Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обзор судебной практики рассмотрения судами Амурской области дел, связанных с наследством.

Изучение судебной практики данной категории дел, рассмотренных судами области в 2007 году, проведено по материалам кассационной практики.

В соответствии со ст. 1 Федерального закона «О введении в действие Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее «вводный закон») часть третья ГК РФ введена в действие с 1 марта 2002 г. и  применяется к гражданским правоотношениям, возникшим после введения её в действие. По гражданским правоотношениям, возникшим до введения в действие ч.3 Кодекса, раздел 5 «Наследственное право» применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после  введения её в действие (ст.5).

Действие закона во времени в отношении круга наследников и срока принятия наследства регулируется  ст.6 вводного закона.

Анализ кассационных определений показал следующее.

В кассационной инстанции за 2007 год  проверено 41 дело (в 2006 г. было 53):  с кассационными жалобами 36, с частными – 4. Помимо этого  по кассационной жалобе нотариуса было проверено решение суда о лишении права заниматься нотариальной деятельностью.

22   решения судов первой инстанции оставлены без изменения (в 2006 г. – 17), 14 (было 13) решений отменены, принято 4 (было 3) новых решения,  по 2-м решениям  дополнена резолютивная часть.

По исковым требованиям:

  • О признании недостойным наследником постановлено – 4  решения ( было 1).
  • О признании недействительным свидетельства о праве на наследство – 15 (19);
  • О признании завещания недействительным –  7 (13 ); Из них было оспорено 4 завещания, удостоверенные сельскими администрациями.
  • О продлении срока для принятия наследства – 8 (2).
  • О разделе наследственного имущества – 2 (1).
  • О признании нетрудоспособными иждивенцами - 4 ( по данным 2006 г. такие дела не являлись предметом проверки судебной коллегии).

Два решения постановлены по жалобам на действия нотариуса.

 

Усматривается увеличение исков о восстановлении срока для принятия наследства, о признании наследника недостойным, появились дела по искам о признании иждивенцем.

 

 

                        О сроке для принятия наследства.

 

Разрешая требование по существу, суд  исходит из положений, заложенных в ст. 547 ГК РСФСР,  ст. 1155 ГК РФ, согласно которых срок для принятия наследства, установленный ст. 546 ГК РСФСР, ст. 1154 ГК РФ, может быть продлен судом, если он признает причины пропуска срока уважительными. Наследство может быть принято после истечения срока и без обращения в суд при условии согласия на это всех остальных наследников, принявших наследство.

В свете положений ст. 1155 ГК РФ при признании наследника принявшим наследство суд определяет доли всех наследников в наследственном имуществе и при необходимости определяет меры по защите прав нового наследника на получение причитающейся ему доли наследства (п.3 настоящей статьи). Ранее выданные свидетельства о праве на наследство признаются судом недействительными.

Таким образом, к участию в деле должны быть привлечены в качестве ответчиков наследники, принявшие наследство.

 

Дела данной категории рассмотрены  во всех случаях в исковом производстве, что является правильным. Однако, три решения из восьми отменены и дело направлено на новое рассмотрение.

1.  При этом дважды отменены решения Благовещенского городского суда по иску супругов Гудым к Ульяновой о восстановлении срока для принятия наследства после сына истцов Николая, умершего в 2003 г.

Первое решение от 31 мая 2007 г. отменено судебной коллегией в связи с его несоответствием положениям ст. 198 ГПК РФ. Судом дана оценка причине пропуска истцами срока принятия наследства, однако, не учтено и не исследовано имеющее значение для правильного разрешения спора иное указанное истцами обстоятельство – о фактическом  принятии ими наследства в течение 6 месячного срока после смерти сына, о чем они заявляли в суде первой инстанции.

Согласно ст. 1152 ГК РФ для приобретения наследства наследник должен его принять. В соответствии со ст. 1153 ГК РФ принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом должностному лицу заявления о принятии наследства либо о выдаче свидетельства о праве на наследство, либо совершением действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства.

Утверждение истцов о фактическом принятии наследства, которое не оспаривалось представителем ответчицы, было судом проигнорировано, ему не была дана правовая оценка, что повлекло неправильное разрешение спора.

Суду было рекомендовано при новом рассмотрении дела распределить между сторонами предоставление доказательств, в полном объеме установить имеющие для дела обстоятельства.

Однако при повторном рассмотрении дела суд вновь вынес решение, которое судебная коллегия также отменила и дело  направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Судебная коллегия указала следующее.

Статья 1153 ГК РФ устанавливает два способа принятия наследства

В соответствии с п.1 данной статьи принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство.

В соответствии с п.2 этой статьи  признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности если он произвел действия, перечисленные в данном пункте статьи. Указанная норма права не содержит указание на то, что перечень действий является исчерпывающим. Из этого следует, что наследник может совершить любые действия, свидетельствующие о том, что он относится к наследственной вещи, как к своей. Характер этих действий позволяет прийти к выводу о выражении воли наследника на приобретение наследственного имущества. Воля должна быть не предполагаемой, а очевидной. Поэтому  законодатель устанавливает презумпцию фактического принятия наследства ( «Право на принятие наследства» М.Ю. Рассказова).

