Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обзор судебной практики рассмотрения судами Амурской области в первом полугодии 2009 года ходатайств об избрании в отношении подозреваемых (обвиняемых) меры пресечения в виде заключения под стражу и ее продлении.

В соответствии с планом работы судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда  проведено обобщение судебной практики рассмотрения судами области ходатайств об избрании в отношении подозреваемых (обвиняемых) меры пресечения в виде заключения под стражу и  ее продлении в первом полугодии 2009 года.

Согласно статистическим данным в первом полугодии 2009 года судами Амурской области рассмотрены  760 ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, из них удовлетворены – 708 (93,2%).

Кроме того, за указанный период рассмотрено 860 ходатайств о продлении срока содержания под стражей, из них удовлетворено – 841 (97,8%).

В кассационном порядке в первом полугодии  2009 года обжалованы:

  • 75 постановлений об удовлетворении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, из них отменено - 2; 
  • 10 постановлений об отказе в удовлетворении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, из них отменено – 3.
  • 105 постановлений об удовлетворении ходатайств о продлении срока содержания под стражей, из них отменено - 4, изменено - 1; 
  • 6 постановлений об отказе в удовлетворении ходатайств о продлении срока содержания под стражей, из них отменено - 2.

Порядок избрания в отношении подозреваемых (обвиняемых) меры пресечения в виде заключения под стражу и  ее продления в зависимости от стадии производства по делу регламентируется ст.ст.108, 109, и 255 УПК РФ с разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации №22 от 29 октября 2009 года «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста».

Обобщение показало, что при рассмотрении вопросов, связанных с мерой пресечения, указанные требования закона выполняются судами не во всех случаях.

Часть 1 ст.108 УПК РФ прямо предписывает, что при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение.

По  смыслу ст.99 УПК РФ одна лишь тяжесть совершенного преступления сама по себе не может служить достаточным основанием для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, поэтому суд, рассматривая ходатайство об избрании указанной меры пресечения,  должен  убедиться в наличии оснований, предусмотренных ст.97 УПК РФ.

Однако, как показало проведенное обобщение, в судебной практике имеются случаи удовлетворения ходатайств об избрании меры пресечения  в виде заключения под стражу на основании одной лишь тяжести  совершенного преступления.

Так, Благовещенский городской суд, избирая в отношении К., подозреваемой в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.290 УК РФ, меру пресечения в виде заключения под стражу, в своем постановлении от 04 апреля 2009 года ограничился указанием на то, что  К.  подозревается в совершении  тяжкого преступления, в связи с чем избрание в отношении неё иной, более мягкой меры пресечения, невозможно.

         Судебная коллегия, отменяя указанное постановление, в кассационном определении от 16 апреля 2009 года указала, что при решении вопроса об избрании в отношении подозреваемой меры пресечения в виде заключения под стражу, суд фактически принял во внимание лишь тяжесть преступления, в совершении которого подозревается  К., не приведя в постановлении оснований для избрания меры пресечения, предусмотренных  ст.97 УПК РФ, не дал оценки доводам следователя о невозможности избрания в отношении подозреваемой иной, более мягкой меры пресечения.

По аналогичным основаниям было отменено постановление Благовещенского городского суда в отношении У.

Согласно правовой позиции Европейского Суда по правам человека, закрепленной в п.19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации №22 от 29 октября 2009 года, обоснованность выдвинутого против лица подозрения является неотъемлемой частью гарантий от произвольного ареста или заключения под стражу, однако, рассматривая ходатайство об избрании подозреваемому  (обвиняемому) в качестве меры пресечения заключение под стражу, суд, не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом ему преступлении.

Отдельными судами данное разъяснение не учитывалось.

Так, Тындинский районный суд, удовлетворяя ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Ф., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.167 УК РФ,   в постановлении от 02 июня 2009 года счел установленным, что Ф. совершил инкриминируемое ему преступление.

Аналогичную ошибку допустил  Зейский районный суд при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении  Г.

Как показало проведенное обобщение, в некоторых случаях суды, отказывая в удовлетворении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, не учитывали ряд обстоятельств, которые могли существенно повлиять на их выводы, что являлось основанием для отмены принятых решений.

Так, постановлением Сковородинского районного суда от 29 апреля 2009 года  было отказано в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении С., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ.

Отменяя указанное постановление, судебная коллегия в кассационном определении от 19 мая 2009 года указала, что выводы суда  о том, что следователь не представил доказательств, подтверждающих, что  С. может скрыться от органов следствия, оказать воздействие на свидетеля с целью изменения им своих показаний в его пользу, не основаны на материалах, представленных следователем в обоснование заявленного им ходатайства, из которых  следует, что С. предпринимал попытку к бегству, но был задержан  сотрудниками милиции. Из показаний свидетеля Ш. следует, что С. требовал, чтобы он  не сообщал об известных ему обстоятельствах убийства потерпевшего, очевидцем которых он являлся, предложил свою версию убийства, он (Ш.), опасаясь расправы со стороны С., в милицию не обратился и  впоследствии дал следователю такие показания, о которых просил  его С., и не сообщил об известных ему обстоятельствах убийства.  Однако, указанным  материалам суд надлежащей оценки не дал.  

