятельно.

        Иногда суды не учитывают это требование закона.

        Приговором Архаринского районного суда от 26 февраля 2009 года Б. осуждена по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ с применением ст. 88 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 228 УК РФ к штрафу в размере 1000 рублей. Согласно приговору суд при назначении наказания допустил нарушение требований ч. 2 ст. 71 УК РФ, не указав о самостоятельном исполнении штрафа, и, поскольку законом определены особые условия сложения наказаний в виде лишения свободы и штрафа, судебная коллегия пришла к выводу о возможности изменения приговора и указании о самостоятельном исполнении назначенного Б. наказания в виде штрафа.

 

        При определении окончательного срока наказания по совокупности преступлений на основании ст. 69 УК РФ, если при этом были применены специальные правила назначения наказания, установленные Общей частью, судам следует учитывать разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, данные в постановлении о практике назначения уголовного наказания, согласно которым, если лицо совершило несколько неоконченных преступлений, то за каждое из них назначается наказание в соответствии со статьей 66 УК РФ. При этом окончательное наказание, назначенное по правилам ч.ч. 2 и 3 ст. 69 УК РФ, не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, которое может быть назначено по указанным правилам за наиболее тяжкое из совершенных неоконченных преступлений.

 

        При назначении наказания по совокупности приговоров судами не всегда учитываются требования ст. 70 УК РФ.

        Исходя из требований ч. 4 ст. 70 УК РФ, окончательное наказание, назначенное по совокупности приговоров, должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда. При условно-досрочном освобождении от наказания неотбытым сроком признается весь срок, на который лицо освобождено от наказания.

        Приговором Райчихинского городского суда от 15 мая 2009 года З. был осужден по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения неотбытого наказания по предыдущему приговору окончательно назначено 1 год 6 месяцев лишения свободы. Отменяя приговор, судебная коллегия указала, что суд, назначая З. окончательное наказание, неправильно применил уголовный закон, подлежащий применению. Согласно материалам дела, З. был освобождён условно-досрочно с неотбытым сроком 1 год 10 месяцев 8 дней. Таким образом, назначая наказание в виде лишения свободы на срок 1 год 6 месяцев, суд нарушил требования ч. 4 ст. 70 УК РФ.

 

        Не всегда правильно применяется закон о применении условного осуждения в соответствии со ст. 73 УК РФ.

        Так, приговором Райчихинского городского суда Амурской области от 13 марта 2009 года Ц. осужден по п.п. «а,б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год. При этом суд возложил на условно осужденного Ц. обязанность не менять постоянного места жительства без согласия контролирующего органа, что не соответствует требованиям ч. 5 ст. 73 УК РФ, согласно которой суд может возложить на условно осужденного исполнение определенных обязанностей, способствующих его исправлению, в том числе, не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного. Возложение же на условно осужденного обязанности не менять постоянного места жительства без согласия контролирующего органа ущемляет гарантированное ч. 1 ст. 27 Конституции РФ каждому гражданину право свободного передвижения и выбора места жительства на территории Российской Федерации. С учетом изложенного судебная коллегия внесла в приговор соответствующее изменение.

 

        Некоторые суды игнорируют требования закона при назначении условного наказания несовершеннолетним.

        В соответствии с ч. 6.2 ст. 88 УК РФ в случае, если несовершеннолетний осужденный, которому назначено условное осуждение, совершил в течение испытательного срока новое преступление, не являющееся особо тяжким, суд с учетом обстоятельств дела и личности виновного может повторно принять решение об условном осуждении, установив новый испытательный срок и возложив на условно осужденного исполнение определенных обязанностей, предусмотренных ч. 5 ст. 73 УК РФ. При этом по смыслу закона испытательный срок по каждому из приговоров исчисляется самостоятельно в рамках постановленных приговоров, которые также исполняются самостоятельно.

        Однако суды не всегда учитывают указанные требования закона.

