Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обзор практики назначения судами Амурской области уголовного наказания

       Изучение судебной практики назначения судами уголовного наказания свидетельствует о том, что при назначении наказания судами не всегда правильно применяется закон.

       В соответствии с требованиями закона конкретному лицу должно быть выбрано индивидуальное наказание, которое будет способствовать решению задач и осуществлению целей наказания: восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение совершения им новых преступлений. Наказание должно назначаться с учетом всех положений Общей части УК РФ. При этом важнейшим является принцип справедливого наказания в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

       Согласно ст. 6 УК РФ справедливость назначенного наказания заключается в его соответствии характеру и степени общественной опасности  преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

       В соответствии с общими положениями назначения наказания, указанными в ст. 60 УК РФ, при назначении наказания, кроме того, учитываются обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

       Несмотря на четкие предписания закона и соответствующие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, все еще отмечаются факты простого перечисления при постановлении приговоров указанных в ст. 60 УК РФ критериев, не всегда учитываются конкретные обстоятельства преступления, его мотивы и цели, во многих случаях суды лишь ограничиваются общей ссылкой на личность виновного, что в итоге приводит к постановлению несправедливого приговора.       

       Нередко при назначении наказания суды учитывают непризнание подсудимыми своей вины и нераскаяние в содеянном.

       Вместе с тем, непризнание подсудимым в ходе судебного заседания своей вины в преступлениях является формой реализации им гарантированного ему Конституцией РФ права на защиту, которое не подлежит ограничению, в том числе, путем назначения при таких обстоятельствах виновному более сурового наказания. В связи с этим назначение виновному более строгого наказания по тем основаниям, что последний не признал свою вину, является недопустимым, и такие ошибки устранялись кассационной инстанцией.

       Так, Бурейским районным судом 21 июня 2006 года был осужден Волченко за грабеж, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, к 4 годам 6 месяцам лишения свободы. При назначении наказания суд учел, что Волченко виновным себя в инкриминируемом деянии не признал. Судебная коллегия исключила из приговора данное указание и снизила назначенное Волченко наказание.

 

       Статья 60 УК РФ закрепляет общие начала назначения наказания, в том числе предусматривает необходимость учитывать судами имеющиеся по делу смягчающие наказание обстоятельства, которые, в свою очередь, обеспечивают индивидуализацию и справедливость наказания.

       Анализ ошибок показал, что одним из наиболее часто встречающихся оснований изменения приговоров является непризнание судами имеющихся по делу различных смягчающих наказание обстоятельств, при этом признание их вышестоящими судами, как правило, влечет за собой смягчение первоначально назначенного наказания.

       Обстоятельства, смягчающие наказание, приведены в части 1 ст. 61 УК РФ. Как разъяснено в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 года «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», при назначении наказания суд вправе признать смягчающими наказание любые установленные в судебном заседании обстоятельства, в том числе не предусмотренные ч. 1 ст. 61 УК РФ. По смыслу закона (ст. 61 УК РФ) эти любые обстоятельства должны свидетельствовать о меньшей общественной опасности содеянного и личности виновного.

       Обстоятельства, смягчающие наказание признаются таковыми с учетом установленных в судебном заседании фактических обстоятельств дела. Признание такого обстоятельства смягчающим наказание должно быть мотивировано в приговоре.

       Анализ судебной практики показал, что на основании ч. 2 ст. 61 УК РФ смягчающими наказание обстоятельствами, как правило, признаются: полное признание вины в совершенном преступлении, раскаяние в содеянном, слабое состояние здоровья виновного, наличие инвалидности, молодой возраст, совершение преступления и привлечение к уголовной ответственности впервые, положительные характеристики.

       Среди смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных ч. 1 ст. 61 УК РФ, особое значение приобретают обстоятельства, установленные п.п. «и» и «к», поскольку с их наличием уголовный закон связывает применение положений ст. 62 УК РФ.      

       Явка с повинной как смягчающее обстоятельство, предусмотренное п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, учитывается в тех случаях, когда лицо в устном или письменном виде добровольно сообщило органу, осуществляющему уголовное преследование, о совершенном им или с его участием преступлении. Сообщение о преступлении, сделанное лицом после его задержания по подозрению в совершении преступления, не исключает признания этого сообщения в качестве смягчающего наказание обстоятельства.

      

       По многим делам суды при наличии достаточных оснований не признавали смягчающим наказание обстоятельством явку с повинной.

       Так, приговором Тамбовского районного суда от 23 октября 2006 года был осужден Паздников по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 8 годам лишения свободы. Изменяя приговор, судебная коллегия указала следующее. Как следует из материалов дела, уголовное дело по факту обнаружения трупа потерпевшего было возбуждено 26 октября 2005 года. Согласно протоколу явки с повинной Паздников обратился в Тамбовский РОВД 27 октября 2005 года и сообщил о нанесении им 24 октября 2005 года незнакомому мужчине ударов кулаком и ногой по лицу. Суд исследовал протокол явки с повинной Паздникова и сослался на него в приговоре как на доказательство вины осужденного. Поскольку обстоятельства дела свидетельствовали о том, что до явки Паздникова с повинной органам следствия достоверно не было известно о совершении преступления именно им, судебная коллегия устранила ошибку суда, признала явку с повинной Паздникова в качестве смягчающего его наказание обстоятельства и снизила назначенное ему наказание.