По аналогичным основаниям было отменено постановление Свободненского городского суда от 14 января 2009 года об отказе удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 4   ст.111 УК РФ.

Не всеми  судами выполняются требования ч.13 ст.109 УПК РФ, предусматривающей, что суд может рассмотреть ходатайство о продлении срока содержания обвиняемого под стражей в его отсутствие, если обвиняемый находится на стационарной судебно-психиатрической экспертизе, а также при иных обстоятельствах, исключающих возможность его доставления в суд, подтвержденных соответствующими документами. 

Так, Райчихинским городским судом 23 апреля 2009 года было удовлетворено ходатайство следователя о продлении срока содержания под стражей обвиняемого К.  в  его отсутствие.

Отменяя указанное постановление, судебная коллегия в кассационном определении  от 19 мая 2009 года  указала, что в представленных  материалах не имеется данных о том, что следователем выносились требования об этапировании обвиняемого в суд на 23 апреля 2009 года, в справке, представленной ИВС ОВД по г. Райчихинску, не содержится сведений о причинах неэтапирования обвиняемого  из ФБУ ИЗ 28/1 в ИВС ОВД по                    г. Райчихинску.

Не все суды при рассмотрении ходатайств органов предварительного расследования о продлении сроков содержания обвиняемых под стражей, учитывали то обстоятельство,  что установленные ст.ст. 109 и 162 УПК РФ сроки предварительного следствия и содержания обвиняемого под стражей направлены на обеспечение соблюдения разумных сроков проведения как судебного разбирательства, так и предварительного расследования,    а также учитывали правовую позицию Европейского Суда по правам человека по данному вопросу.

Так, согласно правовой позиции Европейского Суда по правам человека, изначально содержание лица под стражей может быть вызвано обоснованными подозрениями его участия в уголовном правонарушении, но с течением времени эти основания становятся все менее и менее значимыми, и дальнейшее содержание лица под стражей может быть оправдано лишь весомыми причинами, свидетельствующими о наличии конкретных признаков реальных требований общества, которые, несмотря на презумпцию невиновности, перевешивают правила уважения личной свободы, содержание подозреваемого, обвиняемого под стражей длительное время должно быть разумным и оправданным.

Проведенное обобщение показало, что суды принимали решения о  продлении сроков содержания обвиняемых под стражей, несмотря на то, что длительное содержание обвиняемых под стражей не было вызвано необходимостью и не представлялось разумным, что послужило основанием для отмены и изменения принятых судами решений.

Так, определением судебной коллегии от 26 февраля 2009 года отменено постановление Благовещенского городского суда от 06 февраля 2009 года, которым Б., обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного п.«в» ч.3 ст.286 УК РФ, продлен срок содержания под стражей на 1 месяц 10 суток, а всего до 10 месяцев.

Отменяя указанное постановление и направляя ходатайство следователя на новое рассмотрение, судебная коллегия указала, что, делая вывод об особой сложности дела, суд не учел, что Б. обвиняется в совершении одного преступления, обвинение в совершении преступления в соучастии ему не предъявлялось,  предварительное следствие по делу проводится уже более 9 месяцев,  предъявленное Б. обвинение  и  категория преступления, в совершении которого он обвиняется,  могли быть существенными и достаточными для содержания обвиняемого под стражей на начальных стадиях расследования, тогда как простое их повторение на более поздних стадиях без тщательного изучения развивающихся обстоятельств не может оправдать длительное содержание обвиняемого под стражей.

Кроме того, в определении судебная коллегия обратила внимание на то, что   Б. неоднократно продлевался срок содержания под стражей, при этом, одним из оснований удовлетворения ходатайств следователя являлось то, что Б. и другим лицам необходимо предъявить обвинение, выполнить требования ст.217 УПК, составить обвинительное заключение. При этом, обращаясь в очередной раз в суд с ходатайством о продлении срока содержания Б. под стражей, следователь, приведя  аналогичные доводы, не указал в постановлении причины, по которым по делу не были выполнены требования ст.217 УПК РФ, не было предъявлено обвинение Б. и другим лицам, а также не было составлено обвинительное заключение.

15 января 2009 года судебной коллегией было изменено постановление Благовещенского городского суда от  24 декабря  2008 года, которым            срок содержания под стражей К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п.«в» ч.3 ст.286 УК  РФ, был продлен на  2 месяца, а всего до 9 месяцев 29 суток. 

