Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обзор гражданских дел, связанных с пенсионным обеспечением граждан, рассмотренных в кассационном порядке судебной коллегией по гражданским делам Амурского областного суда в 2008 году.

Анализ рассмотренных в 2008 году судебной коллегией по гражданским делам в кассационном порядке дел, связанных с реализацией прав граждан на пенсионное обеспечение, свидетельствует   о   том, что количество  дел этой категории   не снижается,   представляют определенную  актуальность и сложность.    

Основное количество дел по пенсионному обеспечению составляют дела, связанные с реализацией права на трудовую пенсию в соответствии с ФЗ РФ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», всего рассмотрено – 50 дел. Количество дел, связанных с назначением и перерасчетом пенсий по ФЗ РФ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» увеличилось и составило 19 дел, в том числе 2 дела по назначению и выплате пенсии по выслуге лет муниципальным служащим, а также 1 дело, связанное с перерасчетом пенсии за выслугу лет государственному служащему.

Основная часть рассмотренных судом кассационной инстанции связана с назначением досрочных трудовых пенсий.  

Динамика дел по количественному и качественному составу за 2008 год и предыдущие 2006-2007 годы  просматривается в  сравнительной  таблице.

 

По закону РФ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»:

 

 

Категория дел

 

2006  год

 

2007  год

 

2008  год

 

Назначение пенсий по возрасту, инвалидности, СПК

1

-

-

Назначение досрочных трудовых пенсий

52

35

43

Перерасчет пенсий

14

9

7

Всего рассмотрено дел по трудовым пенсиям

68

44

50

решения, оставленные без изменения

44

31

31

Отменено   решений

24

13

19

Отмененные решения с принятием нового решения судебной коллегией

9

2

5

Стабильность к числу обжалованных дел о трудовых пенсиях

65 %

70 %

62 %

 

По закону РФ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации»:

 

 

 

Категория дел

 

2006  год

 

2007  год

 

2008  год

 

Назначение пенсии военнослужащим

-

1

-

Перерасчет пенсии военнослужащим

29

8

14

Назначение пенсии сотрудникам УВД

4

1

1

Перерасчет пенсии сотрудникам УВД

-

-

1

Назначение и перерасчет пенсии по выслуге лет муниципальным служащим

 

3

 

1

 

3

Назначение и перерасчет пенсии по выслуге лет государственным  служащим

 

-

 

-

 

1

Социальная пенсия

-

1

-

Стабильность:

 

Всего рассмотрено

 

 

19

решения, оставленные без изменения

 

 

10

Отменено   решений

 

 

9

Отмененные решения с принятием нового решения судебной коллегией

 

 

1

Стабильность

85,5 %

91,6 %

53 %

 

При проверке законности судебных решений в суде кассационной инстанции в 2008 года, как и в 2007 году, нарушений правил подсудности и порядка производства судебной коллегией не выявлено. Районными (городскими) судами первой инстанции рассматривались пенсионные дела, не подлежащие оценки, все они были заявлены, как это предусматривает ГПК РФ, в исковом порядке. Соблюдаются правила НК РФ в части уплаты государственной пошлины истцами по требованиям, связанным с назначением пенсии.

Фактическое отсутствие в производстве судов области дел, связанных с назначением пенсии по возрасту на общих условиях, по инвалидности и случаю потери кормильца, объясняется тем обстоятельством, что вопросы о назначении указанных видов пенсий находят свое разрешение в территориальных пенсионных фондах. В тоже время актуальными на протяжении последних трех лет остаются дела, связанные с назначением досрочных трудовых пенсий, что объясняется фактом неправильного заполнения работодателями трудовых книжек работников, а именно внесением в них неправильных записей о наименовании вида работы, должности, учреждения. В свою очередь территориальные пенсионные фонды не берут на себя ответственность при наличии данных нарушений назначить гражданину досрочную трудовую пенсию.

Рассмотрение дел по назначению досрочных трудовых пенсий представляют для судей области определенную сложность, поскольку для правильного их разрешения необходимо верно установить характер и условия работы гражданина в спорный период времени, и разрешить вопрос о возможности отнесения данной работы в специальный стаж, дающий право на назначение пенсии до достижения общего пенсионного возраста.

 

Дела, связанные с  реализацией права граждан на

трудовую пенсию.

 

Наибольшие по количеству рассмотренных судом кассационной инстанции категории дел по пенсионному обеспечению составляют дела о назначении и о возобновлении прекращенной выплаты досрочной пенсии лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность (16 дел), и лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения (8 дел).

Анализ судебных решений, законность и обоснованность которых были предметом рассмотрения судебной коллегии, показал, что при разрешении споров, связанных с вопросами о досрочном назначении пенсии лицам, осуществляющим педагогическую деятельность, судами правильно применяются нормы материального права, подлежащие применению к спорным периодам времени работы, которые не были зачтены пенсионным органом в специальный стаж для назначения данного вида пенсии.

Так, в большинстве случаев рассмотрения дел, в которых территориальными пенсионными органами педагогическим работникам отказывалось во включении в специальный стаж работы периодов нахождения в отпуске по уходу за ребенком, судами правильно применяются нормы материального права, подлежащие применению к данным спорным отношениям.

 

Вместе с тем, судебной коллегией было отменено решение Магдагачинского районного суда от 10.01.2008 года, которым был удовлетворен иск К. об обязании пенсионного фонда включить в специальный стаж период нахождения её в отпуске по уходу за детьми до полутора лет с 06.10.1992 года по 31.08.1993 года и назначить ей досрочную трудовую пенсию. В период работы в должности учителя в Гонжинской школе К. был предоставлен отпуск по уходу за детьми до достижения ими 1,5 лет с 24 августа 1992 года по 31 августа 1993 года. Положение о включении дополнительного отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет в специальный стаж работы, дающий право на досрочное назначение пенсии по старости, предусматривалось пунктом 2 Постановления Совета Министров СССР и ВЦСПС от 22.08.1989 года № 677 «Об увеличении продолжительности отпусков женщинам, имеющим малолетних детей», а также ст. 167 КЗоТ РФ.

Законом РФ от 25.09.1992 года № 3543 - 1 «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде Российской Федерации», вступившим в законную силу 06.10.1992 года, в ст. 167 КЗоТ РФ было внесено изменение, которым исключалась возможность зачета в льготный стаж периодов нахождения женщин в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет. Согласно письму Министерства социальной защиты РФ от 27 ноября 1992 года № 4485/1-35 периоды ухода за ребенком до достижения им возраста полутора лет до 06 октября 1992 года могут засчитываться в льготный стаж независимо от времени обращения за назначением льготной пенсии.

В соответствии с п. 21 разъяснений Министерства труда РФ от 22 мая 1996 года №5, утвержденных Постановлением Министерства труда РФ от 22.05.1996 года № 29, в специальный стаж, дающий право на пенсию в связи с особыми условиями труда, включается период нахождения женщин в отпуске по уходу за ребенком до 6 октября 1992 года, то есть до вступления в силу Закона РФ от 25.09.1992 г. № 3543-1 «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РФ».

Пунктом п. 15 Постановления Пленума ВС РФ  № 25 от 20 декабря 2005 года «О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии» разъяснено, что при разрешении споров, возникших в связи с невключением женщинам в стаж работы по специальности периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком при досрочном назначении пенсии по старости (статьи 27 и 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»), следует исходить из того, что если указанный период имел место до 6 октября 1992 года (времени вступления в силу Закона Российской Федерации от 25.09.1992 года № 3543-1), то он подлежит включению в стаж работы по специальности независимо от времени обращения женщины за назначением пенсии и времени возникновения права на досрочное назначение пенсии по старости.

Указанные нормы права не были учтены судом при рассмотрении данного спора, что привело к необоснованному зачету в специальный стаж К. периода нахождения в отпуске за ребенком с 06.10.1992 г. по 31.08.1993 год.

Отменяя постановленное судом решение, судебная коллегия, приняв во внимание  статьи 6 (ч. 2), 15 (ч. 4), 17 (ч. 1), 18, 19 и 55 (ч. 1) Конституции РФ, предполагающие по своему смыслу правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения, указала, что в специальный стаж работы К. в должности учителя  подлежит включению период нахождения её в отпуске по уходу за ребёнком с 24 августа 1992 года по 06 октября 1992 года, а оставшийся период времени (с 06 октября 1992 года по 31 августа 1993 года) включению в специальный стаж работы не подлежит, поскольку с 06 октября 1992 года вступил в силу законодательный акт, отменивший норму права, предусматривающую включение отпуска по уходу за ребенком в специальный стаж работы женщины.

 

Судебной  коллегией  отменено решение Свободненского городского суда, которым было отказано в удовлетворении требований Д. о включении в её специальный стаж для назначения досрочной трудовой пенсии работ в должности воспитателя старшей группы детского сада №1 с 18.05.1981 года по 06.08.1981 года, в должности организатора внеклассной и внешкольной работы и должности учитель с 01.03.1991 года по 31.08.1995 года, а также в должности учитель Увальской вечерней школы с 15.09.1981 года по 15.06.1982 года и с 15.09.1982 года по 15.02.1983 года. Судебная коллегия нашла необоснованным вывод суда о невключении в специальный стаж работы в должности воспитателя старшей группы детского сада №1 с 18.05.1981 года по 06.08.1981 года по причине противоречий в наименовании её должности в записях о приеме на работу («воспитатель старшей группы») и об увольнении («воспитатель»), а также несоответствия  Списку наименований детских учреждений наименования дошкольного учреждения, в котором работала истица (переименование организации с «детского сада №1» на «детский сад №1 структурное подразделение Новокиевского Сельсовета» и на «Увальский детский комбинат»). При этом, коллегия указала, что суду следовало изучить должностные обязанности истицы в спорный период времени, характер и условия работы в указанной должности, проверить доводы истицы о том, что запись в трудовой книжке о приказе о назначении истицы воспитатель «старшей группы» указывает на участок работы в детском саду, где она выполняла функции воспитателя. Помимо этого, суду надлежало применить Постановление СМ СССР от 17 декабря 1959 года №1397 «О пенсиях за выслугу лет работникам просвещения, здравоохранения и сельского хозяйства», предусматривавшее право на льготное пенсионное обеспечение при осуществлении  работы в детских садах и объединенных яслях-садах, а также постановления ЦК КПСС и Совета  Министров СССР от 21 мая 1959 года № 558 «О мерах по дальнейшему развитию детских дошкольных учреждений, улучшению воспитания и медицинского обслуживания детей дошкольного возраста».

Судебная коллегия нашла преждевременным вывод суда о необоснованности требований истицы о включении в её специальный стаж работы в должности организатора внеклассной и внешкольной работы и должности учителя в период с 01.03.1991 года по 31.08.1995 года по причине расхождения в записи в трудовой книжке, приказе о назначении на должность организатора внеклассной и внешкольной работы, штатном расписании Увальской средней школы на 1991 год, а также в связи с отсутствием документа, подтверждающего её перевод с должности организатора внеклассной и внешкольной работы на должность зам.директора по внеклассной воспитательной работе и не подтверждением первичными документами осуществления ею работы в указанный период времени в должности учителя. Суд не учел факт наличия наименования должности  «организатор внеклассной и внешкольной воспитательной работы с детьми в Списке профессий и должностей работников народного образования, педагогическая деятельность которых в школах и других учреждениях для детей дает право на пенсию за выслугу лет по правила ст.80 Закона РСФСР «О государственных пенсиях в РСФСР», утвержденного постановлением Совета Министров РСФСР от 06.09.1991 г. № 463, а также не изучил должностные обязанности истицы, характер и условия её работы в должности организатора внеклассной и внешкольной работы, не проверил доводы истицы, что она выполняла обязанности организатора по работе только с детьми.

