Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обзор практики рассмотрения уголовных дел о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, судами Амурской области за 2006 год

Согласно статистическим данным (форма №1), динамика рассмотрения судами области уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ (ст.ст.228-233 УК РФ),  за последние четыре года выглядит следующим образом:

 

 

         год

Рассмотрено дел

 Прекращено дел

 Возвращено дел прокурору

 всего

 в т.ч. с  приговором

        2003

2053               1784

         114

     52

        2004

2023               1624

         302

     32

        2005

1655               1520

         50

     37

        2006

1803               1657

         62

     35

 

Представление о числе лиц,  категории граждан, осуждённых за  указанные преступления,  назначенном наказании даёт следующая таблица (согласно статистическим отчётам  (формы №№11,6 МВ НОН):

 

  Год

         Осуждено         лиц

                    Наказание

 всего

 женщин

Несов/летних

Лишение свободы

 Условное осуждение  к  л/св.

Условное осуждение к иным мерам наказания

 2003

1950

 175

 163

382

761

 14

 2004

 1690

 157

 170

 335

 1274

 7

 2005

 1575

 133

 140

 475

 1040

 8

 2006

 1787

 170

 141

 600

 1151

  -

 

Как следует из приведённых данных,  в 2004 и  2005 годах происходило снижение числа рассмотренных дел   и осужденных лиц за преступления указанной категории, что объясняется изменением  законодательства Федеральным законом №162 – ФЗ от 8 декабря 2003 года, введённым в действие в этой части с 12 мая 2004 года,  и  понятия крупного и особо крупного  размеров наркотических средств и психотропных веществ, в связи с принятием Правительством РФ Постановления от 6 мая 2004 года №231, которым значительно увеличен размер наркотических средств, за незаконный оборот которых без цели сбыта  наступает уголовная ответственность.

 В 2006 году число рассмотренных дел (с приговором) увеличилось  по сравнению с предыдущим годом   на 137 или 9%, количество осуждённых лиц возросло на 212 человека или 13,5%. Это в определенной степени также связано с  принятием  Постановления Правительства РФ №76 от 7 февраля 2006 года, которым утверждены   крупные и особо крупные размеры наркотических средств для целей статей 228,228-1,229 УК РФ, что повлекло уменьшение размера наркотических средств, за незаконный оборот которых без цели сбыта  возможно привлечение к уголовной ответственности.

Изучение судебной практики по делам этой указанной категории свидетельствует о том, что  при рассмотрении  таких дел  не всегда правильно применяется закон. Согласно статистическим данным (форма №6), в 2006 году были обжалованы в кассационном порядке приговоры в отношении 234 лиц, из них  пересмотрены решения в отношении 70 человек, в том числе отменено -27, изменено – 43, то есть стабильность составляет 70%, в 2005 году этот показатель составлял 77% (из 251 обжалованного приговора отменено и изменено 58).

Анализ ошибок позволяет сделать вывод о том, что  не все суды уяснили, что понимается под незаконным изготовлением наркотических средств.

 Так,  приговором Белогорского районного суда  от 28 марта 2005 года Ивлюшкин Д.В.  был осуждён  за ряд преступлений, в том числе по ч.2 ст.228 УК РФ за незаконное изготовление и хранение 110 г гашиша.  Как признал суд, Ивлюшкин Д.В. в районе заброшенной фермы, расположенной на окраине с. Новоандреевка Белогорского района Амурской  области, для личного употребления путем просеивания верхушечных частей растения дикорастущей конопли через ткань изготовил порошкообразное вещество, которое пересыпал в пластиковую коробку, перенес во двор своего дома в с. Новоандреевка, ул. Молодежная, 12, кв. 1, где незаконно хранил без цели сбыта до 26 ноября 2004 года.

 Президиум Амурского областного суда, рассмотрев надзорную жалобу осуждённого, своим постановлением от 5 марта 2007 года приговор изменил, исключив осуждение за незаконное изготовление наркотического средства, указав, что суд ошибочно квалифицировал действия осужденного Ивлюшкина Д.В. по получению наркотического средства – гашиша массой 110 граммов по ч. 2 ст. 228 УК РФ, как незаконное изготовление без цели сбыта наркотического средства в особо крупном размере. 

 По смыслу уголовного закона (п.п.9,10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 года), под незаконным изготовлением наркотических средств, психотропных веществ без цели сбыта следует понимать совершенные в нарушение законодательства РФ умышленные действия, в результате которых из наркотикосодержащих растений, лекарственных, химических и иных веществ получено одно или несколько готовых к использованию и потреблению наркотических средств, психотропных веществ. Измельчение, высушивание или растирание наркотикосодержащих растений, растворение наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов водой без дополнительной обработки в виде выпаривания, рафинирования, возгонки и т.п., в результате которых не меняется химическая структура вещества, не могут рассматриваться как изготовление или переработка наркотических средств.

Как следует из установленных судом фактических обстоятельств дела, наркотическое средство - гашиш массой 110 граммов был получен Ивлюшкиным Д.В. путем просеивания верхушечных частей растения дикорастущей конопли через ткань без дополнительной их обработки в виде выпаривания, рафинирования, возгонки и т.п., не повлекшего изменения химической структуры вещества. При таких обстоятельствах его действия не образуют незаконного изготовления.

  Приговором Архаринского районного суда от 16 мая 2006 года Ситников Д.А. был осуждён за несколько преступлений, связанных с незаконным оборотов наркотических средств, в том числе по ч.1 ст.228 УК РФ за незаконное изготовление и хранения наркотического средства – гашиша в крупном размере  - 7,08 г. Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам  от 6 июля 2006 года  приговор изменен, признано, что Ситников необоснованно осуждён за незаконное изготовление указанного наркотического средства, так как суд установил, что он из части собранной конопли при помощи алюминиевого таза и куска  ткани незаконно изготовил гашиш, то есть его действиями  химическая структура не была изменена.

 Не всегда правильно квалифицируются действия виновных как незаконное хранение наркотических средств.

 Приговором Ромненского районного суда от 22 августа 2005 года Алафьев А.И. осуждён по ч.2 ст.228 УК РФ за незаконное приобретение, хранение, перевозку наркотических средств  без цели сбыта в особо крупном размере.

