Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обобщение судебной практики рассмотрения ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и ее продлении

В рамках данного обобщения изучена судебная практика на предмет соответствия требованиям уголовно-процессуального закона постановлений судей об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и ее продлении.

С этой целью проанализированы статистические данные за 2006 год и 2007 год о результатах рассмотрения судами ходатайств об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей и ее продлении, а также изучены конкретные материалы, истребованные из судов.

Статистические данные рассмотрения ходатайств об избрании  меры пресечения в виде заключения под стражу характеризуются следующим образом.

 

Период

Всего рассмотрено

Из них удовлетворено

% удовлетворенных

2006 год

2230

2132

95 %

2007 год

1955

1851

94%

 

Таким образом, количество рассмотренных в 2007 году ходатайств об избрании  меры пресечения в виде заключения под стражу по сравнению с 2006 годом снизилось на 12%,  в то же время показатели соотношения рассмотренных и удовлетворенных ходатайств существенных изменений не претерпели.

По категориям преступлений практика применения меры пресечения в виде заключения под стражу выглядит следующим образом.

 

Категория преступлений

Всего рассмотрено

Из них удовлетворено

Откладывались на срок до 72 часов

 

2006 год

2007 год

2006 год

2007

год

2006 год

2007 год

Особо тяжкие

693

779

670

769

23

0

Тяжкие

959

797

931

789

9

2

Средней тяжести

533

313

492

309

7

6

Небольшой тяжести

45

12

39

10

2

5

 

Приведенные статистические данные свидетельствуют о том, что  количество рассмотренных судами в 2007 году ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении лиц, подозреваемых, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений по сравнению с 2006 годом  увеличилось на 12%,  в то же время количество ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении лиц, подозреваемых, обвиняемых в совершении тяжких преступлений снизилось на 16 %,  преступлений средней тяжести на 41 %, небольшой тяжести на 73 %.

Данные об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении женщин и несовершеннолетних выглядят следующим образом.

 

В отношении

женщин

В отношении несовершеннолетних

Рассмотрено ходатайств

Из них удовлетворено

Рассмотрено ходатайств

Из них удовлетворено

2006 год

2007 год

2006 год

2007 год

2006 год

2007 год

2006 год

2007 год

118

104

112

100

184

134

179

118

 

Анализ указанных данных свидетельствует о том, что количество рассмотренных судами ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в 2007 году в сравнении в 2006 годом снизилось в отношении женщин на 12%, в отношении несовершеннолетних на 28%.

Статистические данные  рассмотрения ходатайств о продлении меры пресечения в виде заключения под стражу характеризуются следующим образом.

 

Период

Всего рассмотрено

Из них удовлетворено

% удовлетворенных

2006 год

2308

2254

97%

2007 год

1901

1877

98%

 

В 2006 году в кассационном порядке были пересмотрены  150 судебных решений об удовлетворении или отказе в удовлетворении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, из них отменены 14 или 9%.

В 2007 году в кассационном порядке обжалованы:

  •  200 постановлений об удовлетворении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, из них отменено  -24  или 12%;
  •  32 постановления об отказе в удовлетворении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, из них отменены - 8 или  25%.
  • 173 постановления об удовлетворении ходатайств о продлении срока содержания под стражей, из них отменены - 7 или 4 %; 
  • 6 постановлений об отказе в удовлетворении ходатайств о продлении срока содержания под стражей, из них отменены 4 или 66%.

Как показало обобщение, при решении вопроса об избрании в отношении
подозреваемых и обвиняемых меры пресечения в виде заключения под стражу
суды руководствуются требованиями, установленными нормами УПК РФ (статьи 97,   99,   108,   423   и   др.),   а  также   рекомендациями,   содержащимися   в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2004 года №  1  «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской  Федерации»,  от  10 октября 2003  года № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», от 14 февраля 2000 года № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних».

При поступлении материалов с ходатайством об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого или обвиняемого суды в большинстве случаев тщательным образом исследовали изложенные в них доводы о необходимости избрания именно такой меры пресечения.

Если в постановлении о возбуждении ходатайства не было приведено

достаточно убедительных сведений, характеризующих личность подозреваемого или обвиняемого,  суды обоснованно отказывали в удовлетворении таких ходатайств.