Судебная коллегия нашла не в полной мере исследованным судом вопрос о включении в специальный стаж периода работы истицы с 15.09.1981 года по 15.06.1982 года и с 15.09.1982 года по 15.02.1983 года в должности учителя Увальской вечерней школы. Основанием для невключения в специальный стаж работы в указанный период времени послужило отсутствие доказательств, подтверждающих её работу в должности учителя по совместительству с занятием штатной должности или выполнение ею педагогической нагрузки в данные периоды времени. Однако судебной коллегией было установлено и указано на то суду, что согласно записи в трудовой книжке в период с 18.08.1981 года по 15.10.1985 года, в который входят и спорные периоды работы истицы, она работала в должности методиста РОНО (районного отдела народного образования). Суд не учел, что в соответствии с подп. «д» п.1 Положения о порядке исчисления стажа для назначения пенсий за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР № 1397 от 17.12.1959 года, предусмотрена возможность включения в специальный стаж методической, научно – методической и учебно – методической  работы в школах и средних специальных учебных заведениях, учебных, педагогических, учебно – методических, методических и научно – методических кабинетах, станциях и бюро. Судебная коллегия посчитала, что несмотря на отсутствие со стороны истицы доводов о включении периодов с 15.09.1981 года по 15.06.1982 года и с 15.09.1982 года по 15.02.1983 года в специальный стаж с учетом её работы в должности методиста, суду в силу ст. 56 ГПК РФ следовало поставить данный вопрос на обсуждение.

 Помимо этого, судебная коллегия указала на то обстоятельство, что судом не обсуждался вопрос о включении в специальный стаж нахождение истицы на курсах повышения квалификации, в то время как, в силу действующего законодательства период нахождение на курсах повышения квалификации может быть включен в специальный стаж в случае перечисление за этот период страховых отчислений в пенсионный фонд. Как было отмечено судом, рассмотрение данных обстоятельств в силу ст.12 и 56 ГПК РФ является установлением значимых для удовлетворения конечной цели обращения истицы обстоятельств, которые подлежали постановке судом на обсуждение.

 

Изучение судебной практики  коллегии показало, что в 2008 году судами правильно разрешались споры, связанные с включением в специальный трудовой стаж периодов работы в должности старшей пионерской вожатой, воспитателя группы продленного дня, курсов повышения квалификации, а также периодов работы, по которым имелось сомнение в достаточности нормы рабочего времени (педагогической и учебной нагрузки), соответствия наименования учреждения, в котором работал истец, предусмотренному законодательством наименованию учреждения, работа в котором засчитывает в специальный стаж. При рассмотрении указанных споров судами производилась оценка пенсионных прав истцов в соответствии с законодательством, действовавшим в спорный период работы.

 

 Решениями Октябрьского районного суда и Магдагачинского районного суда правильно с соблюдением условий выработки не менее 2/3 педагогического стажа зачтено в специальный стаж С. и З. время их работы в должности соответственно старшей и штатной пионерских вожатых. При этом, судами с учетом правил п.1 ст.4 ГК РФ о действии закона во времени были применены нормы п.2 и п.4 Постановления Совета Министров СССР от 17.12.1959 года № 1397 «О пенсиях за выслугу лет работникам просвещения, здравоохранения и сельского хозяйства».

 

Решением  Магдагачинского районного суда правомерно включена в специальный стаж для назначения пенсии работа истицы К. в качестве воспитателя в детском комбинате «Пограничный» в период 1982 - 1986 г., поскольку было установлено, что истица работала в детском дошкольном учреждении и выполняла функции по воспитанию детей дошкольного возраста, что составляет тождественность функций, выполняемых воспитателями детских садов. При этом, судом была учтена правовая позиция Конституционного Суда РФ, изложенная в постановлениях № 2 – П от 29.01.2004 года и  №11-П от 3 июня 2004 года.

 

При рассмотрении спора в части включения в специальный стаж работы З. в должности воспитателя группы продленного дня в периоды с 17.08.1984 г. по 31.08.1987 г. и с 01.09.1989 г. по 31.08.1990 г. Магдагачинский районный суд правильно применил приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 05.07.2005 г. № 440 «Об установлении тождества отдельных наименований должностей», принятый по согласованию с Пенсионным фондом РФ и по представлению Министерства образования и науки РФ, согласно которому наименование должности «воспитатель группы продленного дня» тождественно наименованию должности «воспитатель», предусмотренному Списком должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществляющим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей, в соответствии с подп.10 п.1 ст.28 ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ».

 

 

Анализ судебной практики судебной коллегии по рассмотрению законности и обоснованности дел, связанных с назначением досрочной трудовой пенсии в связи с осуществлением лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения, показал, что трудность в разрешении указанных споров составили вопросы об установления тождества  выполняемой истцами работы соответствующим Спискам наименований учреждений и должностей (включении в специальный стаж периодов работы в должности медицинской сестры в детских дошкольных учреждениях, а также в должности врача – интерна хирурга).

 

Судебной коллегией было отменено решение Благовещенского городского суда, которым был удовлетворен иск А. о признании протокола заседания Комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан ГУ – УПФ РФ в г.Благовещенске от 07 октября 2008 года за № 1646 незаконным в части невключения в подсчет специального стажа периодов её работы в должности медицинской сестры и старшей медицинской сестры в детском саду- ясли ПМК 104 треста «Амурмелиоводстрой» в период с 01.08.1984 года по 27.09.1994 года., о возложении на ответчика обязанность включить данные периоды работы в подсчет специального стажа, назначить досрочно трудовую пенсию по старости с момента обращения за ней с 03 октября 2008 года. Дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Как следовало из материалов дела, отказ пенсионного органа в назначении А. досрочной трудовой пенсии по старости, в связи с осуществлением лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения, обусловлен недостаточностью специального стажа  для назначения ей указанного вида пенсии, поскольку в данный стаж не были включены периоды работы в должности медицинской сестры в детском саду – яслях ПМК 104 треста «Амурмелиоводстрой» с 01.08.1984 г. по 01.09.1990 г. (6 лет 1 месяц и 1 день) и в должности старшей медсестры ясли – сада с 02.09.1990 года по 27.09.1994 года (4 года 26 дней). Основанием невключения данных периодов явилось то, что ПМК 104 и ясли – сад не предусмотрены Списком профессий и должностей от 06.09.1991 года № 464 и от 29.10.2002 года № 781, а сад – ясли не входит в перечень структурных подразделений организаций, не вошедших в Список, согласно п.1 Правил, утвержденных постановлением Правительства РФ от 22.09.1999 г. № 1066 и п. 6 Правил, утвержденных постановлением Правительства РФ от 29.10.2002 г. № 781. Кроме того, истице не были зачтены периоды прохождения курсов повышения квалификации с 29.10.2001 г. по 28.11.2001 г. (1 месяц) и с 05.06.2007 г. по 29.06.2007 года (25 дней).

При рассмотрении дела суд  правильно определил подлежащий применению  к спорным правоотношениям  материальный закон, а именно: постановление Совета Министров СССР от 17.12.1959 года № 1397 «О пенсиях за выслугу лет работникам просвещения, здравоохранения и сельского хозяйства» и прилагаемый к нему Перечень учреждений, организаций и должностей, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет. Данным постановлением предусматривалось включение в стаж работы, предоставляющий право на назначение льготной пенсии по старости, периода работы в должности медицинской сестры в детских яслях, детских садах, объединенных яслях – садах, независимо от ведомственной принадлежности учреждений или организаций. Но суд не учел действие данного нормативного правового акта во времени. Указанное постановление утратило свою силу с 01.10.1993 года.  Суд не определил материальный закон, подлежащий применению к спорным правоотношениям после вступления в силу Закона РФ № 340-1 от 20.11.1990 года «О государственных пенсиях в Российской Федерации» с 01 марта 1991 года.

Судом не учтено, что Список профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно – эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа в которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет, утвержденный постановлением Совета Министра РСФСР от 06.09.1991 года № 464, не предусматривает наименование детский сад в перечне медицинских и лечебно – профилактических учреждений.

Помимо этого, коллегия отметила, что в исковых требованиях истица ставит вопрос не только исчисления специального стажа, но и назначение досрочной трудовой пенсии. Однако, как следует из постановленного решения, суд в нарушение требований ст.198 ГПК РФ не высказал суждения о тех периодах работы, которые включены в специальный стаж истицы ответчиком, суждения о недостающем стаже с указанием конкретных лет и тех периодов, которые не включены в стаж, и не были поставлены на обсуждение. Суд не проверил право истицы на назначение пенсии не только с учетом оспариваемых периодов работы с 01.08.1984 года по 27.09.1994 года в должности медицинской сестры, но и других периодов работы, подлежащих включению в специальный стаж, дающий право на назначение такого вида пенсии. В связи с чем, судом не установлен факт достаточности специального стажа работы для назначения истце пенсии в соответствии с подп.11 п.1 ст. 28 ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ» от 17.12.2001 года № 173 – ФЗ.

В соответствии со ст.56 ГПК РФ обстоятельства, подлежащие доказыванию, определяет суд, что не было сделано судом первой инстанции  при рассмотрении  данного дела.

С учетом изложенного судебная коллегия отменила решение суда и направила дело на новое рассмотрение. 

 

В связи с неправильным применением норм материального права, судебная коллегия отменила решение Райчихинского городского суда по иску С., которым ей отказано в зачете в специальный стаж периодов её работы в должности медицинской сестры с 22.04.1997 года по 01.04.1999 года в Доме детства №1 г.Райчихинск пос. Широкий, с 01.07.2000 г. по 05.04.2004 г., с 01.09.2005 г. по 19.06.2006г. и с 04.03.2007 г. по 06.04.2008 г. в Детском доме – школе №1 пос. Широкий.

Судебная коллегия нашла преждевременным вывод суда о том, что работа истицы не была связана с регулярными неблагоприятными воздействиями различного рода факторов, повышенными психофизическими нагрузками, обусловленными исполняемыми функциональными обязанностями по занимаемой должности в образовательном учреждении. При этом, коллегия указала на то, что суду следовало обсудить вопрос о тождественности  учреждения, в котором работала истица структурным подразделениям, предусмотренным Списком должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 22.09.1999 №1066, и Списком должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения, в соответствии с подп.11 п.1 ст.28 ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ», утвержденным постановлением Правительства РФ от 29.10.2002 г. № 781. В связи с этим, суду следовало установить статус учреждения, в котором работала истица, а также направленность деятельности и задач данного учреждения, изучить характер и условия деятельности в учреждении медицинских работников, исследовать вопрос о том, были ли данные работники выделены в отдельное подразделение учреждения и его подчиненность.

Как показало повторное рассмотрение данного дела в суде кассационной инстанции, при новом рассмотрении дела судом первой инстанции были учтены указания судебной коллегии, истице были зачтены в специальный стаж спорные периоды работы.