       Указанная ошибка носит распространенный характер и вследствие нее судебной коллегией было изменено значительное количество приговоров, в том числе приговоры Благовещенского городского суда от 23 мая 2006 года в отношении Карасевича, от 31 мая 2006 года в отношении Усольцева, от 7 июня 2006 года в отношении Луговой, от 12 мая 2006 года в отношении Шарфа, приговор Мазановского районного суда от 17 ноября 2005 года в отношении Зайцева, приговор Ивановского районного суда от 26 мая 2006 года в отношении Суханова, приговор Свободненского городского суда от 3 мая 2006 года в отношении Прохоренко и другие приговоры.

 

       Пункт «и» части 1 статьи 61 УК РФ предусматривает в качестве смягчающих наказание обстоятельств также активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления.

       По смыслу закона, активное способствование раскрытию преступления должно выражаться в деятельной помощи виновного в выяснении обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. При этом по смыслу ст. 61 УК РФ для признания наличия такого обстоятельства необходимо, чтобы виновный предоставлял органам следствия информацию, до того им неизвестную, при этом важным остается условие совершения данных действий добровольно, а не под давлением имеющихся улик.

       Изучение судебной практики указывает на то, что об активном способствовании раскрытию преступления свидетельствует совокупность таких обстоятельств как явка виновного с повинной, дача им полных достоверных показаний об обстоятельствах совершенного преступления, в том числе при проверке показаний на месте и в ходе следственного эксперимента, сообщение о способе и орудии совершения преступления, которые органам следствия не были известны, добровольная выдача самого орудия преступления.            

       Так, изменяя приговор Свободненского городского суда от 17 мая 2006 года в отношении Шуршикова, судебная коллегия указала, что суд в качестве доказательств вины Шуршикова сослался на его явку с повинной, а также признал достоверными его показания, данные на предварительном следствии, в том числе и при проверке его показаний на месте, где он добровольно рассказал об обстоятельствах совершения им преступления и выдал орудие преступления. При таких данных суд необоснованно не учел в качестве смягчающего наказание Шуршикова обстоятельства активное способствование им раскрытию преступления.

       По этим же основаниям были изменены приговор Белогорского городского суда от 6 декабря 2005 года в отношении Фотьевой, приговор Благовещенского городского суда от 23 мая 2006 года в отношении Карасевича, приговор Райчихинского городского суда от 20 апреля 2006 года в отношении Кувардина.

       При этом судебная практика указывает на то, что активное способствование раскрытию преступления рассматривается в качестве смягчающего наказание обстоятельства и в тех случаях, когда лицо в последующем в ходе предварительного расследования или в судебном заседании изменило свои показания, не признавая или частично признавая свою вину.

       Необоснованное непризнание смягчающим наказание обстоятельством активного способствования изобличению других соучастников преступления послужило основанием для изменения приговора Шимановского районного суда от 22 августа 2006 года в отношении Мороз, при этом судебная коллегия указала следующее. Как видно из материалов дела, на предварительном следствии Мороз давала подробные, последовательные показания о совершении преступления Рачук, в том числе о количестве и локализации ударов, нанесенных ею Кабунову. Рачук же в своих показаниях о нанесении ею ударов Кабунову не сообщала. Фактические обстоятельства содеянного Рачук предварительным следствием и судом установлены на основе показаний Мороз, ее показания положены в основу приговора. При таких данных судебной коллегией был сделан вывод о том, что Мороз активно способствовала изобличению своей соучастницы – Рачук.

 

       В соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ смягчающими наказание обстоятельствами являются оказание медицинской и иной помощи  потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему.

       Изучение судебной практики показывает, что оказанием медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления судами признается вызов виновным скорой помощи или его инициатива в этом, а также оказание медицинской помощи непосредственно самим виновным.

       Изменяя приговор Благовещенского городского суда от 21 августа 2006 года в отношении Барабаш, судебная коллегия с учетом установленных судом фактических обстоятельств совершенного Барабашом преступления и его последующего поведения – вызова по телефону скорой медицинской помощи, признала смягчающим наказание осужденного обстоятельством оказание им иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления и снизила назначенное ему наказание.

       В практике такие случаи неединичны, когда суды вопреки фактическим обстоятельств дела не признавали смягчающим указанное обстоятельство. Так, вследствие аналогичной ошибки судебной коллегией по уголовным делам были изменены приговор Серышевского районного суда от 25 июля 2006 года в отношении Цвых, приговоры Благовещенского городского суда от 31 января 2006 года в отношении Штырлина и от 24 июля 2006 года в отношении Радько.