Так постановлением Белогорского городского суда Амурской области от 04 мая 2007 года отказано в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении несовершеннолетнего Чибизенко А.М., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч.3  ст. 162 УК РФ.

Оставляя без изменения указанное  судебное решение, судебная коллегия по уголовным делам  Амурского областного суда в кассационном определении от 22 мая 2007 года указала, что судом обоснованно учтены те обстоятельства, что Чибизенко А.М. является несовершеннолетним, последние шесть месяцев проживает с матерью, до этого времени проживал с отцом, который положительно влияет на сына, Чибизенко А.М. имеет постоянное место жительства, обучается в школе, ранее не судим. Указанные обстоятельства позволяют полагать, что родители подозреваемого смогут оказать не него положительное влияние и обеспечить его явку к следователю и в суд.

Вместе с тем, при принятии решений об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу судами допускались нарушения требований уголовно-процессуального законодательства.

Имеется случай, когда в отношении обвиняемого избиралась мера пресечения в виде заключения под стражу без указания оснований, предусмотренных ст.97 УПК РФ.

Постановлением судьи Завитинского районного суда от 21 июля 2007 года в отношении Данильчука А.С., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ, была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Мотивируя основания избрания меры пресечения в отношении обвиняемого судья указал, что  «учитывая наличие оснований, предусмотренных ст.97 УПК РФ, и,  принимая во внимание общественную опасность преступления, в совершении которого обвиняется Данильчук А.С., личность обвиняемого, характеризующегося по месту жительства отрицательно, как лицо склонное к совершению преступлений, не работающего, не имеющего источников существования, суд приходит к убеждению, что постановление следователя подлежит удовлетворению».

Таким образом, сославшись на ст.97 УПК РФ, судья в постановлении фактически не указал, какие основания, предусмотренные указанной статьей, были установлены судом.

В кассационном порядке указанное судебное решение не обжаловалось.

Имеются случаи, когда судьи в постановлениях лишь формально перечисляли указанные в ст.97 УПК РФ основания избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, не раскрывая и не приводя при этом конкретных данных, позволивших прийти к выводу, что подозреваемый (обвиняемый) может, например, скрыться, продолжать заниматься преступной деятельностью и т.д.

Постановлением Свободненского городского суда Амурской области от 13 апреля 2007 года в отношении  Крухмалевой О.А., проживающей в г. Оха Сахалинской области, несудимой,  подозреваемой в совершении преступления, предусмотренного п.«г» ч.3  ст. 228.1 УК РФ (в незаконной пересылке наркотических средств в особо крупном размере), была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Отменяя постановление, судебная коллегия в кассационном определении от 26 апреля 2007 года, указала, что при избрании подозреваемой             Крухмалевой О.А. меры пресечения в виде заключения под стражу суд пришел к выводу о том, что у органов следствия имеются основания подозревать ее в совершении преступления, которое относится к категории особо тяжких преступлений, подозреваемая может скрыться от правоохранительных органов и выехать к месту своего проживания в г.Оха Сахалинской области, чем воспрепятствовать производству по делу.

Однако, данные выводы суда нельзя признать правильными, поскольку в представленных следователем материалах не имеется данных о том, что Крухмалева О.А. участвовала в отправлении посылки, в которой содержалось наркотическое средство в особо крупном размере, проживание               Крухмалевой О.А.  вне места проведения предварительного следствия, само по себе не свидетельствует о том, что подозреваемая может скрыться от правоохранительных органов.

Имеются случаи избрания судами меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого по основаниям, не указанным следователем в ходатайстве об избрании данной меры пресечения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 08 ноября 2007 года отменено постановление Свободненского городского суда от 18 октября 2007 года об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Таскаева А.В., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.162 УК РФ.

Отменяя постановление, судебная коллегия указала, что при избрании в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу суд пришел к выводу о том, что Таскаев А.В. может скрыться от следствия и суда,  и тем самым  воспрепятствовать производству по делу, при этом иных оснований избрания обвиняемому Таскаеву А.В. меры пресечения в виде заключения под стражу суд не установил. Вместе с тем из представленных материалов следует, что в обоснование заявленного ходатайства следователь на данное обстоятельство не ссылался, в судебном заседании прокурор также не указывал на данное обстоятельство, как на основание избрания в отношении Таскаева А.В. меры пресечения в виде заключения под стражу, что лишило сторону защиты возможности высказать свое мнение, представить возражения о наличии или отсутствии указанного основания.

