Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
обобщение практики рассмотрения уголовных дел в особом порядке судебного разбирательства судами Амурской области за 2008 год

Амурским областным судом проведено обобщение судебной практики рассмотрения судами Амурской области уголовных дел в особом порядке судебного разбирательства в 2008 году.

Анализ  данных судебной статистики позволяет  сделать вывод  о том, что применение районными, городскими судами, а также мировыми судьями Амурской области особого порядка судебного разбирательства  достаточно распространено.   Районными (городскими) судами в особом порядке судебного разбирательства (с вынесением  приговора и прекращением дела) в 2008 году рассмотрено  3349 дел  или 45 % от  общего количества  (7433); мировыми судьями  в особом порядке рассмотрено  1746 дел или  42, 1 % от общего количества (4145).

Наиболее часто  в районных (городских) судах рассматриваются  в особом порядке дела: о незаконных действиях с наркотическими средствами и  психотропными веществами  -  1116 дел или  60, 9 % (всего 1832);  о кражах чужого имущества - 1259 дел или 37,6 %;  мировыми судьями:  дела о кражах чужого имущества - 485 или 27,8 %;  дела частного обвинения   -  312 или 17,9 %  (а также  602 дела или 51, 1%    из 1175 дел о  прочих  преступлениях).

        В ходе обобщения было изучено 350 уголовных дел, рассмотренных городскими, районными судами области, а также проанализирована кассационная и надзорная практика по данной категории дел.  Изучение указанных дел показало, что суды в целом правильно понимают требования закона о применении особого порядка судебного разбирательства, вместе с тем,     некоторые ошибки носят распространенный характер. 

 

        Согласно пункту 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 года № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел», при рассмотрении вопроса о возможности принятия судебного решения по ходатайству обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке судам надлежит устанавливать, имеются ли по уголовному делу необходимые для этого условия. Согласно требованиям норм главы 40 УПК РФ, такими условиями следует считать: заявление обвиняемого о согласии с предъявленным обвинением; заявление такого ходатайства в присутствии защитника и в период, установленный статьей 315 УПК РФ; осознание обвиняемым характера и последствий заявленного им ходатайства; отсутствие возражений у государственного или частного обвинителя и потерпевшего против рассмотрения уголовного дела в особом порядке; обвинение лица в совершении преступления, наказание за которое не превышает 10 лет лишения свободы; обоснованность обвинения и его подтверждение собранными по делу доказательствами; понимание обвиняемым существа обвинения и согласие с ним в полном объеме; отсутствие оснований для прекращения уголовного дела.

        Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ, при наличии ходатайства обвиняемого о применении особого порядка принятия судебного решения и отсутствии обстоятельств, препятствующих разбирательству уголовного дела в особом порядке, судья при назначении судебного заседания принимает решение о рассмотрении данного дела в особом порядке.

       Изучение судебной практики показывает, что около 52% уголовных дел с ходатайствами обвиняемых о рассмотрении дела в особом порядке назначалось к рассмотрению в таком порядке сразу.

        В то же время по остальным подобным делам суды, не указывая на обстоятельства, препятствующие разбирательству дела в особом порядке, назначали рассмотрение дел в общем порядке, при этом принимали  решение о вызове в судебное заседание лиц, указанных в списке к обвинительному заключению, а в подготовительной части судебного заседания переходили на особый порядок рассмотрения.

       Подобная ошибка носит довольно распространенный характер в Белогорском районном суде и была допущена судьями по делам в отношении 21  лица. Такую же ошибку допустил и Свободненский городской суд  в отношении  7  лиц.

       Судьями Константиновского районного суда была допущена иная ошибка. Так, принимая решение при назначении судебного заседания о рассмотрении дела в особом порядке, судьи вместе с тем вызывали в суд лиц по списку, указанному в обвинительном заключении, в том числе свидетелей (в отношении 9 лиц).    Аналогичную  ошибку  допустил  и Свободненский районный суд по делам в отношении  трех лиц.  

 

       Наличие оснований к прекращению уголовного дела, предусмотренных уголовным и уголовно-процессуальным законом, должны быть установлены при       поступлении уголовных дел в суд и в силу положений п. 4 ч. 1 ст. 236 УПК РФ не предполагает вынесения решения о назначении судебного заседания.