  Приговором суда установлено, что 25 апреля 2005 года Алафьев, приехав в гости в с. Братолюбовка  к родственникам своей сожительницы,  нашёл за огородом усадьбы два мешка конопли, которая является марихуаной,   вес которой в высушенном виде составил 3402 г. Он  решил увезти их  к себе в  г. Белогорск для собственного употребления, загрузил  мешки в багажник такси, по дороге автомобиль был остановлен сотрудниками милиции, и наркотическое средство было обнаружено и изъято.

Постановлением президиума Амурского областного суда от 19 февраля 2007 года приговор изменен, исключено осуждение за незаконное хранение наркотического средства. При этом президиум исходил из того, что под незаконным хранением без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов следует понимать действия лица, связанные с незаконным владением этими средствами или веществами, в том числе и для личного потребления (содержание при себе, в помещении, тайнике и других местах). При этом не имеет значения, в течение какого времени лицо незаконно хранило наркотическое средство, психотропное вещество или их аналоги (п.7 постановления Пленума ВС РФ).        

В обвинительном заключении органы предварительного расследования при описании преступлений, в совершении которых обвиняется Алафьев А.И., не описали преступные действия Алафьева А.И., связанные с незаконным хранением наркотических средств, а именно – место, время, способ совершения преступления, а также какое наркотическое средство и в каком количестве незаконного хранил Алафьев А.И.

Суд, признав Алафьева А.И. виновным в совершении незаконного хранения наркотических средств без цели сбыта в особо крупном размере,  в описательно-мотивировочной части приговора в нарушение требований ст. 307 УПК РФ также не  указал обстоятельства совершения Алафьевым А.И. этого преступления.

 Приговором Благовещенского городского  суда от 13 ноября 2006 года Васильев Р.А осуждён по ч.1 ст.228 УК РФ за  незаконные приобретение и перевозку без цели сбыта наркотического средства, совершённые в крупном размере.

Преступление  совершено  30 августа 2005 года в пос. Моховая Падь
г. Благовещенска.

В кассационном представлении прокурор г. Благовещенска просил приговор отменить, направить дело на новое судебное рассмотрение в связи  с неправильным применением закона, так  как действия Васильева Р.А. следовало квалифицировать  не только как незаконные приобретение и перевозку без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, но и как его хранение, поскольку после приобретения наркотического средства и до момента посадки в личный автомобиль  он незаконно хранил наркотическое средство – марихуану массой 95,3 гр.

Судебная коллегия по уголовным делам  признала доводы представления необоснованными и своим определением от 25 января 2007 года приговор оставила без изменения.

 Как следует из материалов дела, 30 августа 2005 года Васильев  действительно собрал в полиэтиленовый пакет дикорастущую коноплю на Астрахановских лугах, которую погрузил в салон своего автомобиля и поехал в г. Благовещенск,  в дороге был задержан сотрудниками милиции. Собранная им конопля была изъята.

Довод кассационного представления о том, что Васильев Р.А. после приобретения наркотического средства и до момента посадки в личный автомобиль незаконно хранил наркотическое средство – марихуану массой 95,3 г,   судебная коллегия признала несостоятельным.

Как следует из обвинительного заключения, органы предварительного следствия,  описывая обстоятельства преступления,  квалифицируя  действия обвиняемого, как незаконное хранение и перевозку наркотических средств, исходили из того, что он перевозил и  марихуану в  машине, где и хранил её, поскольку они не  установили, что Васильев Р.А. после приобретения наркотического средства и до момента посадки в личный автомобиль незаконно хранил наркотическое средство – марихуану массой 95,3 гр. При таких данных у суда не было оснований для квалификации действий Васильева Р.А. как незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере.

 Такие споры возникают в связи с  тем, что  правоприменители не могут разграничить хранение и перевозку наркотических средств. Между тем, согласно  разъяснению, содержащемуся в п.8 Постановления Пленума ВС РФ от 15  июня 2006 года, не могут действия, выразившиеся в перевозке наркотического средства, одновременно квалифицироваться как его незаконное хранение. Вопрос о наличии в действиях лица состава преступления – незаконной перевозки без цели сбыта и об отграничении указанного состава преступления от незаконного хранения без цели сбыта наркотического средства во время поездки должен решаться в каждом конкретном случае с учётом направленности умысла, фактических обстоятельств перевозки, количества, размера, объёма наркотических средств, места нахождения и других обстоятельств дела.

 

В некоторых случаях суды принимают неправильные решения в связи с   ошибочным определение размера  наркотического средств,  за незаконный оборот которого без цели сбыта предусмотрена уголовная ответственность.

Приговором Шимановского районного суда от 31 июля 2006 года Старнаков Е.А. был  осуждён за ряд преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, в то же время оправдан по ч.1 ст.228 УК РФ по факту незаконного приобретения и хранения наркотического средства- марихуаны массой 15,5 г.

 Кассационным определением от 12 октября 2006 года приговор в  этой части отменён, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Старнакову Е.А. предъявлялось обвинение в совершении незаконного приобретения в августе 2006 года  и хранения без цели сбыта наркотического средства – марихуаны массой 15,5 граммов.

Согласно ч. 2 примечания к ст. 228 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года), действовавшему на момент незаконного приобретения Старнаковым Е.А. указанного наркотического средства, крупным размером в данной статье, а также в статьях 228.1 и 229 УК РФ признавалось количество наркотического средства, психотропного вещества или их аналогов, превышающее размеры средней разовой дозы потребления в десять и более раз. Размеры средних разовых доз наркотических средств и психотропных веществ для целей ст.228, а также статей 228.1 и 229 УК РФ определялись согласно постановлению Правительства № 231 от 6 мая 2004 года.

В силу данного постановления, размер средней разовой дозы наркотического средства – марихуаны составлял 2 грамма, соответственно крупный размер данного наркотического средства – 20 граммов.

При таких обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии в действиях Старнакова Е.А. состава преступления – незаконного приобретения наркотического средства – марихуаны в крупном размере.

Однако при оправдании Старнакова Е.А. за незаконное хранение вышеуказанного наркотического средства судом не учтено то обстоятельство, что незаконное хранение наркотического средства является длящимся преступлением.

По смыслу закона, к длящимся преступлениям применяется закон, действовавший на момент их прекращения по воле, либо вопреки воле виновного.

Из материалов дела следует, что наркотическое средство – марихуану в количестве 15,5 граммов Старнаков Е.А. незаконно хранил до 18 апреля 2006 года.

