Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Справка о результатах обобщения судебной практики по делам: о нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (ст. 264 ук рф), об оставлении в опасности (ст. 125 ук рф) и о неправомерном завладении автомобилем (ст. 166 ук рф).

По заданию Верховного Суда РФ Амурским областным судом проведено обобщение судебной практики по рассмотрению судами Амурской области за 2006 год  дел о нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, об оставлении в опасности и о неправомерном завладении автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения.

Обобщение проведено с привлечением районных и городских судов области, а также  непосредственно изучено 65 дел.

 

Согласно данным ГИБДД УВД Амурской области в 2006 году в Амурской области зарегистрировано около 1325 дорожно-транспортных происшествий, в которых погибли 192 и ранены 1682 человека.  Число ДТП, не подлежащих государственному статистическому учету (в которых нет пострадавших участников дорожного движения), в несколько раз больше. Практически 60 % погибших в ДТП составляют люди наиболее активного трудоспособного возраста (до 50 лет).  С участием детей за указанный период совершено 173 дорожно-транспортных происшествия, в которых погибли 10 и травмировано 185 ребенка.

За 11 месяцев 2007 года в Амурской области зарегистрировано около 1250 дорожно-транспортных происшествий, в которых погибли 180 и ранены 1546 человек.

Статистические данные дорожно-транспортных происшествий свидетельствуют о высоком уровне гибели и тяжести последствий.

Поэтому вопросы уголовно-правовой характеристики нарушений Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, об оставлении в опасности и о неправомерном завладении автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения, анализа наказуемости деяний, выявления факторов, способствующих совершению указанных преступлений,  и определения комплекса предупредительных мероприятий является крайне важным и представляет как теоретический, так и практический интерес.

 

Проведенным обобщением установлено, что в 2006 году судами Амурской области привлечено к уголовной ответственности по ст. 264 УК РФ 118 человек, из которых в отношении 60 вынесены обвинительные приговоры (см. таблицу № 1).

С учетом того, что преступления, предусмотренные частями первой и второй статьи 264 УК РФ, относятся к категории преступлений средней тяжести, при рассмотрении дел указанной категории суды Амурской области в многочисленных случаях удовлетворяли ходатайства потерпевших о прекращении уголовных дел по основаниям, предусмотренным статьями 76 УК РФ и 25 УПК РФ, в связи с примирением сторон.

По ч. 1 ст. 264 УК РФ осуждено 20 человек к лишению свободы условно с испытательным сроком, 10-ти назначено дополнительное наказание в виде лишения права управлять транспортным средством.

По ч. 2 ст. 264 УК РФ осуждено 33 человека: из которых  15 осуждено к реальному лишению свободы; 18 - к лишению свободы условно с испытательным сроком; 29-ти осужденным назначено дополнительное наказание в виде лишения права управлять транспортным средством.

По ч. 3 ст. 264 УК РФ осуждено 7 человек, из которых 6 назначено наказание в виде лишения свободы, 1 – в виде лишения свободы условно с испытательным сроком. Всем осужденным назначено дополнительное наказание в виде лишения права управлять транспортным средством.

По одному уголовному делу, по ч. 2 ст. 264 УК РФ, вынесен оправдательный приговор.

Из общего количества осужденных по ст. 264 УК РФ, 65% осужденным назначено наказание в виде лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ, т.е. условно с испытательным сроком, и 77 % осужденным назначено дополнительное наказание в виде лишения права управлять транспортным средством на определенный срок.

Принимая решение о возможности неназначения дополнительного наказания за совершенное преступление, суды исходили из совокупности смягчающих наказание обстоятельств, данных, положительно характеризующих личности виновных, учета влияния назначаемого наказания на условия жизни семьи осужденных и вида допущенного нарушения Правил дорожного движения.

 

Изучение практики показало, что по всем уголовным делам анализируемых категорий, качество предварительного расследования отвечает основным принципам уголовного судопроизводства, что позволило судам большинство уголовных дел рассмотреть в особом порядке судебного разбирательства.

Государственные обвинители отказываются полностью или частично от предъявленного подсудимому обвинения в редких случаях.