 

Представляет интерес дело по иску Г., рассмотренное Шимановским районным судом. Истец просил в судебном порядке включить ему в специальный стаж для назначения досрочной трудовой пенсии, связанной с лечебной деятельностью, периоды его работы в льготном исчислении  в должности врача – интерна хирурга (с 22.08.1989 г. по 30.07.1990) и в должности врача – хирурга (с 01.08.1990 по 14.07.1991 г., с 01.04.1997 г. по 31.01.1999 г., с 01.02.2000 г. по 12.02.2001 г., с 01.02.2002 г. по 31.01.2003 г.). Суд первой инстанции удовлетворил его требования, судебная коллегия отменила решение суда, указав, что судом не исследованы имеющие значение для дела обстоятельства и не дана им оценка в соответствии с действующим законодательством. Судебная коллегия отметила, что Постановлением Совета Министров РСФСР от 06.09.1991 г. № 464 (с изменениями и дополнениями) «Об утверждении Списка профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно – эпидемиологических учреждений, лечебная и иная деятельность в которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет», Постановлением Правительства РФ от 22.09.1999 г. №1066 «Об утверждении Списка должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения, и правил исчисления сроков выслуги для назначения пенсии за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения» и одноименным Постановлением Правительства РФ от 29.10.2002 года № 781, указанные должности не предусмотрены в перечне должностей, дающих право на зачет в специальный стаж работы как год и шесть месяцев.

Помимо этого коллегией указано на то, что при рассмотрении вопроса о наличии у истца права на льготное исчисление стажа работы в качестве врача – интерна по хирургии, суд не изучил объем функциональных обязанностей истца в качестве врача – интерна, имеющих право на осуществление лишь вспомогательных функций или выполнение отдельных манипуляций. При этом, для правильного рассмотрения вопроса суду следовало руководствоваться в том числе и постановлением Минтруда России от 27.08.1997 года  №43 «О согласовании разрядов оплаты труда и тарифно – квалификационных характеристик по должностям работников здравоохранения».

По вопросу об исчислении периода работы истца в должности врача – хирурга судебная коллегия указала на то, что льготному исчислению подлежит только штатная работа хирурга в хирургическом отделении стационара. Судом не установлено занимал ли истец ставку врача – хирурга ординатора, предусмотренную в штатном расписании больницы за 1990, 1991, 1997 и 1998 года. Поскольку само по себе привлечение истца к работе в хирургическом отделении в этот период, выполнение им операций без оформления трудовых отношений в качестве оперирующего врача или без выполнения полной ставки по данной должности не дает ему права на льготное исчисление стажа.

 

Законными и обоснованными судебная коллегия нашла решения, постановленные Благовещенским городским судом по  делам по искам В. и С. При рассмотрении дела судом к спорным периода работы В. в должности медицинской сестры в саду – яслях Благовещенского комбината производственных предприятий треста «Амурлесстрой» (с.18.09.1979 г. по 30.06.1993 г.) и к периодам работы С. в должности медицинской сестры в детском саду Алексеевского совхоза (с 21.09.1982 г. по 25.02.1992 г.) и совхоза «Астрахановский» (с 24.05.1981 г. по 21.08.1982 г.) верно было применено действовавшее до 01.10.1993 года постановление Совета Министров СССР от 17.12.1959 года № 1397 «О пенсиях за выслугу лет работникам просвещения, здравоохранения и сельского хозяйства» и прилагаемый к нему «Перечень учреждений, организаций и должностей, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет», которыми предусматривалось включение в специальный стаж для назначения льготной пенсии работы в должности медицинской сестры в детских яслях, детских садах, объединенных яслях – садах, независимо от ведомственной принадлежности учреждений или организаций.

 

Правильно рассматриваются судами споры о включении в специальный стаж работы периодов нахождения на курсах повышения квалификации. Указанные периоды подлежат зачету в специальный стаж с учетом анализа положений п.4 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, в соответствии со статьями 27 и 28 ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», утвержденных постановлением Правительства РФ от 11.07.2002 г. № 516, и статьи 187 ТК РФ. Поскольку нормы пенсионного законодательства не содержат ограничений по включению в специальный стаж времени нахождения на курсах повышения квалификации, и на период обучения на данных курсах за работником сохраняется заработная плата и производятся перечисления страховых взносов, то указанный период времени подлежит зачету в специальный стаж.

 

Коллегия поддержала вывод суда по делу В. о включении в её специальный стаж периода работы в должности заведующей здравпунктом ЖБИ объединения «Амурлесстрой» с 01.07.1993 г. по 22.08.1994 г. Данный вывод был сделан судом с учетом положений Штатных нормативов медицинского персонала фельдшерских здравпунктов и Инструкции о проведении предрейсовых медицинских осмотров водителей автотранспорта, утвержденных Приказом Министерства здравоохранения СССР от 09.08.1974 г. № 733 «Об организации фельдшерских здравпунктов при автотранспортных предприятиях для проведения предрейсовых осмотров водителей транспорта». Согласно анализу указанных положений, работник, занимающий должность «заведующий здравпунктом», фактически осуществляет обязанности фельдшера, занимая штатную единицу фельдшера (медсестры). При этом судом было принято во внимание, что согласно Приложению № 2 к Положению «О порядке допуска к осуществлению профессиональной (медицинской и фармацевтической) деятельности», утвержденному приказом Министерства здравоохранения и медицинской промышленности от 19.12.1994 г.  № 286, должность заведующего здравпунктом относится к должности среднего медицинского персонала, по которому требуется среднее медицинское образование. Соответствие образования В. занимаемой ею должности заведующей здравпунктом было подтверждено дипломом о получении ею образования по специальности медицинская сестра.

 

Более сложными для рассмотрения судами являются дела, связанные с назначением пенсии за особые условия работы по Списку № 1 и Списку № 2.

            В силу действующего законодательства при неправильном оформлении документов о трудовой деятельности лица, претендующего на льготную пенсию, суд вправе установить тождество производимой истцом работы работами, указанным в Списках №1 или № 2. При этом  суду надлежит определить, какому виду профессии, должности, работ с указанием конкретного раздела, подраздела Списка тождественна спорная работа,  изложив свои выводы в этой части  в мотивировочной и резолютивной части  решения.   Причиной отмены большинства судебных решений в кассационной инстанции является невыяснения судами указанных обстоятельств либо отсутствие выводов по этим вопросам в мотивировочной части решения.

          Поскольку подтверждение особых условий труда для граждан представляет значительную сложность, задачей судьи является правильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, и верная ориентация истцов на необходимость представления доказательств в подтверждение характера и условий их работы. Данные доказательства могут находиться как в отделе кадров организации, где истец работал, так и:  в отделе организации труда и заработной платы (штатные расписания, тарифно-квалификационные справочники, должностные инструкции и др.); в бухгалтерии и финансовом отделе (лицевые счета, расчетно-платежные ведомости, путевые карты по расходам основных и вспомогательных материалов и др.); в отделе охраны труда (анализы условий труда, личные книжки по технике безопасности и др.); в техническом отделе (планировка цеха, планы горных работ и др.); в отделах главного механика и других главных специалистов (распоряжения о закреплении работника за определенным оборудованием, графики проведения ремонтов и др.); в отделе главного технолога (технологические инструкции, регламенты и др.); в табельной (табель учета рабочего времени); у руководителей подразделений (графики работы, журналы дозиметрического контроля, учет работы с ионизирующим излучением и др.); у мастеров (наряды, нормированные задания); у бригадиров (журналы заданий, рабочие книги).

              При разрешении дел, связанных с пенсионным обеспечением, суды должны не только правильно распределять бремя доказывания между сторонами (ст.56 ГПК РФ), но и, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, оказывать содействие гражданам в реализации их прав, создавать условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении данных дел (ст.12 ГПК РФ).

 

             Судебной коллегией отменено решение Белогорского городского суда по делу Г., которым специальный стаж истца включены периоды работы в качестве кузнеца. Пунктом 4 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со ст. 27 и 28 ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», утвержденных постановлением Правительства РФ № 516 от 11.07.2002 года, в стаж работы, дающей право на досрочное назначение  трудовой пенсии  по старости, засчитываются периоды работы, выполняемые в условиях труда, предусмотренных Списками постоянное в течение полного рабочего времени. Отменяя судебное решение, коллегия пришла к выводу, что судом не в полном объеме выяснен вопрос о выполнении истцом работы в спорные периоды в течение всего рабочего времени, не исследован вопрос о режиме истца в период, когда тот совмещал две профессии (кузнеца и охранял оборудования мастерских). Помимо этого, судом не изучен вопрос о том, проходила ли работа истца в кузнечно – прессовом производстве, структурно выделенном в цех или участок, что является также одним из условий отнесения работы к работе по Списку № 1, подлежащей зачету в специальный стаж.

 

             На необходимость исследования судом вопроса о занятости истца на работе в течение полного рабочего времени было указано судебной коллегией при отмене решения Михайловского районного суда по делу М. в части отказа в удовлетворении требований о включении в специальный стаж работы в должности прораба. При этом, судебная коллегия пояснила, что при рассмотрения данного вопроса следует принять во внимание Разъяснение, утвержденное Постановлением Министерства труда РФ от 22.05.1996 года № 5 (изданного на основании п.2 постановления Совета Министров РСФСР от 02.10.1991 года № 517 «О пенсиях на льготных условиях по старости (по возрасту) и за выслугу лет»), согласно пункту 5  которого под полным рабочим днем понимается выполнение работы в условиях труда, предусмотренных Списками, не менее 80 % рабочего времени. Данная норма права является действующей в настоящее время и в равной мере распространяется на всех лиц, работающих в особых условиях труда, устанавливает единый порядок исчисления специального трудового стажа, дающего право на льготное назначение  трудовой пенсии, позволяя учитывать периоды работы с особыми условиями труда в зависимости от длительности негативного воздействия на организм человека неблагоприятных факторов.

            В соответствии с п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 2005 года № 25 «О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии» в случае несогласия гражданина с отказом пенсионного органа включить в специальный стаж работы, с учетом которого может быть назначена трудовая пенсия по старости ранее достижения возраста, установленного статьей 7 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (пункт 1 статьи 27 и подпункты 7-13 пункта 1 статьи 28 названного Закона), периода его работы, подлежащего, по мнению истца, зачету в специальный стаж работы, необходимо учитывать, что вопрос о виде (типе) учреждения (организации), тождественности выполняемых истцом функций, условий и характера деятельности тем работам (должностям, профессиям), которые дают право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, должен решаться судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела, установленных в судебном заседании (характера и специфики, условий осуществляемой истцом работы, выполняемых им функциональных обязанностей по занимаемым должностям и профессиям, нагрузки, с учетом целей и задач, а также направлений деятельности учреждений, организаций, в которых он работал и т.п.).

 

           Отменяя решение Зейского районного суда по делу Л., претендующего на включение в специальный стаж работы в качестве матера по строительству и прораба в периоды с 1974 года по 1992 года в различных строительных организациях, судебная коллегия указала на необходимость исследования указанных в п.9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12. 2005 года № 25 обстоятельств, распределить между сторонами бремя доказывания, предложить истцу представить за спорный период времени копии приказов о всей его трудовой деятельности, приказов о перемещениях, заданиях, поощрениях, журналы работ по строительству, материальные отчеты, уточняющие справки, в полном объеме подтверждающие спорный стаж. Что касается свидетельских показаний, принятых судом во внимание, коллегия указала, что они допускаются действующим законодательством, однако они подлежат принятию во внимание в случае, если возможность установления характера и условий спорной работы истца другими способами утрачена.