В обоснование принятого решения судебная коллегия указала, что суд, соглашаясь  со сроком, на который  органами предварительного расследования предложено  продлить  применение избранной в отношении  К. меры пресечения,   не принял во внимание, что обвиняемый  длительное время содержится под стражей,   срок его  содержания под стражей  неоднократно продлевался, ознакомление сторон с материалами дела также проводилось  неоднократно.  Установление федеральным законодателем в статьях 109 и 162 УПК РФ конкретных сроков предварительного следствия по уголовному делу и сроков содержания обвиняемого под стражей, а также порядка их исчисления направлено на обеспечение соблюдения правоприменительными органами разумных сроков разбирательства дела, предполагающих, по смыслу статей 5 и 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, проведение как судебного разбирательства, так и предварительного расследования без неоправданных задержек. На необходимость истолкования и применения норм уголовно-процессуального закона, регламентирующих сроки предварительного следствия и содержания обвиняемого под стражей, в единстве с предписаниями статей 22 и 46 Конституции Российской Федерации, статей 5 и 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, статьи 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, как не допускающих произвольного и неограниченного по времени продления этих сроков, неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации.

Судебная коллегия,  принимая во внимание указанные обстоятельства, с учетом  объема следственных действий, которые требовалось провести по делу,   пришла к выводу, что столь длительное содержание  обвиняемого К. под стражей  с учетом тех обстоятельств, которые были  приведены в обоснование продления избранной в отношении него меры пресечения,  не представляется разумным и не вызывается необходимостью, в связи с чем изменила постановление суда, указав о продлении срока содержания под стражей обвиняемого К.  на 1 месяц, а всего до 8 месяцев 29 суток.

Европейский Суд по правам человека в своих решениях неоднократно подчеркивал, что строгость наказания, которое может быть назначено по приговору суда, является существенным элементом оценки риска того, что обвиняемый может скрыться и повторно совершить преступление, однако необходимость продления срока заключения не может быть оценена исключительно с абстрактной точки зрения, с учетом лишь тяжести предъявленного обвинения, поэтому при решении вопроса о продлении  срока содержания обвиняемого под стражей суд обязан проанализировать личную ситуацию обвиняемого, особые стороны его характера или поведения, которые могли бы оправдать заключение.

Как показало обобщение, в большинстве случаев при продлении срока содержания обвиняемых под стражей суды, с учетом правовой позиции Европейского суда по правам человека, учитывали сведения о личности обвиняемого: возраст, характеристики, сведения о судимости, состояние здоровья, семейное положение, род занятий, наличие постоянного места жительства, не нарушалась ли им ранее избранная мера пресечения.

Вместе с  тем, не исключены случаи принятия судами решений о продлении срока содержания обвиняемого под стражей без  надлежащей оценки данных обстоятельств.

Так, постановлением Благовещенского городского суда от 05 февраля 2009 года был продлен срок содержания под стражей Г., 1951 года рождения, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.285, ч.3 ст.159 УК РФ, на 2 месяца, а всего до 6 месяцев 7 суток.

Отменяя указанное решение, судебная коллегия в кассационном определении от  05 февраля 2009 года указала, что  предварительное следствие по уголовному делу в отношении Г. находится в завершающей стадии, а именно - для завершения расследования требуется ознакомить потерпевших, обвиняемых и их защитников с материалами уголовного дела, составить обвинительное заключение и направить дело прокурору,  в ходе рассмотрения ходатайства суду стороной защиты были представлены новые, ранее не оценивавшиеся судами сведения о состоянии здоровья обвиняемого и о его нуждаемости в специальном наблюдении и лечении, поскольку у него имеется ряд тяжелых заболеваний, требующих постоянного наблюдения и корректировки лечения врачами-специалистами, что не может быть обеспечено сотрудниками медицинской части ФБУ ИЗ 28/1. Вышеперечисленные обстоятельства в совокупности с данными о возрасте Г.,  наличии у него места жительства в г. Благовещенске подлежали обязательному учету и анализу судом, однако, надлежащей оценки не получили.

Имеются факты принятия решений о продлении срока содержания обвиняемого  под стражей с учетом обстоятельств, которые сами по себе не являются основаниями для продления срока содержания обвиняемого под стражей.

Так, постановлением Михайловского районного суда от 11 февраля 2009 года был продлен срок содержания под стражей в отношении Г., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ.

Принимая решение о продлении срока содержания Г. под стражей, суд, наряду с другими основаниями, указал в постановлении на то, что обвиняемый вину в совершении преступления не признал, воспользовавшись ст.51 Конституции РФ, от дачи показаний отказался. Указанное обстоятельство, по мнению суда, свидетельствует о том, что, находясь на свободе, он может оказать отрицательное влияние на полное, всесторонне и объективное расследование по данному делу.