 

Так, по уголовному делу в отношении Киреева Е.В., обвиняемого в управлении транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, т.е. в нарушении п. 2.7 Правил дорожного движения и в нарушении п. 10.1 Правил дорожного движения, непринятие мер, направленных на безопасность дорожного движения, совершившего наезд на пешехода Власова В.В.,  в результате чего наступила его смерть, в судебном заседании государственный обвинитель отказался от поддержания обвинения  ввиду отсутствия доказательств нарушения Киреевым Е.В. Правил дорожного движения, повлекших наступление общественно опасных последствий в виде смерти потерпевшего, в связи с чем Сковородинский районный суд постановлением от 11 августа 2006 года прекратил уголовное преследование в отношении Киреева Е.В. по ч. 2 ст. 264 УК РФ.

 

По уголовному делу в отношении Астасенко А.М., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ, в связи с частичным отказом государственного обвинителя от поддержания обвинения, приговором Ивановского районного суда от 4 декабря 2006 года исключено из обвинения Астасенко М.А. указание о причинении в результате нарушения им Правил дорожного движения средней тяжести вреда здоровью Одинцова А.С. и легкого вреда здоровью Кириллова А.Ю..

 

 

Материалы уголовных дел, представленные на обобщение, свидетельствуют о том, что суды при рассмотрении дел указанной категории тщательно исследуют вопрос о наличии причинно-следственной связи между действиями водителя, выразившимися в нарушении конкретных Правил дорожного движения, и наступившими общественно-опасными последствиями.

В ряде случаев суды, вопреки позиции обвинения, постановляют оправдательные приговоры.

 

Так, приговором Тындинского районного суда от 2 ноября 2006 года Апекин А.А. оправдан по ч. 2 ст. 264 УК РФ, в предъявленном обвинении в невыполнении требований п. 9.9, п. 1.5 Правил дорожного движения РФ, повлекших  совершение наезда на пешехода Репко Н.А. и Цыганкова В.Ю., ехавшего на мокике, в результате чего наступила смерть Репко Н.А., в связи с тем, что суд признал, что потерпевший Репко Н.А. сам допустил нарушение Правил дорожного движения, выйдя на проезжую часть дороги, водитель Апекин А.А. не имел реальной возможности предотвратить наезд на потерпевшего, т.к. был ослеплен встречным транспортом.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 25 ноября 2007 года приговор в отношении Апекина А.А. оставлен без изменения.

 

Приговором Завитинского районного суда от  27 июня 2007 года был также оправдан Куликов Е.А. по предъявленному обвинению по ч. 2 ст. 264 УК РФ, в нарушении пунктов 2.7,  2.1.1, 2.1.2, 22.8 Правил дорожного движения вследствие чего произошло опрокидывание мотоцикла, которым он управлял, и пассажир Мишин В.В. получил телесные повреждения, от которых скончался, так как суд признал, что Мишин В.В. встал на подножки мотоцикла во время его движения, вследствие чего произошло резкое перемещение центра тяжести мотоцикла, что привело к его опрокидыванию.

  Кассационным определением от 16 августа 2007 года приговор в отношении Куликова Е.А. оставлен без изменения.

 

Дела о преступлениях, предусмотренных ст. 264 УК РФ, возвращались прокурору в порядке, предусмотренном ст. 237 УПК РФ, в 8 случаях, что составляет 7,5 % от общего количества уголовных дел указанной категории, поступивших для рассмотрения в суды Амурской области.

Так, постановлением Завитинского районного суда Амурской области от 11 августа 2006 года уголовное дело по обвинению Зубчинского Э.А. в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 264 УК РФ,  возвращено прокурору для устранения допущенных нарушений, поскольку  обвинительное заключение составлено с нарушением требований уголовно-процессуального закона, поскольку содержит противоречия при описании общественно-опасного деяния, в совершении которого обвиняется Зубчинский Э.А.: в качестве наступивших последствий общественно-опасного деяния в обвинительном заключении указано  причинение смерти человеку по неосторожности, а из описания субъективной стороны преступления следует, что Зубчинский Э.А. предвидел наступление общественно опасных последствий в виде совершения дорожно-транспортного происшествия и причинения тяжкого вреда здоровью человека;  при описании преступного деяния не указано, каким механическим транспортным средством  управлял Зубчинский Э.А. и при этом допустил нарушение Правил дорожного движения.