       Кроме того, по делу Кройтору, осужденного приговором Тындинского районного суда от 27 января 2006 года по ч. 3 ст. 264 УК РФ к 6 годам лишения свободы, президиум Амурского областного суда признал смягчающим наказание обстоятельством оказание помощи потерпевшим непосредственно после совершения преступления, указав на то, что как следует из показаний допрошенных по делу свидетелей, Кройтору помогал вытаскивать из машины пострадавших, то есть оказывал потерпевшим помощь непосредственно после совершения преступления.

 

       Нередко судебной коллегией изменялись приговоры по тому основанию, что в соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ судами первой инстанции не признавалось смягчающим наказание виновных обстоятельством наличие у них малолетних детей.  

       Так, приговором Селемджинского районного суда от 27 февраля 2006 года осужден Марфицин по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 8 годам лишения свободы. Как указал суд в приговоре, Марфицин имеет малолетнего ребенка, при этом суд не учел данное обстоятельство в качестве смягчающего наказание, мотивов такого решения не привел. Судебная коллегия приговор изменила, признав указанное обстоятельство смягчающим наказание и снизив назначенное осужденному наказание.

       Вследствие необоснованного непризнания в качестве смягчающего наказание обстоятельства «наличие малолетних детей у виновного» судебной коллегией были изменены приговоры: Благовещенского городского суда от 26 февраля 2006 года в отношении Елисеева, Тамбовского районного суда от 24 июля 2006 года в отношении Богинского, Белогорского городского суда от 9 августа 2006 года в отношении Изместьева, Селемджинского районного суда от 17 марта 2006 года в отношении Бестаева и другие.

       Вместе с тем, имели место случаи, когда суды, напротив, необоснованно признавали смягчающим наказание обстоятельством наличие малолетних детей у виновного, которое в действительности не было установлено по делу.

       Так, Благовещенским городским судом 3 апреля 2006 года были осуждены Щербаков и Мун. Отменяя приговор, кассационная инстанция указала, что суд не дал оценки установленным им же обстоятельствам, согласно которым ни Щербаков, ни Мун не имеют детей, проживали с сожительницами, которые имеют малолетних детей. При этом судом не выяснялось, содержали ли Мун и Щербаков детей своих сожительниц, и какова степень участия их в этом; суд также не принял во внимание, что Мун проживал с сожительницей около месяца, а ее дети в это время проживали у ее  матери, Щербаков проживал с сожительницей около шести месяцев. Как указала судебная коллегия, при таких обстоятельствах признание смягчающим наказание обстоятельством наличие у подсудимых малолетних детей является необоснованным, а наказание, назначенное с учетом указанного обстоятельства - необоснованно мягким.

       При решении вопроса о наличии указанного смягчающего обстоятельства необходимо учитывать разъяснения Пленума Верховного Суда РФ о том, что наличие малолетних детей у виновного не может расцениваться как смягчающее наказание обстоятельство, если осужденный совершил преступление в отношении своего ребенка либо лишен родительских прав. Во всяком случае, непризнание обстоятельства смягчающим наказание должно быть мотивировано в описательно-мотивировочной части приговора.

 

       Распространены случаи, когда вопреки фактическим обстоятельствам дела суды необоснованно не признавали в качестве смягчающего наказание обстоятельства противоправное поведение потерпевшего, явившееся поводом для преступления, и в результате назначали виновным несправедливые наказания.

       Так, в результате указанной ошибки судебной коллегией по уголовным делам были изменены приговоры: Селемджинского районного суда от 27 февраля 2006 года в отношении Марфицина, Завитинского районного суда от  16 июня 2006 года в отношении Вандышевой, Свободненского городского суда от 17 мая 2006 года в отношении Шуршикова, Райчихинского городского суда от 17 мая 2006 года в отношении Дубкова, Белогорского районного суда от 22 мая 2006 года в отношении Фомина, Белогорского городского суда от 11 мая 2006 года в отношении Коробейниковой, Сковородинского районного суда от 30 марта 2006 года в отношении Попова.

 

       В соответствии со ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств, срок и размер наказания не могут превышать трёх четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

       Однако суды не всегда соблюдают это требование закона.

       Приговором Сковородинского районного суда от 13 марта 2006 года осужден Ижорский по ч. 1 ст. 107 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы. При этом суд признал смягчающим наказание обстоятельством совершение Ижорским действий, направленных на заглаживание вреда, причиненного преступлением, и установил отсутствие отягчающих наказание обстоятельств. Изменяя приговор, судебная коллегия указала на то, что установленное судом смягчающее наказание обстоятельство предусмотрено п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, а поэтому при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств суд не вправе был назначать виновному наказание выше установленных ст. 62 УК РФ пределов, в связи с чем снизила назначенное Ижорскому наказание до 2 лет лишения свободы.

