Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обзор соблюдения судами Амурской области норм уголовно-процессуального законодательства при постановлении приговоров

         Конституционное положение о том, что каждый обвиня­емый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федераль­ным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда, определяет значение судебного приго­вора как важнейшего акта правосудия и обязывает суды неукос­нительно соблюдать требования законодательства, предъявля­емые к приговору.

           Закон определяет приговор как решение о виновности или невиновности подсудимого и о назначении ему наказания, либо об освобождении его от наказания, вынесенное судом первой или апелляционной инстанции – п.28 ст. 5 УПК РФ.

         В отличие от иных про­цессуальных документов, только приговор постановляется от имени государства — именем, Российской Федерации.

         Это по­ложение относится ко всем судам общей юрисдикции, военным судам, а также к мировым судьям, рассматривающим уголовные дела.

         Поэтому приговор после вступления его в законную силу обязателен для всех государственных и общественных учреждений, предприятий и организаций, должностных лиц и граждан на всей территории РФ.

         Это положение обязывает суд неукоснительно соблюдать требования уголовно - процессуального закона, предъявляемые к форме и содержанию приговора.

         В приговоре фиксируются результаты процессуальной деятельности участников уголовного судопроизводства, определя­ется правовое положение соответствующего лица на определен­ный период времени.

         Вступивший в законную силу приговор имеет преюдициальное значение для иных дел, препятствует по­вторному привлечению лица к уголовной ответственности за те же деяния.

         За отдельные преступления против правосудия (ст. 299 УК РФ – привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности; ст.305 УК РФ вынесение заведомо неправосудного приговора; ст.307 УК РФ – заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод) уголовные дела возбуждаются только после постановления приговора.

         Наделив суды, полномочные рассматривать уголовные дела, правом признавать лицо винов­ным в совершении преступления и назначать ему наказание, уголовно-процессуальный закон подчеркнул исключительный  характер приговора.

         Оправдательный приговор суда, напротив, означает полную реабилитацию (оправдание) подсудимого, его право на возмещение ущерба, связанного с привлечением к уголовной ответствен­ности, незаконным арестом или задержанием.

          Несмотря на то, что требования, предъявляемые к приговору строго  регламентированы  Уголовно-процессуальным Законом (статьи 296 - 313 – глава 39,  статья 316 УПК РФ),  и разъяснены Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 1 от 29 апреля 1996 года «О судебном приговоре», изучение судебной практики показывает, что суды при постановлении приговора допускают существенные недостатки и ошибки, вызванные ненадлежащим  выполнением требований указанных норм закона, что влечёт их изменения или отмены. 

          Согласно статистическим данным, в 2006 году было обжаловано 1226 приговоров, вынесенных районными и городскими судами Амурской области, из них отменен 181 приговор, изменен – 171 приговор. Стабильность к обжалованным приговорам составила  71,3 % , к рассмотренным  - 96,1 %.

         Обязанность суда, принявшего к своему производству уголовное дело, состоит в том, чтобы разрешить уголовно-правовой спор между стороной обвинения и стороной защиты в соответствии с требованиями закона, на основании обстоятельств дела, доказанных сторонами в ходе судебного следствия, руководствуясь своим убеждением и совестью.

Предъявляемые к приговору требования законности, обоснованности и справедливости, регламентированные ст.297 УПК РФ, предполагают строгое соответствие приговора требованиям уголовного и уголовно-процессуального закона, наличие в нем доказательств, обосновывающих выводы суда, с приведением мотивов принятого решения, соответствие наказания характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

         Свойство законности приговора вытекает из уголовно-процессуального принципа законности. Все решения суда должны быть закон­ными, обоснованными и мотивированными (ч. 4 ст. 7 УПК). Из этого вы­текает, что решение суда должно быть, прежде всего, формально, юри­дически правильным.

         Законность приговора означает, что он по своей форме соответству­ет закону, по своему содержанию основывается на материалах дела, которое было расследовано и рассмотрено судом в точном соответ­ствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Законность приговора означает также, что правильно применен уголовный закон и все иные законы.

         Правильное применение закона основано на его правильном пони­мании.       

         При правильном понимании текста закона исключаются, как не­приемлемые для данного конкретного дела, все иные его интерпретации, а также исключаются сомнения в применении иного закона.  

         Приговор суда будет законным, если основывается на правильном   применении уголовно-процессуального и уголовно­го закона.

         Обоснованность приговора означает, что суд при его постановле­нии исходил из материалов дела, рассмотренных в судебном заседа­нии; строил свои выводы на достоверных доказательствах; дал оценку доказательствам в совокупности, которая исключает другое решение, кроме принятого судом; глубоко проанализировал состав преступления и его квалифицирующие признаки; в случае признания лица виновным назначил наказание с учетом характера и степени общественной опас­ности преступления, его личности и обстоятельств дела, смягчающих и отягчающих ответственность; в случае признания подсудимого неви­новным — оправдал его.

         Приговор будет являться обоснованным в тех случаях, если: выводы суда подтвер­ждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании в их совокупности; суд учел все обстоятельства, установленные в су­дебном следствии, которые имеют существенное значение для пра­вильного разрешения дела; суд при наличии противоречивых доказа­тельств, имеющих существенное значение для выводов суда, указал, по каким основаниям он принял одни из этих доказательств и отверг другие; выводы суда не противоречивы.

         Необоснованность приговора проявляется в несоответствии изложенных в нем выводов суда фактическим обстоятельствам дела, которые были установлены в ходе судебного разбирательства и является основанием к отмене приговора в порядке, предусмотренном ст. 380 УПК РФ.

         Неотъемлемой чертой правосудно­го приговора является его справедливость.