В соответствии с постановлением Правительства РФ от 7 февраля 2006 г. № 76 «Об утверждении крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228, 228.1 и 229 Уголовного кодекса Российской Федерации», крупный размер марихуаны составляет количество данного наркотического средства свыше 6 граммов.

Однако указанные обстоятельства не учтены судом при оправдании Старнакова Е.А. за незаконное хранение наркотического средства – марихуаны, массой 15,5 граммов.

 

 Не во всех случаях получают правильную оценку действия, выразившиеся в сбыте наркотических средств разного вида.

 Приговором  Архаринского районного суда от 9 декабря 2005 года Бондаренко Л.А. осуждена за несколько фактов сбыта наркотических средств, в том числе она признана виновной в том, что 25 июля 2005 года за окраиной с. Новодомикан Архаринского района Амурской области заготовила с целью сбыта  в синтетический мешок растительную массу дикорастущей конопли, которую принесла на территорию усадьбы дома по месту своего жительства, в этот же день в 14 часов 30 минут она возле своего дома незаконно сбыла за 200 рублей сотруднику правоохранительных органов Кожевникову Н.А., действовавшему в рамках оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» не высушенную марихуану массой 5024 грамма,  что является особо крупным размером наркотических средств.

Она же весной 2005 года в летней кухне по месту своего жительства  нашла наркотическое средство - гашиш массой 2 грамма и сбыла его 25 июля 2005 года в 14 часов 30 минут за 300 рублей сотруднику правоохранительных органов Кожевникову Н.А., действовавшему в рамках оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка».

 Действия Бондаренко Л.А.  по  факту сбыта 25 июля 2005 года  марихуаны квалифицированы по  п. «г» ч.3 ст.228.1 УК РФ,  а по факту сбыта гашиша по ч.1 ст.228.1 УК РФ.

 Постановлением президиума Амурского областного суда от 19 февраля 2007 года приговор был изменён,  при этом президиум указал, что из материалов дела следует, что как марихуану массой 5024 грамма, так и гашиш массой 2 грамма,      Бондаренко Л.А. передала сотруднику правоохранительных органов Кожевникову Н.А. одним действием в одно и то же время,  25 июля 2005 года в 14 часов 30 минут. При этом вопрос о продаже указанных наркотических средств и их стоимости решался между осужденной и сотрудником правоохранительных органов одновременно.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о совершении Бондаренко Л.А. одного действия и о наличии у нее единого умысла на сбыт наркотических средств - марихуаны массой 5024 грамма и гашиша массой 2 грамма.

В связи с изложенным оснований для двойной юридической оценки указанных действий осужденной у суда не имелось.

 

В судебной практике возникают трудности в отграничении проверочной закупки наркотиков от провокации сбыта наркотиков.

Фундаментальное значение для правоприменительной практики имеет разъяснение Верховного Суда РФ, данное в п.14 постановления Пленума от 15 июня 2006 года, согласно которому «в тех случаях, когда в материалах дела имеются данные об осуществлении проверочной закупки наркотических средств или психотропных веществ, судам следует иметь в  виду, что необходимыми условиями законности её проведения являются соблюдение оснований для проведения оперативно – розыскных мероприятий, предусмотренных ст.7 Федерального закона «Об оперативно – розыскной деятельности», и требований ч.7 ст.8 указанного Федерального закона, в соответствии с которыми проверочная закупка веществ, свободная реализация которых запрещена, проводится на основании постановления, утверждённого руководителем органа, осуществляющего оперативно – розыскную деятельность.

 Результаты оперативно – розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, сформировавшегося независимо от  деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния».

 Исходя из изложенных требований, суды при рассмотрении дел такой категории  обязаны выяснять, имеются ли в представленных материалах  оперативной деятельности сведения:

·                 о наличии умысла на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений,

·                 проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

 Именно так подходят к  решению таких вопросов  суды кассационной и надзорной инстанций.

 Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 13 июля 2006 года отменён приговор Ивановского районного суда от 18 мая 2006 года, которым Максимова О.В. осуждена за 4 факта незаконного сбыта наркотических средств в особо крупном размере Р., выступавшему в роли покупателя,  ввиду того, что  суд не дал оценки показаниям  Максимовой и Р. об обстоятельствах возникновения  у неё умысла на сбыт наркотических средств (из этих показаний следует, что она  заготавливала и сбывала наркотическое средство  по его предложению), вывод суда  в данной части не мотивирован. По  аналогичным основаниям судебная коллегия своим определением от 10 августа 2006 года отменила приговор Белогорского районного суда от 7 июня 2006 года в отношении Козырева А.С..

Приговором Михайловского районного суда от 18 марта 2004 года с изменениями, внесёнными кассационным определением от 22 апреля 2004 года, Озеров А.А. признан виновным в незаконном сбыте 31 августа и 2 сентября 2003 года наркотических средств в крупном размере сотруднику УБОП криминальной милиции УВД Амурской области Ковалю И.В., выступившему в роли покупателя при проведении оперативно-розыскных мероприятий «проверочная закупка». Постановлением президиума Амурского областного суда от 27 ноября 2006 года  судебные решения отменены, дело направлено на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Из показаний подсудимого Озерова в судебном заседании следует, что 31 августа 2003 года к нему подошел парень, назвался Иваном и попросил продать ему наркотик, он ответил, что наркотиками не занимается, но парень просил и настаивал продать ему наркотик. Чтобы Иван отстал от него, он сказал ему, что попробует найти, хотя не собирался ничего искать, и сообщил Ивану, что не нашёл наркотиков. Тогда Иван сказал, что приедет снова, и попросил приготовить ему наркотик, для чего обещал привезти растворитель. Он согласился. Иван привёз ему ящик растворителя и стал просить сделать ему наркотик. Он согласился и изготовил наркотик для Ивана.

Отвергая в приговоре доводы Озерова о том, что он вынужден был изготавливать наркотические средства для Ивана, суд признал их несостоятельными и не принял во внимание, указав в приговоре на то, что с предложением Коваля продать тому наркотик Озеров согласился.

