Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обобщение судебной практики по применению судами Амурской области принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации согласно части 4  статьи 15 Конституции Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

Целью  проведения обобщения является анализ судебных постановлений, основанных на нормах международного права, постановлениях  Европейского Суда по правам человека, правильность их применения.

Для проведения обобщения из федеральных судов Амурской области были истребованы копии судебных постановлений, принятых судами по результатам рассмотрения  гражданских дел  с учетом общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации, которые   согласно части 4  статьи 15 Конституции Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. 

Данные представлены 22 районными (городскими) судами области.  Данные не были представлены  Михайловским районным и Шимановским районным судами.  Благовещенский городской суд  представил сведения об отсутствии у них дел, рассмотренных с применением норм международного права. Однако при анализе кассационной практики и практики суда надзорной инстанции Амурского областного суда указанные сведения не подтвердились. С применением норм Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Декларации о свободе политической дискуссии  Благовещенским городским судом были рассмотрены: дело по иску К. к С., ООО «Редакции газеты «Дважды два» о защите чести и достоинства; дело по иску Д., К.  к Ф. о защите чести  и достоинства. По делу по иску К. к сестрам Д. и Л. о признании договора купли-продажи автомобиля от 13.09.2007 недействительным и применении последствий недействительности суд обоснованно учел положения статьи 10 ГК РФ, нормы международного права и пришел к правильному выводу, что со стороны Д., являющейся должником в рамках существующего между ней и истицей правоотношения по исполнению решения суда, имело место злоупотребление правомочием собственника на отчуждение имущества путем заключения мнимой сделки, направленной на исключение возможности обращения взыскания на данное имущество  и его реализации в счет погашения имеющейся перед истицей задолженности[1].

По результатам изучения представленной информации  установлено, что при рассмотрении 89 гражданских дел судами области учтены общепризнанные принципы и применены нормы международного права, международные договоры  Российской Федерации.

Из них Амурским областным судом  в качестве суда первой инстанции  было рассмотрено 17 дел по ходатайствам граждан о признании и принудительном исполнении на территории Российской Федерации решений и постановлений иностранных судов; кассационной инстанцией нормы международного права применены по 9 гражданским  делам;  при рассмотрении дел в порядке надзора  учтена позиция Европейского суда по правам человека  и применены нормы международного права по 13 делам. При рассмотрении Амурским областным судом дел об административных правонарушениях нормы международного права применены по 2 делам.

При рассмотрении дел нормы и принципы международного права не применялись судьями Архаринского  районного суда, Благовещенского районного суда, Бурейского районного суда, Завитинского районного суда, Константиновского районного суда, Мазановского районного суда, Магдагачинского районного суда, Октябрьского районного суда, Райчихинского городского суда, Ромненского районного суда, Свободненского районного суда, Серышевского районного суда, Селемджинского районного суда, Сковородинского районного суда, Тамбовского районного суда.

 

1. Применение международных договоров

Международные договоры Российской Федерации наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются составной частью ее правовой системы (часть 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, часть 1 статьи 5 Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации").

При рассмотрении судом гражданских, уголовных или административных дел непосредственно применяется такой международный договор Российской Федерации, который вступил в силу и стал обязательным для Российской Федерации и положения которого не требуют издания внутригосударственных актов для их применения и способны порождать права и обязанности для субъектов национального права (часть 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, части 1 и 3 статьи 5 Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации", часть 2 статьи 7 ГК РФ).

  При рассмотрении по первой инстанции  дела  по ходатайству Л. о признании и разрешении принудительного исполнения на территории РФ решения Видземского предместья г. Риги о взыскании денежных средств с Д. Амурским областным судом  применены абз. 1 ст. 50, ст. 52, ст. 54 Договора о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам», заключенного между Российской Федерацией и Латвийской Республикой 3 февраля 1993 года. 

При осуществлении правосудия суды должны иметь в виду, что по смыслу части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, статей 369, 379, части 5 статьи 415 УПК РФ, статей 330, 362 - 364 ГПК РФ неправильное применение судом общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации может являться основанием к отмене или изменению судебного акта. Неправильное применение нормы международного права может иметь место в случаях, когда судом не была применена норма международного права, подлежащая применению, или, напротив, суд применил норму международного права, которая не подлежала применению, либо когда судом было дано неправильное толкование нормы международного права.