По аналогичному основанию постановлением Завитинского районного суда от 14 июля 2006 года было возвращено в порядке, предусмотренном ст. 237 УПК РФ, прокурору уголовное дело по обвинению Куликова Е.А. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ.

         После возвращения уголовных дел прокурору допущенные нарушения были устранены в установленный законом срок.

 

Частные определения по делам, предусмотренным ст. 264 УК РФ, не выносились, поскольку по изученным делам к уголовной ответственности привлекались индивидуальные владельцы транспортных средств, допущенные ими нарушения составляли объективную сторону состава преступления.

 

Как показало изучение материалов уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 264 УК РФ, практически по каждому делу назначались судебные экспертизы для выяснения технических вопросов, связанных с дорожно-транспортным происшествием, требующих специальных познаний.

Несмотря на то, что в компетенцию судебных дорожно-транспортных экспертов входит решение только специальных технических вопросов, в судебной практике имеются случаи постановки судами при рассмотрении уголовных дел указанной категории правовых вопросов, решение которых относится исключительно к компетенции суда.

Так, при рассмотрении Завитинским районным судом уголовного дела в отношении Куликова Е.А. при назначении дополнительной экспертизы был поставлен вопрос о том, состоят ли вменяемые органами предварительного следствия в вину водителю   Куликову Е.А. нарушения п.2.1.1 (отсутствие водительского удостоверения, регистрационных документов на транспортное средство, документов, подтверждающих право пользования транспортным средством), 2.1.2 (отсутствие застегнутого мотошлема у водителя и пассажиров), 2.7 (запрещается управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения) Правил дорожного движения в причинной связи с фактом дорожно-транспортного происшествия. На постановленный вопрос эксперт указал, что он являются правовым и не входит в компетенцию автоэксперта.

 

Аналогичные вопросы правового характеры были поставлены Завитинским районным судом эксперту по уголовному делу Зубчинского Э.А. и Сковородинским районным судом по уголовному делу Киреева Е.В..

 

Судебные экспертизы, назначенные по делам данной категории, проводятся, как правило, качественно, в полном объеме и с соблюдением необходимых требований. Повторных экспертиз для выяснения технических вопросов, связанных с дорожно-транспортным происшествием, в связи с ранее поставленными перед экспертом правовыми вопросами, судами не назначалось.

Случаев осуждения водителей транспортных средств по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 264 и 266 УК РФ, не было.

 

По совокупности преступлений, предусмотренных ст. 264 УК РФ и ст. 125 УК РФ, осужден один человек (уголовное дело в отношении Мельника М.А., осужденного приговором Сковородинского районного суда от 31 мая 2006 года по ч. 2 ст. 264 и ст. 125 УК РФ).

 

При осуждении лица за совершение совокупности преступлений, предусмотренных ст. 264 УК РФ и ст. 125 УК РФ, у судов возникает вопрос, как следует расценивать действия водителя, нарушившего правила дорожного движения при оставлении им места дорожно-транспортного происшествия, если самому водителю в результате ДТП причинен  вред здоровью, и он уехал в больницу, оставив без помощи лицо, находящееся в опасном для жизни и здоровья состоянии, которого сам в результате нарушения правил дорожного движения поставил в такое состояние.

С объективной стороны преступление, предусмотренное ст. 125 УК РФ (оставление в опасности), характеризуется деянием в форме бездействия – заведомом оставлении без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению.

Суды обосновывают наличие в действиях лица объективной стороны преступления - оставление в опасности в случаях, когда само лицо, нарушившее правила дорожного движения, поставило потерпевшего в опасное для жизни и здоровья состояние следующими обстоятельствами:

  • нахождением потерпевшего на момент оставления его без помощи в опасном для жизни или здоровья состоянии и отсутствием у него возможности самостоятельно принять меры к самосохранению, устранению возникшей для него реальной опасности;
  • наличием у виновного возможности оказать помощь потерпевшему, находящемуся в опасном для жизни или здоровья состоянии;
  • наличием причинной связи между нарушением правил дорожного движения и фактом "поставления" потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние.