        Приговором Бурейского районного суда от 11 февраля 2009 года осуждена несовершеннолетняя К. по  п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы; в соответствии с ч. 6.2 ст. 88 УК РФ назначенное ей наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года с возложением определенных обязанностей. Судебная коллегия изменила приговор, поскольку суд при назначении окончательного наказания по правилам ст. 70 УК РФ не учел положения ч. 6.2 ст. 88 УК РФ. Согласно материалам дела, К. была осуждена по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 9 месяцев, в течение испытательного срока совершила новое преступление, относящееся к категории преступлений средней тяжести. При таких данных, когда суд повторно принял решение об условном осуждении К., отмена ей условного осуждения по предыдущему приговору и назначение окончательного наказания по правилам ст. 70 УК РФ свидетельствуют о неправильном применении судом уголовного закона, что явилось основанием для внесения в приговор соответствующих изменений.

 

        Не исключены ошибки при применении ст. 74 УК РФ. В силу ч. 5 ст. 74 УК РФ в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока умышленного преступления средней тяжести, умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления суд отменяет условное осуждение и назначает ему наказание по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ, то есть по совокупности приговоров.

        Приговором Константиновского районного суда от 7 октября 2009 года Г. осужден по п.п. «а,б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год. Определением судебной коллегии от 1 декабря 2009 года приговор отменен в связи с нарушением судом требований ч. 5 ст. 74 УК РФ. Согласно материалам дела, Г. ранее осуждался 6 августа 2007 года по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года; новое преступление Г. совершил в период условного осуждения. Суд же не указал об этой судимости Г. во вводной части приговора, а также не принял ее во внимание при назначении наказания. Назначая Г. наказание, суд не отменил ему условное осуждение и не применил правила ст. 70 УК РФ, что повлекло назначение несправедливого наказания.

 

        Вместе с тем, при решении вопроса о назначении наказания по правилам ст. 70 УК РФ по совокупности с приговором, по которому лицо освобождалось от наказания условно-досрочно, судам следует иметь в виду разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, данные в постановлении от 29 октября 2009 года «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания», согласно которым, в случае совершения лицом умышленного преступления в течение оставшейся неотбытой части наказания в силу ч. 7 ст. 79 УК РФ специального решения об отмене условно-досрочного освобождения не требуется, а наказание подсудимому назначается по правилам, предусмотренным статьей 70 УК РФ.

 

        Продолжают допускаться ошибки, связанные с назначением наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

        По смыслу закона при назначении в качестве основного или дополнительного вида наказания лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью суды должны точно указывать в приговоре определенную конкретными признаками категорию должностей или виды деятельности, на которые распространяется запрет.

        Однако суды не всегда учитывают указанные требования закона.

        Так, приговором Тындинского районного суда от 26 февраля 2009 года осужден К. по п.п. «а,в» ч. 3 ст. 286 УК РФ к 4 годам лишения свободы с лишением права занимать должности в правоохранительных органах сроком 3 года. Изменяя приговор, судебная коллегия указала, что, назначая К. дополнительное наказание в виде лишения права занимать должности в правоохранительных органах, суд в нарушение требований ст. 47 УК РФ не указал, какие конкретно должности в правоохранительных органах К. запрещается занимать в определенный судом срок. В связи с допущенным судом нарушением и в соответствии со своими полномочиями судебная коллегия изменила приговор, указав о назначении К. дополнительного наказания в виде лишения права занимать в правоохранительных органах должности, связанные с осуществлением функций представителя власти.

        Приговором Белогорского городского суда от 19 ноября 2008 года Л. осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ к 1 году лишения свободы с лишением права управлять транспортным средством на срок до 3 лет условно с испытательным сроком 2 года. Судебная коллегия, изменяя приговор, указала на нарушение судом требований ч. 2 ст. 47 УК РФ. Санкция ч. 1 ст. 264 УК РФ предусматривает возможность назначения дополнительного наказания  в виде лишения права управлять транспортным средством на срок до 3 лет. Согласно ч. 2 ст. 47 УК РФ в качестве дополнительного вида наказания лишение права заниматься определенной деятельностью устанавливается на срок от 6 месяцев до 3 лет. Таким образом, назначая Л. дополнительное наказание в виде лишения права управлять транспортным средством на срок до 3 лет, суд не указал в приговоре срок, на который лишил Л. указанного права, то есть фактически не назначил дополнительное наказание. Допущенное судом нарушение повлекло исключение из приговора указания о назначении Л. дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортным средством.

        При назначении дополнительного наказания суд должен мотивировать принятое решение, особенно в тех случаях, когда его назначение является альтернативным.