Согласно пункту "b" части 3 статьи 31 Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 года при толковании международного договора наряду с его контекстом должна учитываться последующая практика применения договора, которая устанавливает соглашение участников относительно его толкования.

Постановлением президиума Амурского областного суда от 6 октября 2008 года были отменены решение Тындинского районного суда и кассационное определение, принятые  по делу по иску П. к редакции газеты и М. о защите чести, достоинства и деловой репутации. 

  При рассмотрении дела  было установлено, что истица является  председателем ревизионной комиссии и кандидатом в мэры города, т.е. является лицом публичным.  На основании этого, суды первой и кассационной инстанции пришли к выводу о том, что пределы критики в адрес П. гораздо шире, чем  для обычных граждан, применив при этом ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 3 и ст. 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ, принятой 12 февраля 2004 года на 872-м заседании Комитета Министров Совета Европы, а также, а также учли  позицию    Европейского Суда по правам человека,  изложенную  в решении по делу по Лингенс против Австрии от 8.07.1986, в решении по делу Обершлик против Австрии от 23.05.1991, в решении по делу Хейдисайд против Великобритании от 07.12.1976г.,  решении по делу Де Хаэс и Гийселс против Бельгии от 24.02.1997, в решении по делу Йерсилд против Дании от 23.09.1994.

 Президиум указал, что действительно известные среди населения должностные лица должны терпимее относиться к критике  и в целом  их возможности по защите путем предъявления исков  о защите чести, достоинства ограничены требованиями плюрализма (решение по делу Обершлик против Австрии от 23.05.1991.).  Между тем, что согласно позиции Европейского суда по правам человека, изложенной в решении по жалобе  Ломакина против Российской Федерации, публичный деятель не может быть лишен права на судебную защиту от несправедливых обвинений, не имеющих фактического оправдания.[2]

 

2. Применение Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Конвенция о защите прав человека и основных свобод обладает собственным механизмом, который включает обязательную юрисдикцию Европейского Суда по правам человека и систематический контроль за выполнением постановлений Суда со стороны Комитета министров Совета Европы. В силу пункта 1 статьи 46 Конвенции эти постановления в отношении Российской Федерации, принятые окончательно, являются обязательными для всех органов государственной власти Российской Федерации, в том числе и для судов.

Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее по тексту Конвенция) признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении Российской Федерации (статья 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней"). Поэтому применение судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Решением Белогорского районного суда от 1 июня 2008 года были удовлетворены требования Ш. к Минфину РФ в лице УФК по Амурской области  о взыскании материального и морального вреда, причиненного незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности и незаконным применением меры пресечения. В пользу истца взысканы денежные средства в счет компенсации морального вреда и судебные расходы. Судом кассационной инстанции  решение оставлено без изменения.

Определением судьи дело вместе с надзорным представлением прокурора области и надзорной жалобой УФК было передано в президиум Амурского областного суда. По результатам  рассмотрения состоявшиеся по делу судебные постановления  были оставлены без изменения.

Доводы инициаторов надзорного производства сводились к тому, что суды первой и кассационной инстанций не учли ряд обстоятельств, имеющих значение для дела, указывали на отсутствие в деле доказательств, подтверждающих причинно – следственную связь между содержанием  в следственном изоляторе  в неудовлетворительных условиях и обострением у истца хронического заболевания и т.д.

Судом надзорной инстанции установлено, что Ш. понес физические и нравственные страдания в связи с нахождением под стражей с 7.12.2004 по 6.12.2006, связанные в том числе с ухудшением состояния здоровья, обострением хронического заболевания - бронхита, последующего диагностирования туберкулеза.

На основании статей 151, 1099, 1101 ГК РФ, с учетом требований разумности и справедливости судом первой инстанции определен размер компенсации морального вреда подлежащего выплате Ш.

Оставляя без изменения состоявшиеся по делу судебные постановления, президиум применил положения Федерального закона от 30 марта 1998 года № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней» и позицию постановления Европейского суда по правам человека, изложенную в пункте 52 решения по делу «Рябых против России» от 24 июля 2003 года.