         Справедливость есть такая оценка судом обстоятельств дела, личности подсудимого и принятие такого решения, которое отвечает на­значению уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ).

         Справедливость приговора призвана отразить нравственную сторону осуществления правосудия, поскольку, назначая подсудимому на­казание, суд обязан правильно оценить степень и характер обществен­ной опасности содеянного, обстоятельства, характеризующие личность виновного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность в их совокупности, и в точном соответствии с этим определить вид и размер наказания, назначаемого виновному по приговору суда.

         Критерии несправедливости приговора формально определены в ст. 383 УПК РФ. Несправедливость приговора образует основание для его отмены или изменения.

         Законность, обоснованность и справедливость приговора предполагает его мотивированность, аргументированность фактами.    

         При этом мотивировка приговора призвана объяснить, почему суд принял то или иное решение, почему отверг доказательства всех других возможных решений.

         Суд свои выводы, сформулированные в приговоре, обязан обосновывать конкретными доказательствами.        

         Мотивировке подлежат все выводы суда о виновности подсудимого, квали­фикации преступления, об избранной мере наказания и так далее. 

         Мотивировка создает благоприятные условия для проверки законно­сти и обоснованности приговора вышестоящими судами.

         Приговор нельзя признать мотивированным, если остались  не опровергнутыми противоречащие обвинению доказательства или не приведены убедительные мотивы в опровержение каких – либо доказательств.

         Как показывает судебная практика, наибольшее количество приговоров изменяется или отменяется вследствие их недостаточной мотивированности.

         Критерием законности, обоснованности и справедливости приговора является отсутствие оснований для его отмены или изменения в апелляционном, кассационном и надзорном по­рядке.

         Приговор — важнейший акт правосудия. Поэтому он должен соот­ветствовать как по форме, так и по содержанию требованиям закона (ст. 303—309, 313 УПК), предусматривающим его реквизиты.         Процессу­альная форма приговора, строго регламентированная законом, служит наиболее полному и точному раскрытию сущности и содержания приня­тых судом решений по данному делу.

         Нарушение судом положений уголовно-процессуального закона, регла­ментирующих составление и содержание приговора, влечет его изменение или отмену.

         После разрешения вопросов, указанных в статье 299 УПК РФ, суд переходит к составлению приговора. Он излагается на том язы­ке, на котором проводилось судебное разбирательство, и состоит из вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной частей.

         Стиль приговора должен быть официально-деловым и юри­дически грамотным. Такому стилю свойственны краткость и четкость изложения, отсутствие эмоциональной окраски в сло­вах и выражениях, использование формулировок, соответству­ющих тексту закона. Приговор должен быть написан от третье­го лица.

          Вместе с тем, встречаются приговоры, поступающие для проверки в суд кассационной инстанции, составленные неаккуратно, загроможден­ные ненужными рассуждениями, вместо четкого анализа доказательств, различными отступлениями, выдержками из Постановлений Пленумов ВС РФ, ссылками на судебную практику и международные акты.

         Согласно проведённому обобщению следует признать, что судьями по прежнему допускаются нарушения уголовно-процессуального закона, касающиеся всех частей приговора.

         В соответствии со ст. 303 УПК РФ, приговор должен быть написан от руки или изготовлен с помощью технических средств.

         Как показывает практика, в настоящее время подавляющее большинство всех приговоров, проверенных судом кассационной инстанции, изготовлены с помощью технических средств, то есть с помощью компьютеров.

          Современные возможности компьютерной техники, касающиеся оформления документов разнообразны. Вместе с тем представляется, что использование всего арсенала этих возможностей при составлении приговоров является не всегда уместным. Встречаются  приговоры, при изготовлении которых использованы различные шрифты, значительно отличающиеся по типу и размеру, приведены неоправданные многочисленные выделения отдельных слов, их сочетаний или абзацев путем изменения  наклона, подчеркивания и иным способом. Зачастую такое оформление приговора делает его сложным для прочтения, затрудняет восприятие.

         Вводная часть приговора во всех случаях начинается с указания на то, что приговор вынесен именем государства. 

         Вводная часть приговора вклю­чает обстоятельства, которые как бы служат предисловием к существу обвинения. Они излагаются в том порядке, в каком перечислены в за­коне, то есть в ст.304 УПК РФ.  

         Вводная часть обвинительного приговора ничем не отличается от вводной части оправдательного приговора.

         В вводной части приговора должно быть обязательно указано пол­ное и точное наименование суда, который вынес приговор, в открытом или закрытом судебном заседании рассматривалось дело. Далее указы­вается состав суда: фамилия и инициалы судьи или судей, при коллегиальном рассмотрении дела, фамилия, инициалы защитника, секретаря судебного заседа­ния, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, если они участвуют в деле.

         По каждому уголовному делу должны быть выяснены и указаны в вводной части приговора: имя, отчество и фамилия подсудимого, год, месяц, день и место его рождения, место жительства, место работы, занятие, образование, семейное положение и иные сведения о его лич­ности, которые имеют значение для дела.

         К иным сведениям о личности подсудимого, имеющим значение для дела, относятся такие сведения, которые наряду с другими данными могут быть учтены судом при назначении наказания, определении вида исправительного учреждения, длительности испытательного срока и раз­решении других вопросов, связанных с постановлением приговора.

         Это, в частности, данные об имеющейся у подсудимого инвалиднос­ти, наличии у него государственных наград, почетных, воинских и иных званий, о прежних судимостях. При этом в отношении лиц, ранее суди­мых, в вводной части приговора должны содержаться сведения: о вре­мени осуждения, уголовном законе, мере наказания, содержании в мес­тах лишения свободы, основании и времени освобождения, неотбытой части наказания по предыдущему приговору.