Однако из показаний свидетеля Маркина Е.С. следует, что мужчина, назвавшийся Иваном, просил Озерова сделать гашишное масло, Озеров обещал сделать наркотики. Со слов Озерова ему известно, что Иван дал ему 20 бутылок растворителя для приготовления из конопли наркотиков;

 согласно показаниям  свидетеля Коваля И.В., в ходе ОРМ он приобрел у Озерова наркотическое средство в виде смеси табака и темного вещества за 100 рублей и 20 бутылок растворителя;

свидетели Ященко А.В. и Кучерявая Н.П. (понятые) в своих показаниях указывают на то, что перед поездкой в с. Винниково сотрудники милиции купили ящик растворителя для покупки наркотиков. Сотрудник милиции по имени Иван о чем-то разговаривал с мужчиной, потом отдал тому мужчине ящик с растворителем; затем Иван вернулся и сказал, что нужно подождать; через некоторое время Иван пошел к Озерову, откуда принес и показал сверток, в котором находилась смесь табака и темного вещества. Иван сказал, что вещество он купил за 100 рублей и 20 бутылок растворителя.

В нарушение требований п. 2 ст. 307 УПК РФ суд не исследовал и не дал оценки обстоятельствам формирования у Озерова умысла на незаконный сбыт наркотических средств, что имеет значение для правильной юридической оценки его действий и ставит под сомнение законность и обоснованность приговора.

Неоднократно президиум Амурского областного суда также вынужден был принимать решение об отмене приговоров и  прекращении уголовного дела  в части осуждения за незаконный сбыт сотрудникам наркоконотроля.

 Приговором Ромненского районного суда от 27 июня 2005 года Боровихин Е.А. осуждён по ч.2 ст.228 УК РФ и по п. «г» ч.2 ст.228-1 УК РФ.

 Приговором суда признано, что Боровихин Е.А.  в один из дней октября 2004 года с целью изготовления наркотических средств для собственного употребления в районе бывшей фермы собрал коноплю в мешок, отнёс в лес, пробил через ткань, получив гашиш для собственного употребления, принёс домой и незаконно хранил без цели сбыта до 17 марта 2005 года. 17 марта 2005 года около 17 часов незаконно сбыл за 500 рублей ранее неизвестному мужчине, в действительности являвшемуся сотрудником милиции, проводившему ОРМ «проверочная закупка», наркотическое средство – гашиш в  количестве 102 г, относящееся к особо крупному размеру.

Постановлением президиума Амурского областного суда от 11 декабря 2006 года приговор в части осуждения Боровихина по п. «г» ч.3 ст.228 УК РФ отменён, производство по делу прекращено в связи с отсутствием состава преступления.

Согласно материалам дела, наркотическое средство, хранившееся у Боровихина для личного употребления, последний сбыл сотруднику отделения уголовного розыска  Ромненского РОВД, выступавшему в роли покупателя при проведении оперативно – розыскного мероприятия – «проверочная закупка». Из  исследованных судом доказательств не следует, что  умысел  на сбыт наркотического средства у Боровихина сформировался независимо от деятельности сотрудника милиции. Из обстоятельств совершения преступления, установленных судом, следует, что умысел на незаконный сбыт наркотического средства возник у него внезапно лишь после просьбы сотрудника уголовного розыска. При таких обстоятельствах в действиях Боровихина отсутствует состав преступления, предусмотренного п. «г» ч.3ст.228-1 УК РФ.

 Такое же решение принял президиум Амурского областного суда  11 сентября 2006 года по делу Новосельцева  А.М., осужденного 17 января 2006 года Бурейским районным судом по п. «г» ч.3 ст.228 -1 УК РФ;

5 марта 2007 года по делу Ивлюшкина Д.В., осуждённого приговором Белогорского районного суда.

 По аналогичным основаниям отменялись судебной коллегией по уголовным делам приговоры:

 Белогорского районного суда от 22 июня 2006 года по делу Молчан С.С;  Октябрьского районного суда от 15 июня 2006 года по делу Дидук С.В. и другие.

 Несколько иные обстоятельства были установлены  при рассмотрении дела Шатохина В.В..

 Приговором Благовещенского районного суда от 11 ноября 2005 года Шатохин В.В. осуждён по п. «г» ч.3 ст.228.1 УК РФ за  сбыт гашишного масла 14 июля 2005 года,  по ч.1 ст.228-1 УК РФ за сбыт 20 июля 2005 года гашишного масла в количестве 0,66 г  и по ч.1 ст.228 УК РФ за  незаконное приобретение и хранение без цели сбыта 20 июля 2005 года гашишного масла массой 2,62 г в крупном размере.

 При этом, описывая действия, связанные с незаконным оборотом гашишного масла 20 июля 2005 года, суд указал, что 20 июля 2005 года около 9.00 часов Шатохин В.В., находясь на берегу реки Хамутина, расположенной около села Марково Благовещенского района, обнаружил там металлическую чашку, на дне которой находилось наркотическое средство - гашишное масло, массой 3,28 грамма. Имея умысел на незаконное приобретение и хранение наркотического средства без цели сбыта,  Шатохин присвоил себе найденную чашку, то есть незаконно приобрел без цели сбыта указанное наркотическое средство и отнес к себе домой. В этот же день в 17.00 часов Шатохин В.В., находясь по месту своего жительства, руководствуясь внезапно возникшим умыслом, направленным на незаконный сбыт наркотических средств, взял часть наркотического средства, находящегося в металлической чашке, и поместил его в газетный сверток, после чего незаконно сбыл указанный газетный сверток с наркотическим средством - гашишным маслом, массой 0,66 грамма оперуполномоченному Доченко Е.В., получив от него деньги в сумме 500 рублей.

 Оставшуюся часть наркотического средства в крупном размере -гашишное масло, массой 2,62 грамма, находящееся на дне металлической чашки, Шатохин В.В. незаконно хранил без цели сбыта по месту своего жительства до 18 часов 10 минут 20 июля 2005 года, до момента обыска, в ходе которого и было обнаружено и изъято указанное наркотическое средство.

 Президиум Амурского областного суда своим постановлением от 5 февраля 2007 года, изменяя приговор в этой части, указал, что из установленных судом обстоятельств не следует, что у Шатохина В.В. умысел на сбыт гашишного масла сформировался независимо от деятельности оперативного сотрудника, в связи с чем оснований считать, что он совершил сбыт, не имеется.

Поскольку из исследованных доказательств, приведенных в приговоре, следует, что Шатохин В.В. приобрел и хранил без цели сбыта гашишное масло в количестве 3,28 грамма, то все действия, связанные с незаконным оборотом указанного количества гашишного масла, в том числе 0,66 граммов, переданных оперуполномоченному Донченко Е.В., образуют незаконные приобретение и хранение наркотического средства без цели сбыта в крупном размере.