Президиумом также была учтена и позиция Европейского Суда по правам человека в постановлениях, касающихся производства в порядке надзора по гражданским делам в Российской Федерации, согласно которой ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного и вступившего в законную силу постановления только в целях проведения повторного слушания и получения нового постановления. Одна лишь возможность наличия двух точек зрения по одному и тому же вопросу не может являться основанием для пересмотра. Иной подход приводил бы к несоразмерному ограничению принципа правовой определенности.

С учетом приведенных норм международного права и прецедентной практики ЕСПЧ, пересмотр в порядке надзора вступивших в законную силу судебных постановлений по делу Ш. противоречил бы положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод[3].

Аналогичные нормы были  приведены судьями Амурского областного суда и в определении от 14.07.2008, принятого по результатам рассмотрения  дела по иску С. к Минфину РФ в лице УФК по Амурской области о взыскании задолженности по выплате ежемесячных платежей и возложении обязанности выплачивать ежемесячно утраченный заработок с последующей  компенсацией[4], в также в определении от 26.06.2008 по результатам рассмотрения в порядке надзора дела по иску К. о признании несчастного случая, повлекшего смерть человека, травмой, связанной с производством[5].

Статус Конвенции, ее применение и толкование Европейским судом по правам человека  учитываются при рассмотрении гражданских дел федеральными  судами Амурской области.

  В соответствии с ч.1 ст. 5 Конвенции каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом.

Приведенная норма международного права была применена президиумом Амурского областного суда  при рассмотрении дела по иску М. к казне РФ в лице Минфина РФ о  компенсации морального вреда, причиненного незаконным привлечением к административной ответственности.

Спор заключался в том, что постановлением  мирового судьи за совершение  административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 173 КоАП РФ, истец был подвергнут наказанию в виде  административного ареста на срок двое суток. Данным постановлением он был признан виновным в неуважение  к суду, выраженного им  в судебном заседании Арбитражного суда Амурской области, в котором он участвовал в качестве представителя юридического лица.  По результатам рассмотрения дела в порядке ст. 30.11 КоАП РФ постановление мирового судьи было отменено, производство по делу прекращено в связи с отсутствием состава административного правонарушения. Указав, что незаконное лишение свободы сроком на двое суток причинило ему нравственные переживания, опорочило его профессиональную репутацию, просил суд взыскать  в его пользу 200 000 рублей.

Требования были удовлетворены судом, в пользу истца взыскана компенсация морального вреда в размере 10 000 рублей.

Применив к спорным правоотношениям ч. 1 ст. 5 Конвенции, президиум  указал, что незаконное лишение истца свободы является существенным нарушением его права на свободы передвижения и выбор места жительства. Поскольку при определении размера компенсации морального вреда суды не учли, что истец является юристом, занимается представлением интересов граждан  и организаций в судах, дорожит своей профессиональной репутацией, а наказание в виде административного ареста причинило ему значительные нравственные переживания, привело к срыву судебных заседаний, в которых он должен был принять участие, президиум принял новое решение и взыскал в пользу М. 50 000 рублей[6].

Часть 5 статьи 5 Конвенции указывает, что каждый, кто стал жертвой ареста или заключения под стражу в нарушение положений настоящей статьи, имеет право на компенсацию.