 

По всем уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 264 УК РФ, поступившим в суды Амурской области, обвинение предъявлялось в нарушении правил дорожного движения; дела о нарушении правил эксплуатации транспортных средств (ст. 266 УК РФ) в суды Амурской области не поступали.

 

Изучение дел показало, что, как правило, общественно опасные последствия, предусмотренные ч. 1, 2, 3 ст. 264 УК РФ наступают в результате нарушения виновными сразу нескольких пунктов Правил дорожного движения.

Так, лицо, управляющее автомобилем в нетрезвом состоянии, зачастую превышает  допустимую скорость движения транспортного средства, выезжает на полосу встречного движения, не соблюдает дистанцию с рядом движущимися автомобилями. Совокупность указанных нарушений влечет за собой совершение дорожно-транспортного происшествия с причинением тяжкого вреда здоровью человека либо смерти.

По рассмотренным делам осужденные лица признавались виновными в нарушении следующих пунктов правил дорожного движения:

  • п. 2.7 управление автомобилем в состоянии опьянения;
  • п. 10.2, 10.1 превышение допустимой скорости движения;
  • п. 9.1 выезд на встречную полосу дороги;
  • п. 9.10 несоблюдение безопасной дистанции движения транспортных средств;
  • п. 14.1 несоблюдение правил проезда нерегулируемого пешеходного перехода;
  • п. 8.9 несоблюдение очередности проезда
  • п. 8.12 движение транспортного средства задним ходом, без создания помех другим участникам движения и других.

 

За указанный период судебной коллегией по уголовным делам Амурского областного суда в кассационном порядке изменено – 3 приговора по делам, о преступлениях, предусмотренных ст. 264 УК РФ; отменено – 3 приговора с направлением дела на новое рассмотрение; оставлено в силе – 16 приговоров.

Случаи отмены и изменения приговоров связаны с допускаемыми судами при рассмотрении уголовных дел указанной категории нарушений уголовно-процессуального и уголовного закона.

 

Так, кассационным определением судебной коллегией по уголовным делам Амурского областного суда от 12 декабря 2006 года отменен приговор Михайловского районного суда Амурской области от 24 октября 2006 года, которым Соловьев А.П.  осужден по ч. 2 ст. 264 УК РФ. Основанием для отмены приговора явилось допущенное судом нарушение ст. 252 УПК РФ, согласно которой судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному обвинению.

Указав при описании преступного деяния, что Соловьев А.П. на автомобиле дважды переехал лежащего на земле Лазарева Л.П., зацепив его автомобилем и переместив на пять метров к куче песка, суд увеличил фактический объем обвинения Соловьева А.П., поскольку согласно предъявленному обвинению, он, двигаясь на автомобиле задним ходом, один раз переехал лежащего на земле Лазарева Л.И.. Установив, что преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 264 УК РФ,  совершено     Соловьевым А.П. по неосторожности, в форме преступного легкомыслия, а не преступной небрежности, как было указано в обвинительном заключении, суд ухудшил положение подсудимого Соловьева А.П. и нарушил его право на защиту, поскольку форма вины в виде преступного легкомыслия является более тяжкой по сравнению с преступной небрежностью. Вместе с тем органами предварительного следствия данные обстоятельства в вину Соловьева А.П. не вменялись, поэтому он не имел возможности защищаться с учетом указанных обстоятельств.

 

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 13 февраля 2007 года отменен приговор Завитинского районного суда Амурской области от 21 декабря 2006 года, в части осуждения Зубчинского Э.А. по ч.2 ст. 264 УК РФ.