03 марта 2009 года судебная коллегия указанное постановление изменила,  исключив из описательно-мотивировочной части постановления указание суда на  то, что «непризнание Г. своей вины в совершенном деянии дает основание полагать, что, находясь на свободе, он может оказать отрицательное влияние на полное, всесторонне и объективное расследование по данному делу», указав при этом, что непризнание обвиняемым своей вины является формой реализации его права на защиту, предусмотренного ст.51 Конституции РФ, и не является основанием для продления срока его содержания под стражей.

В ходе обобщения было установлено, что Ромненским районным и Благовещенским городским  судами допускалась небрежность при составлении постановлений  о продлении срока содержания лица под стражей, неверно указывалась дата,  до которой суд продлял срок содержания под стражей обвиняемого, что также являлось основанием для изменения постановлений судов в отношении К. и Т..

Конституционный Суд РФ неоднократно указывал на обязанность суда, выносящего в порядке ст.255 УПК Российской Федерации решения о продлении срока содержания под стражей, исчислить и указать конкретный срок содержания под стражей.

Согласно ст.255 УПК РФ, суд, в производстве которого находится уголовное дело, по истечении 6 месяцев со дня поступления уголовного дела в суд вправе продлить срок содержания подсудимого под стражей. При этом продление срока содержания под стражей допускается только по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях и каждый раз не более чем на 3 месяца.

По смыслу ч.2 ст.255 УПК РФ  период после вынесения приговора до вступления его в законную силу, а если приговор обжалован в соответствии со ст.354 УПК РФ, до рассмотрения в апелляционном или кассационном порядке жалобы или представления в шестимесячный срок содержания осужденного под стражей не входит.

В ходе проведения обобщения было установлено, что не все суды учитывают указанные требования закона и принимают меры к своевременному продлению срока содержания под стражей подсудимых.

Так, постановлением Белогорского городского суда   от 15 мая 2009 года срок содержания под стражей С., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ, был продлен на 3 месяца, то есть до 15 августа 2009 года включительно.

Отменяя указанное постановление, судебная коллегия в кассационном определении от 11 июня 2009 года указала, что в соответствии со ст.255 УППК РФ шестимесячный срок содержания подсудимого под стражей следует исчислять с момента поступления дела в суд и до вынесения приговора, время содержания осужденного под стражей после вынесения приговора и  до рассмотрения приговора судом кассационной инстанции в случае его обжалования в   указанный срок не засчитывается. При отмене приговора кассационной инстанцией и возвращении дела на новое судебное рассмотрение, исчисление    шестимесячного    срока    возобновляется    и    в    дальнейшем осуществляется с учетом времени содержания подсудимого под стражей  до постановления первого приговора.

Уголовное дело в отношении  С. поступило в суд 02 июня 2008 года,  09 октября 2008 года в отношении С. был постановлен обвинительный приговор.  27 января 2009 года данный приговор был отмен судом кассационной инстанции, уголовное дело было направлено на новое судебное рассмотрение, мера пресечения в отношении С.- заключение под стражей  оставлена  без изменения. Таким образом, шестимесячный срок содержания  С. под стражей истекал 23 марта 2009 года. До указанного времени вопрос о продлении срока содержания подсудимого С. под стражей не решался. После истечения шестимесячного срока содержания под стражей подсудимый С. содержался под стражей без соответствующего судебного решения до 15 мая 2009 года. Продление срока содержания подсудимого под стражей по истечении срока, до которого оставлялась без изменения указанная мера пресечения, - законом не предусмотрено. Допущенное судом нарушение требований закона повлекло отмену судебного решения. 

Проведенное обобщение свидетельствует о том, что не все судьи знают и правильно применяют закон, разъяснения Пленумов Верховного Суда Российской Федерации, правовую позицию Европейского Суда по правам человека по данному вопросу (например: постановление от 07 апреля  2005 года по делу "Рохлина против Российской Федерации", постановление от 08 ноября 2005 года по делу "Худоеров  против Российской Федерации", постановление от 06 декабря 2007 года по делу "Линд против Российской Федерации", постановление от 19 марта 2009 года по делу "Шкилев против Российской Федерации"), а в некоторых случаях игнорируют требования закона.  В целях устранения допущенных ошибок и обеспечения правильного применения  уголовно-процессуального законодательства при рассмотрении ходатайств об избрании в отношении подозреваемых (обвиняемых) меры пресечения в виде заключения под стражу и ее продлении судьям следует также изучить и использовать в работе рекомендации, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации №22 от 29 октября 2009 года «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста», особое внимание обратить на требования, предъявляемые к судебным решениям, касающимся меры пресечения по делам, находящимся в производстве судов, необходимость указывать в судебном решении об оставлении ранее избранной меры пресечения конечный срок содержания обвиняемого под стражей.

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Амурского областного суда.

опубликовано 25.03.2010 08:58 (МСК)