 

           Судом исследованы доводы сторон, применен названный материальный закон, однако судебная коллегия не может согласиться с его толкованием. Суд сделал вывод о том, что истцы не представили доказательств в подтверждение введения их в заблуждение ответчицей, что они фактически вступили во владение наследственным имуществом. При этом усматривается, что судом ошибочно бремя предоставления доказательств возложено только на истцов, в то время как, исходя из презумпции фактического принятия наследства, вытекающей из п.2 ст. 1153 ГК  РФ ( «пока не доказано иное») бремя предоставления доказательств не принятия ими наследства должно быть возложено на ответчицу. Это в свою очередь повлекло выводы суда о том, что истцы не предоставили доказательства в подтверждение своих доводов, в то время, как вывод должен сводиться к тому, предоставила ли ответчица доказательства в подтверждение доводов о непринятии истцами наследственного имущества в установленный законом срок.

Суд, установив, что  истцы в 2003- 2004 г. хранили в гараже картошку, в связи с неправильным распределением бремени предоставления доказательств сделал  вывод  о том, что сам по себе факт хранения картошки в наследственном гараже не свидетельствует о пользовании истцами данным гаражом.

По указанной причине судебная коллегия не находит вывод правильным и соответствующим материалам дела.

В связи с тем, что бремя предоставления доказательств судом распределено неправильно, судебная коллегия не имеет возможности переоценить обстоятельства по делу. Доводы кассационной жалобы судебная коллегия нашла  заслуживающим внимания.

 

          Кроме того, в материалах дела отсутствует свидетельство о рождении наследодателя, а, следовательно, отсутствуют доказательства того, что истцы являются его наследниками по закону.  Суд в мотивировочной части решения в подтверждение родственных отношений ссылается на справку начальника МО УФМС России по Амурской области без даты и исходящего номера (л.д.10), которая не является допустимым доказательством.  В соответствии с ФЗ «Об актах гражданского состояния» №143-ФЗ от 15.11.1997 г. ( в последней редакции закона от 18.07.2006 г. №121-ФЗ) таким доказательством является только актовая запись о рождении. Актовая запись о рождении Гудым Николая Дмитриевича, либо свидетельство о его рождении в материалах дела отсутствуют. Поэтому истцам необходимо предложить данное доказательство суду предоставить.

 

           2.  Севрюкова обратилась в Ивановский районный суд с таким же иском к другим наследникам и к нотариусу, указав, что её отец  Беседин умер в 1996 г., ему на праве собственности принадлежит домовладение в с. Черемхово, Ивановского района, земельный участок и другое имущество. К нотариусу с заявлением она обратилась после того, как закончились судебные споры в отношении наследственного имущества.

Решением суда ей было в иске о восстановлении срока для принятия наследства отказано, а определением судебной коллегии данное решение было отменено и дело направлено на новое рассмотрение. Поводом к отмене решения послужило отсутствие в деле сведений о надлежащем извещении истицы, проживающей в Белоруссии, о дате слушания дела.

 

3. Скоморох пропустила срок для принятия наследства и обратилась в Тамбовский районный суд с иском к своей сестре Наймушиной, однако иски она заявила о признании ответчицы недостойной наследницей, просила также признать недействительным завещание, свидетельство о праве на наследство по закону и последующие сделки, определить доли в наследственной массе имущества матери, восстановить ей срок исковой давности.

В судебном заседании представитель истицы указал, что истица не могла вовремя обратиться в нотариальную контору для оформления наследства по состоянию здоровья.

Решением Тамбовского районного суда от 04.09.2006 отказано в удовлетворении исковых требований   в полном объеме.

Судебная коллегия проверила по кассационной жалобе Скоморох в интересах законности обоснованность решения в полном объеме,  сочла  необходимым решение суда отменить в связи с существенным нарушением норм процессуального и материального права, которые привели или могли привести к неправильному разрешению спора. Достаточно сказать о том, что суд не усмотрел разницы между сроком исковой давности и сроком, установленным для принятия наследства, а поэтому не уточнил исковые требования, не определил предмет исследования  и не установил обстоятельства, имеющие значение для дела.

 

При новом рассмотрении дела были разрешены уточненные исковые требования  - о признании недостойным наследником. О законности решения суда от 15 марта 2007 г.  сообщение будет сделано ниже.

 

4. При разрешении требования о восстановлении срока для принятия наследства  резолютивная часть решения суда  должна отвечать требованиям ст.  1155 ГК РФ. В соответствии с данной нормой закона суд при удовлетворении иска должен признать наследника принявшим наследство, определить доли всех наследников в наследственном имуществе… Ранее выданные свидетельства о праве на наследство признать недействительными.