Исходя из изложенного, президиум действия Шатохина В.В. с ч.1 ст. 228.1 УК РФ (по факту сбыта 20 июля 2005 года 0, 66 граммов гашишного масла) и ч.1 ст. 228 УК РФ (по факту приобретения и хранения без цели сбыта  2,62 г гашишного масла) переквалифицировал на ч.1 ст. 228 УК РФ, как незаконное  приобретение и хранение без цели сбыта  наркотического средства в крупном размере – гашишного масла  в количестве 3,28 г.

 

В то же время суды иногда принимают  по этому вопросу противоречивые  решения, не основанные на материалах дела. 

Так, приговором Константиновского районного суда от 27 марта 2006 года,  осуждены братья Мещеряковы Олег и Дмитрий за несколько фактов незаконного сбыта наркотических средств в особо крупном размере.

Судебная коллегия своим определением от 29 июня 2006 года приговор отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

По смыслу закона (ч.4 ст.302 УПК РФ) выводы суда о виновности осуждённого должны быть однозначные  и не могут быть опорочены  иными выводами, содержащимися в  судебных документах.

Указанные требования закона судом выполнены ненадлежащим образом.

 Как следует из приговора, суд признал установленным, что Мещеряков О.А. один и по предварительному сговору со своим братом Мещеряковым Д.А. совершил ряд преступлений, в том числе  незаконный сбыт наркотических средств сотрудникам  Управления Федеральной службы России по контролю за оборотом наркотиков по Амурской области.

 В то же время в частном постановлении суд указал, «что работники УФСКН  путём  обещания денег, подарков, а также угрозы физического насилия вовлекли  несовершеннолетнего в преступления по сбыту наркотических средств в особо крупном размере», что  по существу опорочивает законность и обоснованность приговора, ставит по  сомнение обоснованность осуждения за сбыт наркотических средств. При этом данные выводы не соответствовали и доказательствам,  исследованным в судебном заседании. Исходя из изложенного, судебная коллегия  отменила и приговор,  и частное постановление.

Кассационным определением от 21 марта 2006 года был  отменён приговор Ромненского районного суда от 3 февраля 2006 года в отношении Шульпанова А.Г., осуждённого по п. «б» ч.2 ст.228.1 УК РФ, при этом одним из оснований для этого явилось существенное противоречие в выводах суда, поскольку, признавая Шульпанова А.Г. виновным в совершении  незаконного сбыта наркотических средств в крупном размере, суд указал, что инициатива совершения Шульпановым А.Г. данного преступления исходила от сотрудников правоохранительных органов,  тем самым поставив под сомнение свой вывод о виновности Шульпанова А.Г. в совершении незаконного сбыта наркотического средства.

Постановление Пленума ВС РФ от 15 июня 2006 года  также изменило практику применения закона по фактам сбыта наркотических средств  в ходе проверочной закупки представителям  правоохранительных органов, разъяснив, что такие действия  следует квалифицировать по ч.3 ст.30 и соответствующей части статьи 228-1 УК РФ, поскольку в этих случаях происходит изъятие наркотического средства или психотропного вещества из незаконного оборота.

 До этого времени  такие действия рассматривались, как оконченное преступление и лишь в некоторых случаях суды такие действия квалифицировали, как покушение на незаконный сбыт.

Большинство изменений приговоров по таким делам в кассационном порядке во втором полугодии 2006 года было связано с необходимостью изменения квалификации действий осуждённых.

В настоящее время президиум в массовом порядке по жалобам участников процесса пересматривает ранее постановленные приговоры.

По уже  упоминавшемуся делу Бондаренко Л.А., действия которой были квалифицированы судом как оконченный сбыт, президиум указал, что

при квалификации действий осужденной как оконченных составов преступлений, суд не учел, что по смыслу закона в тех случаях, когда передача наркотического средства осуществляется в ходе проверочной закупки, проводимой представителями правоохранительных органов в соответствии с Федеральным законом от 12 августа 1995 года «Об оперативно-розыскной деятельности», содеянное следует квалифицировать по ч. 3 ст. 30 УК РФ и соответствующей части статьи 228.1 УК РФ, поскольку в этих случаях происходит изъятие наркотического средства из незаконного оборота.

С учетом изложенного, действия Бондаренко Л.А. надлежит квалифицировать по  каждому факту передачи наркотических средств ( 25 июля 2005 года и 5 августа 2005 года) по ч. 3 ст. 30 – п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, как покушение на незаконный сбыт наркотических средств особо крупном размере,  поскольку преступления не были доведены до конца по не зависящим от неё обстоятельствам.

   В п.13 постановления Пленума ВС РФ дано разъяснение,  согласно которому в случае, когда лицо, имея умысел на сбыт наркотических средств, психотропных веществ в крупном или особо крупном размере, совершило такие действия в несколько приёмов, реализовав лишь часть имеющихся у него указанных средств или веществ, не образующий крупный или особо крупный, всё содеянное им надлежит квалифицировать  по ч.3 ст.30 УК РФ и соответствующей части ст.228.1 УК РФ.

Однако при рассмотрении  уголовных дел суды  безосновательно  так же подходят и к юридической оценке действий лиц, которые  фактически сбыли наркотическое средство в   особо крупном размере.

Приговором Константиновского районного суда  от 20 ноября 2006 года Бажкова Е.В. и Бажкова Н.В. осуждены за покушение на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору: 2 февраля 2004 года гашиша массой 1149 г, 12 февраля 2004 года гашиша массой 6102 г, 3 марта 2004 года гашиша массой 6166 г. Суд квалифицировал эти действия как единое продолжаемое преступление по ч.3 ст.30 – п. «г» ч.3 ст.228-1 УК РФ.

Судебная коллегия, рассмотрев дело по кассационному представлению государственного обвинителя, своим определением от  28 декабря 2006 года приговор отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение ввиду  несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и неправильного применения закона.

 Из исследованных судом доказательств, в том числе показаний подсудимых, следует, что на момент сбыта 2 февраля 2004 года гашиша массой 1149 граммов, другого наркотического средства у них не было,   поэтому их умыслом не могли охватываться действия по сбыту сразу всего гашиша, массой 20 кг 828 г, поскольку  основная часть этого наркотического средства была  приобретена уже после 2 февраля 2004 года,  в вязи с чем квалификация всех действий по ч.3 ст.30 – п. «а» ч.3 ст.228.1 УК РФ является неправильной. Кроме того, каждый раз  они совершали действия, направленные на сбыт наркотического средства в особо крупном размере.