 

             При разрешении Шимановским районным судом дела по иску С. о включении в специальный стаж работы в должности машиниста экскаватора суд не в полном объеме исследовал характер работы истца в карьере цеха керамзитового гравия по добычи глины. Согласно Списку № 2 к видам работ, работа в которых засчитывается в льготный стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии, в частности относится добыча открытым способом угля … и других нерудных ископаемых, содержащих вредные вещества 1 -2 классов опасности, а также вредные вещества 3 класса опасности. Судом не был изучен вопрос об отнесении добываемого истцом нерудного ископаемого к указанным видам опасных веществ. Судебной коллегией рекомендовано суду изучить федеральные и местное законодательство по вопросах охраны труда, Постановление Главного государственного санитарного врача РФ об утверждении химических факторов производственной среды, утверждении предельно допустимых концентраций вредных веществ в воздухе рабочей зоны и другие правовые акты о качестве производственной среды и профилактике неблагоприятного воздействия на здоровья работающих вредных химических веществ.

 

           В качестве примера правильного рассмотрения дела указанной категории можно привести дело по Ч., рассмотренное Свободненским городским судом. Удовлетворяя требования Ч. о зачете в специальный стаж работы в период с 29.07.1975 г. по 20.03.1997 года в должности маляра строительного в Строительном управлении № 5 объединения «Амурстрой», суд указал на подтверждение представленными доказательствами (справка Управления федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по амурской области, заключением экспертизы условий труда Ч., проведенной Управлением труда и занятости населений Амурской области) факта занятости истицы в спорный период на работах с применением вредных веществ не ниже III класса опасности. Данное обстоятельство является одним из предусмотренных разделом XXXIII «Общие профессии» Списка № 2, утвержденного постановлением Кабинета Министров СССР от 26.01.1991 г. № 10, условий для признания работы в должности маляра работой, дающей право на досрочное назначение пенсии по старости. При рассмотрении вопроса о занятости истицы на указанной работе в течение полного рабочего дня суд, несмотря на отсутствие прямых доказательств этому, принял во внимание характер деятельности Строительного Управления № 5 объединения «Амурстрой», большой объем строительно – монтажных работ, выполняемый в данный период времени этой организацией, подтвержденный показаниями свидетеля, согласно которым 50 – 80 % отделочных работ при строительстве здания составляли малярные работы.

          При разрешении споров о зачете в специальный стаж работы в должности каменщика имеет значение установление факта постоянной работы в должности каменщика в бригаде каменщиков и в специализированных звеньях каменщиков комплексных бригад, как того требует подраздел № 2290000а – 12680 раздела 27 «Строительство» Списка № 2 производств, работ, профессий, должностей и показателей с вредными и тяжелыми условиями труда, утвержденного постановлением Кабинета Министров СССР от 26.01.1991 г. № 10. 

 

           Судебной коллегией было отменено решение Тындинского районного суда по делу С., по тому основанию, что судом была установлена работа истца в составе бригады, в то время как материалы дела не содержали сведений о работе истца в спорный период времени в бригаде каменщиков или специализированном звене каменщиков. 

 

           При рассмотрении Шимановским районным судом дела по иску С. был разрешен аналогичный вопрос по включению в специальный стаж его работы каменщиком  в Головном ремонтно – восстановительном поезде № 21 трест «Центробамстрой» в г.Шимановске. Принимая во внимание представленные доказательства суд установил доказанным факт, что истец работал в период с 1975 года по 1984 год каменщиком именно в составе бригады каменщиков. Факт работы неосвобожденным бригадиром бригады каменщиков полный рабочий день был установлен судом на основании свидетельских показаний, поскольку имелась справка о том, что архив организации сгорел в 1991 года.

 

          Судебная коллегия отменила решение Тындинского районного суда по делу А. с направлением его на новое рассмотрение, указав, что суд необоснованно признал работу истца в период с 1989 г. по 1994 года в должности монтажника в строительно – монтажном поезде № 567 АООТ «Центробамстрой» тождественной предусмотренной Списком № 2 работе в должности монтажника по монтажу стальных и железобетонных конструкций. Материалы дела не содержат достаточных доказательств, подтверждающих работу истца в спорный период времени в данной должности. Суду было указано на необходимость изучения характера и условий работы истца, определение объектов, на которых тот был занят, и соотнесения их с квалификационными характеристиками не только монтажника, а монтажника стальных и железобетонных конструкций. Кроме того, пояснено, что следует учесть необходимость установления занятости в предусмотренной Списком № 2 должности не менее 80 % рабочего времени.

 

            Решение Шимановского районного суда, которым было отказано в удовлетворении требований Н. о включении в специальный стаж периода работы с 22.07.1987 г. по 18.10.1990 г. в должности старшего горного мастера, было отменено судебной коллегией в связи с тем, что судом не был рассмотрен вопрос возможности установления тождественности занимаемой истицей должности старшего горного матера должностям горного матера либо старшего матера производственного участка. При этом суд не установил, каким именно разделом, подразделом Списка № 2 предусмотрена указываемая истицей работа, тождественна ли она выполняемой ею работой, не проверил соответствие наименования должности истицы ЕТКС. Отказывая по причине недоказанности истицей тяжелого характера условий её работы в спорной должности, суд не исследовал возможность проведения экспертизы условий труда истицы, с учетом того обстоятельства, что истица самостоятельно обращалась в Управление труда РФ по Амурской области за проведением указанной экспертизы, но ей было отказано по причине не предоставления всех необходимых документов. 

            Как показало повторное рассмотрение судом кассационной инстанции указанного дела при проверки вновь вынесенного решения, судом были учтены указания коллегии, верно установлены обстоятельства дела, установлена тождественность занимаемой истицей должности должности, предусмотренной Списком № 2, в связи с чем исковые требования Н. были удовлетворены. 

 

             В большинстве рассматриваемых дел судам приходится исследовать вопросы   тождественности выполняемой в спорные периоды времени работы истцов профессиям и должностям, предусмотренным в качестве оснований для назначения досрочной пенсии.

Так, при разрешении Шимановским районным судом дела по иску  С. о включении в специальный стаж, дающий право на назначение пенсии, как лицу, непосредственно обеспечивающему безопасность движения на железнодорожном транспорте, периода его работы в должности осмотрщика – ремонтника вагонов контрольного поста, предметом исследования был вопрос соответствии условий работы истца в указанной должности условиям работы в должности, предусмотренной Списком, утверждённым постановлением Правительства РФ № 272 от 24.04.1992 года.

             В силу положения подп.5 п.1 ст. 27 ФЗ № 173 - ФЗ от 17.12.2001 г. «О трудовых пенсиях в РФ», трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона, мужчинам по достижении возраста 55 лет, если они проработали не менее 12 лет 6 месяцев в качестве работников отдельных категорий, непосредственно осуществляющих организацию перевозок и обеспечивающих безопасность движения на железнодорожном транспорте и метрополитене, и имеют страховой стаж соответственно не менее 25 лет.

             При назначении указанного вида пенсии применяется утвержденный постановлением Правительства РФ от 24.04.1992 г. № 272 Список профессий и должностей работников отдельных категорий, непосредственно осуществляющих организацию перевозок и обеспечивающих безопасность движения на железнодорожном транспорте и метрополитене. Данным Списком право на назначение досрочной трудовой пенсии в связи с особыми условиями труда имеют осмотрщики - ремонтники вагонов, занятого на пунктах технического (технического и коммерческого) обслуживания вагонов станций внеклассных, первого и второго классов магистральных железных дорог.

             Судом с учетом представленных доказательств в их совокупности проведено тождество между условиями работы истца в должности осмотрщика – ремонтника вагонов контрольного поста и условиями работы, осуществляемой в должности осмотрщика – ремонта вагонов, занятого на пунктах технического (технического и коммерческого) обслуживания вагонов станций внеклассных, первого и второго классов магистральных железных дорог, которая предусмотрена Списком, утверждённым постановлением Правительства РФ №272 от 24.04.1992 г. В связи с установленными обстоятельствами, суд правомерно признал спорные периоды работы истца подлежащими включению в специальный стаж.

 

              В судебной практике встречаются дела, связанные с суммированием специального стажа.  

            Так, судебной коллегией оставлено без изменения решение Свободненского городского суда по делу по иску Д. о назначении ему досрочной трудовой пенсии с учетом суммированного специального трудового стажа, в который входили бы периоды его работы в должности электрогазосварщика и периоды работы в качестве матроса в плавсоставе на судах морского флота рыбной промышленности.

            При рассмотрении данного дела судом было верно установлено и не оспаривалось пенсионным органом, что указанные выше периоды работы истца являются периодами, подлежащими включению в специальный трудовой стаж, однако его недостаточно для возникновения права на досрочное назначение пенсии по старости.

           Так, периоды работы истца в должности электрогазосварщика, занятого на резке и ручной сварке, являются периодами, подлежащими зачету в специальный стаж работы, для назначения пенсии на основании подп.2 п.1 ст. 27 Федерального закона РФ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (работы с тяжелыми условиями труда). Однако, поскольку указанные периоды составили в общей сложности 2 года 5 месяцев 15 дней, вместо требуемых 12 лет 6 месяцев, то суд обоснованно указал, что по данному основанию у истца отсутствует право на досрочное назначение пенсии.

           Суд обоснованно пришел к выводу об отсутствии у Д. права на назначение досрочной пенсии и на основании подп. 9 п. 1 ст. 27 закона «О трудовых пенсиях в РФ», предусматривающего, что досрочная трудовая пенсия назначается мужчинам по достижении возраста 55 лет, если они проработали не менее 12 лет 6 месяцев в плавсоставе на судах морского, речного флота и флота рыбной промышленности (за исключением портовых судов, постоянно работающих в акватории порта, служебно-вспомогательных и разъездных судов, судов пригородного и внутригородского сообщения) и имеют страховой стаж не менее 25 лет. Как было установлено судом, стаж работы Д. в плавсоставе на судах морского флота и флота рыбной промышленности составил 5 лет 1 месяц 8 дней.

            При разрешении вопроса о суммировании двух данных периодов суд верно руководствовался положениями Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 Федерального закона РФ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (утвержденных постановлением Правительства РФ от 11.07.2002 г. № 516), позволяющими при досрочном назначении трудовой пенсии по старости суммировать определенные периоды работ. При суммировании периода работы Д. в качестве электрогазосварщика и периода работы в плавсоставе на судах морского флота и флота рыбной промышленности льготный стаж составил 7 лет 6 месяцев 23 дня, при необходимом - 12 лет 6 месяцев. При таких обстоятельствах, оснований для досрочного назначения пенсии истцу не имеется.

             Суд обоснованно указал на несостоятельность довода истца о возможности назначения ему досрочной трудовой пенсии с учетом правил уменьшения пенсионного возраста. Уменьшение пенсионного возраста возможно только при назначении пенсии в соответствии с подп. 1 и подп.2 п.1 ст. 27 ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ» (работы с вредными условиями труда и в горячих цехах, а также работы с тяжелыми условиями труда), когда суммированию подлежит стаж работ, предусмотренных Списками № 1 и № 2. В свою очередь, согласно пенсионному законодательству работа в плавсоставе судов морского и речного флота не дает права на досрочное назначение трудовой пенсии с уменьшением возраста пропорционально имеющемуся стажу.

         Судебная коллегия поддержала выводы суда первой инстанции, оставила решение в силе, как вынесенное в соответствии с действующим законодательством. 

 

В практике судебной коллегии в 2008 году, как и в 2007 году были дела, в которых рассматривались вопросы  применения районных коэффициентов при конвертации пенсий  в порядке ст.30 ФЗ РФ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации».   