       При назначении наказания по правилам, предусмотренным ст. 62 УК РФ, суд в силу части 7 ст. 316 УПК РФ исчисляет три четверти срока наказания от двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

       В данных случаях суды также допускают ошибки.

       Приговором Архаринского районного суда от 9 февраля 2006 года осужден Мясников по ст. 135 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

       Изменяя приговор, судебная коллегия указала следующее: суд назначил Мясникову максимальный срок наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Однако, поскольку дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства, то исходя из требований ч. 7 ст. 316 УПК РФ назначенное наказание не могло превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. То есть Мясникову могло быть назначено максимальное наказание в виде 2 лет лишения свободы. Кроме того, согласно приговору, суд признал смягчающим наказание обстоятельством активное способствование раскрытию преступления, которое предусмотрено п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, а отягчающих обстоятельств не установил. При наличии таких условий, в соответствии со ст. 62 УК РФ суд вправе был назначить наказание, не превышающее 1 года 6 месяцев лишения свободы.

       Вследствие аналогичного нарушения судебной коллегией был изменен приговор Белогорского городского суда от 25 июля 2006 года в отношении Димова.

 

       При назначении наказания судами не всегда учитываются требования Общей части УК РФ о том, что при наличии по делу смягчающих наказание обстоятельств и отсутствии отягчающих обстоятельств виновному не может быть назначено максимальное наказание, предусмотренное санкцией соответствующей статьи УК РФ. Указанное правило вытекает из смысла смягчающих наказание обстоятельств, наличие которых по делу диктует суду избрание определенного наказания по его размеру (не максимально возможного).

       Суды не всегда учитывают эти требования закона и, как показывает практика, такие факты влекли за собой изменение приговоров.

       Так, судебной коллегией был изменен приговор Бурейского районного суда от 23 августа 2006 года в отношении Шакшиной, при этом в кассационном определении указано следующее. Решая вопрос о виде и размере наказания Шакшиной, суд в приговоре указал на наличие смягчающих обстоятельств, однако фактически их не учел, назначив Шакшиной максимальное наказание, предусмотренное санкцией ч. 1 ст. 161 УК РФ, в виде 4 лет лишения свободы.

 

       В соответствии со ст. 63 УК РФ перечень отягчающих наказание обстоятельств является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит, а их установление имеет существенное значение для правильного решения вопроса об индивидуализации наказания. Если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

       Анализ судебной практики свидетельствует о том, что не все суды правильно применяют это положение закона.

       Так, приговором Свободненского городского суда от 24 января 2006 года осужден Краснов за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенное в отношении лица, находящегося заведомо для виновного в беспомощном состоянии, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. Судебная коллегия приговор изменила, указав, что вывод суда о наличии отягчающего наказание Краснова обстоятельства - совершение преступления в отношении лица, находящегося заведомо для виновного в беспомощном состоянии - является неверным, поскольку указанное обстоятельство является квалифицирующим признаком преступления, в совершении которого Краснов признан виновным, и исключила из приговора указание на наличие в действиях Краснова указанного отягчающего наказание обстоятельства.

       Признание судом отягчающего наказание обстоятельства, которое предусмотрено статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, повлекло изменение и приговора Селемджинского районного суда от 11 октября 2006 года в отношении Уймова и Регельгофа, которые осуждены за совершение краж и угона автомобиля по квалифицирующему признаку «группой лиц по предварительному сговору», а суд учел указанное обстоятельство и в качестве обстоятельства, отягчающего их наказание.

 

       Значительное количество ошибок допущено судами при признании отягчающим наказание обстоятельством рецидива преступлений.

       В подавляющем большинстве случаев указанная ошибка была допущена вследствие необоснованного учета судимостей, которые являлись погашенными.

       Ссылаясь на судимости и признавая наличие в действиях лица рецидива преступлений, суды не выясняют должным образом сведения о прежней судимости, не проверяют, к какой категории относятся преступления, за которые был осужден виновный, не учитывают изменения уголовного закона, улучшающие положение осужденного, в соответствии с которыми преступления могли перейти в разряд менее тяжких или быть декриминализированными, вследствие чего такие судимости не могут учитываться.

       Так, необоснованное признание отягчающим наказание обстоятельством рецидива преступлений вследствие учета погашенных судимостей допустил Бурейский районный суд по делам в отношении Волченко, Репина, Свободненский городской суд по делам в отношении Давлитбаева, Панкратова, Белогорский городской суд по делу в отношении Старцева, Ивановский районный суд по делу в отношении Бахтина и другие суды. Устранение этих ошибок повлекло изменение приговоров и снижение назначенных осужденным наказаний.

       Несмотря на то, что согласно ч. 4 ст. 18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до 18 лет, судимости за умышленные преступления небольшой тяжести, а также судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным, имели место случаи несоблюдения указанных требований закона.