В основном  резолютивная часть решения суда отвечает предъявляемым требованиями, однако судебная коллегия не согласилась с решением Благовещенского городского суда по делу по иску Козловой и изменила редакцию резолютивной части с учетом ч.2 ст. 1152 ГК РФ. Согласно данной нормы принятие наследником части наследства означает принятие всего причитающегося ему наследства, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось. Суд в нарушение статьи разделил требования в отношении восстановления срока для принятия наследства  отдельно в отношении каждого наследственного имущества: жилого дома и земельного участка. В отношении жилого дома срок восстановил, а в отношении земельного участка отказал в связи с отсутствием доказательств принадлежности наследодателю этого земельного участка.

Отсутствие сведений о принадлежности земельного участка является основанием для включения его в наследственную массу и распределения долей между наследниками, но не является основанием для отказа в восстановлении срока для принятия наследства, поскольку имеется другое наследственное имущество.

Судебная коллегия в части восстановления срока для принятия наследства изложила резолютивную часть решения в следующей редакции.

Восстановить Козловой Т.С. срок для принятия наследства, оставшегося после Козлова С.А., умершего 21.102005 г.

Признать Козлову Т.С. принявшей наследство, оставшееся после Козлова С.А., умершего 21 октября 2005 г.  В остальной части требований решение оставлено без изменения.

 

Ранее уже указывалось в обобщениях о том, что суд в своем решении не должен указывать, на какое конкретно наследственное имущество продляет срок для его принятия.

 

 

                            Недостойные наследники.

 

           1. Скоморох  обратилась в суд с иском к   Наймушиной   о признании недостойным наследником на имущество их матери Коноваловой, умершей 23 марта 2005 г.  Указала, что после смерти матери наследственный дом оказался проданным ответчицей посторонним лицам, чем нарушены права истицы и других наследников.

Из материалов дела усматривается, что 27.09.2005 г. ответчица  получила свидетельство о праве на наследство, состоящего из жилого дома и земельного участка в с. Новоалександровка Тамбовского района, а также права на долю земель сельхозназначения.  На её имя имеется также завещание, удостоверенное 22.08.2001 г. Новоалександровской сельской администрацией.

05.07.2006 г. от истицы поступили уточнения исковых требований, в которых она просила суд восстановить срок исковой давности, признать завещание и свидетельство о праве на наследство по закону  недействительными,  признать недействительными последующие сделки, определить доли в наследственной массе по 1\4 всем наследникам: ей, ответчице и братьям Коноваловым Анатолию и Валерию.

          После отмены судом кассационной инстанции решения Тамбовского районного суда от 04.09.2006 г.  поступили исковые заявления от  братьев о признании Наймушиной   недостойным наследником, о восстановлении срока для принятия наследства.

          Ответчица Наймушина Л.И.   с иском не согласилась, пояснили, что она обратилась к нотариусу, по истечении 6 месяцев никто из наследников не обратился, и она получила свидетельство о праве на наследство по закону. О том, что истица является инвалидом ей ничего не известно.

          Привлеченный к участию в деле в качестве третьего лица (новый собственник наследственного дома) пояснил, что споры между родственниками появились после его заселения в дом. Договор купли-продажи дома он заключил с Наймушиной 19.09.2006 г.

 

         Судом постановлено указанное решение, которым  в удовлетворении исковых требований полностью отказано. Суд не усмотрел оснований для признания ответчицы недостойным наследником. Все истцы знали о смерти матери, уважительных причин пропуска срока для принятия наследства они не представили.

 

         Судебная коллегия в силу ст.347 ч.1 ГПК РФ проверила законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов кассационной жалобы Скоморох и  приходит к следующему.

Из материалов дела усматривается, что судом правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, которым дана надлежащая юридическая оценка,  выводы соответствуют обстоятельствам дела, решение суда отвечает требованиям ст. 198 ГПК РФ.

         В соответствии со ст. 1117 ГК РФ не наследуют ни по закону, ни по завещанию граждане, которые своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали либо пытались способствовать  признанию их самих или  других лиц к наследованию либо способствовали или пытались способствовать увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства, если эти обстоятельства подтверждены в судебном порядке.

Истцы в обоснование иска о признании ответчицы недостойным наследником ссылаются на то, что она скрыла от нотариуса наличие других наследников по закону.  Из наследственного дела на имущество Коноваловой усматривается, что в заявлении о принятии наследства Наймушина,  действительно, не указала других наследников, то есть умолчала о них. Однако, это не свидетельствует с бесспорностью об её умышленных и противоправных действиях, поскольку другие наследники по закону знали об открывшемся наследстве и в срок, установленный ст. 1154 ГК РФ, и способом, установленным ст. 1153 ГК РФ, в наследственные права не вступили, наследство не приняли, наличие уважительных причин, которые бы им препятствовали своевременно принять наследство, суду не представили.