Даная норма международного права была применена Белогорским районным судом при рассмотрении дела по иску Ш. к Минфину РФ в лице УФК по Амурской области  о взыскании материального и морального вреда, причиненного незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности и незаконным применением меры пресечения (обстоятельства дела приведены на листе 4 настоящего Обобщения). При определении размера компенсации морального вреда  судом  принято во внимание, что незаконным уголовным преследованием и содержанием под стражей в течение двух лет были ограничены права Ш. на свободу, личную жизнь, личную неприкосновенность, свободу передвижения. Условия содержания в следственном изоляторе сопряжены с нахождением в одной камере небольшой по размерам площади значительного количества заключенных, разных по возрасту и взглядам на жизнь, постоянным освещением, непродолжительностью пребывания на свежем воздухе во время прогулок, осуществлением за следственными арестованными постоянного надзора со стороны сотрудников администрации СИЗО, в частности, систематическими обысками помещений, а также личными досмотрами, ежедневными проверками, необходимостью соблюдения установленного режима содержания в СИЗО, а также иными бытовыми и психологическими неудобствами. Данные обстоятельства в сочетании с длительностью срока содержания заявителя Ш. под стражей, безусловно, отрицательно сказались как на его физическом здоровье, так   и на его психологическом состоянии. Кроме того, с момента задержания по подозрению в совершении преступления предусмотренного ст.111 ч.4 УКРФ и предъявления обвинения, Ш. не признавал вину, дважды по его кассационным жалобам судом вышестоящей инстанции отменялись вынесенные в отношении него обвинительные приговоры. Исходя из приведенных обстоятельств, суд пришел к выводу, что длительность содержания под стражей, судебные разбирательства, заканчивавшиеся дважды постановлением обвинительного приговора и назначением длительных сроков наказания, незаконное обвинение в совершение особо тяжкого преступления, вызывали у истца чувство отчаяния, неопределенности и тревоги, подрывали его веру в справедливый исход дела.  В связи с предъявленным обвинением он остался без семьи  и жилья, не имея паспорта и медицинского полиса  не мог своевременно обратиться за медицинской помощью. Решением суда в пользу Ш. взыскана компенсация морального вреда в размере 700 000 рублей[7].

В соответствии со ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый имеет право на разбирательство его дела независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Свободненским городским судом 4 мая 2007 года Р. освобожден от  уплаты государственной пошлины при рассмотрении гражданского дела по его иску к П. о взыскании суммы долга по договорам займа.  При разрешении вопроса суд руководствовался нормами Налогового кодекса РФ, а также ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также позицией Европейского суда по правам человека, изложенной в постановлении от 29 июля 1998 года по делу «Омар против Франции». Позиция Европейского суда по правам человека заключается в том, что условия доступа к правосудию не могут ограничивать право на суд до такой степени, что сама его сущность оказывается затронутой, и будут соответствовать пункту 1 статьи 6 при условии, что они имеют законную цель и что существует разумная соразмерность между используемыми средствами и поставленной целью. Конвенция имеет целью защиту не теоретических или иллюзорных, и конкретных и действительных прав[8].

Согласно п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ  №5 от 10 октября 2003 года «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» при осуществлении судопроизводства суды должны принимать во внимание, что в силу пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый имеет право на судебное разбирательство в разумные сроки. Сроки судебного разбирательства по гражданским делам в смысле пункта 1 статьи 6 Конвенции начинают исчисляться со времени поступления искового заявления, а заканчиваются в момент исполнения судебного акта.

В Свободненский городской суд обратилась Т. с заявлением о рассрочке исполнения решения суда от 10.01.2007 по делу по иску Ч. К ней о  взыскании суммы неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами. В обоснование требований указала, что решением суда с не взысканы денежные средства в размере 260803,87 рублей, которые она не имеет возможности выплатить истице.

При рассмотрении вопроса суд счел необходимым принять во внимание п. 1 ст. 6 Конвенции, п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ №5 от 10 октября 2003 года и принципы гражданского процессуального законодательства, согласно которым рассрочка исполнения решения суда должна отвечать требованиям справедливости, быть адекватной и не затрагивать существо конституционных прав участников  исполнительного производства.    

Установив, что с апреля 2007 года  и по 2 декабрь 2008 года (день вынесения судом решения)   долг в пользу Ч. не погашался,  а основания для предоставления рассрочки должны носить исключительный характер,  суд счел требования Т. необоснованными и отказал в удовлетворении заявления[9]. 

Положения пункта 1 ст. 6 Конвенции  применяются Амурским областным судом при отмене судебных постановлений нижестоящих судов по делам, поступающим на рассмотрение в суд кассационной и надзорной инстанций.