         Если судимости сняты или погашены, суд не вправе указывать их в вводной части приговора, а указав судимость, не следует констатировать тот факт, что она не снята и не погашена в установленном законом порядке, как это приводится во многих приговорах. 

         Если подсудимый ранее судим, однако судимость погашена или снята, следует указать – судимости не имеющий, если он ранее к уголовной ответственности не привлекался – ранее не судимый.

         Сведения, сообщенные о себе подсуди­мым, которые суд считает необходимым включить в вводную часть приго­вора, должны быть проверены по документам или иным путем; все, что у суда вызывает сомнение, не может быть включено в приговор.

         В том случае, если подсудимый до постановления приговора содержался под стражей, в водной части приговора следует указать точное время предварительного заключения.

         Вводная часть приговора заканчивается указанием на уголовный закон, предусматривающий преступление, в котором обвиняется подсу­димый. Суд обязан указать в вводной части приговора пункт, часть, статью Уголовного кодекса РФ, предусматривающие ответственность за преступление, в совершении которого обвиняется подсудимый.

         При составлении вводных частей приговора судьями области чаще всего допускаются следующие нарушения – неверно указываются даты провозглашения приговора; неверно указываются имена, отчества и фамилии подсудимых, места и даты их рождения, сведения о семейном положении, приводятся сведения о погашенных судимостях.

         Так, кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда изменён приговор Белогорского районного суда от 13 февраля 2006 года в отношении Мифусанова С.Д., из вводной части приговора исключены указания о трёх судимостях, являвшихся погашенными, изменёно указание о годе рождения подсудимого с 1964 на 1967 год.

         Достаточно часто исключение судом кассационной инстанции из вводной части приговора указаний о судимостях, являющихся погашенными, влечет за собой исключение из описательно-мотивировочной части приговора вывода суда о наличии  в отношении подсудимого отягчающего наказание обстоятельства – рецидива преступлений и как следствие – изменения вида исправительного учреждения, назначенного для отбывания наказания в виде лишения свободы и смягчения наказания.

         Указывая сведения о семейном положении подсудимых в вводной части приговора, судьями нередко употребляются термины, не предусмотренные Семейным Кодексом РФ или приводятся излишне подробные данные. Так, во многих приговорах указывается о том, что подсудимый – холост, состоит в гражданском браке, сожительствует с …, имеет на иждивении несовершеннолетних детей с указанием их имён и возраста.

         Хотелось бы обратить внимание судей на то обстоятельство, что согласно закону, в вводной части приговора должны быть приведены в качестве иных сведений о лич­ности подсудимых лишь те сведения, которые действительно имеют значение для конкретного дела.

         Между тем, во многих приговорах излишне приводятся сведения, касающиеся личности подсудимых, не имеющие никакого значения для конкретного дела, чаще всего это сведения о национальности подсудимых, о их гражданстве, отношении к воинской обязанности, об отсутствии у них - малолетних детей, иждивенцев, правительственных наград и инвалидности.

         В соответствии с уголовно-процессуальным законом приговор должен содержать решения по ряду вопросов, перечень которых содержится в ст. 299 УПК РФ, но не является исчерпывающим.          Благодаря этому перечню вопросов обеспечивается достаточно полное обсуждение обстоятельств совершенного преступления и данных, характеризующих личность подсудимого, кроме того, он способствует постановлению судом законного, обоснованного и справедливого приговора.

         Подлежащие рассмотрению при постановлении приговора вопросы обсуждаются судом в перечисленной в законе последовательности в совещательной комнате. Они оставляют существо приговора.

         В случае признания виновны­ми в совершении преступлений несколько лиц, суд должен обсуждать данные вопросы в отношении каждого из подсудимых. Аналогично должен поступать суд при обвинении подсудимого в совершении нескольких преступлений.

         По каждому из вопросов должен быть дан лишь один ответ — утвердительный или отрицательный.    

         Эти вопросы разрешаются судом на основе материалов судебного следствия с учетом специфики каждого конкретного дела.

         В соответствии с положениями ст.307 УПК РФ, описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления, доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

         Таким образом, в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора условно, можно выделить несколько различных по содержанию составных частей: описание преступного деяния (фор­мулировка обвинения), изложение доказательств (обоснование обви­нения), мотивировки вывода о виновности подсудимого (в том числе обоснование квалификации и изменения обвинения), мотивировка иных принятых судом решений (назначения наказания, решения по гражданскому иску и т.д.). В такой последовательности они обычно и излагаются в приговоре.

         Описательно-мотивировочная часть приговора является обоснованием решений суда, излагаемых в резолютивной части приговора.

         Эти требования закона не всегда соблюдаются судами в полной мере при постановлении приговоров.

         Изложение описательно-мотивировочной части приговора представляется пра­вильным начинать с краткой формулировки обвинения.

         При этом должны быть изложены все стороны и элементы состава преступле­ния, нашедшего подтверждение в судебном заседании.

         Далее необходимо подробно изложить описание преступного деяния.

         Независимо от предъявленного обвинения, описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора (в отличие от оправдательного приговора) должна начинаться с того, какое преступление фактически было совершено, то есть, что суд нашёл установленным.

         Встречаются обвинительные приговоры, в которых описательная часть начинается с описания предъявленного подсудимому органами предварительного  расследования обвинения, без приведения описания совершенного подсудимым преступного деяния, установленного самим судом. 

         Так, в описательно-мотивировочной части приговора Магдагачинского районного суда от 24 марта 2006 года в отношении Борисова О.В. указано, что: «органами предварительного следствия подсудимый Борисов обвиняется в том, что он совершил похищение человека при следующих обстоятельствах» и далее приведены обстоятельства совершенного преступления.

         Чаще всего, такие нарушения допускаются судами     при остановлении приговоров в особом порядке  судебного разбирательства.