По смыслу положений ст. 108 УПК РФ к ходатайству об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу прилагаются помимо копий протоколов следственных действий также и имеющиеся по делу доказательства, подтверждающие наличие обстоятельств, свидетельствующих о необходимости избрания лицу меры пресечения в виде заключения под стражу (сведения о личности подозреваемого, справки о судимостях, данные о возможности скрыться лица от следствия или воспрепятствовать его производству в той или иной форме), другие документы.

Вместе с тем,  суд принимал решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и  при отсутствии в представленных материалах сведений о личности обвиняемого.

Так  постановлением Магдагачинского районного суда от 28 сентября 2007 года в отношении Придатко М.В., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ, была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Обосновывая принятое решение, судья, в том числе, указал, что  учитывает то обстоятельство, что обвиняемый характеризуется отрицательно, злоупотребляет спиртными напитками, при этом  представленные суду материалы вообще не содержали каких-либо сведений, характеризующих личность   обвиняемого. В кассационном порядке постановление не обжаловалось.

В соответствии с требованиями ст.99 УПК РФ одна лишь тяжесть совершенного преступления сама по себе не может служить достаточным основанием для избрания в отношении обвиняемого или подозреваемого меры пресечения в виде заключения под стражу.  Суд должен установить наличие оснований, предусмотренных ст.97 УПК РФ, невозможность избрания другой, более мягкой, меры пресечения, а также данные о личности обвиняемого или подозреваемого.

Однако в судебной практике  имеются случаи удовлетворения заявленных ходатайств об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подозреваемых и обвиняемых, содержащих только ссылку на тяжесть деяния, вменяемого в вину указанным лицам.

Так, постановлением Магдагачинского районного суда от 29 декабря 2006 года в  отношении Милованова Е.В., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.160 УК РФ, была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Удовлетворяя ходатайство следователя, суд в постановлении указал, что принимает  во внимание: тяжесть и общественную опасность преступления, в совершении которого обвиняется Милованов Е.В., данные о его личности – возраст, семейное положение, состояние здоровья,  на основании чего пришел к выводу о необходимости избрания данной меры пресечения  в целях пресечения преступного поведения со стороны обвиняемого, пресечения возможности  повлиять на свидетелей, воспрепятствовать установлению истины и производству по данному уголовному делу, скрыться от следствия и суда. При этом суд пришел к выводу, что оснований для избрания иной более мягкой меры пресечения не имеется.

Отменяя постановление судьи, судебная коллегия в кассационном определении от 06 февраля 2007 года указала, что, обосновывая избрание меры пресечения сведениями о личности обвиняемого, суд вместе с тем установил, что  Милованов Е.В. не судим, состоит в браке, имеет постоянное место жительства, по месту жительства характеризуется положительно, в злоупотреблении спиртными напитками, психотропными и наркотическими средствами замечен не был, к административной ответственности не привлекался, из   амбулаторной карты  Милованова Е.В. следует, что он имеет ряд хронических заболеваний.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу о том, что

суд обосновал избрание меры пресечения в виде заключения под стражу  в отношении Милованова Е.В. на основании лишь одной тяжести предъявленного ему обвинения, поскольку приведенные данные о личности обвиняемого, не свидетельствуют о том, что в отношении него невозможно применить иную более мягкую меру пресечения.

Изучение материалов свидетельствует о том, что при принятии решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, судьи не всегда приводили в постановлении надлежащую мотивировку, конкретные основания для избрания указанной меры пресечения.

В отдельных случаях в нарушение требований закона судьи принимались решения об избрании меры пресечения в отсутствии защитника.

Постановлением Зейского районного суда Амурской области от 14 декабря 2006 года в отношении Химчука М.В., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а,б» ч.2 ст.158 УК РФ, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Отменяя данное решение, судебная коллегия в кассационном определении от  11 января 2007 года указала, что по смыслу ст.108 УПК РФ, форма уведомления участников процесса о предстоящем судебном разбирательстве должна гарантировать их своевременную явку в судебное заседание при наличии у них соответствующего желания.