       Приговором Тамбовского районного суда от 21 сентября 2006 года был осужден Залозный. Суд признал отягчающим его наказание обстоятельством рецидив преступлений. Однако при этом не учел, что ранее Залозный был судим за преступления, осуждение за которые признавалось условным.

       Вследствие необоснованного учета судом при признании рецидива преступлений предыдущей судимости за умышленное преступление небольшой тяжести судебной коллегией был изменен приговор Благовещенского городского суда от 11 июля 2006 года в отношении Трапезникова.

 

       Применяя наказание в виде исправительных работ, суды должны указывать размер удержания из заработка осужденного, который в соответствии с ч. 3 ст. 50 УК РФ установлен в пределах от 5 до 20%.

       Так, неуказание размера удержания из заработка в доход государства при назначении наказания в виде исправительных работ повлекло отмену приговора Тамбовского районного суда от 21 сентября 2006 года в отношении Николаева, Залозного и Сутормина, которые были осуждены по ст. 116 УК РФ: Николаев - к 3 месяцам исправительных работ, Залозный и Сутормин - к 4 месяцам исправительных работ каждый. При этом, назначая осужденным наказание в виде исправительных работ, суд не указал размер удержаний, которые надлежит  производить в доход государства.

 

       Допускаются судами и ошибки, связанные с назначением наказания в виде обязательных работ.

       При этом при назначении наказания в виде обязательных работ необходимо указывать его размер, исчисляемый в соответствии со статьями 49, 71 и 88 УК РФ.        

       Приговором Архаринского районного суда от 25 августа 2006 года несовершеннолетний Мороз осужден по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ к наказанию в виде 180 часов обязательных работ. Судебная коллегия изменила приговор, указав на то, что в силу ч. 3 ст. 88 УК РФ обязательные работы назначаются несовершеннолетним на срок от 40 до 160 часов, и снизила назначенное осужденному наказание.

 

       Анализ практики показал, что нередки случаи, когда судами необоснованно назначалось наказание с применением правил ст. 64 УК РФ.

       Закон позволяет назначить более мягкое наказание, чем предусмотрено соответствующей статьей, при наличии исключительных обстоятельств. Исключительность обстоятельств связана с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время и после совершения преступления. Суд вправе признать исключительными как отдельные смягчающие обстоятельства, так и их совокупность, указав в приговоре основания принятого решения.

       Приговором Константиновского районного суда от 30 ноября 2006 года Кривенко, Трясин, Ремизов осуждены за покушения на сбыт и приготовления к сбыту наркотических средств в особо крупном размере, с применением ст. 64 УК РФ к 1 году лишения свободы за каждое совершенное ими преступление, Руденко - к 2 годам лишения свободы.

       По кассационному представлению прокурора судебная коллегия данный приговор отменила, при этом указала, что суд не в полной мере учел характер и степень общественной опасности совершенных осужденными преступлений,   относящихся, в том числе к категории особо тяжких, объем изъятых по делу наркотических средств, а было изъято более 30 килограммов гашиша. 

       Кроме того, признавая смягчающими наказание подсудимых обстоятельствами активное способствование раскрытию преступлений и раскаяние в содеянном, суд фактически не исследовал наличие указанных смягчающих обстоятельств, и не мотивировал в приговоре, почему он признал данные обстоятельства смягчающими и исключительными. Таким образом, суд избрал подсудимым меру наказания без надлежащего учета требований закона, тяжести содеянного и данных о личности виновных.

       Вследствие аналогичной ошибки судебной коллегией был отменен приговор этого же суда от 5 февраля 2007 года в отношении Буря, которой суд назначил наказание за два покушения на сбыт наркотических средств в особо крупном размере и за приготовление к сбыту наркотических средств в особо крупном размере с применением ст. 64 УК РФ в виде 1 года лишения свободы за каждое преступление, и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы. При этом, назначая Буря за три преступления такое несправедливое в связи с мягкостью наказание, суд этим же приговором назначил Волощуку наказание за пособничество Буря в покушении на сбыт наркотических средств в особо крупном размере в виде 8 лет лишения свободы.

 

       При назначении наказания за неоконченное преступление суды должны соблюдать правила ст. 66 УК РФ о сроках и размерах наказания. При назначении наказания за приготовление к преступлению или за покушение на преступление, судам надлежит руководствоваться правилами частей 2 и 3 ст. 66 УК РФ. При этом следует учитывать разъяснения Пленума Верховного Суда РФ о том, что если назначенное по указанным правилам наказание является менее строгим, чем нижний предел санкции статьи, то ссылка на ст. 64 УК РФ не требуется.