В связи с изложенным суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для признания ответчицы недостойным наследником и для восстановления истцам срока для принятия наследства.

Решение  суда первой инстанции оставлено без изменения.

 

          2. Семенова, действующая в интересах несовершеннолетней Казандаевой, и  Казандаева Татьяна  обратились в суд с иском Казандаеву Юрию   о признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону, об отстранении от наследования недостойного наследника.

         В обоснование иска указали, что 22 ноября 1993 года между комитетом по управлению имуществом г. Райчихинска  и Казандаевым Ю.П., Казандаевой Г.Н. был заключен договор на безвозмездную передачу им квартиры в г. Райчихинске  в собственность.

6 мая 1997 года Казандаев Ю. был осужден к 10 годам лишения свободы по ч. 1 ст. 105 УК РФ за умышленное убийство своей супруги Казандаевой Г.Н. Наказание он отбывал в местах лишения свободы до 15 октября 2003 года.

После смерти Казандаевой Г.Н. открылось наследство в виде 1/2 жилого помещения, которое было принято ответчиком в размере 1/3 его части.

Истцы полагают, что, совершив умышленное убийство супруги, ответчик тем самым способствовал увеличению его доли в собственности на жилое помещение, и, ссылаясь на ст. 1117 ГК РФ, просили суд признать недействительным свидетельство о праве на наследство по закону, выданное нотариусом Райчихинского нотариального округа Казандаеву Ю. на 1/6 часть квартиры, отстранить его от наследования  как недостойного наследника.

Ответчик Казандаев Ю. заявленные требования не признал, пояснил, что все документы на наследство оформлялись совместно с истицами, претензий они не имели. Указал, что мотивом причинения смерти Казандаевой Г. явилась ревность, а не желание получить наследство.

 

Судом постановлено решение о частичном удовлетворении исковых требований. Суд  признал недействительным оспоренное свидетельство о праве на наследство по закону,  в удовлетворении иска об отстранении от наследства недостойного наследника   отказал.

В кассационной жалобе ответчика  содержится просьба об отмене указанного решения и направлении дела на новое рассмотрение. Казандаев Ю.П. полагает, что суд необоснованно руководствовался ст. 531 ГК РСФСР, действующей до 1 марта 2002 года и ухудшающей его положение. Суду следовало применить ст. 1117 ГК РФ, приводит доводы о том, что приговором суда был  установлен мотив преступления – ревность, а не корысть.

На кассационную жалобу ответчика поступили возражения от истцов, которые полагают решение законным и обоснованным.

           Судебная коллегия  приходит к следующему выводу.

           Из материалов дела усматривается, что наследство открылось 07.01.1997 г.  На данный период действовал ГК РСФСР, согласно ст.  531 которого не имеют права наследовать ни по закону, ни по завещанию граждане, которые своими противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали призванию их к наследованию, если эти обстоятельства подтверждены в судебном заседании.

           Из смысла данной нормы материального закона, разъяснений Пленума ВС РСФСР от 26.03.1974 г., действовавшего на момент открытия наследства, данных в пункте 15, следует, что при совершении противоправных действий  в отношении наследодателя направление умысла значения не имеет. Результатом противоправного действия  должно быть призвание к наследованию или увеличению доли в наследстве. Поэтому под деянием, направленным против наследодателя, подразумеваются действия, лишившие его жизни, что привело к открытию наследства.

Приговором  Райчихинского городского суда от 06 мая 1997 г.  Казандаев Ю. осужден к лишению свободы по ст. 105 ч.1 УК РФ, действия его квалифицированы как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, а именно Казандаевой Г. Поэтому он не может наследовать ни по закону, ни по завещанию имущество наследодателя -  своей супруги Казандаевой Г.  Данное обстоятельство является основанием для исключения его из состава наследников, чего нотариус не сделал, выдав свидетельство о праве на наследство, в том числе и ответчику, в равных долях с детьми.

Судом правильно применен материальный закон в связи с указанными обстоятельствами, а также с учетом ст.5 ФЗ «О введении в действие ГК РФ» от 26.11.2001 г. №147 – ФЗ, согласно которой  часть третья Кодекса РФ применяется к гражданским правоотношениям, возникшим после введения её в действие.

          По гражданским правоотношениям, возникшим до введения в действие части третьей Кодекса, раздел 5 «Наследственное право» применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения её в действие.

В данном конкретном случае наследственные права возникли до введения в действие ГК РФ, поэтому довод кассационной жалобы о неправильном применении закона, действовавшего до 1 марта 2002 г., является несостоятельным.

Спор по существу разрешен правильно, оснований для выхода за пределы доводов кассационной жалобы, для отмены судебного решения судебная коллегия не усматривает.

 

           3. Пашкова В. обратилась суд с иском   к Пашкову  А. о признании недостойным наследником. Указала,  что 09 сентября 2006 г. умер  её муж Пашков Виктор.  Наследниками на его имущество являются дети: истица, ответчик и Макеева.  Наследственное имущество состоит из 1\2 доли квартиры   по ул. Железнодорожная,  в г. Белогорске.