Согласно имеющемуся в материалах дела ордеру защиту интересов Химчука И.В. при производстве предварительного расследования осуществляет адвокат Генералов Н.А., участвующий в уголовном деле.

В протоколе судебного заседания указано, что защитник адвокат Генералов Н.А. в судебное заседание не явился, о дне и времени заседания был уведомлён надлежащим образом. Судья, посчитав, что защитник адвокат Генералов Н.А. надлежащим образом был уведомлен о дне и времени рассмотрения ходатайства,  принял решение о рассмотрении ходатайства следователя в его отсутствие.

Однако, вывод суда об извещении защитника Генералова Н.А. надлежащим образом  о дне, месте и времени рассмотрения ходатайства следователя об избрании меры пресечения подозреваемому Химчуку И.В. в виде заключения под стражу, не соответствует фактическим обстоятельствам дела, установленным судом.

В материалах дела имеется документ, озаглавленный «телефонное сообщение», из содержания которого следует, что следователь по телефону сообщил заведующей Зейской коллегии адвокатов о том, что 14 декабря 2006 года в 15 часов в отношении подозреваемого Химчука И.В. будет решаться вопрос об избрании меры пресечения  в виде заключения под стражу.

Вместе с тем, вышеуказанный документ по своему содержанию не свидетельствует о том, что защитник Генералов Н.А. вообще был своевременно извещён о месте и времени судебного заседания в отношении подозреваемого Химчука И.В..

Кроме того, судами не всегда учитываются требования  закона о том, что при решении вопроса о продлении срока содержания под стражей обвиняемого, суд вправе назначить обвиняемому защитника в порядке  ч.4 ст.50 УПК РФ лишь в том случае, когда явка в судебное заседание приглашенного им защитника невозможна.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 15 ноября 2007 года постановление Благовещенского городского суда от 24 октября 2007 года о продлении срока содержания под стражей Ролько В.М., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ, отменено, материалы с ходатайством следователя направлены в тот же суд на новое судебное рассмотрение.

Отменяя постановление, судебная коллегия указала, что из представленных материалов видно, что в соответствии с соглашением «об оказании юридической помощи» от 23 июля 2007 года, защиту обвиняемого Ролько В.Н., наряду с другими защитниками, по уголовному делу осуществляет адвокат Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов Добряков А.Н., находящийся в г. Санкт-Петербурге,  на участии которого при рассмотрении судом ходатайства следователя настаивал обвиняемый. Рассмотрение ходатайства следователя было назначено судом на 09 часов утра 23 октября 2007 года.

22 октября 2007 года следователь письмом и по телефону уведомил адвоката Добрякова А.Н. о том, что ходатайство будет рассматриваться судом в 09 часов 23 октября 2007 года. 22 октября 2007 года защитник адвокат Добряков А.Н. направил  в суд телеграмму (поступила в суд  23 октября 2007 года), в которой  просил рассмотреть ходатайство следователя с его участием. 23 октября 2007 года в 17 часов 05 минут следователь по телефону сообщил адвокату Добрякову А.Н. о том, что судебное заседание по делу Ролько В.М. назначено на 11 часов 24 октября 2007 года. Из протокола судебного заседания следует, что  судом были приняты меры по замене обвиняемому Ролько В.М. адвоката: в суд были приглашены для участия в деле адвокаты Гришин А.Г., Кузько В.Ф., Епифанцев В.З., от участия которых  Ролько В.М. отказался, настаивал на участи в деле в качестве его защитника адвоката Добрякова А.Н.. Судья, сделав вывод о «надлежащем уведомлении   адвоката Добрякова А.Н.», отказал в удовлетворении ходатайства обвиняемого Ролько о вызове в судебное заседание адвоката Добрякова А.Н.,  назначил обвиняемому в качестве защитника адвоката Епифанцева В.З. и  24 октября 2007 года, рассмотрел заявленное следователем ходатайство о продлении срока содержания Ролько под стражей на 2 месяца, то есть, до 27 декабря 2007 года. Принимая во внимание, что срок содержания под стражей Ролько В.М. истекал только 27 октября 2007 года, судебная коллегия пришла к выводу о том, что у судьи имелись препятствия для рассмотрения ходатайства следователя в отсутствие адвоката Добрякова А.Н., поскольку как обвиняемый, так и защитник     Добряков А.Н., настаивали на участии защитника Добрякова А.Н. в судебном заседании, и суд имел реальную возможность удовлетворить их требование, что свидетельствует о нарушении  судом норм уголовно-процессуального закона.