Так, судебной коллегией было отменено решение Благовещенского городского суда по делу по иску М., которым были удовлетворены требования истицы о возложении на пенсионный орган обязанности пересчитать её пенсию с августа 2006 года с учетом индексации, взыскать недоплаченную пенсию за период с августа 2006 года в размере 14 200 рублей, и обязании начислять ей в дальнейшем пенсию с учетом повышенного коэффициента 1,7 с последующими индексациями согласно постановлениям Правительства.

Основанием исковых требований М. указывается  прекращение выплаты ей пенсии с учетом повышенного коэффициента 1.7, установленного решением суда от 13.01.2005 года. Отменяя судебное решение и принимая новое решение об отказе в удовлетворении требований истицы, судебная коллегия указала на обоснованность и законность действий пенсионного органа по установлению фиксированного размера пенсии истицы, установленного в соответствии с ранее принятым решением суда с учетом районного коэффициента 1,7 до достижения её пенсией размера, исчисленного с применением районного коэффициента 1,4.  

Истица имеет необходимый стаж работы в местности, приравненной к районам Крайнего Севера (г.Нерюнгри), где в централизованном порядке установлен с 1964 года районный коэффициент для непроизводственной сферы 1,4.

В соответствии с пп. «д» п. 13 Постановления Пленума Верховного суда РФ «О некоторых вопросах, возникших у судом при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии» № 25 от 20.12.2005 года при проверке правильности оценки пенсионными органами пенсионных прав граждан по состоянию на 01.01.2002 г. путем их конвертации (преобразования) в расчетный пенсионный капитал необходимо руководствоваться правилами, изложенными в статье 30 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», имея при этом в виду, что установление органами государственной власти СССР на период строительства районного коэффициента к заработной плате и льгот для лиц, работающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, носило временный характер, данный коэффициент не может быть отнесен к тем районным коэффициентам, которые устанавливаются в централизованном порядке к заработной плате лиц, работающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, в целях возмещения дополнительных материальных и физиологических затрат гражданам. Исходя из   изложенного лицам, принимавшим участие в строительстве названных объектов, отношение среднемесячного заработка  застрахованного  лица  к  среднемесячной  заработной  плате  в  Российской Федерации (ЗР/ЗП) должно учитываться по общему правилу: в размере не свыше 1,2 либо в размерах не свыше 1,4; 1,7; 1,9 (повышенное отношение заработков) при наличии к тому оснований (п.2 ст. 28, п. 2 ст. 30 Федерального закона N 173-ФЗ).

Таким образом, в целях пенсионного обеспечения применяется районный коэффициент, установленный  в централизованном порядке постановлением Госкомтруда СССР и Президиума ВЦСПС от 4 сентября 1964 года № 380/п-18 для непроизводственной сферы, который составляет для г. Нерюнгри 1,4. Иные районные коэффициенты, которые применялись при начислении заработной платы на период строительства важнейших строек народного хозяйства, в том числе Южно – Якутского угольного комплекса, применению при конвертации пенсионных прав не подлежат.

Принимая во внимание то обстоятельство, что на основании решения суда истице был назначен в целях преобразования пенсии районный коэффициент 1.7, пенсионный орган, с учетом указания Министра здравоохранения и социального развития РФ председателю Правления Пенсионного фонда РФ от 30.03.2006 г. за №113-МЗ, сохранял с 01 сентября 2006 года размер трудовой пенсии истицы, исчисленный с учетом районного коэффициента 1,7 (вместо  1,4) в фиксированном значении без осуществления индексации до достижения размера, исчисленного с применением районного коэффициента 1,4. С 01 декабря 2007 года размер пенсии М. с учетом районного коэффициента 1,4 превысил фиксированный размер, в связи с чем пенсия стала выплачиваться в увеличенном размере.

 

Предметом рассмотрения судебной коллегией в 2008 году стало дело по иску К. о перерасчете пенсии с отменой постановленного по нему решения Архаринского районного суда. Основанием для обращения К. в суд стало то обстоятельство, что пенсионный орган отказал ему пересчитать с 01.01.2002 года на основании п.1 ст.29 ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» базовую часть трудовой пенсии по инвалидности в повышенном размере с учетом наличия у него нетрудоспособного иждивенца, указав на то, что соответствующее заявление поступило от истца лишь в апреле 2007 года.

Судебная коллегия отменила решение суда в связи с неправильным толкованием им при разрешении спора норм материального права.

Согласно толкованию судебной коллегии положения п.1 ст. 29 ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», лицам, размеры трудовых пенсий которых установлены до вступления в силу данного закона по нормам Закона РФ «О государственных пенсиях в Российской Федерации» гарантирован перерасчет пенсий по документам пенсионных дел в соответствии с нормами ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», то есть без обращения со стороны пенсионера в орган, осуществляющий пенсионное обеспечение.

Статьей 15 ФЗ от 17.12.2001 г. № 173 – ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» было впервые предусмотрено повышение размера базовой части трудовой пенсии по инвалидности работающим пенсионерам при наличии на их иждивении нетрудоспособных членов семьи. С вступлением указанного закона в силу К., имеющий на своем иждивении несовершеннолетнюю дочь, приобрел указанное право на выплату пенсии с учетом данного повышения.

Сведения о нахождении у истца на иждивении дочери, 1990 года рождения, были предоставлены К. в пенсионный орган на момент назначения ему в 1997 году пенсии по инвалидности. С учетом наличия на дату вступления в силу ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» в материалах пенсионного дела истца указанных сведений, пенсионным органом должны были быть учтены при перерасчете пенсии истцу данные обстоятельства, имевшие место до 01.01.2002 года, и влияющие на повышение размера его пенсии.

С учетом установленного, судебной коллегией принято по делу новое решение об удовлетворении требований К. и о возложении на пенсионный орган обязанности осуществить перерасчет ему трудовой пенсии по инвалидности с учетом наличия на его иждивении нетрудоспособного члена семьи с 01 января 2002 года.

 

В 2008 году судебной коллегией оставлено без изменения решение Благовещенского городского суда по делу Т. о взыскании с пенсионного органа суммы индексации пенсии в связи с несвоевременным назначением истцу досрочной трудовой пенсии, обязанность назначения которой с августа 2006 года была установлена решением суда от 20.11.2007 года. Суд при удовлетворении указанного требования исходил из того, что индексация является способом защиты гражданских прав, закреплена материальным и процессуальным законодательством, представляет собой механизм приведения платежей в соответствие с покупательской способностью денег на момент выплаты. Вместе с тем, судебная коллегия поддержала отказ суда в выплате истцу компенсации морального вреда, обосновав это тем, что нарушение пенсионных прав затрагивает имущественные права граждан, в связи с чем исходя из положений п.2 ст.1099 ГК РФ, требования о компенсации морального вреда не подлежат удовлетворению, поскольку специального закона, допускающего в указанном случае возможность привлечения пенсионных органов к ответственности, не имеется.

 

Дела, связанные с  реализацией права граждан на

государственную пенсию.

 

 

Основную часть рассмотренных в 2008 году в кассационном порядке дел, вытекающих из ФЗ РФ № 166-ФЗ от 15 декабря 2001 года «О государственном  пенсионном обеспечении в Российской Федерации», составляют иски пенсионеров из числа бывших военнослужащих.

Согласно ст. 8 ФЗ РФ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации», пенсионное обеспечение военнослужащих из числа офицеров, прапорщиков,  мичманов, лиц рядового и начальствующего состава, проходивших службу в органах внутренних дел, противопожарной службе, сотрудников таможни, налоговой службы, прокурорские работники, органов по контролю за оборотом наркотических и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы осуществляется в порядке, предусмотренном Законом РФ «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей».

Согласно статистическим данным за 2008 год в суде кассационной инстанции было рассмотрено 1 дело, связанное с назначением пенсии сотруднику УВД.

Тамбовским районным судом было рассмотрено дело по иску Ц. к Управлению внутренних дел по Амурской области о восстановлении права на пенсию, в котором он просил суд признать за ним право на получение пенсии по выслуге лет в органах внутренних дел с 01.02.1997 года и обязать УВД по Амурской области в лице его Центра пенсионного обслуживания устранить в полном объеме допущенное нарушение его прав – произвести начисление ему пенсии за выслугу лет в органах внутренних дел с 01.02.1997 года.

В обоснование заявленных требований Ц. указал, что его выслуга в системе МВД РФ на день увольнения (09 января 1997 года) составляла 20 лет 11 дней, что свидетельствует о наличии у него права на  получение пенсии. В январе 1998 года он обращался по последнему месту жительства в Тамбовское РОВД за назначением пенсии, где впоследствии ему рекомендовали обратиться в УВД Амурской области, что им было сделано 23 октября 2002 года. В назначении пенсии ему отказали в связи с отсутствием документов, подтверждающих его участие в боевых действиях в период с 13 июля 1996 года  по 15 декабря 1996 года с льготной выслугой лет из расчета 1 месяц за 3 месяца, что лишает возможности насчитать полный срок выслуги лет более 20 лет. Указанный отказ он считает, незаконным, поскольку основным подтверждающим документом в данном случае является военный билет.

Постановленным по данному делу решением суд был признан незаконным отказ УВД по Амурской области на получение пенсии за выслугу лет и возложена на УВД по Амурской области в лице Центра пенсионного обслуживания обязанность назначить Ц. пенсию по выслуге лет в органах внутренних дел с 23 октября 2002 года.

Судебной коллегией решение было отменено, а дело направлено на новое рассмотрение.

Отменяя решение, судебная коллегия указала на  обращения за назначением пенсии  преждевременность выводов суда о наличии у Ц., бывшего на момент увольнения  военнослужащим внутренних войск МВД РФ,  права на назначение ему  пенсии Центром пенсионного обслуживания УВД по Амурской области.  

Как следовало из материалов дела, Ц. в период с 25.06.1984 года по 03.08.1995 года проходил службу в органах внутренних дел Российской Федерации, на момент увольнения выслуга лет непосредственно в органах внутренних дел в календарном исчислении составила 11 лет 01 месяц 08 дней, а в льготном исчислении – 14 лет 10 месяцев 25 дней.

В период с 09.07.1996 года по 13.07.1996 года Ц. проходил службу в вооруженных силах по контракту, а с 13.07.1996 года по 09.01.1997 года проходил службу во внутренних войсках МВД России – войсковой части 5130 (г. Грозный), был уволен приказом командира войсковой части № 5130 ВВ МВД РФ г.Ставрополя № 9 от 09.01.1997 года по ст. 49 ч.2 п. «б» Закона РФ «О воинской обязанности и военной службе».

Служба во внутренних войсках МВД РФ в период службы истца в 1996 году регулировалась Законом «О внутренних войсках МВД РФ» № 3534 -1 от 24.09.1992 года, данный момент она регулируется Законом РФ «О внутренних войсках МВД РФ» № 27 – ФЗ от 06.02.1997года.

Лица, проходящие службу во внутренних войсках МВД России по контракту, являются военнослужащими. В связи с чем, увольнение истца 09.01.1997 года было произведено как увольнение лица, проходящего военную службу.

С учетом указанных обстоятельств, судебная коллегия указала суду на необходимость изучения вопроса о том, на каких условиях и в каком порядке подлежит назначение пенсия истцу: как лицу, проходившему службу в органах внутренних дел, либо как военнослужащему.