           Приговором  суда установлено, что смерть наследодателя  наступила в результате умышленного причинения его сыном Пашковым А.  тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности  смерть, сын в настоящее время отбывает наказание в виде 8 лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 1117 ГК РФ  истица просила суд признать ответчика недостойным наследником. Считает, что смерть её мужа наступила в результате умышленных действий   ответчика.

         Ответчик Пашков А. в порядке отдельного поручения представил суду заявление, в котором указал, что с иском не согласен.

Третье лицо Макеева Т. не поддержала заявленные требования, т.к. убийство отца совершено её братом по неосторожности, при отсутствии умысла на убийство. Кроме того, Пашков А. не преследовал цели получения наследства.

         Судом постановлено указанное решение, которым  в удовлетворении искового требования отказано. Суд исследовал приговор суда, из которого следует, что отец и сын при участии других лиц распивали спиртное у себя дома, в ходе возникшей между ними ссоры ответчик выгнал отца, позже на улице на почве возникших личных неприязненных отношений он избил отца, смерть отца наступила через несколько часов на месте происшествия  от закрытой тупой черепно-мозговой травмы с внутримозговым кровоизлиянием и кровоизлияниями под оболочки головного мозга, в результате расстройства мозгового кровообращения. Действия Пашкова А. квалифицированы по ч. 4 ст. 111 УК РФ, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Суд пришел к выводу, что  доводы о том, что мотив совершенных наследником действий для отнесения его к числу недостойных наследников не имеет значения, являются обоснованными.

 

          Судебная коллегия  проверила законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов кассационной жалобы истицы и приходит к следующему.

В соответствии с п.1 ст. 1117 ГК РФ не наследуют ни по закону, ни по завещанию граждане, которые своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали либо пытались способствовать  призванию их самих или других лиц к наследованию либо способствовали или пытались способствовать  увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства, если эти обстоятельства подтверждены в судебном порядке.

 

          Из материалов дела усматривается, что ответчик Пашков А. является наследником первой очереди на имущество наследодателя Пашкова В.

          Приговором Белогорского городского суда от 09.02.2007 г. он осужден к лишению свободы за совершение преступления, предусмотренного ч.4 ст. 111 УК РФ – умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. Из данного приговора следует, что  действия ответчика носили противоправный и умышленный характер на причинение вреда здоровью своему отцу.

          Согласно п.4 ст. 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданского-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

         С учетом обстоятельств совершения ответчиком действий в отношении отца, установленных приговором суда, судебная коллегия усматривает наличие   содержащихся в п.1 ст. 1117 ГК РФ квалифицирующих признаков для признания  сына наследодателя недостойным наследником на имущество отца. В результате его противоправных умышленных действий 11 сентября 2006 г. открылось наследство.

          Коллегия находит ошибочным вывод суда о том, что поскольку не доказан умысел на лишения наследодателя жизни, оснований для признания Пашкова А.В. недостойным наследником не имеется. Доводы кассационной жалобы истицы коллегия признала состоятельными, решение суда отменила,  приняла по делу новое решение.

Иск Пашковой   удовлетворить.

Пашкова Алексея,   23 мая 1975 года рождения, признать недостойным наследником на наследственное имущество Пашкова Виктора С.,  умершего 11 сентября 2006 года.

 

На основании определения судебной коллегии истица обратилась в суд с исками к оставшемуся наследнику Макеевой, влекущими увеличение своей наследственной доли.

При разрешении иска  в 2008 г. об увеличении долей суд также сделал ошибку, что было установлено кассационной инстанции при проверке решения по кассационной жалобы Макеевой. Признан заслуживающим внимания довод кассационной жалобы о том, что решением суда не разрешен вопрос о правах и обязанностях ответчицы.

          Из материалов дела усматривается, что нотариусом выданы свидетельства о праве на наследство с указанием долей трех наследников. Однако, в последствии один наследник по решению суда был лишен наследственных прав, а поэтому наследственные доли оставшихся двух наследников изменились, то есть имеет место приращение долей в соответствии со ст. 1161 ГК РФ. Данные обстоятельства имели место по истечении установленного ст. 1154 срока для принятия наследства.

         Суд правильно применил ст. 1161, 1162 ГК РФ, однако решение постановил без учета интересов второго наследника – Макеевой и без учета положений ч.1 ст. 1155 ГК РФ. Суд не разрешил судьбу всех выданных на наследственное имущество свидетельств о праве на наследство по закону, не распределил полностью доли между оставшимися наследниками, не разрешил судьбу в полном объеме записи о государственной регистрации прав на недвижимое наследственное имущество. Иными словами, данным решением спор между оставшимися наследниками не разрешен окончательно и полностью.

В связи с изложенным решение  отмене с направлением дела на новое рассмотрение.