Например, постановлением президиума Амурского областного суда от 14.07.2008 года  были отменены решения  Ивановского районного суда и кассационное определение, принятые по результатам рассмотрения дела по заявлению Я. об изменении способа  исполнения решения суда, которым на ответчика возложена обязанность произвести капитальный ремонт жилого помещения. Президиум указал, что при разрешении вопроса суд не  учел положения ч. 1 ст. 6 ФКЗ «О судебной системе РФ» об общеобязательной силе  вступившего в законную силу решения суда, ст. 2 Международного пакта о гражданских и политических правах, п. 1 ст. 6 Конвенции   не разрешил вопрос необходимости изменения способа исполнения решения суда, которое не исполнялось длительное время.  

 Толкование приведенных норм международного права приведено президиумом с  учетом позиции Европейского суда по правам человека, изложенной  в постановлении от 19.03.97 по делу Хорнсби против  Греции, по делу Бурдов против РФ, постановлении от 18.11.04 по делу Вассерман против РФ[10].

Согласно ч. 1 ст. 8 Конвенции каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

Применение данной нормы права, обоснованно позицией  Европейского суда по правам человека, изложенной в постановлении от 18.11.2004 (№58255/00), при рассмотрении Свободненским городским судом дела по иску Л. к бывшему супругу У. о признании его утратившим право пользования жилым помещением, было обусловлено  необходимостью сохранения за  бывшим членом семьи  нанимателя  права пользования спорным жилым помещением[11].  

При рассмотрении дел по искам граждан о защите чести, достоинства и деловой репутации судами Амурской области применяется ст. 10 Конвенции о свободе выражения мнения.

  Например, в решении Свободненского городского суда по делу по иску Ф. к Р., С., редакции газеты суд со ссылкой на  ст. 3 и ст. 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ и позицию Европейского суда по правам человека, высказанную по делу № 23472/03 от 21.07.2005, указал, что свобода выражения мнения представляет собой один из принципов демократического общества и одной из основополагающих условий его развития, а также реализации способностей и возможностей каждого человека. В рамках п. 2 ст. 10 Конвенции существует малозначительная возможность  наложения ограничений на  политические выступления и дебаты по вопросам, представляющим общественный интерес. Более того, границы допустимой критики в отношении государственного служащего  (а как  представляется, депутата), осуществляющего  свои властные полномочия, могут быть  шире, чем пределы критики  в отношении частного лица, поскольку первый неизбежно   и сознательно открывает себя для тщательного наблюдения за каждым своим словом и поступком со стороны журналистов и большей части общества и, следовательно, он должен проявлять большую степень терпимости. Безусловно, политический деятель  имеет право на защиту собственной репутации  даже тогда, когда он не действует в своих личных интересах, однако интересы защиты  репутации должны  становиться в сравнение с интересами открытой дискуссии по политическим вопросам.             

По делу было установлено, что  автором статей  было высказано оценочное мнение по поводу  размещенных руководителем муниципального учреждения Ф. в здании бани игровых автоматов, распространенные средством массовой информации факты в отношении действий Ф. признаны соответствующими действительности. Основываясь на приведенных  нормах международного права, суд отказал в удовлетворении требований[12].

 

3. Применение норм международного права при рассмотрении гражданских дел в отношении несовершеннолетних

Согласно ст. 5 Декларации о социальных и правовых принципах, касающихся защиты  и благополучия детей, особенно при передаче детей на воспитание и их усыновлении на национальном и международном уровнях, провозглашенной  Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 3 декабря 1986 № 41/85, при рассмотрении всех вопросов, касающихся передачи ребенка для заботы не его собственным родителям, главным соображением должно быть наилучшее обеспечение интересов ребенка, и в особенности  его потребность в любви и право на обеспеченность и постоянную заботу.  

Декларацией прав ребенка, провозглашенной Резолюцией 1386 (XIV) Генеральной Ассамблеи ООН  от 20 ноября 1959 года, установлено, что ребенку законом и другими средствами должна быть обеспечена социальная защита  и предоставлены возможности и благоприятные условия, которые позволяли бы ему развиваться физически, умственно, нравственно, духовно и в социальном отношении здоровым и нормальным путем  и в условиях свободы и достоинства (Принцип 2). Ребенок должен пользоваться  благами социального обеспечения. Ему должно принадлежать право на здоровый рост и развитие. Ребенку должно принадлежать право на надлежащее питание,  жилище, развлечения и медицинское обслуживание (Принцип 4). Ребенку, который является неполноценным в физическом, психическом или социальном отношении, должны обеспечиваться специальные режим, образование и забота, необходимые ввиду его особого состояния (Принцип 5).   