В соответствии со ст.108 УПК РФ в судебном заседании по ходатайству следователя об избрании подозреваемому, обвиняемому меры пресечения суд должен заслушать прокурора либо по его поручению лицо, заявившее ходатайство, а также других явившихся в заседание лиц.

Указанные положения закона в совокупности с ч.3 ст.15 УПК РФ, согласно которой суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных прав, возлагают на суд обязанность предоставить подозреваемому (обвиняемому) право выразить свое мнение по поводу ходатайства следователя о необходимости избрания в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу. Непредоставление подозреваемому (обвиняемому) указанной возможности является нарушением его права на защиту.

Так, кассационным определением от 17 апреля 2007 года отменено постановление Благовещенского городского суда  от 05 апреля 2007 года об избрании меры пресечения в виде заключении под стражу в отношении            Лесик Н.В., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.286 УК РФ, на том основании, что  согласно протоколу судебного заседания, при рассмотрении ходатайства следователя, суд, выслушав помощника прокурора, защитников обвиняемой Лесик Н.В., удалился в совещательную комнату для вынесения постановления, не предоставив обвиняемой Лесик Н.В. возможности высказаться по существу вопроса об избрании в отношении нее меры пресечения в виде заключения под стражу.

Не всегда при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении несовершеннолетнего, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, суды в соответствии с требованиями ч.2 ст.423 УПК РФ обсуждают вопрос о возможности передачи его под присмотр родителей, опекунов, попечителей или других заслуживающих доверия лиц.

Так, при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении несовершеннолетнего Моторина А.В. 02 ноября 1990 года рождения, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст.158 УК РФ, Тамбовский районный суд не привел в постановлении мотивов о невозможности передачи его под присмотр родителей.

Кроме того, при рассмотрении ходатайств судами не всегда учитываются          положения ч.1 ст.100 УПК РФ, согласно которой в случае, если мера пресечения была избрана в отношении подозреваемого, и в течение 10 суток с момента применения меры пресечения ему не было предъявлено обвинение, мера пресечения немедленно отменяется.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 16 октября 2007 года отменено постановление Селемджинского районного суда от 26 сентября 2007 года об отказе в избрании  меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Статных П.А., обвиняемого  в совершении преступления, предусмотренного  п.п.«а, б» ч.2 ст.158 УК РФ, материалы направлены на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Отменяя постановление, судебная коллегия указала, что суд отказал в избрании меры пресечения на том основании, что в отношении Статных П.А. уже избиралась мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. Однако суд не учел, что мера пресечения в виде подписки о невыезде была избрана в отношении Статных П.А. 10 августа 2007 года, а постановление о привлечении в качестве обвиняемого вынесено следователем 25 августа 2007 года, то есть обвинение Статных П.А. предъявлено по истечении 10 суток с момента применения в отношении него меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, при таких обстоятельствах мера пресечения в силу ч.1 ст.100 УПК РФ подлежала немедленной и безусловной отмене, невынесение следователем соответствующего постановления не свидетельствует о сохранении избранной в отношении Статных П.А. меры пресечения.

Судами не в полной мере учитываются положения УПК РФ, согласно которым лицу, в отношении которого избрана и впоследствии не отменена мера пресечения в виде заключения под стражу, повторное избрание меры пресечения не допускается, изменение избранной в отношении лица меры пресечения возможно при наличии оснований, предусмотренных ст. 110 УПК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда  от 27 февраля 2007 года отменено постановление Завитинского районного суда от 14 февраля 2007 года об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Акулова В.В., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного                п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Отменяя постановление, судебная коллегия указала, что,  избирая в отношении Акулова В.В. меру пресечения в виде заключения под стражу суд, руководствовался требованиями ст.108 УПК РФ.