 

4. Истцы Кракатица Наталья и Сергей обратились в суд с иском к  Хорохординой   о признании её недостойным наследником.

Указали, что  решением Благовещенского городского суда  от 15.03.2007 г. за ответчицей признано право собственности на квартиру  по пер. Релочному, в г. Благовещенске в связи с фактическим принятием ею наследства по завещанию после умершей Кракатица Марии. Данное решение вступило в законную силу.

           Наследодатель Кракатица М., умершая 03.03.2002 г. до своей смерти обратилась в Благовещенский городской суд 22.02.2002 г. с иском к Хорохординой о расторжении договора ренты и истребовании имущества – квартиры по указанному адресу. В качестве основания иска приведены доводы о нарушении ответчицей   условий договора ренты (пожизненного содержания с иждивением),  заключенного 03.12.2001 г.

           Решением суда от 15.03.2005 г. эти требования удовлетворены в полном объёме.

           Кассационным определением от 06.05.2005 г. решение в части расторжения договора ренты оставлено без изменения, в части возврата имущества дело направлено на новое рассмотрение и находится в производстве Благовещенского городского суда, производство приостановлено.

          Решением суда от 15.03.2005 г. установлен ряд фактических обстоятельств, такие, как помещение  получателя ренты в дом для престарелых и инвалидов, захоронение произведено на безродном участке кладбища, финансирование погребения произведено из пенсионного фонда…

Истцы считают, что данные обстоятельства однозначно свидетельствуют о совершении ответчицей не просто нарушения обязательств по договору ренты, но и противоправных действий.

         Как установлено названным решением суда, поскольку  договор ренты считается расторгнутым с момента вступления решения суда в законную силу, т.е. с 06.05.2005 г., то с этого же момента у истицы возникло право собственности на данную квартиру как у наследницы по завещанию в связи с фактическим принятием наследства. Таким образом, умышленно нарушая условия ренты, Хорохордина способствовала тем самым своему вступлению в наследство на основании завещания.

В соответствии со ст. 1117 ч.1 ГК РФ истцы просили признать ответчицу недостойным наследником.

          В судебном заседании   ответчица Хорохордина В.И. и её представитель с иском не согласились, считают, что никаких противоправных действий в отношении Кракатица М.К. до момента составления завещания от 16.10.2001 г., направленных на призвание ответчицы к наследству, последняя не совершала. Заявили о пропуске истцами срока исковой давности.

 

           Судом постановлено указанное решение, которым   в удовлетворении заявленных исковых требований отказано.

           Суд пришел к выводу, что   в соответствии с ч.1 ст. 1117 ГК РФ для признания ответчицы недостойной наследницей необходим ряд обстоятельств: совершение ею противоправных действий, т.е. действий, противоречащих закону; эти действия должны быть направлены против наследодателя. Данная норма, по мнению суда, не имеет в виду случаи бездействия. Умышленные противоправные действия должны реально создавать возможность призвания виновного к наследованию.

По мнению суда, ненадлежащее исполнение Хорохординой своих обязанностей по договору ренты, послужившее основанием для его расторжения, представляет собой не противоправное действие, а именно противоправное бездействие ответчицы, которое выразилось в том, что она не совершала обязанные для неё действия по уходу за Кракатицей М., не осуществила за свой счет ритуальные услуги по захоронению последней. Кроме того, это привело  не к призванию к наследованию ответчицы, а к расторжению договора ренты. Суду не представлено доказательств того, что составление завещания было обусловлено либо каким-либо образом связано с заключенным договором ренты.   Сделан вывод о том, что срок исковой давности истцами не пропущен.

 

          В кассационной жалобе  представитель истцов просит решение  суда отменить и  принять новое решение. Считает, что суд неправильно истолковал материальный закон и поэтому посчитал, что для признания наследника недостойным в соответствии с ч.1 ст. 1117 ГК РФ необходимо наличие  противоправных действий, но не бездействие. Указывает, что данная норма направлена в первую очередь на защиту прав наследодателя, это мера гражданско-правовой ответственности лица, нарушившего права наследодателя. Считает, что вывод суда о том, что ненадлежащее исполнение обязательств является бездействием, не соответствует обстоятельствам дела и противоречит им. Данное бездействие  и привело к вступлению в наследство по завещанию.

 

          Судебная коллегия   нашла доводы кассационной жалобы состоятельными.

          В соответствии с ч.1 ст. 1117 ГК РФ, которую обоснованно применил суд, не наследуют ни по закону, ни по завещанию граждане, которые своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали призванию их самих или других лиц к наследованию либо способствовали или пытались способствовать увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства, если  эти обстоятельства подтверждены в судебном порядке.

          Из материалов дела усматривается, что Хорохордина не является наследником по закону на имущество Кракатица М., умершей 03 марта 2002 года.  Наследниками по закону являются внуки Кракатица Н.и С.

16 октября 2001 г. Кракатица М. оформила завещание, которым завещала Хорохординой . квартиру в г. Благовещенске по пер. Релочному.