         Вопреки требованиям уголовно-процессуального закона, суды не всегда правильно устанавливают обстоятельства, относящиеся к событию пре­ступления, касающиеся времени и места совершения преступления.

         Приговором Завитинского районного суда Амурской области от 29 сентября 2006 года,  Воронин А.А. осуждён за покушение на незаконный сбыт наркотических средств к наказанию в виде реального лишения свободы.

         Судом признано доказанным и указано в приговоре, что преступление  совершено  Ворониным А.А. в  г. Завитинске  в квартире № 26, расположенной на втором этаже ДОС-115 в бывшем военном городке № 12. В судебном заседании Воронин А.А. вину в предъявленном обвинении  не  признал. 

Вместе с тем, согласно предъявленному Воронину А.А. обвинению, преступление совершено им в доме № 13 по ул.Центральной с.Червоная Армия Завитинского района Амурской области.

         Как следует из содержания показаний допрошенных в судебном заседании свидетелей стороны обвинения - для проведения оперативно-розыскного мероприятия – проверочной закупки наркотических средств в отношении Воронина А.А. был осуществлён выезд в с.Червоная Армия Завитинского района. Из содержания постановления о проведении проверочной закупки и акта проверочной закупки следует, что данное оперативно-розыскное мероприятие осуществлено в с.Червоная Армия Завитинского района. Согласно протоколу предъявления лица для опознания по фотографии, свидетель, имеющий псевдоним «Петров», опознал Воронина А.А. по фотографии как лицо, сбывшее ему наркотическое средство в с.Червоная Армия Завитинского района.

         Как следует из содержания протокола судебного заседания, вопрос об изменении названия населённого пункта и адреса, то есть установления иного места преступления, где Ворониным А.А. было передано наркотическое средство лицу, выступающему в роли покупателя, сторонами не обсуждался и государственный обвинитель, выступая в прениях об этом не заявлял.

         Исходя из изложенного, судебная коллегия сочла, что вывод суда  об установлении иного места совершения преступления подсудимым, не основан на исследованных доказательствах и им противоречит в связи с чем, приговор отменила.

          Во многих приговорах, при описании преступных деяний, чаще всего – преступлений, связанных с причинением вреда здоровью человеку, с незаконным оборотом наркотических средств, судьи делают ссылки на акты судебно-медицинских экспертиз - (нанес, согласно заключению судебно-медицинского эксперта … номер, … дата, удары ножом, причинив тем самым, телесные повреждения в виде...) или (согласно заключению эксперта, незаконно приобрёл наркотическое средство, …) то есть получается, что причинение подсудимым телесных повреждений потерпевшему, незаконное приобретение им наркотических средств, устанавливается не судом, а экспертом.

         Представляется, что такие ссылки в приговоре при описании преступных деяний, признанных судом доказанными, являются недопустимыми.

         Соблюдая логическую последовательность приговора и с учетом требований ст. 307 УПК, после описания деяния, в котором суд при­знает виновным подсудимого, следует указать отношение виновного к предъявленному обвинению.

         При этом важно правильно отметить фактическую позицию подсудимого.      Можно предложить несколько вариантов раз­личных ситуаций.

         Если подсудимый признает себя виновным полно­стью, то можно ограничиться фразой: «В предъявленном обвинении подсудимый виновным себя признал и пояснил...»

         При частичном признании вины или при полном отрицании подсудимым своей вины следует указывать, в чем конкретно подсудимый признает себя виновным, а какую часть обвинения отрицает, с приведением своих дово­дов и версий событий.

         В тех случаях, когда суд изменяет объем или существо предъявленно­го обвинения, в этой части приговора приводится только отношение подсудимого к тому объему обвинения, которое установлено судом.

         Если подсудимый, используя свои процессуальные и конституционные пра­ва, в судебном заседании отказался от дачи каких-либо объяснений, суд должен сделать соответствующую запись в этой части приговора.

          В случае согласия подсудимого дать показания по существу предъявленного обвинения, его показания должны быть приведены в приговоре и им дана соответствующая оценка, в том числе и доводам, приведённым в свою защиту.

         При постановлении некоторых приговоров эти положения закона не соблюдаются.

         Приговором Свободненского городского суда Амурской области от 14 февраля 2006 года, Суржиков признан виновным и осужден за  убийство  двух человек.

         Согласно протоколу судебного заседания, в начале судебного разбирательства, Суржиков признал себя виновным в убийстве Яновой и в убийстве Шевцовой, дал подробные показания об обстоятельствах совершенных им преступлений, в том числе, о мотивах и причинах. Затем, после речей государственного обвинителя и защитника в прениях, Суржиков попросил возобновить судебное следствие и заявил, что он невиновен, что преступления совершены Федорчуком и дал об этом показания.

         В нарушение требований уголовно-процессуального закона, суд не привел в приговоре признательные показания Суржикова, его показания о совершении преступлений другим человеком – Федорчуком изложены одним предложением о том, что он (Суржиков) все видел, видел, как Федорчук закапывал трупы убитых.

         При наличии таких противоречивых показаний подсудимого в суде и при отсутствии их изложения в приговоре, суд, между тем, указал в приговоре, что относится к показаниям критически, считает их недостоверными.

         Противоречивыми являются и выводы суда об отношении подсудимого к обвинению. Так, после описания преступлений, суд указал, что Суржиков виновным себя не признал, затем, при оценке доказательств, указал, что подсудимый Суржиков виновным себя признал полностью.

         В связи с вышеизложенными и другими нарушениями закона, приговор отменён судебной коллегией. 