       Приговором Михайловского районного суда от 25 августа 2006 года был осужден Коломеец за совершение преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств в особо крупном размере. Изменяя данный приговор, судебная коллегия указала, что, назначая Коломеец по ч. 1 ст. 30, п. «в» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ наказание в виде 8 лет лишения свободы, суд не учел правила ч. 2 ст. 66 УК РФ о том, что срок наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление. Кроме того, суд не учел требования ст. 62 УК РФ. Поскольку санкция ч. 3 ст. 228.1 УК РФ предусматривает максимальное наказание в виде 20 лет лишения свободы, наказание за приготовление к указанному преступлению не может превышать 10 лет лишения свободы и, принимая во внимание, что смягчающим наказание обстоятельством суд признал активное способствование раскрытию преступлений, и отсутствие отягчающих обстоятельств, срок наказания за совершенное Коломейцем преступление не мог превышать 7 лет 6 месяцев лишения свободы (хотя он является менее строгим, чем нижний предел санкции ч. 3 ст. 228.1 УК РФ).

      

       Изучение судебной практики показало, что не исключены нарушения закона при назначении наказания по правилам статей 69 и 70 УК РФ, то есть по совокупности преступлений и совокупности приговоров.

       При совокупности преступлений наказание назначается отдельно за каждое совершенное преступление. Окончательное наказание назначается путём поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем полного или частичного сложения назначенных наказаний.

       Приговором Архаринского районного суда от 13 февраля 2006 года Функ осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 175 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК путем частичного сложения наказаний окончательно ему назначено 2 года 6 месяцев лишения свободы. Таким образом, фактически суд назначил Функу наказание путем полного сложения наказаний, что повлекло изменение приговора и снижение назначенного осужденному наказания.

       Вследствие аналогичной ошибки судебной коллегией был изменен приговор Благовещенского городского суда от 10 февраля 2006 года в отношении Мищенко.

       При назначении наказания по правилам ст. 69 УК РФ с применением принципа частичного или полного сложения назначенных наказаний окончательное наказание во всяком случае должно быть более строгим, нежели наказание назначенное за любое из преступлений, входящих в совокупность.

       В практике отмечены случаи, когда при применении указанного принципа суды нарушают это требование закона.

       Так, приговором Октябрьского районного суда от 21 марта 2006 года был осужден Усов по ч. 3 ст. 158, ч. 3 ст. 158, ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы за каждое преступление и по ч. 1 ст. 226 УК РФ к 3 годам лишения свободы. На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно Усову назначено 3 года лишения свободы.

       Отменяя данный приговор, судебная коллегия указала, что при назначении Усову наказания по правилам ст. 69 УК РФ суд не выполнил требования закона, имея в виду, что назначенное Усову окончательное наказание в виде 3 лет лишения свободы не является более строгим, чем назначенное ему наказание за преступление, входящее в совокупность.

 

       Правила ст. 70 УК РФ применяются в случаях, когда осужденный после вынесения приговора, но до полного отбытия наказания совершил новое преступление.

       При назначении наказания по совокупности приговоров следует выяснять, какая часть основного и дополнительного наказания реально не отбыта лицом по предыдущему приговору, и указывать об этом во вводной части приговора.

       Неотбытым наказанием считается весь срок назначенного наказания при условном осуждении и при отсрочке наказания в порядке ст. 82 УК РФ, а также срок, на который осужденный был фактически освобожден условно-досрочно.

       Приговором Ромненского районного суда от 7 февраля 2006 года был осужден Макарчук по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы, а на основании ст. 70 УК РФ – к 4 годам лишения свободы.

       Судебная коллегия приговор изменила, указав следующее: при назначении наказания по правилам ст. 70 УК РФ суд присоединил к назначенному Макарчуку наказанию в виде 3 лет лишения свободы частично неотбытую часть наказания по предыдущему приговору в виде 1 года лишения свободы. Однако при этом суд не учел, что Макарчук был освобожден условно-досрочно с неотбытым сроком 3 месяца 24 дня, в связи с чем назначение Макарчуку окончательного наказания в виде 4 лет лишения свободы является незаконным.

       В результате аналогичной ошибки судебной коллегией были изменены приговор Михайловского районного суда от 27 февраля 2006 года в отношении Самсонова, приговор Благовещенского городского суда от 24 января 2006 года в отношении Сордирова.

 

       В практике отмечен случай необоснованного назначения наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

       Так, по приговору Зейского районного суда от 2 марта 2006 года был осужден Чехович по п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытого наказания по предыдущему приговору ему назначено 2 года 9 месяцев лишения свободы. Изменяя приговор, судебная коллегия указала следующее: назначая Чеховичу наказание, суд исходил из того, что тот совершил преступление в период условного осуждения по предыдущему приговору, согласно которому он осуждался по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев. Однако суд не учел, что деяние, за которое был осужден Чехович, впоследствии было декриминализировано, в связи с чем он считается не имеющим судимости, и суд не вправе был учитывать данную судимость при назначении наказания и применять правила статей 74 и 70 УК РФ.

 

       В силу ч. 4 ст. 70 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору.

       Иногда суды нарушают это требование закона.

       Так, приговором Райчихинского городского суда от 15 марта 2006 года был осужден Прыгунов по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ путем присоединения к назначенному наказанию неотбытой части наказания по предыдущему приговору - к 3 годам лишения свободы.