       При анализе уголовных дел, рассмотренных судами в особом порядке судебного разбирательства в 2008 году, было установлено, что по некоторым делам на момент поступления их в суд имелись заявления потерпевшего о прекращении уголовного дела в отношении обвиняемого в связи с примирением с ним. Однако судьями указанные заявления потерпевших были оставлены без внимания.

       Так, по уголовному делу в отношении З., осужденной Свободненским районным судом 10 сентября 2008 года, при поступлении дела в суд имелось заявление от потерпевшей о прекращении дела в отношении обвиняемой за примирением с ней в связи с полным возмещением ущерба. Судья оставил указанное заявление без внимания, предварительное слушание по делу не назначил, а назначил судебное заседание в особом порядке. В судебном заседании указанное заявление потерпевшей оглашалось, но лишь в части выражения ее желания о рассмотрении дела без ее участия, после чего суд, не рассмотрев ходатайство потерпевшей о прекращении уголовного дела и оставив без внимания наличие оснований для прекращения дела, постановил обвинительный приговор в особом порядке.

       Аналогичное нарушение допустил и Благовещенский районный суд по делу в отношении О..   Как видно из материалов указанного уголовного дела, до поступления дела в суд трое из четверых потерпевших по делу  просили прекратить уголовное дело в отношении О. в связи с примирением с ним и полным возмещением причиненного им материального ущерба. Суд оставил заявления потерпевших о прекращении уголовного дела без внимания и постановил   обвинительный приговор, при этом, не располагая сведениями о согласии потерпевшего С. на рассмотрение дела в особом порядке.

 

        В некоторых случаях судьи, решая вопрос о возможности применения особого порядка судебного разбирательства, не выясняют должным образом вопрос о наличии ходатайства обвиняемого о применении особого порядка принятия судебного решения.

       Так, по делу в отношении Д., рассмотренному Благовещенским городским судом, судья, назначая судебное заседание в особом порядке, не обратил внимания на то, что обвиняемый при ознакомлении с обвинительным актом после разъяснения ему прав, предусмотренных частью 5 ст. 217 УПК РФ, пожелал воспользоваться правом, предусмотренным п. 1 указанной части, то есть о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей, а не в особом порядке.

 

Определением суда кассационной инстанции был отменен приговор Магдагачинского районного суда от 26 ноября 2007 года в отношении  Ш..

При выполнении требований ст. 217 УПК РФ в протоколе об ознакомлении с материалами уголовного дела обвиняемой и её защитника следователем сделана запись, которая не свидетельствует об однозначном желании Ш. о рассмотрении уголовного дела в особом порядке, исправления следователем не оговорены.

В заседании суда кассационной инстанции осужденная Ш. пояснила, что она не знакомилась с материалами уголовного дела 23.07.2007 г., заявлений на предварительном следствии о постановлении приговора в особом порядке не писала. Заявление от 23.07.2007г., имеющееся в материалах дела, было ею написано в суде 16.11.2007г. по предложению адвоката, когда ей было вручено обвинительное заключение, а 23.07.2007 года она находилась на лечении в Усть-Ивановской больнице.

Данное пояснение осужденной заслуживало внимания, поскольку, как видно из материалов уголовного дела, ходатайство от 23.07.2007 г. появилось в материалах дела после того, как уголовное дело поступило в суд 08.10.2007 г., ходатайство не зарегистрировано (нет входящего номера).

Из изложенных  обстоятельств не следует, что ходатайство Ш. о слушании дела в особом порядке было заявлено добровольно, после консультаций с защитником, как того требуют положения ст. 314 УПК РФ, и при проведении предварительного следствия. Причем в протоколе при выполнении требований ст. 217 УПК РФ указано, что обвиняемая знакомиться с материалами уголовного дела и подписывать протокол  отказалась, что также не может свидетельствовать о желании последней  рассмотреть дело в особом порядке.

Однако суд первой инстанции не устранил имеющиеся противоречия, не выяснил причины отказа Ш. в ознакомлении с материалами дела и, не удостоверившись в её добровольном желании на рассмотрение дела в особом порядке, принял 9 октября 2007 года преждевременное решение о назначении судебного заседания в особом порядке, чем нарушил требования ст. ст. 314 - 316 УПК РФ.