         В приговоре Зейского районного суда Амурской области от 21 ноября 2006 года в отношении Канина К.А., осужденного по двум фактам грабёжа; двум фактам изнасилования, а также за совершение насильственных действий сексуального характера, показания подсудимого в судебном заседании по существу предъявленного ему обвинения в приговоре фактически не приведены, оценка им не дана.

          Как следует из приговора Ивановского районного суда от 9 июня 2006 года, подсудимый Пустовалов А.С. в судебном заседании отказался от дачи  показаний, воспользовавшись ст. 51 Конституции РФ. Суд привел его показания, данные на предварительном следствии и дал им оценку.

         Вместе с тем, согласно протоколу судебного заседания, подсудимый Пустовалов А.С. в судебном заседании заявил, что  желает давать  показания и дал показания по факту разбойного нападения на Иванова В.П., а также ответил на вопросы  по факту кражи имущества Савинской  Л.Ю.. 

         В нарушение требований закона, показания, данные Пустоваловым А.С. в судебном заседании, не приведены в приговоре и им судом не дана оценка. Вместе с тем, приведенные в приговоре показания Пустовалова А.С., данные им в ходе предварительного расследования,   судом не исследовались.

         Встречаются приговоры, в которых показания свидетелей или подсудимых, данные ими на предварительном следствии, отвергаются судом лишь на основании сделанного в судебном заседании заявления этих лиц о получении показаний в результате незаконных методов ведения следствия, без надлежащей проверки и оценки этих заявлений.

         Как следует из приговора Константиновского районного суда  от 30 ноября 2006 года, четверо подсудимых, обвиняемых в совершении ряда преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, в судебном заседании   дали показания по существу предъявленного им обвинения, существенно отличающиеся по своему содержанию от тех, что они давали в ходе производства предварительного расследования. Эти показания суд привёл в приговоре и признал частично достоверными, не указав при этом, в какой именно части они являются достоверными.

         По ходатайству государственного обвинителя, в соответствии со ст.276 УПК РФ, судом оглашались показания, данные обвиняемыми в ходе производства предварительного расследования, эти показания так же приведены в приговоре наряду с другими доказательствами.

         По смыслу ст.307 УПК РФ, суду надлежит дать оценку судебным показаниям подсудимого по результатам их исследования в судебном следствии, в совокупности с другими доказательствами, собранными по делу.

         Оценки этим показаниям подсудимых и выяснению причин их существенных расхождений с показаниями в судебном заседании, в приговоре не содержится, однако указано, что подсудимые заявили о том, что в процессе расследования данного уголовного дела допускались нарушения норм уголовно-процессуального характера, поэтому они отказались от ранее данных показаний и в суде дали правдивые показания.

         Далее, в приговоре указано о том, что с этой целью был сделан запрос начальнику следственного изолятора, который частично подтвердил указанные нарушения.

         Вышеприведённая формулировка не позволяет сделать выводов о том, действительно ли имели место нарушения закона при производстве предварительного расследования по данному делу, а если таковые нарушения были допущены, то в чем они заключались и как это повлияло на оценку судом представленных доказательств.

         Кроме этого, согласно протоколу судебного заседания, запрос начальнику следственного изолятора, как и ответ этого должностного лица, в судебном заседании не исследовались, мнения сторон по их содержанию и возможным правовым последствиям, не выяснялись.

         Таким образом, в приговоре остался нерешённым вопрос о допустимости, либо недопустимости в полном объёме, или в части, показаний подсудимых в ходе предварительного расследования по существу предъявленного обвинения.

         Между тем, в описательно-мотивировочной части приговора указано, что все вышеперечисленные доказательства суд признаёт достоверными, относимыми, а их совокупность достаточной, для разрешения данного уголовного дела.

         После изложения содеянного подсудимым или подсудимыми, если их несколько и их отношения к обвинению, в обвинительном приговоре должны быть приведены доказательства, подтверждающие вину каждого из подсудимых.

         Признание подсудимым вины в совершении преступления не исключает необходимости приведения судом в приговоре мотивов, подтверждающих его вину и, в частности, доказательства того, что подсудимым даны правдивые показания.

         В приговоре нельзя ограничиться простым пе­речислением доказательств, исследованных по делу, а необходимо дать их конкретный анализ, объяснить содержащиеся в них противоре­чия, если таковые имеются, определить и объяснить отношение суда как к доказательствам, положенным в основу приговора, так и к тем, которые отвергаются судом.

         Ссылаясь в приговоре на показания допрошенных по делу лиц, заключение эксперта, протоколы следственных действий, иные документы, которые, по мнению суда, подтверждают фактические обстоятельства дела, необходимо раскрыть их содержание. 

          Как показывает судебная практика, во многих приговорах показания потерпевших и свидетелей воспроизведены излишне подробно, с опи­санием и приведением деталей, не имеющих отношения к делу или приведены вовсе не исследованные в судебном следствии доказательства.

         Так, например в приговоре Благовещенского городского суда от 04 июля 2006 года в отношении Степанцова Л.Н., осуждённого по ч. 4 ст. 111 УК РФ, его показания в суде по существу предъявленного обвинения изложены следующим образом: 25 февраля 2006 года он был на поминальной службе в церкви, матушка дала ему еду; при нём была пачка сигарет, одна булка хлеба, три пачки лапши, далее приведены сведения об обстоятельствах, при которых он, находясь на чердаке жилого дома, нанёс удары кулаками в лицо потерпевшему, завершается изложение показаний подсудимого тем, что он слушал магнитофон, с приведением его описания и некоторых технических характеристик.

При оценке показаний потерпевшего и свидетелей, изобличающих подсудимого, в совершении преступлений, в приговоре необходимо опровергнуть возможные сомнения в достоверности этих показаний, связанные, как правило, с доводами стороны защиты о заинтересованности этих лиц в исходе дела, оговоре, оказании давления со стороны  работников милиции.