Помимо этого, судебная коллегия усмотрела нарушение судом норм материального права, что выразилось в применении им к спорным правоотношениям норм, не подлежащих применению, а именно:  положений постановления Минтруда России и Пенсионного фонда РФ от 27.02.2002 г. № 17/19 пб и Закона РФ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», предусматривающих подачу заявления о назначении пенсии в территориальный пенсионный орган по месту жительства гражданина. В то время как, порядок обращения за назначением пенсии лицами, проходившими военную службу либо службу в органах внутренних дел, регулируется специальным нормативным правовым актом – Законом «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» от 12.02.1993 года № 4468-1.

 

В 2008 году судебной коллегией было рассмотрено 4 дела, связанных с перерасчетом пенсии  из числа военнослужащих.  Требования истцов сводились к оспариванию  тарифных разрядов, в соответствии с которыми  военным комиссариатом устанавливался должностной оклад.

Так, судебной коллегией оставлено без изменения решение Благовещенского городского суда, которым отказано в удовлетворении исковых требований К. о перерасчете его пенсии за период с 1 июля 2002 года по 31 июля 2008 года, исходя из должностного оклада 2 000 рублей, соответствующего по состоянию на 01.07.2002 года 18 тарифному разряду, с последующими изменениями и взыскании образовавшейся задолженности.

Иск К. был обоснован тем, что он является пенсионером Министерства обороны РФ с 09.12.1988 года, последняя штатная должность на день увольнения – «главный механик 1051 Управления начальника работ Дальневосточного военного округа, в/ч 18989, п. Горные Ключи Сахалинской области», воинское звание  - подполковник. С 01.02.1993 г. его должностной оклад исчислялся по 9 тарифному разряду, а при переводе с 01.07.2002 года его тарифного разряда в новую сетку ответчиком была допущена ошибка – вместо 18 тарифного разряда ему установлен 16 разряд, что привело к недополучению им пенсии.

Суд верно установил, что согласно приложению № 1 к разъяснению Главного Управления военного бюджета и финансирования Минобороны РФ от 25.02.1993 года № 180/13/1 – 91, содержащего схемы окладов, установленных с 01.02.1993 года, приведенных в Приказе Министра обороны РФ № 020 1993 года (имеющего гриф секретно), должностной оклад К. на момент назначения пенсии   соответствовал   должностному окладу в размере 19 000 рублей и  коду должностных окладов 0910, первые цифры которого в силу п.9 указанного разъяснения означают тарифный разряд должности военнослужащего, установленный в соответствии с приказом Министра обороны РФ 1993 года № 020. Доказательств начисления пенсии с 1993 года по 10 тарифному разряду К. суду представлено не было.

Судебная коллегия признала верным вывод суда о соответствии перерасчета пенсии К. с 01 июля 2002 года нормам действующего на тот момент законодательства.

В ходе судебного разбирательства судом установлено, что должность главного механика, с которой К. был уволен в запас, относится к нетиповым должностям.

Постановлением Правительства РФ от 26.06.2002 г. № 462 «Об установлении окладов денежного содержания военнослужащих» с 1 июля 2002 года введены новые размеры окладов по типовым воинским должностям военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, и поручено Министру обороны РФ применительно к этим окладам по типовым воинским должностям установить размеры окладов по другим (нетиповым) воинским должностям военнослужащих, проходящих военную службу по контракту.

Указаниями Министра обороны РФ от 22.07.2002 г. №180/21/195 предусмотрены организация и проведение работы по определению размеров окладов по состоянию на 01 июля 2002 года по нетиповым воинским должностям, не поименованным в приложении №1 к приказу Министра обороны РФ 2002 года № 245, а также указано, что по нетиповым воинским должностям, оклады по которым в соответствии с имеющейся в распоряжении военных комиссариатов нормативной правовой базой установить не представляется возможным, следует включать в списки, направляемые в Главное финансово-экономическое управление Министерства обороны РФ.

В соответствии с данными указаниями, Военным комиссариатом Амурской области в Главное финансово-экономическое управление МО РФ был направлен список должностей, в который была включена занимаемая истцом на момент увольнения с военной службы должность. Главным финансово-экономическим управлением Министерства обороны РФ 23 ноября 2002 года должность истца была протарифицирована по 16 тарифному разряду, в соответствии с чем, должностной оклад, с учетом которого истцу произведен перерасчет пенсии с 01 июля 2002 года, был установлен в размере 1 900 рублей.

Указанная тарификация получила свое подтверждение и в приказе Министра обороны РФ от 29.08.2003 года, устанавливающем оклады по нетиповым воинским должностям. Согласно утвержденного приказом штатно-тарифный перечня воинских должностей, подлежащих замещению офицерами, главный механик Управления начальника работ соответствует 16 тарифному разряду с должностным окладом 1 900 рублей.

Применение к должности истца тарифных разрядов, установленных по штатным воинским должностям,   законом  не предусмотрено. В то время, как требования К. в части перерасчета его пенсии с 01.07.2002 года основаны на сопоставлении тарифных разрядов, установленных по штатным воинским должностям, до 01 июля 2002 года и после 01 июля 2002 года.

С учетом указанных обстоятельств, судебная коллегия поддержала вывод суда об отсутствии оснований для установления истцу с 01.07.2002 года должностного оклада для перерасчета пенсии по 18 тарифному разряду.

 

Предметом проверки судом кассационной инстанции в 2008 году явились также два дела о перерасчете пенсии, в связи с не применением увеличенного размера должностного оклада по повышенному тарифному разряду для пенсионеров, бывших военнослужащих, проходивших военную службу в военных комиссариатах.

В качестве примера можно привести дело Ч., рассмотренное Благовещенским городским судом, решение по которому было оставлено без изменения судебной коллегией.

По указанному делу судом постановлено восстановить право Ч. на получение пенсии за выслугу лет, исходя из должностного оклада по 19 (девятнадцатому) тарифному разряду с 01 сентября 2007 г. и взыскать с Военного комиссариата Амурской области в пользу Ч. сумму недоплаченной пенсии за период с 01.09.2007 года по 31.01.2008 года.

Требования Ч. обосновывались тем, что военным комиссариатом Амурской области не было произведено перерасчета его пенсии с 01.09.2007 года на основании указания Генерального штаба ВС РФ от 12.07.2007 года за № 314/8/2060 о пересмотре окладов по воинским должностям военнослужащим, проходящим военную службу в военных комиссариатах, которым для ранее занимаемой им воинской должности (начальник 3 отдела военного комиссариата Амурской области) был предусмотрен 19 тарифный разряд. Однако ответчиком перерасчет его пенсии произведен не был, пенсия выплачивалась с учетом должностного оклада по 18 тарифному разряду, установленному для ранее занимаемой им должности,  с 01.07.2002 года.

В ходе судебного разбирательства установлено, что в соответствии с указанием Генерального штаба Вооруженных Сил РФ от 12.7.2007 г. № 314/8/2060 были  пересмотрены тарифные разряды по воинским должностям в отношении военнослужащих, проходящих военную службу в военных комиссариатах, в частности по воинской должности начальника 3 отдела военного комиссариата Амурской области был установлен 19 тарифный разряд.

Судебная коллегия согласилась с выводом суда, что военный комиссариат обязан был произвести перерасчет пенсии истцу. При этом коллегия указала, что, структура и объем должностных обязанностей начальника 3 отдела военного комиссариата Амурской области не претерпели изменений, занимаемая истцом до увольнения должность тождественна действующей должности, а установление 19 тарифного разряда указанной должности повлекло безусловное повышение оклада по должности. Обязанность ответчика по перерасчету пенсии Ч. вытекает из требований ст.49 Закона РФ № 4468-1 от 12.12.1993 года «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, …» и подп. «б» п.14 постановления Совета Министров - Правительства РФ от 22.09.1993 г. № 941 «О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий, компенсаций и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсекретной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно – исполнительной системы, и их семьям в РФ».

 

Судебная коллегия оставила без изменения решение Свободненского районного суда, которым были удовлетворены требования Р. о пересмотре ему пенсии с момента назначения и выплате недополученных сумм. Основанием обращения истца в суд явилось то обстоятельство, что при назначении ему пенсии её размер был установлен исходя из денежного довольствия прапорщика по 9 тарифному разряду, который не соответствовал занимаемой им на момент увольнения с военной службы должности начальника 4 – ого ремонтного цеха (офицерской должности), в связи с применением правил п. 32 «Положения о денежном довольствии военнослужащих Советской Армии и Военно – Морского Флота», введенного в действие Приказом Министра обороны СССР от 14.08.1978 г., предусматривающего различную оплату исполнения обязанностей по одной и той же военной должности в зависимости от воинского звания. В связи с признанием Верховным Судом в 2001 года указанного пункта Положения не соответствующим Конституции РФ, он считает, что его пенсия подлежит перерасчету с момента назначения исходя из денежного довольствия офицера, а недоплаченная сумма –  выплате.

Требования истца нашли свое подтверждение в суде. Руководствуясь  статьями  14 и 43 закона РФ от 12.02.1993 г. № 4486-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, …», предусматривающими  исчисление пенсии с учетом, в том числе и оклада по должности, суд пришел к правильному выводу о том, что  признание  решением Верховного Суда РФ от 08.11.2001 г. незаконным  пункта 32 «Положения о денежном довольствии военнослужащих Советской Армии и Военно-Морского Флота»,  противоречащим Конституции РФ и недействующим с момента вступления в силу Закона РФ «О статусе военнослужащих», т.е. с  01 января 1993 года,  влечет пересмотр размера пенсии истца.  

Помимо этого, суд установил, что военным комиссариатом не был своевременно выполнен Указ Президента РФ № 537 от 01.06.2002 года «О денежном довольствии военнослужащих», утвердивший табель соответствия воинских званий военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, квалификационным разрядам государственных служащих, с учетом которого с 01.07.2002 года подлежали установлению размеры окладов денежного содержания военнослужащих. Данным Указом установлена зависимость размера оклада от наименования воинской должности, без учета воинского звания военнослужащего.

 

В кассационной инстанции также были предметом рассмотрения дела, по искам военных пенсионеров, заявлявших требования о взыскании недоплаченной им в период с 01 апреля 1995 года по 31 января 1998 года пенсии, в связи с применением ответчиком при её расчете размера денежного содержания (оклада по воинскому званию и должностного оклада) не в полном объеме, что нарушало требование п.2 ст.12 «О статусе военнослужащих». Решениями,  постановленными  Благовещенским городским судом,  указанные иски были удовлетворены, судебной коллегией они были оставлены без изменения.

При рассмотрении данных дел судом были установлены обстоятельства ущемления законных прав истцов при начислении им пенсий за спорный период времени (1995 - 1998 годы), поскольку при расчете их пенсий применялись должностной оклад и оклад по воинскому званию ниже гарантированных государством размеров, установленных частью 2 статьи 12 Закона РФ от 22.01.1993 года № 4338 – 1 «О статусе военнослужащих», согласно которой оклады по воинским должностям солдат и матросов, проходящих военную службу по контракту, не могут быть менее пяти минимальных размеров оплаты труда, а оклады по воинским званиям менее половины должностных окладов.