Судебная коллегия, отменяя приговор, указала, что суд, обосновывая выводы о виновности  Зубчинского Э.А., указал, что Зубчинский Э.А., управляющий во время движения 31 октября 2005 года около 19.00    автомобилем,    со    скоростью    около    50    км/час    двигающийся  по неосвещенной дороге с ближним светом фар, при подъезде к перекрестку, и появлении на проезжей части пешехода, не принял возможные меры снижения скорости вплоть до остановки транспортного средства. При этом суд установил, что    на    данном    участке    дороги    видимость    в    направлении    движения управляемого Зубчинским Э.А. автомобиля была в пределах 56,4 - 60,6 метра, а,  следовательно,   путем   применения   экстренного   торможения,   увидев пешехода   с   указанного   расстояния,   Зубчинский   Э.А.   имел   возможность  избежать столкновения с потерпевшим Дударевым В.Н., тогда как при описании преступного деяния, признанного доказанным, суд указал, что Зубчинский Э.А. увидел пешехода Дударева В.Н. на расстоянии 25,3 метра. Изложенное свидетельствует о том, что суд, увеличив, в нарушение ст. 252 УПК РФ, расстояние, с которого Зубчинский Э.А. мог видеть пешехода, а, следовательно, предотвратить на него наезд мерами экстренного торможения, вышел за пределы предъявленного обвинение, ухудшив положение подсудимого, и тем самым нарушил его право на защиту, что, в соответствии ч.1 ст. 381 УПК РФ, явилось основанием отмены приговора и направления уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

 

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 5 сентября 2007 года был отменен приговор Константиновского районного суда Амурской области от 3 июля 2006 года в отношении Бондарюка В.В. осужденного по ч. 2 ст. 264 УК РФ, поскольку в  ходе проведения судебного заседания защитником заявлялись ходатайства о проведении по делу автотехнической экспертизы, которая бы ответила на вопрос о причине разгерметизации колеса и наличия  причинной связи между разгерметизацией колеса и опрокидыванием машины, в результате чего наступила смерть потерпевшего, а также об истребовании колеса из РОВД и осмотре его в судебном заседании, суд,  отказывая защитнику в удовлетворении его ходатайства о назначении экспертизы,  свое решение не мотивировал; а ходатайство об истребовании колеса из РОВД и осмотре его в судебном заседании вообще не разрешил. 

Указанные нарушения уголовно – процессуального закона признаны существенными, поскольку путем ограничения  прав участников уголовного судопроизводства могли  повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

 

 

Статья 166 УК РФ – неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (угон).

 

В 2006 году в производстве судов Амурской области находилось 303 уголовных дела о преступлениях, предусмотренных ст. 166 УК РФ.

 

Качество предварительного расследования по уголовным делам, по обвинению лиц в совершении преступлений, предусмотренных ст. 166 УК РФ за анализируемый период, было на достаточно высоком уровне, что подтверждается отсутствием возврата уголовных дел указанной категории прокурору, в порядке, предусмотренном ст. 237 УК РФ.

Имеет место единичный случай отказа государственного обвинителя от предъявленного подсудимому обвинения.

Так, Жуковец А.С. органами предварительного следствия обвинялся в  неправомерном завладении автомобилем без цели хищения, принадлежащим Гасану И.В.,  из гаража,  расположенного  во  дворе  дома №   104  по  ул.  Шимановского  г. Благовещенска Амурской области, в который он проник, путем   пролома   крыши.

В судебном заседании государственный обвинитель отказался от поддержания обвинения по ч. 1 ст. 166 УК РФ, мотивируя тем, что в суде не добыто доказательств совершения Жуковец А.С. инкриминируемого ему деяния. Версия Жуковец А.С. о том, что когда он приехал на садовый участок, рядом с которым уже находился автомобиль «МИТСУБИСИ ПАДЖЕРО», принадлежащий Гасану И.В.,  стороной обвинения не опровергнута.

С учетом позиции государственного обвинителя, которая признана судом мотивированной и обоснованной, Благовещенский городской суд Амурской области прекратил уголовное преследование в отношении Жуковец А.С. по ч. 1 ст. 166 УК РФ на основании п.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ – за отсутствием в деянии состава преступления.

Материалы уголовных дел, представленных на обобщение,
свидетельствуют о том, что в ходе судебного следствия судьями уделялось достаточное внимание выяснению причин и условий, способствовавших совершению преступлений. Как правило, по делам, связанным с угоном транспортных средств (ст. 166 УК РФ), совершению преступлений способствует: небрежность владельцев автомобилей и механических транспортных средств, выразившаяся в оставлении транспортных средств на открытых неохраняемых стоянках, без должного присмотра, оставлении в замках зажигания автомобилей ключей.