         К числу источников доказательств УПК РФ (ст. 83) относит в том числе про­токолы следственных действий и судебных заседаний. Посколь­ку протоколы удостоверяют обстоятельства и факты, имеющие значение для дела, суд, в приговоре должен указать именно на эти фак­ты, а не только на сам протокол.        Несмотря на это, во многих приговорах судьи ограничиваются указанием лишь на то, что виновность подсудимого, помимо других доказательств, подтверждается, например, протоколом осмотра места происше­ствия с указанием даты и места проведения данного следственного действия.  

         Вместе с тем, правильным будет указать, какие конкретные факты или обстоятельства удостоверяет тот или иной прото­кол и в какой связи они находятся с другими доказательствами по делу. 

         Наиболее часто встречающийся недостаток при написании приговоров состоит в том, что доказательства в них лишь приво­дятся, но не анализируются, как этого требует закон.

         Отдельные судьи просто воспроизводят показания свидетелей, потерпевших, подсудимых, ци­тируют заключения экспертов, протоколы следственных действий, не давая им фактической правовой оценки, ограничившись формальным указанием на то, что допросив подсудимого, потерпевшего и свидетелей по делу, исследовав и проанализировав материалы дела, представленные доказательства в их совокупности, выслушав мнение сторон обвинения и защиты суд находит вину подсудимых доказанной.

         Как указано в постановлении Пленума Вер­ховного Суда РФ «О судебном приговоре», в приговоре необхо­димо привести всесторонний анализ доказательств, которыми суд обосновал свои выводы. При этом должны получить оценку все доказательства, как уличающие, так и оправдывающие под­судимого.         По делу в отношении нескольких подсудимых или по делу, по которому подсудимый обвиняется в совершении не­скольких преступлений, приговор должен содержать анализ доказательств в отношении каждого подсудимого и по каждому факту обвинения. 

         Эти требования закона не всегда выполняются в полной мере.

         Приговором Белогорского районного суда от 4 июля  2006 года Гартман Е.Н. признан виновным и осужден за два факта покушения на незаконный сбыт наркотических средств  при установленных судом обстоятельствах.

         В обоснование  виновности подсудимого в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст. 30 – ч.1 ст. 228.1. УК РФ суд первой инстанции в приговоре сослался в том числе: на показания  подсудимого в судебном заседании о том, что сбывать наркотическое средство он не собирался; продать наркотическое средство его заставили сотрудники УФСКН, которые неоднократно приезжали к нему домой, угрожали физической расправой ему и его жене; на показания свидетеля Окунева Р.В. о том, что он слышал, как сотрудник УФСКН говорил Гартману, что если тот не даст наркотики, то он привезет друзей, и с ним разберутся. 

         Между тем, судом первой инстанции в приговоре не дано оценки указанным доказательствам со стороны защиты, которые могли иметь существенное значение для его выводов, не приведены мотивы, по которым суд отверг данные доказательства.

         Приговором Райчихинского городского суда от 24 мая 2006 года, 

Цапков и Дармограй признаны виновными  и осуждены  за совершение нескольких краж и грабежей.

         Как следует из материалов дела, органами предварительного следствия Цапков и Дармограй, помимо других преступлений, обвинялись и в тайном хищении чужого имущества, совершенном 29 января 2006 года группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

         Однако указанное обвинение Цапкова и Дармограя в совершении кражи  имущества Евдокимова В.М. на общую сумму 750 рублей в приговоре не приведено и не получило никакой оценки, суд не разрешил вопросы о доказанности или недоказанности обвинения в этой части, а также о виновности (невиновности) подсудимых.

         Выводы суда о достоверности доказательств должны быть обоснованы и аргументированы, между тем, в отдельных приговорах судьи ограничиваются лишь общим указанием, что то или иное доказательство «не вызывает у суда сомнений», однако никаких данных в пользу такого вывода, не приводят.

         Неправильной следует признать практику указания в приговоре как на доказательства на такие документы, которые не могут ни под­твердить, ни опровергнуть участие лица в совершении преступления, а также и не относятся в процессуальном смысле к числу доказательств, предусмотренных ст. 74 УПК РФ.

         Чаще всего к таким «доказательствам» суды относят и приводят в приговорах, в том числе и по многоэпизодным делам, рапорты работ­ников милиции, заявления потерпевших о совершённых в отношении них преступлениях, постановления о возбуждении уголовных дел, не содержащие никаких доказательств, объяснения лиц, полученные до возбуждения уголовного дела и некоторые другие. 

         Недопустимо в приговоре приводить как доказательства, об исследовании которых отсутствуют сведения в протоколе судебного заседания, так и доказательства (например показания подсудимого, свидетеля), которые по существу не соответствуют или противоречат содержанию протокола судебного заседания.    

В приговоре Константиновского районного суда от 24 ноября 2006 года, которым Ковалев М.А., Кравченко В.Н. и Смоликов В.В. признаны виновными и осуждены за тайное хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, суд в качестве доказательства вины осуждённых  привёл показания подсудимых, свидетельствующие о роли каждого в совершении преступления, а также показания потерпевшего Махноносова К.В. и свидетеля Трубицина М.С., которые фактически в суде не давались.

  При постановлении приговоров имеют место нарушения требований ст.252 УПК РФ, согласно которой, судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному обвинению.

  Так, в описательно-мотивировочной части приговора  Магдагачинского районного суда от 16 февраля 2006 года в отношении Величкина Е.Ю.  суд указал на совершение им кражи совместно с Жоговым В.М.. Вместе с тем, уголовное дело в отношении Жогова В.М. выделено в отдельное производство и совершение им преступления совместно с Величкиным Е.Ю. при рассмотрении  данного уголовного дела установлению не подлежало. Иного приговора суда, подтверждающего виновность Жогова В.М. в совершении  этого преступления, в материалах дела не имелось. Судебная коллегия исключила из приговора указание суда на Жогова В.М., как на лицо, совершившее кражу совместно с Величкиным Е.Ю..