       Судебная коллегия данный приговор отменила за мягкостью назначенного наказания, указав, что Прыгунов по предыдущему приговору был освобожден от дальнейшего отбывания наказания условно-досрочно на неотбытый срок 3 года 10 месяцев 7 дней. По настоящему приговору он был осужден за кражу, совершенную в период условно-досрочного освобождения. Таким образом, исходя из положений ст. 70 УК РФ, окончательное наказание Прыгунову по совокупности приговоров должно было быть больше как назначенного наказания по настоящему приговору, то есть 2 лет 6 месяцев лишения свободы, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору, то есть 3 лет 10 месяцев 7 дней лишения свободы.

       Назначение окончательного наказания по совокупности приговоров в меньшем размере, чем наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, и неотбытой части наказания по предыдущему приговору повлекло отмену приговора Белогорского городского суда от 28 апреля 2006 года в отношении Родина, приговора Шимановского районного суда от 24 апреля 2006 года в отношении Улазовой.

 

       Согласно ч. 1 ст. 73 УК РФ назначение условного осуждения должно отвечать целям исправления условно осужденного.

       Однако иногда суды назначают условное осуждение, не имея на то оснований.

       Так, по приговору Шимановского районного суда от 19 апреля 2006 года Костина была осуждена по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года. Мотивируя назначение подсудимой наказания, суд указал, что она совершила умышленное тяжкое преступление, удовлетворительно характеризуется по месту жительства и положительно по месту работы, учел наличие смягчающих наказание обстоятельств, отягчающее наказание обстоятельство: рецидив преступлений, а также мнение потерпевшего относительно меры наказания.

       Отменяя приговор ввиду мягкости наказания, судебная коллегия указала, что фактически суд назначил Костиной наказание без надлежащего учета требований закона, тяжести содеянного и личности виновной, которая, как установлено судом, ранее дважды судима за совершение умышленных преступлений, в том числе тяжких, по месту жительства характеризуется как вспыльчивый, неуравновешенный, злоупотребляющий спиртными напитками человек, на которую поступали жалобы от соседей. Кроме того, частичное признание Костиной своей вины, отрицание ею нанесения нескольких ударов потерпевшему не свидетельствовали, вопреки выводу суда, о раскаянии Костиной в содеянном.

       Недооценка тяжести и степени общественной опасности содеянного и личности виновного, повлекшая необоснованное назначение условного осуждения, допущена также Благовещенским городским судом по делу в отношении Дьякова, Свободненским городским судом по делу в отношении Ташлыкова.

 

       Анализ судебной практики свидетельствует о том, что суды продолжают неоправданно применять условное осуждение к лицам, виновным в совершении преступлений, связанных с незаконным сбытом наркотических средств.

        Приговором Райчихинского городского суда от 4 сентября 2006 года Бондарев осужден за незаконные приобретение, хранение наркотического средства без цели сбыта в крупном размере, покушение на сбыт наркотического средства и за незаконный сбыт наркотического средства в особо крупном размере к 5 годам лишения свободы условно. Кассационная инстанция приговор отменила за мягкостью назначенного наказания, указав, что суд не учел, что Бондарев ранее был дважды судим, отбывал наказание в местах лишения свободы, совершил преступления при рецидиве преступлений, совершил три преступления, одно из которых относится к категории тяжких, другое - к особо тяжких, что свидетельствует об ошибочности вывода суда о возможности исправления Бондарева без изоляции от общества.

       По аналогичному основанию судебной коллегией были отменены приговоры: Константиновского районного суда от 20 ноября 2006 года в отношении Бажковой, Октябрьского районного суда от 9 ноября 2006 года в отношении Медведевой, Тындинского районного суда от 20 июня 2006 года в отношении Гасанова, Ромненского районного суда от 3 февраля 2006 года в отношении Шульпанова.

 

       В соответствии с частью 4 ст. 73 УК РФ при условном осуждении могут быть назначены дополнительные наказания, поэтому условным может быть признано лишь основное наказание. Дополнительные наказания приводятся в исполнение реально, о чем следует указывать в резолютивной части приговора.

       Однако имеют место случаи, когда суды признают условным как основное, так и дополнительное наказание.

       Приговором Завитинского районного суда от 2 марта 2006 года осужден Горовенко по п.п. «а,в» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 4 годам лишения свободы со штрафом в размере 3000 рублей. На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание было постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года.

       Отменяя указанный приговор ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и нарушения уголовно-процессуального закона, судебная коллегия указала также, что суд в нарушение требований закона о признании условным только основного наказания постановил считать условным и дополнительное наказание в виде штрафа.

 

       Назначая наказание несовершеннолетним, суды должны учитывать особенности назначения им наказания, указанные в главе 14 УПК РФ.

       При назначении наказания несовершеннолетнему, кроме обстоятельств, предусмотренных статьей 60 УК РФ, учитываются условия его жизни и воспитания, уровень психического развития, иные особенности его личности, а также влияние на него старших по возрасту лиц.