Приведенные нормы международного права были применены Свободненским городским судом при рассмотрении дела по иску М. к ГУ «Свободненский социальный приют  для детей» об определении порядка общения с ребенком.

Судом установлено, что жилищно-бытовые условия препятствуют нахождению там ребенка. Кроме того, психолого-медико-педагогической комиссией  сделано заключение о том, что ребенку требуется специальный режим воспитания, образования и ухода. На указанных основаниях М. отказано в удовлетворении иска[13]. 

Согласно ст. 3 Конвенции о правах ребенка от 20 ноября 1989 года, во всех действиях в отношении детей, независимо от того,  предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или государственными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка. Государства – участники обязуются  обеспечить такую защиту и заботу, которые необходимы для его благополучия, принимая во внимание права и обязанности его родителей, опекунов или других лиц, несущих за него ответственность по закону, и этой целью  принимают все соответствующие законодательные  и административные меры.

На основании принципа 9 Декларации прав ребенка ребенок должен быть защищен от всех форм небрежного отношения, жестокости и эксплуатации.

При рассмотрении дела по иску Х.  к Управлению образования  о восстановлении в родительских правах, судом установлено, что истица решением суда от 18.07.2007 была лишена родительских прав, существенно не изменила  в лучшую сторону свое поведение, образ жизни и отношение к воспитанию детей. Х. в достаточной мере не создала необходимых условий для содержания и воспитания детей, ее материальное положение не позволяет ей их содержать. При указанных обстоятельствах и с учетом положений норм международного права суд, в интересах детей, отказал Х. в удовлетворении заявленного иска[14].

В абзаце 6 преамбулы Конвенции  о  правах ребенка провозглашено, что ребенку для полного и гармоничного развития его личности необходимо расти в семейном окружении, в атмосфере счастья, любви и понимания.  

Данная норма международного права была применена Зейским районным судом при рассмотрении иска А.А. к А.Е. об определении места жительства несовершеннолетнего А.В. Судом  установлено, что жилищно – бытовые  и материальные условия обеих сторон спора являются удовлетворительными. Однако,  по заключению психолога по результатам беседы с ребенком, ребенок больше привязан к отцу, желает с ним проживать, ребенок не выявляет маму как значимую и авторитетную личность в своей семье. Психологом отмечено, что  у ребенка выявляются невротические реакции вследствие страха, психологической травмы, которая является следствием применения матерью мер наказания.

Решением суда место жительства ребенка определено с отцом[15].

Согласно ст. 9 Конвенции о правах ребенка ребенок не должен разлучаться со  своими родителями вопреки их желанию, кроме отдельных случаев, когда такие решения принимаются судом в интересах ребенка. Исключительной мерой и одновременно высшей мерой семейно-правовой ответственности за виновное невыполнение родительского долга является лишение  родителей родительских прав.

Приведенная норма материального права принимается судами Амурской области при рассмотрении дел о лишении родительских прав. Так, например,  Белогорским районным судом в 2008 году было рассмотрено 10 гражданских дел с применением статьи 9 Конвенции о правах ребенка.

С учетом обстоятельств дел и принимая во внимание возраст и развитие ребенка с целью выяснения его  мнения    по вопросу лишения родителей ребенка родительских прав суды руководствуются ст.12 Конвенции о правах ребенка, которая предусматривает право ребенка свободно выражать свое мнение.  

Так, при рассмотрении  иска прокурора Ивановского района к К.Н., К.  о лишении ее родительских прав, судом  в присутствии педагога была опрошена  несовершеннолетняя К.М.., 06.05.1994 г. рождения, которая пояснила, что проживает в приюте в с. Березовка, в приюте ей нравится, но она хочет проживать с родителями в с. Успеновка. С родителями она общается по телефону, звонит им регулярно, она не желает, чтобы ее родителей лишали родительских прав.