        

        Рассматривая уголовное дело в отношении С., К. и С.   Белогорский районный суд в приговоре от  12 ноября 2008 года указал, что  в судебном   заседании  подсудимые подтвердили  ранее заявленное ими ходатайство о рассмотрении  уголовного дела в особом порядке и постановлении приговора без проведения судебного разбирательства,  что они осознают характер и последствия заявленного  ходатайства, которое заявлено ими добровольно, после консультации с защитниками.

        Вместе с тем, как следует из протокола судебного заседания, о том, что  данное ходатайство было заявлено добровольно,  после консультации с защитником,  заявил в  судебном заседании   не  подсудимый С., а его защитник - адвокат  И., пояснив также, что  последствия рассмотрения дела в особом порядке его подзащитному  разъяснены и понятны.     Таким образом,   вызывает сомнение  обоснованность выводов суда о том,  имелись ли все необходимые условия  для постановления приговора  без проведения судебного разбирательства в общем порядке, осознавал ли  подсудимый характер и  последствия  заявленного им ходатайства.

        

В соответствии с требованиями части 2 статьи 315 УПК РФ обвиняемый вправе заявить ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в момент ознакомления с материалами уголовного дела и на предварительном слушании, когда оно является обязательным в соответствии со статьей 229 УПК РФ, поэтому ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства может быть удовлетворено лишь в том случае, если оно заявлено до назначения судебного заседания.

Постановлением  Президиума Амурского областного суда был отменен приговор мирового судьи Амурской области по Белогорскому городскому судебному участку № 3 от 16 апреля 2007 года в отношении  У.,  уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение со стадии подготовки к судебному заседанию.

Как установил президиум, при ознакомлении 10 февраля 2007 года с материалами уголовного дела обвиняемый У. заявил ходатайство о проведении предварительного слушания; указал, что желает воспользоваться правом, предусмотренным п. 3 ч. 5 ст. 217 УПК РФ. О постановлении приговора без проведения судебного разбирательства обвиняемый У. не заявлял.

12 марта 2007 года настоящее уголовное дело в порядке ст. 222 УПК РФ поступило мировому судье Белогорского городского судебного участка.

Постановлением мирового судьи Белогорского городского судебного участка № 3 от 13 марта 2007 года по делу было назначено судебное заседание без проведения судебного разбирательства, то есть рассмотрение дела в особом порядке. При этом мировой судья указал, что, согласно протоколу ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела, У. желает воспользоваться правом, предусмотренным п. 2 ч. 5 ст. 217 УПК РФ, а именно ходатайствует о применении особого порядка судебного разбирательства, что не соответствовало материалам дела.

Кроме того, как видно из постановления о назначении судебного заседания без проведения судебного разбирательства, судья посчитал, что оснований для проведения предварительного слушания не имеется, при этом в нарушение требований п. 4 ст. 228 УПК РФ вопрос о том, подлежит ли удовлетворению заявленное У.  ходатайство о проведении предварительного слушания,  остался невыясненным. Несмотря на то, что в ходе судебного заседания   У. согласился с предъявленным ему обвинением и ходатайствовал о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, заявив, что поддерживает свое ходатайство на предварительном следствии  о рассмотрении дела в особом порядке,  президиум   пришел к выводу, что поскольку данное заявление  У. не  подтверждается материалами дела,  оснований для принятия решения о рассмотрении дела в особом порядке судебного разбирательства у суда не имелось.

 

Постановлением президиума от 12 января 2009 года  отменен приговор  в отношении  К., уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение со стадии подготовки к судебному заседанию в тот же суд в ином составе суда.

 Как следует из материалов дела, в ходе предварительного следствия обвиняемый К. отказался от помощи защитника. При ознакомлении с материалами уголовного дела К. заявил ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства. Постановлением судьи от 22 мая 2007 года по делу было назначено судебное заседание в особом порядке судебного разбирательства. При этом судья указал об отсутствии обстоятельств, препятствующих разбирательству уголовного дела в таком порядке.