         В силу положений ст. 300 УПК при постановлении приговора суду, следует обсуждать вопрос о вменяемости подсудимого в отношении инкриминируемого ему деяния, если такой вопрос возникал в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства. Суд должен дать оценку заклю­чению экспертов-психиатров и сделать вывод о признании под­судимого вменяемым или невменяемым.

         Этот вывод должен формулироваться после изло­жения в приговоре существа заключения экспертов-психиатров.

Данные требования закона не были выполнены Шимановским районным судом постановившим 06 мая  2006 года обвинительный приговор в отношении Щекина Н.А..

Как следует из материалов дела, Щекин  Н.А. является инвалидом 2 группы, в ходе предварительного  следствия  по делу была  проведена амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза в связи с возникшими сомнениями в психическом состоянии обвиняемого.

Согласно протоколу судебного заседания, данное заключение экспертизы исследовалось в судебном заседании, однако  в приговоре ему не дано никакой оценки, что могло повлиять на принятие законного и обоснованного решения.

         После того, как суд, оценив все доказательства в их совокупности и имеющиеся противоречия, если таковые установлены по делу, изложит своё мнение о доказанности вины подсудимого, в обвинительном приговоре необходимо мотивировать выводы относительно квалификации преступления по той или иной статье УК РФ, её части и пункту, то есть указать, почему именно данной нормой закона, суд квалифицирует действия виновного.

         При этом совершенно недопустимо ограничиться лишь указанием в приговоре на то, что суд признаёт квалификацию действий подсудимого, данную органами предварительного расследования, обоснованной.

         Особое внимание суду необходимо обращать на обоснование умысла подсудимого, поскольку от направленности его умысла может зависеть квалификация совершённого преступления (например по делам о  преступлениях против жизни и здоровья – умышленное или неосторожное причинение смерти другому человеку; умышленное или неосторожное причинение тяжкого вреда здоровью.

         В соответствии с требованиями уголовно - процессуального закона и согласно разъяснению, содержащемуся в п. 9 поста­новления Пленума Верховного Суда РФ «О судебном пригово­ре», всякое изменение обвинения в суде должно быть мотиви­ровано в описательной части приговора.

          Суд вправе изменить обвинение и квалифицировать действия подсудимого по другой статье уголовного закона, лишь при условии, если действия подсудимого, квалифицируемые по новой статье закона, вменялись ему в вину, не содержат признаков более тяжкого преступления и существенно не отличаются по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому дело принято к производству суда, а изменение обвинения не ухудшает положения подсудимого и не нарушает его права на защиту.

         Если подсудимый совершил одно преступление, которое ошибочно квалифицировано несколькими статьями уголовного закона, суд в описательно-мотивировочной части приговора должен указать об исключении ошибочно вмененной подсудимому статьи уголовного закона, приведя соответствующие мотивы, не указывая при этом в резолютивной части приговора об оправдании подсудимого по этой статье уголовного закона.

         В тех случаях, когда подсудимому предъявлено обвинение по нескольким статьям уголовного закона и суд в ходе судебного разбирательства придет к выводу о необходимости по некоторым из них прекратить уголовное дело, например в связи с истечением сроков давности, мотивированное решение об этом излагается не в приговоре, а в постановлении или определений суда.

         Это процессуальное  решение выносится одновременно с приговором. При этом, в описательно - мотивировочной части приговора следует указать, что дело по обвинению подсудимого в совершении других преступлений прекращено отдельным постановлением или определением  суда.

         Таким же образом судам необходимо поступать и в случаях прекращения уголовного дела ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения.

         Как показывает кассационная практика, эти требования уголовно - процессуального закона судами часто не соблюдаются.

         Следует отметить, что при изложении в приговоре юридической квалификации действий подсудимых, многие судьи нередко просто переписывают содержание соответствующих диспозиций статей Уголовного закона, не приводя их в соответствие с установленными по делу обстоятельствами.

         Например,  признав подсудимого виновным: по ст.119 УК РФ, суд приводит юридическую квалификацию его действий, как - угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы; по ст. 167 УК РФ – умышленные уничтожение или повреждение имущества. 

         При таком изложении юридической квалификации неясно: какая именно угроза признана судом установленной (убийством, причинением тяжкого вреда здоровью), имелись ли основания опасаться осуществления её; уничтожено или повреждено имущество.

         Необходимо отметить, что в минувшем году судебной коллегией по уголовным делам Амурского областного суда было проверено большое число приговоров, постановленных по делам в отношении одного или двух подсудимых, не являющихся многоэпизодными, не представляющих какой-либо сложности в оценке доказательств и выводах о юридической квалификации содеянного, однако являющихся по своему объёму неоправданно значительными.

         В таких приговорах исследованные судом доказательства в полном объёме приводятся в описательно-мотивировочной части, фактически дважды.

         То есть, исследованные по делу доказательства первый раз приводятся в подтверждение доказанности вины подсудимого в инкриминируемом ему деянии, а затем, после выводов суда о юридической квалификации содеянного и в обоснование её, эти же самые доказательства и в том же объёме приводятся второй раз, после чего, в некоторых приговорах второй раз воспроизводятся и фактические обстоятельства дела, установленные судом.

         В приговоре обязательно приводятся мотивы избираемой судом меры наказания подсудимому.

         (Вопросам, касающимся практики назначения судами уголовного наказания, посвящено отдельное обобщение).