Частные определения, по делам, предусмотренным ст. 166 УК РФ, не выносились.

 

По данным уголовным делам осуждено 307 человек, из них:

  • по ч. 1 ст. 166 УК РФ – 153 человека: к наказанию в виде штрафа - 17, к реальному лишению свободы – 35, к лишению свободы условно с испытательным сроком  - 101;
  • по ч. 2 ст. 166 УК РФ - 139 человек: к наказанию в виде штрафа – 1; к  реальному лишению свободы – 44, к лишению свободы условно с испытательным сроком – 92;
  • по ч. 4 ст. 166 УК РФ - 15 человек, которым назначено наказание в виде лишения свободы на длительный срок.

В многочисленных случаях судами Амурской области при рассмотрении уголовных дел в отношении лиц, совершивших преступления, предусмотренные частью 1 статьи 166 УК РФ, вынесены постановления о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным ст. 76 УК РФ и 25 УПК РФ, в связи с примирением с потерпевшим.

За указанный период судебной коллегией по уголовным делам Амурского областного суда из поступивших для рассмотрения в кассационном порядке 39 дел в отношении лиц, осужденных по ст. 166 УК РФ, оставлено в силе 27 приговоров, изменено – 6 в связи с нарушением судом уголовного закона при назначении наказания и отменено – 6 приговоров с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Президиумом Амурского областного суда изменен один приговор со снижением осужденному наказания.

 

Под «неправомерным завладением транспортным средством, без цели хищения» судами понимается завладение чужим автомобилем или иным транспортным средством и обращение его во временное фактическое обладание виновного, помимо воли и согласия потерпевшего, сопряженное с последующей поездкой на нем по избранному маршруту.

Неправомерное завладение транспортным средством - самовольное замещение собственника или законного владельца, захват транспорта и установление над ним своего незаконного владения. При этом незаконное владение носит временный характер, виновный не собирается присваивать транспортное средство (в отличие от хищения). Обязательным признаком завладения является неправомерный характер действий виновного, который не имеет каких-либо прав или разрешения на использование чужого автомобиля или иного транспортного средства.

Завладение считается оконченным с момента обращения автомобиля или иного транспортного средства во временное фактическое обладание виновного и использование его по назначению, для осуществления на нем поездки. Этот момент суды во всех случаях связывают с началом движения транспортного средства от места, где оно находилось, вне зависимости от того, что явилось причиной этого движения - механическая, мускульная или иная сила.

 

Для разграничения угона и хищения транспортного средства решающее значение имеет субъективная сторона преступления. При рассмотрении дел, связанных с неправомерным завладением транспортным средством, во всех случаях суды выясняют, какую цель преследовало лицо, совершившее эти действия.

Критерий для разграничения  неправомерного завладения транспортным средством от хищения  - намерение лица обратить изъятое транспортное средство в свою собственность или иных лиц либо только временно попользоваться им. Этот вопрос решается в зависимости от длительности нахождения транспортного средства в пользовании виновного; обстоятельств, при которых оно было прекращено; распоряжения транспортным средством как своим.

Под «поездкой» на угнанной автомашине судами понимается движение на транспортном средстве с места его стоянки на любое расстояние. Расстояние, на которое удалено транспортное средство от места стоянки, для квалификации преступления значения не имеет.

 

Анализ материалов уголовных дел показывает, что при установлении умысла на хищение транспортного средства действия лиц суды квалифицируют по соответствующим статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за хищение чужого имущества.

Преступные действия виновных, связанные с перемещением автомобиля и хищением его отдельных деталей, квалифицировались при рассмотрении уголовных дел по совокупности, как кража деталей и угон транспортного средства.

Приговоры судов в связи с неправильным отграничением действий виновных выразившихся в неправомерном завладении транспортным средством без цели хищения (угона) от кражи в кассационном и надзорном порядке в 2006 году не изменялись.