Постановлением  Верховного Совета РФ от 22 января 1993 г. № 4339-1 «О порядке введения в действие закона Российской Федерации «О статусе военнослужащих» Правительству РФ предписывалось представить в месячный срок в Верховный Совет РФ предложения о приведении законодательных актов Российской Федерации в соответствие с Законом РФ «О статусе военнослужащих», а также привести действующие нормативные акты в соответствие с указанным Законом и обеспечить их выполнение. Вместе с тем какие-либо нормативные акты, предусматривающие повышение окладов военнослужащих до уровня, предусмотренного ч.2 ст.12 Закона «О статусе военнослужащих» от 22.01.1993 г. № 4338-1 на момент увольнения истцов на пенсию не были приняты. Расчет их пенсии был произведен с учетом норм постановлений Правительства РФ «О повышении окладов денежного содержания военнослужащих» от 06.04.1995 г. № 311 и от 30.10.1995 г. № 1052, которые были впоследствии признаны решением Верховного Суда РФ от 16 марта 1998 года с момента их издания противоречащими ч. 2 ст. 12 ФЗ «О статусе военнослужащих» в части повышения окладов по воинской должности и окладов по воинским званиям лишь в 1,3 раза и в 1,54 раза соответственно.

Несмотря на то обстоятельство, что в рассматриваемых случаях воинская должность и воинское звание истцов не относилась к первичным воинским должностям солдат и матросов, проходящих военную службу по контракту, и  законом «О статусе военнослужащих» от 22.01.1993 г. № 4338-1 минимальный размер к ним не устанавливался,  судебная коллегия поддержала позицию суда первой инстанции о единстве системы денежного довольствия,  в соответствии с которой оклад по воинскому званию истцов, как лиц, занимающих должности вышестоящие по отношению к первичной воинской должности, не может быть меньше, чем оклад по званию лица, занимающего первичную воинскую должность.

Удовлетворяя заявленные требования, судом при определении размера взыскиваемой недополученной пенсии за спорный период были применены действующие до 1 июля 1996 года (в том числе и на момент выхода истцов на пенсию) ограничения в размере назначаемой пенсии,  установленные  ст. 43 ФЗ «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно – исполнительной системы, и их семей», которыми предусматривалось, что денежное довольствие, не превышающее 10-кратного минимального размера оплаты труда, установленного законодательством Российской Федерации, учитывается при исчислении пенсии полностью, а остальная его часть - в размере 50 процентов.

 

Судебной коллегией дважды было рассмотрено дело по иску М. о взыскании  недополученной пенсии в связи с неправильным применением размера стоимости продовольственного пайка в периоды с января 1994 года по декабрь 1999 года и с января 2000 года по декабрь 2007 года, который по мнению истца подлежал учету в размере реальной стоимости продовольственного пайка. Первоначально судебная коллегия отменила вынесенное по делу решение и направила дело на новое рассмотрение, в связи с необоснованностью выводов суда относительно расчета подлежащей взысканию суммы.

При повторном рассмотрении дела судом кассационной инстанции решение было отменено в части удовлетворения иска М. о взыскании с военного комиссариата Амурской области недополученной пенсии с учетом стоимости продовольственного пайка за период с 01.01.1996 г. по июнь 1996 года (включительно),  с октября 1997 года по февраль 1998 года, с января 2000 года по ноябрь 2000 года. В этой части судебной коллегией было принято новое решение об отказе в удовлетворении указанных исковых требований М.

Отмена решения и отказ в удовлетворении требований были обоснованы тем, что  определением кассационной коллегии ВС РФ от 04 октября 2001 года п.8, пп.«б» п.9, пп.«б» п.14 указанного Постановления № 941 от 22.09.1993 года в части пересмотра пенсий без учета времени увеличения месячной стоимости соответствующего продовольственного пайка, выдаваемого военнослужащим, лицам рядового и начальствующего состава признаны незаконными и недействующими с момента вступления решения суда в законную силу и, следовательно, не подлежащими применению с указанного момента (04 октября 2001 года). В связи с чем, пенсии лицам, проходившим военную службу, за период до 04 октября 2001 года в связи с увеличением месячной стоимости продовольственного пайка не подлежат пересчету.

 

Представляют интерес рассмотренные  судебной коллегии  в  2008 году  два дела по иску пенсионеров –  бывших сотрудников органов внутренних дел, по искам о перерасчете им выслуги лет и пенсии с учетом льготного исчисления выслуги из расчета один год службы в органах внутренних дел в местности, приравненной к  районам Крайнего Севера, (г. Зеи и Зейского района) за два года выслуги лет.

Оба дела рассматривались Благовещенским городским судом, с вынесением решений об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований.

Истцы по данным делам являлись бывшими сотрудниками органов внутренних дел ОВД г.Зея и Зейского района, при выходе их на пенсию начисление пенсии было произведено с учетом выслуги лет из расчета 1 месяц службы за 1,5 месяца выслуги лет. С указанным расчетом выслуги лет они не согласились, сославшись на то, что выслуга должна быть исчислена из расчета один год службы за два года выслуги лет, с учетом ст.64 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденного постановлением Верховного Совета РФ от 23.12.1992 г. № 4202-1, и постановления Совета Министров СССР от 10.11.1967 г. № 1029 «О порядке применения Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26.09.1967 г. «О расширении льгот для лиц, работающих в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера».

Отказ в удовлетворении заявленных требований, поддержанный судебной коллегией, мотивирован тем, что правовые акты, на которые ссылаются истцы не подлежат применению к спорным правоотношениям, поскольку не регулируют порядок назначения  пенсии за выслугу лет.

Пенсионное обеспечение лиц, проходивших службу в органах внутренних дел, в том числе порядок назначения пенсии, а также исчисления выслуги службы, регулируются специальными нормами права, в частности Законом РФ № 4468 – 1 от 12.02.1993 г. «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно – исполнительной системы, и их семей».

Статья 18 указанного закона предусматривает зачет времени прохождения службы в особых условиях в выслугу лет для назначения пенсии в льготном исчислении. При этом закон не регулирует порядок исчисления выслуги лет, а указывает, что данный порядок устанавливается Правительством Российской Федерации.

Выслуга лет в период службы в органах внутренних дел была определена в отношении истцов в льготном исчислении один месяц службы за полтора месяца выслуги лет с учетом положения абз. 9 пп.«г» п.3 постановления Совета Министров - Правительства РФ № 941 от 22.09.1993 г.  «О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсии, компенсаций и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы по контракту или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы и их семьям в Российской Федерации», поскольку Приложением № 1 (раздел II) к данному постановлению Амурская область отнесена к отдаленным местностям Российской Федерации.

С учетом указанного, судебная коллегия согласилась с выводом суда о соответствии  расчета выслуги лет истцов действующему законодательству, регулирующему пенсионное обеспечение сотрудников органов внутренних дел.

 

 

 

 

Пенсии государственным служащим субъектов РФ

и муниципальным служащим.

 

 

В 2008 году судом кассационной инстанции было рассмотрено одно дело по спору о перерасчете размера назначенной пенсии лицу, замещавшему государственную должность области, а также 2 дела по спорам о восстановлении размера пенсий по выслуге лет муниципальных служащих.

Судебной коллегией было рассмотрено дело по иску Ч. о возложении на Министерство социальной защиты населения Амурской области обязанности произвести с 19 июня 2007 года перерасчет размера назначенной ему пенсии за выслугу лет в связи с увеличением размеров денежного вознаграждения лиц, замещающих государственные должности области, о взыскании недополученной пенсии за период с 19 июня 2007 года по 30 ноября 2007 года, о возложении на ответчика обязанности выплачивать ему пенсию за выслугу лет с 01 декабря 2007 года в размере 42 822 рубля, а также о взыскании судебных расходы на оплату услуг представителя.

Коллегия согласилась с решением Благовещенского городского суда об отказе в удовлетворении исковых требований, признав обоснованным вывод суда об отсутствии оснований для проведения перерасчета пенсии за выслугу лет истца, поскольку не было централизованного повышения (перерасчета) денежного вознаграждения лиц, замещающих государственные должности области. Суды пришли к выводу, что внесенные Законом Амурской области от 7.06.2007 года № 346-ОЗ изменения в Закон Амурской области «О государственных должностях Амурской области» от 13.12.2006 года № 260 – ОЗ касались не только коэффициентов денежного вознаграждения, но и наименования государственных должностей Амурской области, структуры исполнительного органа власти Амурской области, и фактически были связаны с образованием Правительства Амурской области. Данным законом по сути были введены новые условия оплаты труда лиц, замещающих государственные должности области, а также установлены новые коэффициенты денежного вознаграждения, то есть указанный закон не повышал размер ранее установленных должностных окладов, что позволило бы определить индекс такового повышения, а регламентирует денежное содержание государственных служащих в соответствии с замещаемыми ими должностями, включение в реестр должностей. При этом изменения денежного содержания коснулось не всех лиц, замещающих государственные должности области.

Президиум Амурского областного суда не согласился с указанным выводом судов первой и кассационной инстанций, отменил постановленные ими судебные постановления, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Президиум не согласился с выводами судов о том, что централизованное повышение денежного содержания означает увеличение денежного содержания не по отдельным, а по всем государственным должностям, признал данные выводы основанными на неправильном толковании норм материального права.

В соответствии с п. 7 ст. 12 Закона Амурской области «О государственных должностях Амурской области» от 13.12.2006 года № 260-ОЗ пенсия за выслугу лет, предусмотренная данной статьей Закона, индексируется или пересчитывается при централизованном повышении (пересчете) размера денежного вознаграждения лиц, замещающих государственные должности области.

Согласно п. 4.1, 4.5 Положения о порядке назначения, выплаты, индексации и перерасчета пенсии за выслугу лет гражданским служащим области и лицам, замещавшим государственные должности области, утвержденного постановлением Губернатора Амурской области от 27.03.2007 года №184, пенсии индексируются при централизованном повышении размеров окладов денежного содержания и (или) иных дополнительных выплат гражданских служащих. При централизованном повышении денежного вознаграждения лиц, замещающих государственные должности области, размер пенсии исчисляется в соответствии с пунктом 3.2 данного Положения исходя из нового размера денежного вознаграждения по соответствующей должности.

Согласно п. 4.2 - 4.5 Положения о порядке назначения, выплаты, индексации и перерасчета пенсии за выслугу лет гражданским служащим области и лицам, замещавшим государственные должности области, индексация пенсии рассчитывается отдельно по каждой должности, при этом используется коэффициент роста денежного содержания по соответствующей должности, определяемый как соотношение денежного содержания по действующему законодательству к денежному содержанию по ранее действовавшему законодательству.

Проанализировав указанные нормы права, президиум пришел к выводу, что индексация происходит при увеличении денежного содержания по соответствующей должности, а не исходя из повышения содержания для всех должностей гражданской службы области. Поскольку увеличение денежного содержания по отдельной должности является основанием для индексации пенсии, такое увеличение также признается централизованным.

При этом, президиум отметил, что аналогичное определение централизованного повышения денежного содержания содержится в федеральном нормативно-правовом акте о выплате пенсии по выслуге лет государственным гражданским служащим Российской Федерации. Согласно пункту 2 Правил индексации пенсий федеральных гражданских служащих, утвержденных Постановлением Правительства  РФ 31.05.05 № 346, в качестве централизованного повышения должностных окладов федеральных государственных служащих рассматривается как общее, так и дифференцированное повышение должностных окладов.

С учетом изложенного президиум нашел выводы судов о том, что повышение окладов денежного содержания по отдельным должностям гражданской службы не относится к централизованному, основанными на неверном толковании норм материального права.