         В приговоре должно найти и отражение решение суда в отношении гражданского иска или возмещения материального ущерба, причинённого преступлением или компенсации морального вреда.

         В некоторых случаях мотивировка обвинения в части установления причинённого преступлением ущерба устраняет необходимость дополнительной мотивировки решения о возмещении ущерба. В более сложных случаях суд обязан дополнительно указать мотивы своего решения по гражданскому иску, сослаться на применённый им закон и привести расчёт по поводу размера взыскания.

         Описательно-мотивировочная часть приговора подводит к тре­тьей –заключительной, резолютивной части, которая должна органи­чески вытекать из предыдущей.

         В резолютивной части обвинительного приговора формулируются выводы суда о признании подсудимого виновным, о назначении ему наказания о виде и размере наказания, а также и по другим вопросам, связанным с последствиями признания подсудимого виновным в совершении преступления.

         В резолютивной части обвинительного приговора ответы суда на предусмотренные законом вопросы, излагаются в том порядке, в каком они перечислены в ст.308 УПК РФ.

         Один только перечень вопросов, решаемых судом в резолютивной части приговора, свидетельствует об огромном ее значении. В этой части содержатся конечные выводы и решения суда от имени госу­дарства по всем правовым вопросам. Без резолютивной части нет приговора как акта государственного принуждения.

         Выводы о совершении преступления и виновности подсудимого в резолютивной части должны соответствовать содержанию описательно-мотивировочной части приговора.

         Являясь составной частью приговора, резолютивная часть должна вытекать из вводной и описательно-мотивировочной частей приговора, логически им соответствовать.

         Несоответствие выводов и решений суда, изложенных в резолютивной части, другим частям приговора свидетельствует о его необоснованности или несправедливости, что может повлечь отмену приговора.

         Данные о фамилии, отчестве и имени подсудимого, изложенные в резолютивной части приговора должны соответствовать сведениям, содержащимся во вводной и описательно-мотивировочной частях приговора.

         Отсутствие в резолютивной части обвинительного приговора указания на уголовный закон, по которому подсудимый признан виновным, влечёт его отмену.

         Представляется, что будет правильным, при осуждении подсудимого по нескольким фактам однородных составов преступлений, при назначении вида и размера наказания по статье уголовного закона, указывать наименование конкретного факта. Например – по факту кражи у Иванова от 12.12.06; по факту покушения на незаконный сбыт наркотического средства от ….

         В этом случае, с учетом фактических обстоятельств дела, установленных судом по каждому конкретному факту преступного деяния,   станет возможным оценить сторонам и вышестоящему суду в случае проверки приговора в кассационном или надзорном порядке,   справедливость назначенного наказания.

         В некоторых приговорах, указав о признании лица виновным по конкретным статьям уголовного закона, суды при этом, забывают назначить вид и размер наказания.

         Так, в резолютивной части приговора Бурейского районного суда от 19 декабря 2006 года, суд, признав Багина Г.И. виновным в совершении 14-и фактов преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 286 УК РФ, наказание за два совершённых преступления не назначил, вообще.

         Допускаются судами нарушения при назначении наказания, касающиеся правил назначения наказаний как по совокупности преступлений, так и по совокупности приговоров.

         В приговоре Константиновского районного  суда Амурской области от 30 ноября 2006 года, назначив одному из осуждённых  наказание по двум составам преступлений в виде одного года лишения свободы за каждое деяние и указав о   применении ч.3 ст.69 УК РФ - путем полного сложения наказаний по совокупности преступлений, суд назначил ему окончательное наказание в виде трёх лет лишения свободы, что является незаконным.

         Несмотря на то, что согласно закону, наказание судом за каждое из совершённых преступлений, назначается, в некоторых приговорах указывается не о назначении, а об определении того или иного вида и размера наказания.

          В тех случаях, когда лицо осуждается по статье уголовного закона, санкция которой помимо основного, предусматривает также и дополнительный вид наказания, например, штраф, и суд не назначает дополнительный вид наказания, указание об этом в резолютивной части приговора является, излишним, поскольку мотивировка выводов суда об этом, должна быть приведена в описательно-мотивировочной части приговора.

         В резолютивной части оправдательного приговора должны быть указаны: фамилия, имя и отчество подсудимого; решение об оправ­дании подсудимого с указанием закона, по которому он оправдан, ре­шение об отмене меры пресечения и мер обеспечения конфискации имущества, если такие меры были приняты.

         Кроме этого, в соответствии со ст. 309 УПК РФ в резолютивной части как оправдательного, так и обвинительного приговора должны быть изложены решения суда о гражданском иске, вещественных доказательствах, судебных издер­жках и по иным вопросам, которые обсуждались в совещательной комнате.

         Решая вопрос о судьбе вещественных доказательств, следует помнить о том, что в соответствии со ст. 81 УПК  РФ, орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации, или переда­ются в соответствующие учреждения, или уничтожаются. Этой же нормой предусматривается обязанность передачи пред­метов, запрещенных к обращению в соответствующие учреждения, а также необходимость уничтожения таких вещественных доказа­тельств. Деньги и иные ценности, нажитые преступным путем, под­лежат обращению в доход государства, а предметы, не представляющие ценности и не истребованные сторонами, подлежат уничтожению, а в случае ходатайства заинтересованных лиц или учреждений могут быть переданы им.

         Каждый приговор должен заканчиваться указанием на порядок и срок кассационного обжалования.

         В резолютивной части приговора должны также содержаться разъяснения о праве осужденного и оп­равданного ходатайствовать об участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

 

Результаты данного обобщения использованы при поведении семинарских занятий с судьями области.

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Амурского областного суда  

опубликовано 25.03.2010 08:58 (МСК)