Вместе с тем, из представленных материалов следует, что постановлением следователя от 02 февраля 2007 года в отношении  Акулова В.В. ранее избиралась мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.  При таких обстоятельствах следует признать, что органы следствия по существу поставили вопрос об изменении Акулову В.В. ранее избранной в отношении него меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу. Разрешая ходатайство, суд не принял во внимание положения ст.ст. 97, 108, ч.1 ст.110 УПК РФ, чем допустил повторное избрание меры пресечения в отношении одного и того же лица, чем  нарушил права обвиняемого.

Кроме того, из материалов дела усматривается, что на момент избрания Акулову В.В. меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении следователю были известны данные о личности обвиняемого, в том числе и то, что он ранее судим, освобожден от отбывания назначенного наказания условно-досрочно, проживает не по месту своей регистрации, однако данным обстоятельствам суд оценки не дал.

В пункте 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 года № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» обращалось внимание судов на то, что судья, рассматривая ходатайство об избрании подозреваемому, обвиняемому в качестве меры пресечения заключения под стражу, не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом ему преступлении.

Однако, как свидетельствует судебная практика, отдельными судами данное разъяснение не учитывалось.

Так, при избрании меры пресечения в отношении Моторина А.В., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного  п. «б» ч.2 ст.158 УК РФ, судья Тамбовского районного суда в своем постановлении указал, что  «вина обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного  п. «б» ч.2 ст.158 УК РФ полностью подтверждается материалами уголовного дела».

Аналогичные ошибки допускались и судьями Архаринского районного суда.

Имели место случаи необоснованных отказов в удовлетворении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

Наиболее распространенной ошибкой, допускаемой судьями при отказе в удовлетворении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, является то, что судьи не в полной мере принимают во внимание данные о личности подозреваемого или обвиняемого.

Так, постановлением Благовещенского городского суда Амурской области            от 20 апреля 2007 года отказано в удовлетворении ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу Вертелецкому И.А., подозреваемому в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.161 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 03 мая 2007 года постановление отменено, материалы с ходатайством следователя направлены на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Отменяя постановление, судебная коллегия указала, что, отказывая в удовлетворении ходатайства, суд оставил без внимания то обстоятельство, что Вертелецкий И.А. подозревается в совершении умышленного преступления в период условно-досрочного освобождения от отбывания наказания по приговору от 08 января 2003 года, которым он был осужден по п.«в» ч.2                 ст.131, ст.70 УК РФ к 8 годам лишения свободы, таким образом суд не  учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на его  выводы.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 31 мая 2007 года отменено постановление Белогорского городского суда от 15 мая 2007 года, которым отказано в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении несовершеннолетнего Лужного А.З., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного п.п. «б, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Отменяя постановление, судебная коллегия указала, что суд не дал оценки приведенным следователем доводам о том, что Лужной А.З. ранее судим, подозревается в совершении преступления в период испытательного срока по приговору Белогорского городского суда от 26 марта 2007 года, что могло повлиять на выводы суда о возможности продолжения занятий подозреваемым преступной деятельностью и наличии оснований для избрания в отношении несовершеннолетнего подозреваемого меры пресечения в виде заключения под стражу.

 В соответствии со ст.109 УПК РФ в случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до двух месяцев и при отсутствии оснований для отмены или изменения меры пресечения срок содержания под стражей может быть продлен до шести месяцев. Дальнейшее продление срока может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела и при наличии оснований для избрания этой меры пресечения судьей того же суда по ходатайству следователя, внесенному с согласия руководителя соответствующего следственного органа по субъекту Российской Федерации, иного приравненного к нему руководителя следственного органа либо по ходатайству дознавателя в случаях, предусмотренных частью пятой статьи 223 УПК РФ, с согласия прокурора субъекта Российской Федерации, до 12 месяцев.

Данное требование уголовно-процессуального закона также учитывается судами не всегда.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 20 февраля 2007 года  отменено постановление  Бурейского районного суда от 29 января 2007 года о продлении Сарницкому Ф.А., обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.318 УК РФ, срока содержания под стражей до 7 месяцев.