        Однако и в данном случае суды ненадлежащим образом выполняют требования закона.

        Так, приговором Мазановского районного суда от 14 апреля 2009 года осужден Т. по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 5 годам лишения свободы со штрафом в размере 30000 рублей. Судебная коллегия изменила приговор, исключив указание о назначении дополнительного наказания в виде штрафа, указав на то, что по смыслу закона при назначении наказания по статьям уголовного закона, предусматривающим возможность применения дополнительного наказания по усмотрению суда, в приговоре следует указывать основания его применения с приведением соответствующих мотивов; суд же при назначении Т. дополнительного наказания в виде штрафа в размере 30000 рублей мотивов принятого решения не привел.

 

        Некоторые суды игнорируют требования ч. 7 ст. 316 УПК РФ, в соответствии с которыми при особом порядке судебного разбирательства назначенное наказание не может превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

        Так, приговором Серышевского районного суда от 28 января 2009 года осуждены по ч. 3 ст. 260 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ: Р. к 5 годам лишения свободы и А. - к 4 годам 6 месяцам лишения свободы. Судебная коллегия изменила приговор и снизила назначенное осужденным наказание, поскольку суд не учел, что, исходя из требований ч. 7 ст. 316 УПК РФ, максимальное наказание в виде лишения свободы за преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 260 УК РФ, которое суд вправе был назначить при особом порядке судебного разбирательства, составляет 4 года.

        По смыслу закона при наличии оснований, предусмотренных ст.ст. 62, 66 УК РФ, наказание виновному назначается по правилам, как этих статей, так и ч. 7 ст. 316 УПК РФ.

        В соответствии с ч. 3 ст. 66 УК РФ срок наказания за покушение на преступление не может превышать 3/4 максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление.

       В силу ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п.п. «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок наказания не может превышать 2/3 максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

        Однако в нарушение указанных требований закона Благовещенский районный суд своим приговором от 9 ноября 2009 года осудил Б. по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы. Согласно приговору, суд признал Б. виновным в неоконченном преступлении – покушении на кражу; одним из обстоятельств, смягчающих его наказание, признано его способствование следствию в раскрытии преступления. Таким образом, суд фактически признал наличие смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ; отягчающих наказание обстоятельств судом не установлено. Максимальный срок наказания в виде лишения свободы, предусмотренный ч. 3 ст. 158 УК РФ (за оконченное преступление), составляет 6 лет. Таким образом, с учетом приведенных обстоятельств и требований закона Б. за покушение на кражу не могло быть назначено наказание свыше 2 лет лишения свободы; суд же назначил ему за это преступление 2 года 6 месяцев лишения свободы. Учитывая изложенное, судебная коллегия изменила приговор.

 

        Некоторые суды игнорируют требования статей 360, 383, 387 УПК РФ, согласно которым при повторном рассмотрении уголовного дела положение осужденного не может быть ухудшено, то есть не может быть усилено наказание либо применен закон о более тяжком преступлении, если первоначальный приговор не был отменен за мягкостью наказания или в связи с необходимостью применения закона о более тяжком преступлении по кассационной жалобе потерпевшего или по кассационному представлению прокурора.

        Так, приговором Свободненского районного суда от 16 декабря 2009 года С. осужден по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ за кражу, совершенную с причинением значительного ущерба потерпевшей, с незаконным проникновением в жилище, к 3 годам лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ - к 3 годам 3 месяцам лишения свободы. Однако, согласно первоначальному приговору того же суда (от 24 июля 2009 года) по настоящему делу, который был впоследствии отменен кассационной инстанцией в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, действия С. были квалифицированы по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ как кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба потерпевшей, с незаконным проникновением в жилище, и при этом наказание С. за данное преступление назначалось в виде лишения свободы на срок 2 года. При этом первоначальный приговор по основанию чрезмерной мягкости назначенного наказания сторонами не обжаловался и судом кассационной инстанции не отменялся. Таким образом, при новом рассмотрении дела суд усилил наказание, что не соответствует требованиям уголовно-процессуального закона.

 

        Проведенное обобщение следует направить в суды Амурской области для использования в работе с целью недопущения нарушений закона при назначении наказания осужденным.

 

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Амурского областного суда  

опубликовано 25.03.2010 08:58 (МСК)