  Судебная коллегия своим определением от 25 апреля  2006 года отменила приговор Благовещенского городского суда от 17 марта 2006 года в отношении Воронковой Н.Ю., осуждённой по ч. 3 ст.30 – п. «г» ч.3 ст.228.1 УК РФ, и Максимовой Т.В.,  осуждённой по ч.3 ст.33, ч.3 ст.30 – п. «г» ч.3 ст.228.1 УК РФ.

Органами предварительного следствия Воронкова Н.Ю. обвинялась в незаконном сбыте гражданину Калите наркотического средства - гашишного масла в количестве 30, 8 грамм, совершенном в особо крупном размере, а также в покушении на незаконный сбыт наркотического средства - гашиша в количестве 522 грамма, совершенном в особо крупном размере, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

Максимова Т.В. обвинялась в соучастии в форме пособничества в  совершении указанных преступлений.

 Суд при квалификации действий осужденных  указал, что исходя из направленности умысла Воронковой Н.Ю. и Максимовой Т.В. на сбыт всех имеющихся у них наркотических средств - гашиша массой 522 грамма и гашишного масла 30,8 грамма,  действия Воронковой Н.Ю. следует квалифицировать как покушение на незаконный сбыт наркотических средств,  совершённый  в особо крупном размере, а действия Максимовой Т.В. - как пособничество в совершении указанных действий.

Вместе с тем, при описании преступного деяния судом установлено, что Воронкова Н.Ю., действуя согласованно с Максимовой Т.В., незаконно сбыла за 1650 рублей Калите наркотическое средство - гашишное масло массой 30,8 грамм; гашиш массой 522 грамма Воронкова Н.Ю. и Максимова Т.В. сбыть не смогли по независящим от них обстоятельствам.

  Изложенное свидетельствует о том, что выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли на правильность применения уголовного закона. Кроме того,  суд не учёл,  что Воронкова Н.Ю., действуя совместно с Максимовой Т.В., передала Калите гашишное масло массой 30,8 грамма,  то есть совершила все необходимые действия по совершению преступления в отношении наркотического средства в особо крупном размере,  действия по сбыту  в отношении 522 г  гашиша  ещё не  были совершены.

 В постановлении Пленума ВС РФ также   дан ответ, как следует квалифицировать действия лица, которое незаконно приобретает, хранит, перевозит, изготавливает или перерабатывает наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги в целях последующего сбыта, но умысел не доводит до конца по независящим от него обстоятельствам.

Как указано в постановлении Пленума Верховного Суда РФ, такие действия подлежат квалификации по ч.1 ст.30 и соответствующей части ст.228-1 УК РФ, как приготовление к незаконному сбыту (п.15).

 При этом, решая вопрос о  направленности умысла, необходимо учитывать обстоятельства дела, так как об умысле на сбыт, как указано в п.13 Постановления Пленума ВС РФ, могут свидетельствовать при наличии к тому оснований их  приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка их лицом, самим их не употребляющим, количество (объём) наркотического средства, размещение в удобной для сбыта расфасовке либо наличие соответствующей договорённости с потребителем и т.п.

Вынося 30 ноября 2006 года приговор в отношении Ремизова В.Н. и Трясина М.Е., Константиновский районный суд указал, что 31 января 2006 года в период с 15 часов 30 минут до 16 часов 30 минут в комнате квартиры №1 дома №16, расположенного в с.Крестовоздвиженка по  улице Переселенческая, сотрудники Управления Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков по Амурской области обнаружили и изъяли вещество, являющееся наркотическим средством - гашишем, общей массой 30410 г, что в соответствии с примечанием к ст. 228 УК РФ отнесено к особо крупному размеру, которое Трясин М.Е. совместно с Ремизовым В.Н. умышленно незаконно приобрели и хранили в целях сбыта.

   В описательно – мотивировочной части приговора суд сделал вывод о доказанности их вины в покушении на сбыт наркотического средства в особо крупном размере, в то же время указал, что действия следует квалифицировать по  ч.1 ст.30 – п. «г» 228-1УК РФ (приготовление к преступлению),  а осудил Трясина за покушение на сбыт по ч.3 ст.30 – п. «г» ч.3 ст.228-1 УК РФ, Ремизова – оправдал за отсутствием состава преступления.  В связи с допущенными нарушениями закона судебная коллегия приговор суда отменила и дело направила на новое судебное рассмотрение.

Определённые сложности возникают при  решении  судами вопроса о наличии или отсутствии пособничества в совершении незаконных действий с наркотическими средствами, некоторые суды квалифицируют такие действия как сбыт.

 Согласно разъяснению, данному в  п.13 Постановления Пленума Верховный Суд РФ  от 15  июня 2006 года (в ранее действовавшем постановлении оно отсутствовало), «действия посредника в сбыте или приобретении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов следует квалифицировать как соучастие в сбыте или приобретении  этих средств».

При решении  этого вопроса имеют значение  конкретные обстоятельства дела, в частности,   какая договорённость и с кем состоялась. На это  не раз обращал внимание и Верховный Суд  в своих решениях  по конкретным делам (Бюллетень ВС РФ №2 за 2002 год, с.17).

   Приобретение наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов посредником  на деньги потребителя, по его просьбе, в количестве, соразмерном личному потреблению, без приобретения прав на владение этими средствами или веществами, когда умыслом приобретателя охватывалось лишь оказание помощи в приобретении, а не сбыт, не может квалифицироваться как сбыт.

 Другая ситуация: если состоялась предварительная договорённость  лица  со сбытчиком на распространение наркотиков и это лицо, получая наркотики у того, кому оно принадлежит, сбывает его другим лицам. В этом случае  действия такого лица  образуют соисполнительство в сбыте.

Приговором Благовещенского городского суда от 29 ноября 2006 года осуждены Самохин А.В. и Попова Е.А. за покушение на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере 22 августа 2005 года, 10 ноября и 15 ноября 2005 года группой лиц по предварительному сговору.

 При этом было установлено, что 22 августа 2005 года они  договорились между собой о совместном незаконном сбыте наркотических средств в особо крупном размере. Согласно договорённости, Самохин, имеющий возможность приобретать наркотические средства, должен был их передавать для последующего незаконного сбыта Поповой, которая должна была подыскивать покупателей  и сбывать им наркотики, а полученные деньги отдавать Самохину для последующего распоряжения и оборота.