Вместе с тем, уголовное дело в отношении К., назначенное судьей к рассмотрению в особом порядке судебного разбирательства, было рассмотрено в общем порядке. При этом судья в нарушение требований ч. 6 ст. 316 УПК РФ не вынес постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

При  таких обстоятельствах  президиум,  отменяя данный приговор, указал, что при подготовке к судебному заседанию судье следует выяснить необходимые вопросы, в том числе, подлежит ли удовлетворению заявленное обвиняемым К. ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства, после чего принять законное и обоснованное решение.

 

        В п. 3 Постановления Пленума  РФ  от 5  декабря 2006 года  содержится разъяснение о том, что, решая вопрос о возможности применения особого порядка судебного разбирательства по уголовному делу, следует иметь в виду, что в нормах главы 40 УПК РФ указаны условия постановления приговора без проведения  судебного разбирательства в особом порядке, а не условия назначения  уголовного дела к рассмотрению. Поэтому при наличии  ходатайства  обвиняемого  о применении  особого порядка  принятия судебного решения и отсутствии обстоятельств, препятствующих разбирательству уголовного дела в особом порядке, судья при назначении судебного заседания принимает решение о рассмотрении данного дела  в особом порядке.

 

       При разрешении судом ходатайств о   постановлении приговора без проведения судебного разбирательства  необходимо также неукоснительно соблюдать требования закона о  том, что   обвиняемый не может быть   лицом, совершившим преступление в несовершеннолетнем возрасте, поскольку в силу ст. 420 УПК РФ производство по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, осуществляется в общем порядке, с изъятиями, предусмотренными главой 50 УПК РФ, да и наказание ему в силу ч. 6 ст. 88 УК РФ не может быть назначено более 10 лет лишения свободы.

       Вместе с тем, согласно  данным судебной статистики, в 2008 году  в особом порядке рассмотрены дела  в отношении несовершеннолетних: 

       Благовещенским городским судом – 4;  Свободненским городским – 4; Архаринским районным - 2; Ромненским районным – 1; Шимановским районным – 1, а также  мировыми судьями:  Архаринского судебного участка – 3; Благовещенского городского судебного участка № 4 – 1; Ивановского районного судебного участка  № 1 – 4; Магдагачинского районного судебного участка – 1;  Свободненского городского судебного участка № 1 – 2 дела, что является недопустимым.

 

        Если хотя бы одно из условий ч. 1 и ч. 2 ст. 314 УПК не соблюдено, суд принимает решение о назначении судебного разбирательства в общем порядке.

Решая вопрос о назначении рассмотрения уголовного дела в особом порядке по результатам предварительного слушания, а также о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке в соответствии с частью 6 статьи 316 УПК РФ, необходимо соблюдать установленное частью 4 статьи 231 УПК РФ требование об извещении сторон о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала. В таких случаях при назначении наказания осужденным  должны быть соблюдены  требования части 7 статьи 317 УПК РФ, то есть наказание не должно превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида  наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

 

Закон не допускает рассмотрение уголовных дел в особом порядке без подсудимого, его защитника, государственного или частного обвинителя, поскольку от позиции указанных участников судебного разбирательства зависит возможность применения особого порядка принятия судебного решения.

Вместе с тем,   данное требование закона  не всегда выполняется судами. Так, приговор Магдагачинского районного суда от 18 апреля 2008 года в отношении В. и С. был отменен определением судебной коллегии, поскольку суд  в   нарушение ч. 2 ст. 316 УПК РФ  провел судебное заседание   и постановил  приговор в отсутствие подсудимого С..

 

        Изучение судебной практики свидетельствует о том, что судами не всегда соблюдаются и права потерпевших при рассмотрении дел  в особом  порядке, предусмотренные   ч. 6 ст. 316 УПК РФ.

При этом  не учитываются требования закона о том, что в судебном заседании  суду следует также удостовериться в отсутствии у потерпевшего, надлежащим образом извещенного о месте и времени судебного заседания, возражений против заявленного обвиняемым ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства.