Отменяя постановление, судебная коллегия указала, что судом не учтено то обстоятельство, что преступление, в совершении которого обвиняется Сарницкий Ф.А., относится к преступлениям средней тяжести, ходатайство о продлении срока содержания обвиняемого под стражей свыше 6 месяцев внесено с согласия  исполняющего обязанности прокурора района.

Также судами не всегда учитываются требования разумности срока содержания обвиняемого под стражей и необходимости при решении вопроса о продлении срока содержания обвиняемого под стражей более тщательного анализа ситуации, в которой он находится, а также установления оснований, продолжающих оправдывать лишение его свободы и решения                                вопроса о возможности изменения избранной обвиняемому меры                  пресечения на более мягкую.

Так, кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 22 января 2008 года отменено  постановление Благовещенского городского суда Амурской области от 24 декабря 2007 года, которым Ролько В.М., обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ, продлен срок содержания под стражей на 3 месяца, а всего до 8 месяцев 29 суток.

Отменяя постановление, судебная коллегия указала, что в обоснование принятого решения суд указал, что Ролько В.М.  обвиняется в совершении тяжкого преступления, не работает, не имеет постоянного источника дохода, в связи с чем пришел к выводу о том, что, находясь на свободе, обвиняемый может скрыться от органов следствия и суда, путем своей неявки препятствовать установлению истины по делу, а также сможет продолжить заниматься преступной деятельностью.

Вместе с тем, судом не учтено, что по смыслу уголовно-процессуального закона, срок содержания лица под стражей должен быть разумным, и оцениваться как таковой в каждом конкретном случае в соответствии с конкретными обстоятельствами дела. При этом, наличие у органов предварительного следствия оснований полагать о виновности лица в совершении преступления, как одного из необходимых условий избрания в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу, по истечении определенного времени лишается свойства существенности, а решение вопроса о продления срока содержания обвиняемого под стражей требует более тщательного анализа ситуации, в которой он находится, а также установления оснований, продолжающих оправдывать лишение его свободы и решения вопроса о возможности изменения избранной обвиняемому меры пресечения на более мягкую.

Однако, как следует из постановления, вопрос о том, не превысил ли срок содержания обвиняемого Ролько В.М. под стражей, с учетом конкретных обстоятельств предъявленного ему обвинения и данных о личности обвиняемого, разумные пределы его содержания под стражей, а также о возможности обеспечения явки обвиняемого в правоохранительные органы при применении в отношении него иной, более мягкой меры пресечения, судом не рассматривался.

Указания суда на тяжесть предъявленного ему обвинения, на отсутствие у Ролько В.М. места работы и постоянного источника дохода, как на основания продления избранной в отношении него меры пресечения, с учетом длительности нахождения Ролько В.М. под стражей, неоднократного продления срока его содержания под стражей, судебная коллегия признала недостаточными для выводов о том, что обжалуемое решение является законным и обоснованным.

Проведенный анализ судебной практики рассмотрения ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и ее продлении свидетельствует о том, что суды при рассмотрении таких ходатайств в целом соблюдают требования закона, избирательно относятся к вопросам избрания такой меры пресечения, аргументируют свои решения. Вместе с тем, судами допускались как незначительные, так и грубые ошибки, повлекшие отмену судебных решений, которые были связаны как с недостаточным знанием уголовно-процессуального закона, так и  невнимательностью судей.

Поскольку заключение под стражу является самой строгой мерой пресечения, ограничивающей права, свободы и личную неприкосновенность человека и гражданина, судам следует не допускать формального подхода к разрешению соответствующих ходатайств, взвешенно подходить к вопросу об ее избрании и продлении. Кроме того, представляется необходимым принять соответствующие меры, направленные на повышение требовательности к представляемым с ходатайствами материалам, в том числе касающимся сведений о личности подозреваемых и обвиняемых лиц, в отношении которых заявлено ходатайство о заключении под стражу, а также наличию оснований для избрания меры пресечения, предусмотренных ст.97 УПК РФ.

 

 

Судья

Амурского областного суда                                                                                                                                                                  С.В.Павлова

 

опубликовано 25.03.2010 08:58 (МСК)