 

Вместе с тем, по уголовному делу в отношении Налетова И.Н., рассмотренному Сковородинским районным судом 31 октября 2006 года, суд с учетом позиции государственного обвинителя переквалифицировал действия Налетова И.Н., который на мотоцикле, принадлежащем его другу Якимову Д.Л., без его разрешения, полагая, что он не будет возражать, совершил поездку со ст. Сегачама Сковородинского района в п. Ерофей Павлович  с ч. 1 ст. 166 УК РФ на ч. 1 ст. 330 УК РФ, самоуправство.

 

В 2006 году уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 3 ст. 166 УК РФ,  по признакам совершения угона организованной группой либо причинившие особо крупный ущерб судами Амурской области не рассматривались.

При квалификации действий лиц, совершивших угон автотранспортного средства с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, судами области ошибок не допускается.

Действия лиц, неправомерно завладевших транспортным средством  без цели хищения с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, квалифицируются судами только по ч. 4 ст. 166 УК РФ, при этом случаев дополнительной квалификации по другим статьям УК РФ не установлено.

При квалификации действий виновных по п. «в» ч. 2 ст. 166 и ч. 4 ст. 166 УК РФ по указанным признакам судами учитывается, что насилие, опасное и не опасное для жизни и здоровья, либо угроза применения такого насилия были применены исключительно в целях неправомерного завладения транспортным средством, при этом насилие было применено либо угроза его применения была высказана по отношению к собственнику или законному владельцу транспортного средства, а также к любому постороннему лицу, которое фактически либо, по мнению виновного, могло или намеревалось воспрепятствовать угону.

 

Судьями Амурской области отмечаются затруднения в определении момента окончания преступления в случаях перемещения транспорта без посредства двигателя на незначительное расстояние и связанную с этим последующую невозможность использования виновным объекта посягательства с целью реализации преступного умысла из-за невозможности завести двигатель транспортного средства и совершить на нем поездку.

 

Так, Медведев А.В., приговором Райчихинского городского суда признан виновным и  осужден по ч. 1 ст. 166 УК РФ за совершение угона мотоцикла при следующих обстоятельствах. 12 мая 2006 года, он, с целью неправомерно завладения транспортным средством без цели хищения, пришел к гаражу, принадлежащему Кочугову, где залез на крышу гаража и при помощи принесенной с собой выдерги сорвал листы шифера и доски потолочного перекрытия, после чего незаконно проник в гараж. Открыв изнутри ворота, Медведев А.В. выкатил из гаража на улицу мотоцикл «УРАЛ» и тем самым завладел указанным мотоциклом. Завести двигатель мотоцикла, на котором он хотел покататься, он не смог и оставил мотоцикл около гаража.

 

Нафиков Ю.Н. приговором Тындинского районного суда осужден по ч. 1 ст. 166 УК РФ, за то, что он, следуя умыслу на неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения, при помощи мускульной силы выкатил принадлежащий  Соколовой мотоцикл от места его стоянки - дачного участка в лесной массив, где пытался его завести, услышав, что кто-то идет, бросил мотоцикл и скрылся с места совершения преступления.

Обосновывая квалификацию действий виновных, суды исходили из смысла закона, определяющего, что состав преступления, предусмотренного ст. 166 УК РФ, является формальным и преступление считается оконченным с момента неправомерного завладения транспортным средством независимо оттого, что именно явилось причиной его передвижения. Согласно разъяснениям, данным в Постановлении Пленума ВС РФ от 22 октября 1969 года № 50, с последующими изменениями, «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения», преступление считается оконченным с момента отъезда транспортного средства с места, на котором оно находилось.

В приведенных примерах, ни Медведев А.В., ни Нафиков Ю.Н. поездку на транспортном средстве не совершили по независящим от них обстоятельствам, однако транспортные средства были ими перемещены с места, на котором они находились.

В связи с этим, по мнению судей Амурской области, Пленуму необходимо дать разъяснения о том, считается ли оконченным состав преступления с момента перемещения транспортного средства от места его нахождения без совершения поездки на нем.

 

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Амурского областного суда

опубликовано 25.03.2010 08:58 (МСК)