        Так, по уголовному делу в отношении Д., рассмотренному Ивановским районным судом 26 февраля 2008 года, мнение потерпевшей относительно рассмотрения дела в особом порядке осталось невыясненным. При поступлении дела в суд позиция потерпевшей стороны в материалах дела отражена не была, а в судебное заседание потерпевшая не явилась и данных о ее надлежащем  извещении о рассмотрении дела в особом порядке у суда не имелось. 

        Подобную ошибку допустили Благовещенский городской суд по делу в отношении одного лица, Свободненский городской суд по делам в отношении  трех лиц.

 

По смыслу пункта 22 статьи 5, пунктов 4, 5 части 2 статьи 171 и части 1 статьи 220 УПК РФ применительно к особому порядку судебного разбирательства под обвинением, с которым соглашается обвиняемый, заявляя ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке, следует понимать фактические обстоятельства содеянного обвиняемым, форму вины, мотивы совершения деяния, юридическую оценку содеянного, а также характер и размер вреда, причиненного деянием обвиняемого.

        Бурейским районным судом  было рассмотрено дело в отношении М.,   он  осужден по ч. 1 ст. 222 УК РФ. Как следует из материалов дела,  обвиняемый, не признавший себя виновным в совершении указанного преступления,  при ознакомлении с материалами дела  не заявлял о применении особого порядка судебного разбирательства. Затем, до поступления дела в суд написал   ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке. Рассматривая вопрос о назначении  судебного заседания в отсутствии  защитника, суд  принял решение  о постановлении приговора   без проведения судебного разбирательства. Согласно протоколу судебного заседания,  в ходе рассмотрения  дела подсудимый заявил, что  он  заявил ходатайство добровольно, после консультации  с адвокатом, что  фактически не подтверждается  материалами дела и ставит под сомнение  выводы суда о законности  применения  особого порядка принятия судебного решения.

 

 Изучение уголовных дел показывает, что судьи при рассмотрении вопроса о возможности принятия судебного решения в особом порядке не всегда проверяют обоснованность обвинения и его подтверждение собранными по делу доказательствами.

        По смыслу закона, судья, принимая решение о возможности назначения дела к рассмотрению в особом порядке, должен убедиться не только в наличии необходимой совокупности доказательств, подтверждающих обвинение, но и в надлежащей  юридической оценке содеянного обвиняемым.

        Невыполнение  приведенных  выше требований закона является одним из наиболее часто встречающихся  оснований для изменения постановленных приговоров. 

        Так, несоблюдение требований закона о проверке соответствия предъявленного обвинения собранным по уголовному делу доказательствам  явилось основанием к отмене приговора Ромненского районного суда  от 10 ноября 2008 года  в отношении К..

        Назначая  рассмотрение  данного дела в особом порядке, судья   не проверил, обоснованно ли предъявленное обвинение  К. в краже чужого имущества, с незаконным проникновением  в иное хранилище: неисправного самовара, стоимостью 1500 рублей,  который висел на заборе; соответствует ли оно представленным  доказательствам.  Принимая во внимание, что, исходя из материалов дела,  размер причиненного кражей ущерба вызывает сомнение,  проверка  этого обстоятельства могла повлиять на выводы суда о возможности рассмотрения дела в особом порядке и о наличии в действиях К. состава преступления.  Судебная коллегия  своим  определением   от 23 декабря 2008 года  приговор отменила с направлением материалов дела на новое рассмотрение  со стадии подготовительных  действий к судебному разбирательству.

       Приговором Благовещенского районного суда от 7 апреля 2008 года осужден  Б., в том числе по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ за хищение имущества на сумму 2990 рублей, принадлежащего М., с причинением ему значительного ущерба.

       Как установлено судом, Б. похитил принадлежащие М. куртку из искусственной кожи, стоимостью 1000 рублей и сотовый телефон «Самсунг», стоимостью 1990 рублей.

       Из материалов дела следует, что потерпевший М. заявлял о хищении у него имущества (указанных куртки, сотового телефона, а, кроме того, золотой цепочки) на общую сумму 7990 рублей, и именно ущерб в указанном размере он считал для себя значительным.

       В ходе предварительного следствия уголовное преследование Б. в части кражи золотой цепочки, стоимостью 5000 рублей, принадлежащей М., было прекращено за непричастностью к совершению преступления, и Б. было предъявлено обвинение в хищении имущества у М.  на сумму 2990 рублей.