Во исполнение договорённости Самохин 22 августа 2005 года передал Поповой в подъезде  своего дома для сбыта 6,15 г гашишного масла, расфасованных в 6 бумажных пакетов. Попова в этот же день передала это наркотическое средство сотруднику наркоконтроля, действовавшему под видом покупателя,  получив при этом 600 рублей, которые она передала Самохину.

10 ноября 2005 года Попова вновь встретилась с сотрудником наркоконтроля рядом с домом, получила от него в качестве предоплаты за гашишное масло 1000 рублей,  затем, зайдя в подъезд дома, передала их Самохину,  а  последний  передал  ей гашишное масло – 10,8 г, содержащееся в шприце, которое она во дворе дома передала сотруднику наркоконтроля.

15 ноября 2005 года Попова опять встретилась с этим же сотрудником наркоконтроря во дворе дома, получила от него 4000 рублей в качестве предоплаты за наркотическое средство, зашла в квартиру к Самохину, передала ему 3500 рублей за наркотическое средство, а 500 рублей оставила себе, Самохин передал ей  для сбыта  49,2 г гашишного масла, которое Попова, выполняя свою роль в предварительной договорённости, передала сотруднику наркоконтроля, ожидавшему во дворе.

В кассационном представлении прокурор ставил вопрос    об отмене  приговора ввиду того, что,  по его мнению,  Попова Е.А. 22 августа 2005 года и 10 ноября 2005 года действовала в интересах приобретателя наркотического средства, в связи с чем её действия следует квалифицировать как пособничество в приобретении наркотического средства без цели сбыта в особо крупном размере, а 15 ноября 2005 года она действовала в интересах сбытчика наркотического средства, в связи с чем её действия образуют пособничество в незаконном сбыте наркотических средств в особо крупном размере.

Судебная коллегия признала доводы представления несостоятельными.

Исследованные судом доказательства, приведённые в приговоре,  в том числе: показания самой Поповой о содержании разговора, состоявшегося между ней и Самохиным;  показания сотрудника наркоконтроля о том, что  стоимость наркотика называла Попова, согласовывая её с кем – то другим, Попова говорила, что взяла наркотик у парня, который действует через неё, «боясь засветиться», что она  и ранее занималась сбытом  наркотиков и никто из покупателей на качество не жаловался;  аудиозапись и видеозапись проверочной закупки, где  отражено, как происходило это мероприятие, что именно говорила Попова, подтверждают вывод суда о том,  что до осуществления  22 августа 2005 года действий, направленных на сбыт наркотических средств, Попова Е.А. и  Самохин А.В. договорились, как  они будут осуществлять сбыт, какова будет роль каждого  из них в этом.

  При таких обстоятельствах судебная коллегия признала, что суд правильно установил, что Попова Е.А.  и Самохин, А.В., предварительно договорившись между собой о совместном совершении преступлений и распределив роли, продавали 22 августа 2005года, 10 ноября 2005года, 15 ноября 2005года наркотические средства Брылеву В.В.,  действовавшему в рамках проведения ОРМ «проверочная закупка»,  при этом  каждый из них выполнял конкретные действия согласно состоявшейся предварительно договоренности,  однако их  действия не были доведены до конца, так как наркотические средства изымали из незаконного оборота сотрудники правоохранительного органа.

  В соответствии с  примечанием к ст.228 УК РФ освобождение от  уголовной ответственности предусмотрено за совершение преступлений, предусмотренных  данной статьёй, то есть за незаконные приобретение, хранение, изготовление, перевозку, переработку наркотических средств, психотропных веществ и  их аналогов без цели сбыта при наличии совокупности двух условий:

·                   если лицо добровольно сдало наркотические средства, 

·                   активно способствовало раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путём.

При этом непосредственно в законе указано, что не может признаваться добровольной сдачей наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов изъятие указанных средств, веществ или их аналогов при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию.

  Согласно разъяснению, содержащемуся в п.19 Постановления Пленума ВС РФ  от 15 июня 2006 года, добровольная выдача наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов означает выдачу лицом таких средств или веществ представителям власти при наличии у этого лица реальной возможности распорядиться ими иным способом.

Однако не все суды правильно толкуют закон в этой части.

 Приговором Серышевского районного суда от 30 октября 2006 года  Новиков А.В. осуждён  по ч.1 ст.228 УК РФ за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, выразившееся в том, что   12 июля 2006 года в дневное время он без цели сбыта умышленно незаконно приобрел случайно найденные у магазина № 2 п. Серышево Амурской области верхушечные части растений дикорастущей конопли, являющиеся наркотическим средством - каннабисом в количестве 93,06 грамма,  которое при себе перенес к месту жительства, где без цели сбыта умышленно незаконно хранил наркотическое средство во дворе дома  до момента изъятия сотрудниками милиции.

      Судебной коллегией Амурского областного суда приговор суда в отношении Новикова А.В. отменен,  дело прекращено на основании примечания к ст. 228 УК РФ.

       Как следует из материалов дела, 13 июля 2006 года  по постановлению судьи в жилище Пашихиной Н.Н. (с которой совместно проживал Новиков) с целью отыскания предметов, добытых преступным путём её племянником - Пашихиным Н.Н. (в отношении которого проводилось следственное действие), был произведён обыск. Согласно протоколу обыска, Новиков на предложение выдать предметы, добытые преступным путём, а также запрещенные к обороту, провёл сотрудников милиции и понятых к надворным постройкам, достал под стеной сарая пакет с растительной массой с запахом конопли и добровольно выдал его сотрудникам милиции.

      Суд признал, что выдача наркотических средств Новиковым была вынужденной, в связи с чем в его действиях отсутствует добровольная сдача, поскольку он не имел реальной возможности распорядиться наркотическим средством иным способом.

      Вместе с тем, как следует из материалов дела, следственное действие, в ходе которого Новиков выдал наркотическое средство, проводилось по делу, не связанному с незаконным оборотом наркотических средств, в отношении другого лица. Кроме того, обыск проводился в жилище, а наркотическое средство находилось под стеной сарая, о его местонахождении сотрудникам милиции не было известно, Новиков сам указал, где хранится наркотик, и выдал его.

      При таких обстоятельствах судебная коллегия признала, что Новиков  добровольно выдал представителям власти наркотические средства, чем способствовал раскрытию преступления, а поэтому его действия надлежит расценивать как добровольную сдачу наркотических средств.