03 декабря 2001 г. между Кракатица М. и ответчицей заключен договор ренты пожизненного содержания с иждивением, объектом которого является та же завещанная квартира. Данный договор прошел государственную регистрацию 22.01.2002 г.,  Хорохординой В. и её сыну Хорохордину Ю., который не являлся плательщиком ренты и стороной в этом договоре, 28.01.2002 г. выдано свидетельство о государственной регистрации права (вид права – общая совместная собственность).

          Решением Благовещенского городского суда от 15 марта 2005 г. договор ренты расторгнут. В этой части решение вступило в законную силу. В части иска внуков наследодателя об истребовании квартиры у Хорохординых дело направлено на новое рассмотрение.

         04.09.2002 г. внукам   выдано свидетельство о праве на наследство, состоящее из квартиры, которая явилась предметом договора ренты.   Свидетельство о праве на наследство решением Благовещенского городского суда от 15 марта 2007 г. признано недействительным, за Хорохординой  признано право собственности на спорную квартиру в связи с фактическим принятием наследства по завещанию, истцам Кракатица отказано в удовлетворении встречного иска о признании недействительным завещания.

 

          Истцами Кракатица Н. и С. предъявлено требование о признании Хорохординой   недостойным наследником в связи с тем, что, не смотря на то, что договор ренты расторгнут, Хорохордины остаются собственниками квартиры на основании завещания в пользу В.И. Хорохординой, которое не признано судом недействительным.  Доводы сводятся к обстоятельствам, установленным решением суда от 15 марта 2005 г.

 

           Суд, проверив доводы сторон, не усмотрел признаков, характеризующих Хорохордину, как недостойного наследника. Однако судебная коллегия находит вывод суда не соответствующим материалам дела и установленным по делу обстоятельствам.

Из материалов дела и из решения суда от 15 марта 2005 г. следует, что наследодатель  с 28 января 2002 г. проживала в доме-интернате для престарелых и инвалидов, т.е. сразу же после получения Хорохордиными свидетельства о государственной регистрации перехода права собственности. В данном интернате она прожила менее двух месяцев и умерла. До смерти 22.02.2002 г. она обратилась в суд с исковым заявлением, и на день её смерти в производстве суда находился её иск о расторжении договора ренты. Рассмотрение дела закончено при участии её правопреемников.

          Решением суда от 25.03.2005 г. установлено, что Хорохордина, оформив право собственности на квартиру, не выполнила условий договора ренты с пожизненным содержанием. Кракатица М., как  получатель ренты, осталась без содержания с иждивением, без своего жилого помещения, захоронена была без участия плательщика ренты.

 

         Хронология событий, наличие завещания на квартиру в пользу Хорохординой В., перечисленные в мотивировочной части обжалованного решения установленные судом обстоятельства свидетельствуют о том, что действия, связанные с не исполнением условий договора ренты  пожизненного содержания с иждивением, носят умышленный противоправный характер и направлены против наследодателя и конкретно на получение квартиры в собственность либо по договору ренты, либо по завещанию.

         Таким образом, материалами дела подтвержден довод истцов о том, что умышленно нарушая условия ренты, Хорохордина способствовала тем самым своему вступлению в наследство на основании завещания.

Вывод суда об отсутствии доказательств в обоснование доводов истцов является ошибочным.

         Суд первой инстанции ошибочно оценил установленные обстоятельства только, как влекущие расторжение договора ренты. Между тем, решение суда, которым этот договор расторгнут, подтверждает наличие оснований для признания наследника недостойным в силу ч.1 ст. 1117 ГК РФ.

         Судебная коллегия решение  отменила и  приняла по делу новое решение.

Иск   внуков наследодателя удовлетворить.

Хорохордину  признать недостойным наследником по завещанию от 16 октября 2001 г. на наследственное имущество Кракатица  М.,  умершей 03 марта 2002 года.

 

 

                                            Иждивенцы.

 

1. При проверке дела по  кассационной  жалобе Квасовой М. на решение Райчихинского  городского  суда от 19 июня 2007 года   судебная коллегия      установила следующее.

­Квасова   обратилась в суд иском к Щуковской   о признании лицом, находившимся на иждивении наследодателя, указав на то, что она состояла в фактических брачных отношениях со Шматко   с 09 марта 1997г. Первоначально они проживали в её собственном доме по ул. Артиллерийской г. Райчихинска, в 2004г. приобрели квартиру   по ул. Комсомольской, в которой она была зарегистрирована 22 февраля 2005 г. по заявлению Шматко   как его сожительница. Брак они не регистрировали.

02 июля 2006 г. Шматко умер. С момента совместного проживания, а особенно в последний год жизни Шматко,    она фактически находилась на его иждивении, поскольку его доход значительно превышал её доход.  Других иждивенцев у Шматко   не было, и ей  кроме него  никто не оказывал материальную помощь.