       Однако после этого потерпевший М. не допрашивался, и вопрос о том, насколько значителен для него ущерб на сумму 2990 рублей, органом следствия не выяснялся.

       Суд оставил указанные обстоятельства без внимания и признал Б.  виновным  в совершении  кражи имущества М.,   с причинением значительного ущерба потерпевшему

 

Постановлением президиума Амурского областного суда от 2 марта 2009 года отменен приговор Бурейского районного суда Амурской области от 27 марта 2008 года в отношении М..

Как видно из материалов дела, М. было предъявлено обвинение в совершении  преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, – кражи, совершенной с причинением значительного ущерба гражданину.

Суд признал данное обвинение обоснованным, подтвержденным доказательствами, собранными по уголовному делу, и квалифицировал действия М. аналогичным образом.

Вместе с тем, из показаний обвиняемого М. следует, что парень, которому он наносил удары, упал и находился без чувств, при падении у парня выпал мобильный телефон. Он  решил взять этот телефон себе, поднял его с земли и положил себе в карман. После этого он увидел подъезжающий патрульный автомобиль милиции и стал убегать, но его догнали и задержали, доставили в отдел милиции и изъяли там телефон.

Свидетель К. (сотрудник милиции) пояснял, что он, проезжая с другими сотрудниками милиции на патрульном автомобиле, увидел, как у магазина «Мини-Маркет» один парень (который впоследствии назвался М.) наносит удары другому, лежащему на земле, парню (им оказался сотрудник милиции Р.). При этом он видел, как М. наклонился и поднял лежащий рядом с Р. предмет, похожий на телефон. В это время М. увидел их патрульный автомобиль и стал убегать. Он и сотрудник милиции Н. побежали за М., догнали его у четвертого подъезда дома 62 по ул. Трудовая и доставили в отдел милиции, где у него был обнаружен и изъят телефон, указанный потерпевшим (л.д. 16).

Аналогичные сведения приведены в протоколах допроса других свидетелей.

В протоколе осмотра места происшествия от 18 октября 2007 года указано, что в помещении Бурейского РОВД М. выдал мобильный телефон «Моторола».

Приведенные доказательства ставят под сомнение обоснованность обвинения М. в оконченной краже с причинением значительного ущерба.

Для разрешения вопроса о правильности  такой юридической оценки действий М. требовалось исследование в суде доказательств, собранных по делу, что при рассмотрении дела в особом порядке невозможно.

Суд же указанные обстоятельства оставил без внимания, в связи с чем  президиум пришел к выводу о несоблюдении судом условий постановления приговора без проведения судебного разбирательства, в результате чего был постановлен незаконным приговор.

        Глава 40 УПК РФ не содержит норм, запрещающих принимать по делу, рассматриваемому в особом порядке, иные, кроме обвинительного приговора, судебные решения, в частности, содеянное обвиняемым может быть переквалифицировано, а само уголовное дело прекращено (например, в связи с истечением сроков давности, изменением уголовного закона, примирением с потерпевшим, амнистией, отказом государственного обвинителя от обвинения) и т.д., если для этого не требуется исследования собранных по делу доказательств и фактические обстоятельства при этом не изменяются.

Так, определением судебной коллегии по уголовным делам был отменен приговор Ивановского районного суда от 5 сентября 2008 года в отношении Р..  

Как следует из протокола судебного заседания, государственный обвинитель указал, что из обвинения Р. должно быть исключено указание на хранение наркотических средств.

Таким образом, в судебном заседании государственный обвинитель фактически изменил предъявленное Р. обвинения путем его смягчения и исключения из действий осужденного незаконного хранения без цели сбыта наркотического средства в крупном размере.

Вместе с тем, суд, вопреки позиции государственного обвинителя признал Р. виновным в незаконном хранении без цели сбыта наркотического средства в крупном размере, указав, что в соответствии с законом при рассмотрении дела в особом порядке содеянное может быть переквалифицировано лишь в случае, когда для этого не требует исследования собранных по делу доказательств и фактические обстоятельства при этом не изменяются.