 

Суд кассационной инстанции частично отменил решение Тындинского районного суда по делу по иску Н. к Тындинскому районному Совету народных депутатов и администрации Тындинского района о признании недействующими и подлежащими отмене ст.13, и.2 ст.14 Положения «О пенсии за выслугу лет муниципальным служащим муниципальной службы и лицам, замещавшим муниципальные должности органов местного самоуправления Тындинского района», отмене решения Совета по вопросам муниципальной службы Тындинского района № 16 от 14.04.2006 г., признании неправомерным распространение на нее п.2 ст. 5 указанного Положения, восстановлении доплаты к государственной пенсии муниципального служащего с 01.02.2007 г., взыскании материального и морального вреда, об отмене решения Тындинского районного Совета депутатов от 22.12.2005 г. № 238, об отмене решения Совета по вопросам муниципальной службы Тындинского района от 14.04.2006 г. № 7.

Требования Н. были обоснованы тем, что на основании Положения от 18.03.2003 г. № 264, утвержденного решением районного Совета депутатов, ей была назначена доплата к пенсии по старости за стаж муниципальной службы с 01.01.2005 г. в сумме 6 796 рублей. Новым Положением от 22.12.2005 г. № 238 доплата была отменена, установлена пенсия за выслугу лег, размер которой значительно ниже ранее установленной доплаты. О данном решении ей стало известно из письма главы администрации Тындинского района от 14.04.2006 года. Вновь принятое положение было опубликовано только 07.02.2007 года. Считает, что принятым решением нарушены ее права на социальную защиту.

По делу было вынесено заочное решение, которым требования Н. были удовлетворены частично: решение Совета по вопросам муниципальной службы Тындинского района № 16 от 14.04.2006 г. в отношении Н. было признано незаконным и отменено с момента принятия. Н. с 01.02.2007 г. восстановлена выплата пенсии за выслугу лет  в размере,  установленном до принятия решения Советом по вопросам муниципальной службы Тындинского района. В удовлетворении остальных требований отказано.

Отмена постановленного по делу решения судебной коллегией обоснована  неверным применением судом норм материального права и неправильным их толкованием.

Как следовало из материалов дела, истица до 01 января 2006 года являлась получателем ежемесячной доплаты к государственной (трудовой) пенсии муниципального служащего, назначенной  и выплачиваемой ей на основании Постановления мэра Тындинского района от 16 мая 2003 года № 356 в соответствии с Положением «О порядке установления и выплаты служащим и лицам, замещающим муниципальные должности категории «А» органов местного самоуправления Тындинского района Амурской области», утвержденного решением Тындинского районного Совета депутатов № 264 от 18.03.2003 года. Данный правовой акт был признан утратившим силу Решением Тындинского районного Совета народных депутатов от 22.12.2005 г. № 238, которое было официально опубликовано 06 февраля 2007 года.

Положением «О пенсии за выслугу лет муниципальным служащим муниципальной службы и лицам, замещавшим муниципальные должности органов местного самоуправления Тындинского района», утвержденным 22.12.2005 г. № 238 установлено, что со дня его вступления в законную силу подлежит перерасчету ежемесячная доплата к трудовой пенсии, назначенная в соответствии с Положением «О порядке установления и выплаты служащим и лицам, замещающим муниципальные должности категории «А» органов местного самоуправления». Вместо ранее выплачиваемой доплаты назначается и выплачивается пенсия за выслугу лет муниципальным служащим.

Проанализировав указанные нормы права, судебная коллегия высказала мнение, что после 01 февраля 2007 года не имеется правовых оснований для выплаты истице ежемесячной доплаты к пенсии, назначенной на основании Постановления мэра Тындинского района от 16.05.2003 гола №356 в соответствии с выше указанным Положением, поскольку с 01 февраля 2007 года вступил в силу нормативный акт, устанавливающий основания и порядок выплаты муниципальным служащим пенсии за выслугу лет. При этом коллегией было отмечено, что само по себе признание незаконным решения Совета по вопросам - муниципальной службы Тындинского района Амурской области от 14.04.2006 г. № 16 об установлении нового размера пенсии истице с 01.01.2006 года, не может повлечь автоматического признания за истицей права на получение пенсии за выслугу лет с 01.02.2007 г., так как размер пенсии был установлен не указанным решением, а Положением «О пенсии за выслугу лет муниципальным служащим муниципальной службы и лицам, замещавшим муниципальные должности органов местного самоуправления Тындинского района», утвержденного 22.12.2005 г. № 238 и вступившего в законную силу.

Помимо этого, судебная коллегия отметила, что уменьшение размера выплат в связи с изменением правового регулирования не может рассматриваться как снижающее уровень конституционных гарантий в области пенсионного обеспечения муниципальных служащих. Установление ежемесячных доплат с учетом стажа муниципальной службы к трудовым пенсиям является дополнительной гарантией в области пенсионного обеспечения муниципальных служащих. Такой вопрос относится к ведению органов местного самоуправления, регулируется на местном уровне путем принятия соответствующих актов органов местного самоуправления. Данный вывод вытекает из положений ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в РФ» и ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ».

С учетом изложенного, судебная коллегия признала незаконным решение суда в части восстановления за истицей с 01.02.2007 г. права на получение пенсии за выслугу лет в размере, установленном до принятия решения Советом по вопросам муниципальной службы Тындинского района от 14.04.2006 г., отменила его, приняв по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований.

 

Другим делом, касающимся пенсионных прав муниципальных служащих, рассмотренным судом кассационной инстанции с вынесением определения об отмене постановленного по нему решения и направления дела на новое рассмотрение, является дело по иску З. к Администрации Свободненского района о признании незаконными действий администрации Свободненского района по снижению размера доплаты к трудовой пенсии муниципального служащего, взыскании с Финансового отдела администрации Свободненского района за счет казны муниципального образования недоплаченную ежемесячную доплату к трудовой пенсии с учетом индексации  в размере 215 243 рублей 85 коп.

Исковые требования З. были обоснованы тем, что с 17 марта 2003 года ей назначена доплата к трудовой пенсии в размере 45% месячного денежного содержания лица, замещавшего должность в органах государственной власти района. В нарушение положений решения районного Совета народных депутатов № 13 от 24.01.2003 года  доплата производилась нерегулярно, в июне 2006 года ей стало известно, что с июля 2005 года доплата к её трудовой пенсии исчисляется в размере 15 % от должностного оклада муниципального служащего на основании решения № 31 от 28.06.2005 года, что она считает незаконным и значительно ухудшающим её материальное положение. Расчет доплаты был неправомерно произведен из должностного оклада, а не из месячного содержания служащего. Кроме того, при расчете размера доплаты работниками администрации Свободненского района были допущены и арифметические ошибки.

Решение Свободненского городского суда, удовлетворившее исковые требования З., было отменено судом кассационной инстанции по следующим основаниям.

Оспариваемая доплата к пенсии истице назначена в соответствии с Положением «О порядке установления и выплаты ежемесячной доплаты к трудовой пенсии муниципальным служащим муниципальной службы, лицам замещавшим муниципальные должности категории «А» и лицам, замещавшим должности в органах государственной власти Свободненского района». В период действия данного Положения размер доплаты  к пенсии истице неоднократно пересматривался, в том числе и в сторону уменьшения.  Данное Положение  до 1 января 2008 года имело юридическую силу, как в первоначальной редакции, так и с внесенными в него изменениями, и в установленном законом порядке не было признано недействующим, противоречащим федеральному законодательству.

Судебная коллегия не согласилась с выводом суда о необоснованным снижения в 2005 году размера ежемесячной доплаты к трудовой пенсии истице, которая была назначена  в соответствии с выше указанным Положением. При этом коллегия указала, что само по себе уменьшение размера указанных выплат в связи с изменением правового регулирования не может свидетельствовать о нарушении пенсионных прав истицы, поскольку такое нормативное регулирование не может рассматриваться как снижающее уровень конституционных гарантий в области пенсионного обеспечения. Пенсия за выслугу лет лицам, замещавшим муниципальные должности муниципальной службы, является по своей сути доплатой к трудовой пенсии.

Согласно п.4 ст.7 ФЗ РФ «О государственном пенсионном обеспечении» условия предоставления права на пенсию государственным служащим субъектов РФ и муниципальным служащим определяются законами и иными нормативными правовыми актами субъектов РФ и актами органов местного самоуправления. Данное положение означает, что правовое регулирование дополнительного пенсионного обеспечения указанных категорий служащих полностью отнесено к компетенции субъектов РФ и органов местного самоуправления. Пункт 4 статьи 7 указанного Закона является отсылочной нормой.

В соответствии с Законом Амурской области «О пенсии за выслугу лет  государственным гражданским служащим государственной гражданской службы  области», которое вступило в действие с 1 июля 2005 года, ежемесячные доплаты  муниципальному служащему, подлежащие выплате за счет средств местного бюджета,  устанавливаются правовыми актами муниципального образования.

Истицей оспаривается порядок начисления и размер ежемесячной доплаты к ее пенсии за период июль 2005 - 2007 год. Ранее муниципальным служащим, ушедшим на пенсию по старости, производилась ежемесячная доплата к пенсии по старости (инвалидности), которая по своему целевому назначению выполняла фактически роль  пенсии за выслугу лет, официально не называясь таковой. Указанная доплата являлась по существу пенсией по выслуге лет, которая назначается в дополнение к трудовой пенсии. 

 Ежемесячная доплата к пенсии лицам, замещающим муниципальные должности,  (пенсия за выслугу лет) является дополнительной адресной социальной поддержкой к государственной пенсии и выплачивается из средств бюджета муниципального образования.

 Согласно статьи 31 Бюджетного кодекса Российской Федерации органы местного самоуправления РФ вправе самостоятельно определять направления расходования средств своего бюджета. Поэтому каждый орган местного самоуправления вправе устанавливать социальные гарантии муниципальным служащим и лицам, замещавшим муниципальные должности, с учетом своих финансовых возможностей.

Поскольку финансовыми источниками в этих случаях являлись средства органов местного самоуправления, то условия дополнительного  обеспечения должны были быть экономически гарантированными, в связи с чем они существенно различались в разных субъектах и в разных органах местного самоуправления.

С учетом изложенного, судебная коллегия пришла к выводу, что судом не был определен характер оспариваемой выплаты, источник финансирования, нормативная база, регулирующая вопросы доплат к пенсии муниципальным служащим до 1 января 2008 года.  Коллегия указала, что для правильного рассмотрения дела суду надлежит тщательным образом изучить механизм назначения и порядок выплаты ежемесячных доплат муниципальным служащим в спорный период, основания пересмотра размера доплаты, возможность изменения или отмены ежемесячных выплат органом муниципального образования, полномочия последнего в вопросах социального обеспечения указанных в Положении  «О порядке установления и выплаты ежемесячной доплаты к трудовой пенсии муниципальным служащим муниципальной службы, лицам замещавшим муниципальные должности категории «А» и лицам, замещавшим должности в органах государственной власти Свободненского района» категорий служащих, определить орган, занимавшийся  начислением, перерасчетом и выплатой ежемесячных доплат к трудовым пенсиям.

Помимо этого, коллегия отметила, что судом не определен надлежащим образом статус истицы, к какой категории должностей относится занимаемая ею до ухода на пенсию должность (государственный либо муниципальный служащий).

 Кроме этого, судебная коллегия указала суду на неправильное применение правил действия закона во времени.

 

В процессе изучения кассационной практики нарушений правил подсудности при рассмотрении  дел  выше указанной  категории не выявлено.

 

 

        Обобщение судебной практики подготовила помощник судьи Амурского областного суда Конфедератова В.Г. под руководством судьи Будковой Т.Н.

 

 

 

Судья

Амурского областного суда                                                                                                                                                                      Будкова Т.Н.

опубликовано 25.03.2010 08:58 (МСК), изменено 12.04.2010 03:33 (МСК)