Решением Ивановского районного суда  в удовлетворении иска отказано. К.Н. и К.  предупреждены о необходимости  изменения своего отношения к воспитанию несовершеннолетней К.М.[16]

В соответствии со ст. 18 и ст. 27 Конвенции о правах ребенка государства – участники предпринимают все возможные усилия к тому, чтобы обеспечить признание принципа общей и одинаковой ответственности обоих родителей за воспитание и развитие ребенка. Родители несут основную ответственность за воспитание и развитие ребенка. Наилучшие интересы ребенка являются предметом их основной заботы. Государства – участники признают право каждого ребенка на уровень жизни, необходимый  для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития ребенка. Родители несут основную ответственность за обеспечение в пределах своих способностей  и финансовых возможностей условий жизни, необходимых для развития ребенка.

На основании норм действующего российского законодательства и приведенных норм  международного   права Свободненским городским судом была лишена родительских прав С. и Е. Судом установлено, что несовершеннолетний М., 14.10.2004 года рождения, 3 ноября 2007 года был найден на улице без взрослых и  сотрудником милиции был доставлен в детское отделение больницы. При поступлении ребенок был в грязной одежде, неухожен,  находился в состоянии истощения вплоть до рассмотрения дела в суде. Ребенок навещался родителями 4 раза, при посещении ребенка родители находились в нетрезвом состоянии.  Проанализировав все  доказательства, суд пришел  к выводу о том, что С. и Е. злостно уклоняются от воспитания своего ребенка, не проявляют повседневной  заботы о его развитии, здоровье, об удовлетворении его повседневных потребностей, не обеспечивают ему постоянный надзор и уход, элементарные жилищно – бытовые условия.

Решением суда С. и Е. лишены родительских прав[17].

 

4. Применение иных норм международного права

Амурским областным судом при рассмотрении ходатайств граждан о признании и принудительном исполнении на территории Российской Федерации решений иностранных судов  о взыскании с граждан, проживающих на территории Амурской области, алиментов на содержание несовершеннолетних детей,  применяются положения  статей 50 - 55 Конвенции «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам».  По ходатайствам органов соцобеспечения  иностранных государств  о признании и исполнении на территории Российской Федерации решений иностранных судов  о взыскании с граждан, проживающих на территории Амурской области,  денежных средств на содержание  ребенка, находящегося на государственном обеспечении,   наряду с нормами Конвенции «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам»  применяется и ст. 5 Соглашения  стран СНГ «О гарантиях прав граждан в области выплаты социальных пособий, компенсационных выплат  семьям с детьми и алиментов». 

При рассмотрении дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 18.8 КоАП РФ в отношении гражданина КНР, судьей Амурского областного суда  была применена ст. 8 Всеобщей декларации прав человека от 10.12.1948 года[18].

         Часть 3 статьи 13 Конвенции о дорожном движении была применена судьей Свободненского городского суда при рассмотрении жалобы К. на постановление мирового судьи, которым она была признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ (выезд на сторону дороги, предназначенную для встречного движения).  Согласно ч. 1 ст. 13 Конвенции о дорожном движении  водитель транспортного  средства должен при любых обстоятельствах   сохранять  контроль за своим транспортным средством, с тем чтобы соблюдать необходимую осторожность и быть всегда в состоянии осуществлять любые маневры, которые ему надлежит выполнить. Он должен при изменении скорости  движения транспортного средства постоянно учитывать  обстоятельства, в частности рельеф местности, состояние дороги и транспортного средства, его нагрузку, атмосферные условия и интенсивность движения, чтобы быть в состоянии остановить транспортное средство в конкретных условиях видимости в направлении движения, а также перед любым препятствием, которое водитель в состоянии предвидеть. Он должен снижать скорость и в случае необходимости останавливаться всякий раз, когда того требуют обстоятельства.

При рассмотрении жалобы постановление мирового судьи в отношении К. было оставлено без изменения[19].  