Таким образом, суд нарушил установленный ст. 15 УПК РФ принцип состязательности сторон, который распространяется, в том числе, и на особый порядок судебного разбирательства.

Кроме того, судебная коллегия не согласилась с выводом суда о том, что переквалификация действий виновного - исключение из его обвинения указания на незаконное хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере - в связи с изменением государственным обвинителем предъявленного Р. обвинения, требует исследования собранных по делу доказательств и влечет изменение фактических обстоятельств дела.

        Особое внимание  обращают на себя ошибки,  связанные с назначением наказания.

        В соответствии с ч. 7  ст. 316 УПК РФ, если судья  придет к выводу, что обвинение, с которым  согласился  подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по  уголовному делу, то  он постановляет обвинительный приговор и назначает подсудимому  наказание, которое не может превышать две трети максимального срока или размера  наиболее строгого  вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.  

        Нарушение указанных требований закона послужило основанием к изменению приговора  Белогорского городского суда от 5 декабря 2007 года в отношении Т.,  осужденного по  ч. 1 ст. 159 УК РФ к 2 годам лишения свободы. Поскольку  максимальное наказание по  данной статье предусмотрено в виде 2 лет лишения свободы,  соответственно максимально возможное наказание при постановлении приговора в особом порядке не должно превышать 1 года 4 месяцев.

 Судьи не всегда выполняют требования закона о том, что   при наличии оснований, предусмотренных статьями 62, 64, 66, 68, 69  УК РФ, наказание виновному назначается по правилам как этих статей, так и части 7 статьи 316 УПК РФ (например, при назначении подсудимому наказания за неоконченное преступление вначале следует с учетом требований статьи 66 УК РФ определить максимальный срок или размер наказания, которое может быть назначено виновному, затем в соответствии с частью 7 статьи 316 УПК РФ сократить этот срок (размер) наказания в связи с рассмотрением дела в особом порядке и лишь после этого определить подсудимому наказание с учетом положений Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации).

 Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам  Амурского областного суда  изменен приговор Тындинского районного суда от 25 июля 2008 года в отношении  Т., который был осужден   по ч. 2 ст. 30, п. «в» ч. 2 ст. 132 УК РФ к  4 годам лишения свободы. 

В соответствии с ч. 3 ст. 66 УК РФ срок наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление.  

Согласно ч. 7 ст. 316 УПК РФ наказание, назначенное подсудимому при рассмотрении уголовного дела в особом порядке, не может превышать две трети максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. 

В силу ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. п. «и» и «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок наказания не может превышать трех четвертей максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Как видно из приговора, суд признал Т. виновным в неоконченном преступлении - покушении на преступление.

Кроме того, суд признал обстоятельством, смягчающим наказание Т., в том числе, его явку с повинной (предусмотренную п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ). Отягчающих его наказание обстоятельств судом не установлено.

Максимальный срок наказания в виде лишения свободы, предусмотренный ч. 2 ст. 132 УК РФ (за оконченное преступление), составляет 10 лет.

Таким образом, с учетом требований ч. 3 ст. 66 и ст. 62 УК РФ и ч. 7 ст. 316 УПК РФ, Т. не могло быть назначено наказание свыше 3 лет 9 месяцев лишения свободы,  на что  было правильно указано в представлении  прокурора (несмотря на то, что  санкция от 4-х лет). Суд же назначил ему 4 года лишения свободы.

Аналогичное  нарушение закона явилось основанием для изменения  судом кассационной инстанции   приговора Белогорского городского суда от 5 мая 2008 года в отношении  Л..

При назначении наказания Л. по ч. 2 ст. 162 УК РФ судом было допущено нарушение закона. Как видно из приговора, суд признал обстоятельством, смягчающим наказание Л., в частности, его активное способствование раскрытию преступлений (предусмотренное п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ). Отягчающих его наказание обстоятельств судом не установлено.

Максимальный срок наказания в виде лишения свободы, предусмотренный ч. 2 ст. 162 УК РФ, составляет 10 лет.

Таким образом, с учетом требований ч. 7 ст. 316 УПК РФ и ст. 62 УК РФ, Л. за указанное преступление не могло быть назначено свыше 5 лет лишения свободы.