       Виды наказаний, назначаемых несовершеннолетним, указаны в статье 88 УК РФ. Согласно закону, наказание в виде лишения свободы не назначается несовершеннолетнему, впервые совершившему преступление небольшой или средней тяжести в возрасте до шестнадцати лет.

       Анализ судебной практики свидетельствует о том, что в ряде случаев суды нарушают указанное требование закона.

       Так, приговором Благовещенского городского суда от 21 августа 2006 года Подшивалов, 1990 года рождения, осужден по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.   

       Изменяя приговор, судебная коллегия указала, что преступление, за которое осужден Подшивалов, относится к категории преступлений средней тяжести, совершил он его впервые, на момент совершения преступления ему исполнилось 15 лет, в связи с чем назначение ему наказания в виде лишения свободы не основано на законе.

       Вследствие аналогичного нарушения был изменен приговор Завитинского районного суда в отношении Выдренко.

 

       Применяя правила ст. 88 УК РФ, необходимо учитывать разъяснения Пленума Верховного Суда РФ о том, что при назначении несовершеннолетним наказания за несколько преступлений, часть из которых не предусматривает возможности назначения лишения свободы, окончательное наказание может быть назначено в виде лишения свободы как при поглощении менее строгого наказания более строгим, так и при частичном или полном сложении наказаний разных видов.

       В силу ч. 6.1 ст. 88 УК РФ при назначении наказания несовершеннолетнему за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления нижний предел наказания сокращается наполовину, при этом ссылки на ст. 64 УК не требуется.

       Приговором Константиновского районного суда от 27 марта 2006 года Мещеряков, 1989 года рождения, был осужден с применением ст.ст. 64, 88 УК РФ.

       Отменяя приговор, судебная коллегия указала следующее: назначая Мещерякову наказание, суд пришел к выводу о применении ст. 64 УК РФ, регламентирующей назначение наказания ниже низшего предела. Поскольку Мещеряков совершил преступления в несовершеннолетнем возрасте, то в соответствии с ч. 6.1 ст. 88 УК РФ низший предел наказания сокращается наполовину. Суд же назначил Мещерякову наказание за совершенные им преступления в пределах санкций соответствующих статей, определенных с учетом требований ч. 6.1 ст. 88 УК РФ, то есть, указав о применении ст. 64 УК РФ, суд фактически не применил положения данной нормы закона.

       При постановлении приговора в отношении несовершеннолетнего подсудимого, суд наряду с вопросами, указанными в статье 299 УПК РФ, обязан в соответствии со ст. 430 УПК РФ при наличии оснований решить вопрос о возможности освобождения несовершеннолетнего от наказания в случаях, предусмотренных статьей 92 УК РФ, либо применения условного осуждения, либо назначения ему наказания, не связанного с лишением свободы, с приведением мотивов принятого решения.

       Однако суды не всегда соблюдают указанные требования закона.

       Так, приговором Ромненского районного суда от 1 июня 2006 года был осужден несовершеннолетний Коноваленко, 1991 года рождения. Судебная коллегия, отменяя приговор вследствие нарушения уголовно-процессуального закона, указала, что при постановлении приговора в отношении несовершеннолетнего подсудимого суд обязан был решить вопрос о возможности освобождения несовершеннолетнего подсудимого от наказания в случаях, предусмотренных статьей 92 УК РФ, однако не обсудил данный вопрос.

       В соответствии со ст. 96 УК РФ суд может применить положения главы 14 УПК РФ, кроме помещения в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образования либо воспитательную колонию, к лицам, совершившим преступления в возрасте от 18 до 20 лет, лишь в исключительных случаях с учетом характера совершенного деяния и данных о личности.

       Отмечены отдельные случаи, когда суды применяли правила ст. 96 УК РФ без достаточных на то оснований.

       Так, приговором Селемджинского районного суда от 24 апреля 2006 года был осужден Колотов, 1987 года рождения к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 5 лет. Испытательный срок, установленный Колотову по предыдущему приговору, суд постановил сохранить.

       Отменяя приговор, в том числе, вследствие мягкости назначенного Колотову наказания, судебная коллегия указала, что суд, постановив о применении правил ст. 96 УК РФ, каких-либо обстоятельств, свидетельствующих об исключительности случая, в приговоре не привел. Кроме того, в нарушение требований ст. 60 УК РФ суд принял во внимание только смягчающие наказание обстоятельства, при этом не учел и не дал оценки характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений и данным о личности  Колотова.

       Вследствие аналогичного нарушения, допущенного при применении правил ст. 96 УК РФ, был отменен приговор Свободненского городского суда от 20 апреля 2006 года в отношении Мусатова.

 

       Результаты обзора использованы при поведении семинарских занятий с судьями области.

 

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Амурского областного суда

опубликовано 25.03.2010 08:58 (МСК)