Белогорским городским судом при рассмотрении дела по иску С. к Минфину РФ в лице Управления Федерального казначейства по Амурской области ежемесячных выплат утраченного заработка в результате увечья и выплаты задолженности была применена  ст. 25 Всеобщей Декларации прав человека, согласно которой  каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживания, который  необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи, и право на обеспечение  в случае безработицы, болезни, инвалидности, вдовства, наступления старости или иного случая утраты средств к существованию  по не зависящим от него обстоятельствам.

         Судом установлено, что  в апреле 1995 года в результате ДТП истице была причинена травма и установлена вторая группа инвалидности. Решением суда от 14.05.1998  виновным в ДТП признан водитель МУП «Белогорское пассажирское автотранспортное предприятие». Решением Арбитражного суда Амурской области от 07.05.2007 данное предприятие признано банкротом. Применив наряду с нормами российского законодательства статью 25 Всеобщей Декларации прав человека, суд удовлетворил требования истицы[20].    

  При рассмотрении споров по искам граждан к Государственному учреждению  - Управлению Пенсионного Фонда РФ в г. Свободном об оспаривании  решения об отказе в назначении трудовой пенсии  на льготных основаниях, судом применяется  ст. 6.9 Международного пакта об экономических , социальных и культурных правах, которой утверждается открытость перечня прав и свобод человека и гражданина, в том числе право на социальное обеспечение, возможность присоединения новых прав к уже провозглашенным.

Руководствуясь позицией Конституционного Суда РФ, изложенной в постановлении от 29 января 2004 года, Свободненский городской суд указывает, что ранее приобретенные права истцов должны быть сохранены и при исчислении стажа, дающего право на досрочное назначение пенсии по старости,  следует руководствоваться законодательством,   действовавшим в спорный период.

Таким образом, например, истице М. в стаж были включены периоды нахождения ее в отпуске по уходу за ребенком и периоды нахождения на курсах повышения квалификации[21]. 

 

 

ВЫВОДЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЕ

 

1. Предложить судам Амурской области ежегодно проводить обобщения судебной практики по применению  судами Амурской области принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации и направлять в Амурский областной суд соответствующие справки и копии судебных постановлений.

2. При применении норм международного права учитывать позицию Европейского суда по правам человека с целью исключить неправильное их толкование и применение.

3. Обобщение направить председателю Амурского областного суда, в Управление Судебного департамента по Амурской области для направления во все федеральные  суды Амурской области, в Российскую академию правосудия. 

 

 

 

 

Председатель судебной коллегии

по    гражданским    делам

Амурского   областного суда                                                                                                                                                    Н.А. Бороденко

 



[1] Кассационное определение № 33-1824/08  от 27 августа 2008 года

[2] Постановление президиума Амурского областного суда №44-г-158/08 от 6 октября 2008 года

[3] Постановление президиума Амурского областного суда №44-г-174/08 от 17 ноября 2008 года

[4] Определение об отказе в передаче дела для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции №   4-г-   /08  от

[5] Определение об отказе в передаче дела для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции № 4-г-    /08   от

[6] Постановление президиума Амурского областного суда №44-г-143/08 от 18 августа 2008 года

[7] Решение Белогорского районного суда от 11 июня 2008 года

[8] Определение Свободненского городского суда от 4 мая 2007 года

[9] Определение Свободненского городского суда от 2 декабря 2008 года

[10] Постановление Президиума Амурского областного суда №44-г- 128/08 от 14 июля 2008 года

[11] Решение Свободненского городского суда № 2 – 145/07 от 13 марта 2007 года

[12] Решение Свободненского городского суда от 4 июня 2007 года

[13] Решение Свободненского городского суда от 14 декабря 2007 года

[14] Решение Свободненского городского суда  от 1 октября 2008 года

[15] Решение Зейского районного суда от 15 октября 2007 года

[16] Решение Ивановского районного суда от 6 февраля 2008 года

[17] Решение Свободненского городского суда от 8 февраля 2008 года

[18] Решение Амурского областного суда от  

[19] Решение  Свободненского городского суда от 21 февраля 2008 года по жалобе на постановление по делу об административном правонарушении

[20] Решение Белогорского городского суда от 1 февраля 2008 года

[21] Решение Свободненского городского суда от 14 февраля 2007 года

опубликовано 25.03.2010 08:58 (МСК)