Не однозначно складывается судебная практика при решении вопроса о судьбе  вещественных доказательств, денег, иных материальных ценностей, переданных  сотрудниками наркоконтроля в ходе проверочных закупок сбытчикам наркотических средств: одни суды передают их УФСКН РФ по Амурской области, другие – обращают в доход государства.

Постановлением президиума Амурского областного суда от 19 февраля 2007 года, рассматривавшего дело Воробьёва В.В., осуждённого за несколько фактов сбыта наркотических средств в особо крупном размере,  приговор Благовещенского районного суда от 29 декабря 2005 года в части  решения судьбы вещественных доказательств был изменён.

 Приговором  суда было решено 300 рублей  обратить в доход государства.

Не соглашаясь с принятым решением, президиум указал, что силу п. 4
ч. 3 ст. 81 УПК РФ, имущество, деньги и иные ценности, полученные в результате преступных действий либо нажитые преступным путем, по приговору суда подлежат возвращению законному владельцу либо обращению в доход государства в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Из материалов дела  следует, что 300 рублей, изъятых у Воробьёва в процессе обыска, были переданы ему в обмен на наркотики сотрудниками наркоконтроля, которые осуществляли проверочную закупку в соответствии с  требованиями закона «Об оперативно – розыскной деятельности» на основании постановления начальника УФСКН по Амурской области. При этом денежные средства им были выданы  именно для этой цели. При таких  обстоятельствах указанные денежные средства подлежат передаче УФСКН РФ по Амурской области.

 По аналогичным основаниям был изменён судебной коллегией   по уголовным делам приговор Шимановского районного суда от 15 января 2007 года по делу Рябухина, было  определено - 1000 рублей передать по принадлежности в УФСКН РФ по Амурской области, а не обратить в доход государства, как решил суд.

За прошедший год за  незаконные действия, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ было осуждено  1787 человек, в том числе за   наиболее опасные действия, связанные с их незаконным сбытом осуждено 260 человек, в отношении 231 из которых назначено наказание в виде лишения свободы, что составляет 88,8% , в отношении 29 (11,2%)  применено условное осуждение.

Наказание, как правило, назначается с соблюдением требований ст.ст.6,60 УК РФ. Однако в ряде случаев суды назначали несправедливое наказание ввиду его чрезмерной мягкости, не учитывая тяжесть и степень общественной опасности совершённых преступлений,  данные о личности виновных, принимали решение о назначении  наказания лицам, виновным в  незаконных действиях, связанных со сбытом наркотических средств, условно.

Так, приговором Райчихинского городского суда от 4 сентября 2006 года Бондарев А.В. осуждён  по ч.1 ст.228, ч.3 ст.30 – ч.1 ст.228.1, ч.3 ст.30 – п. «б» ч.2 ст.228 УК РФ, то есть  за  незаконное приобретение, хранение наркотического средства  без цели сбыта в крупном размере,  покушение на сбыт наркотического средства  и за незаконный сбыт наркотического средства в крупном размере, при этом при назначении наказания за каждое преступление, связанное со сбытом, назначено наказание с применением ст.64 УК РФ, окончательно назначено 5 лет лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ условно. Кассационная инстанция своим определением от 24 октября 2006 года приговор отменила ввиду  мягкости назначенного наказания, указав, что Бондарев ранее был  дважды судим, отбывал наказание в местах лишения свободы, совершил преступления при рецидиве преступлений, совершил три преступления, одно из которых относится к категории тяжких, другое – к особо тяжких,  что свидетельствует об ошибочности вывода суда о возможности его исправления без изоляции от общества.

 Приговором Константиновского районного суда от 30 ноября 2006 года были осуждены Кривенко В.Г. по ч.3 ст.30- п. «г» ч.3 ст.228 УК РФ с применением ст.64 УК РФ к 1 году лишения свободы,  дважды по ч.5 ст.33, ч.3 ст.30 – п. «г» ч.3 ст.228.1 УК РФ с применением ст.64 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ч.1 ст.228 УК РФ к  1 году лишения свободы, а по совокупности преступлений к 4 годам лишения свободы; Руденко К.В. – по ч.3 ст.30 – п. «г» ч.3 ст.228 УК РФ с применением ст.64 УК РФ к 2 годам лишения свободы; Трясин М.Е. -  по двум фактам  покушения на сбыт наркотического их средств по ч.3 ст.30 – п. «г» ч.3 ст.228.1 УК РФ с применением ст.64 УК РФ к 1 году лишения свободы  за каждое из преступлений, а по их совокупности – к 3 годам лишения свободы. Отменяя приговор, судебная коллегия признала, что по делу допущены противоречивые выводы о виновности  осуждённых, коме того,  им назначено несправедливое наказание ввиду его чрезмерной мягкости, так как суд не в полной мере учёл характер и степень общественной опасности совершенных осуждёнными преступлений,   относящихся к категории особо тяжких, объем изъятых по делу наркотических средств: 663,6; 791; 935,1; 30410 грамм гашиша; 4,96; 4,37 грамм гашишного масла, не мотивировал наличие смягчающих обстоятельств: активное способствование раскрытию преступления, раскаяния в содеянном, так как вину они признали лишь частично. 

 По  аналогичному основанию судебной коллегией по уголовным делам отменялись приговоры: Константиновского районного  суда от 20 ноября 2006 года в отношении Бажковой Н.В., осуждённой за покушение   на сбыт наркотических средств по ч.3 ст. 30 – п. «г» ч.3 ст.228-1 УК РФ, ч.1 ст.30-п. «г» ч.3 ст.228-1 УК РФ к 5 годам лишения свободы условно; приговор Октябрьского районного суда от 9 ноября 2006 года в отношении Медведевой Е.А., осуждённой по ч.3 ст.30 – п. «г» ч.3 – ст.228.1 УК РФ, по ч.3 ст.228.1 УКРФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы условно; Тындинского районного суда от 20 июня 2006 года в отношении Гасанова А.М., осуждённого по  ч.1 ст.228.1, ч.1 ст.228 УК РФ к 5 годам лишения свободы условно; Ромненского районного суда от 3 февраля 2006 года в отношении Шульпанова А.Г., осуждённого по п. «б» ч.2 ст.228.1 УК РФ к 5 годам лишения свободы условно.

Результаты обобщения использованы при поведении семинарских занятий с судьями области.

 

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Амурского областного суда

 

 

опубликовано 25.03.2010 08:58 (МСК)