Суд же назначил ему 5 лет 6 месяцев лишения свободы.

 

       В соответствии с ч. 10 ст. 316 УПК РФ процессуальные издержки, предусмотренные статьей 131 УПК РФ, взысканию с подсудимого не подлежат.

       Однако и данное требование закона не всегда выполняется  судами.

       Так, приговором Белогорского районного суда от 15 мая 2008 года с осужденного Ш. были взысканы процессуальные издержки за услуги адвоката в ходе предварительного следствия в сумме 1650 рублей, что послужило основанием для  его изменения судом кассационной инстанции. 

      Аналогичная ошибка допущена Белогорским районным судом по делам в отношении двух лиц, а также Тамбовским районным судом по делам в отношении  трех лиц.

      Постановлением Президиума Амурского областного суда от   16 марта 2009 года был изменен приговор  Тамбовского районного суда от 17 ноября 2008 года в отношении  П., осужденной  по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, исключено указание суда на взыскание с осужденной процессуальных издержек в виде оплаты  расходов, связанных с оказанием ей  юридической помощи адвоката на следствии в сумме   1342 рубля 71 коп., с указанием о принятии данных  процессуальных издержек  на счет  государства.

        Согласно статье 317 УПК РФ приговор, постановленный без проведения судебного разбирательства в общем порядке, не может быть обжалован сторонами в кассационном и апелляционном порядке в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Поэтому производство по таким жалобам в судах кассационной и апелляционной инстанций подлежит прекращению.

Вместе с тем, если в кассационных жалобах или представлениях содержатся данные, указывающие на нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона либо на несправедливость приговора, судебные решения, принятые в особом порядке, могут быть отменены или изменены, если при этом не изменяются фактические обстоятельства дела (например, в связи с изменением уголовного закона, неправильной квалификацией преступного деяния судом первой инстанции, истечением сроков давности, амнистией и т.п.).

       Однако, встречаются случаи, когда суды при разъяснении в приговоре порядка и срока его обжалования указывают о том, что приговор может быть обжалован лишь в части назначенного наказания.

       Подобная практика   характерна  для Тамбовского районного суда, который допустил подобную ошибку по делам в отношении 11 лиц.   

Суд апелляционной инстанции также  не вправе исследовать доказательства, подтверждающие либо опровергающие обвинение, поскольку приговор, постановленный без проведения судебного разбирательства в общем порядке, не может быть обжалован в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельства дела.

Приговором мирового судьи Магдагачинского районного судебного участка Амурской области от 31 января 2008 года П. была признана виновной и осуждена по ч. 1 ст. 139 УК РФ к штрафу в размере три тысячи рублей.   Дело рассмотрено в особом порядке принятия судебного решения, установленном главой 40 УПК РФ.

Постановлением апелляционной инстанции Магдагачинского районного суда Амурской области от 25 марта 2008 года производство по апелляционной жалобе осуждённой П. на приговор от 31 января 2008 года прекращено.

В кассационной жалобе осуждённая  просила приговор отменить, ссылаясь на неверную оценку судом обстоятельств дела;  на то, что незаконное проникновение в жилище она не совершала; что адвокат не разъяснил ей особенности обжалования приговора, постановленного в особом порядке. Выражая несогласие с решением апелляционной инстанции, П. указывала в жалобе, что в апелляционном порядке она обжаловала «нарушения в процессе расследования», допущенные следователем.  

Судебная коллегия по уголовным делам Амурского областного суда, рассмотрев данную жалобу 22 мая 2008 года, оснований для ее  удовлетворения не нашла, указав, что, поскольку   апелляционная жалоба осужденной содержала доводы лишь о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре (о незаконном её проникновении в жилище, в котором проживал Ш.), фактическим обстоятельствам дела, оснований для  ее рассмотрения у суда  апелляционной инстанции не имелось, а поэтому  производство по данной жалобе было обоснованно прекращено.

 По тем же основаниям не были рассмотрены и доводы кассационной жалобы П. (аналогичные доводам её апелляционной жалобы).

 

                                                          

Судебная коллегия по уголовным делам

Амурского областного суда. 

опубликовано 25.03.2010 08:58 (МСК)