После смерти Шматко  по его завещательному распоряжению она получила наследство в виде денежного вклада в сумме 60000 руб. Часть этих денежных средств была израсходована на погребение Шматко.

Также после смерти Шматко  открылось наследство в виде квартиры ,  в которой она проживает с февраля 2005 г.  Другого жилья, пригодного для проживания, не имеет, но на данную квартиру имеется завещание Шматко   в пользу Щуковской.

­Квасова  просила суд признать её  находившейся на иждивении Шматко   с 22 февраля 2005г. по день его смерти - 02 июля 2006г. для того, чтобы она имела право на обязательную долю наследства, открывшегося после его смерти.

 

Ответчица Щуковская   исковые требования   не признала и пояснила, что Шматко  - её дядя по линии матери.  Каждый из них получал пенсию: Квасова получала также ежемесячную доплату к пенсии, а Шматко - ежемесячные страховые выплаты по профзаболеванию. Своими денежными средствами Шматко   распоряжался сам. Он помогал материально ей (Щуковской ) и её матери, помогал своему сыну.

В последний год жизни  он в основном проживал в квартире   по ул.Комсомольской,   а Квасова   в своем доме по ул.Артиллерийской.

Считает,   что   Квасова   не находилась на иждивении Шматко, они просто вели общее хозяйство, но при этом каждый из них распоряжался своими денежными средствами самостоятельно.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, привлечен сын наследодателя, который пояснил, что его отец долго проживал с Квасовой.   Со слов отца ему известно, что отец свои денежные средства откладывал на приобретение квартиры, а на пенсию Квасовой   они проживали. В 2003г. отец оказал ему материальную помощь в приобретении квартиры.

 

Судом постановлено решение об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Суд пришел к выводу, что истица и Шматко В. состояли в фактических брачных отношения с 1997 г., проживали совместно, вели совместное хозяйство, но  в последний год жизни Шматко   отношения между ними осложнились. В соответствии со ст. 56 ч.1 ГПК РФ истица не представила доказательств, заявленных в обоснование требований о признании её находившейся на иждивении наследодателя за период не менее года до его смерти.

Судебная коллегия в силу ст.347 ч.1 ГПК РФ проверила законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов кассационной жалобы, а в части соблюдения требований ГПК РФ, за пределами доводов в соответствии с ч.2 статьи,  и   нашла решение подлежащим отмене, как постановленное с существенным нарушением норм ГПК РФ.

Из материалов дела усматривается, что  истицей заявлено требование о признании её находившейся на иждивении наследодателя. Возник спор о праве на наследство между наследницей по завещанию и Квасовой.   Для признания права на наследство необходимо установить факт нахождения истицы на иждивении умершего Шматко.

Согласно главы 28 ГПК РФ суд устанавливает факты, от которых зависит возникновение, изменение, прекращение личных или имущественных прав граждан, организаций.

В соответствии с п.2 ст. 264 ГПК РФ суд рассматривает дела, в том числе, и об  установлении факта нахождения на иждивении.

Согласно ст. 268 ГПК РФ решение суда по заявлению об установлении факта, имеющего юридическое значение, является документом, подтверждающим факт, имеющий юридическое значение.

В соответствии с ч.3 ст. 263 ГПК РФ в случае, если при подаче заявления или рассмотрении дела в порядке особого производства устанавливается наличие спора о праве, подведомственного суду, суд выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором разъясняет заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства.

В связи с наличием спора о праве на наследство истица правильно обратилась с иском, суд правильно рассмотрел дело в исковом производстве, однако, дело рассмотрено без учета положений главы 28 ГПК РФ, согласно которой суд должен разрешить иск об установлении юридического факта.

Положительное решение суда может повлечь включение истицы в число наследников по закону в соответствии с ч.2 ст. 1148 ГК РФ, согласно которой к наследникам по закону относятся граждане, которые не входят в круг наследников, указанных в ст. 1142-1145 настоящего Кодекса, но ко дню открытия наследства являлись нетрудоспособными и не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении и проживали совместно с ним, либо позволит воспользоваться правом на обязательную долю в наследстве при наличии завещания в пользу другого лица. Толкование данных норм закона позволяет сделать вывод о том, что доказыванию подлежат: нетрудоспособность истца, совместное проживание и нахождение на иждивении наследодателя не менее года до его смерти.

 

В соответствии со ст. 198 ГПК РФ в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.

Из мотивировочной части оспоренного решения следует, что суд сделал взаимоисключающие выводы. Суд указал, что Квасова и Шматко проживали совместно в доме  по ул. Артиллерийская в г. Райчихинске, вели совместное хозяйство, имели дополнительные доходы к пенсиям, которые получали по старости (л.4 решения).

В то же время суд с применением положений ст. 56 ГПК РФ указал, что истица  не представила доказательств в обоснование предъявленных требований, что она не находилась на полном содержании наследодателя, а оказываемая им помощь не была для истицы основным и постоянным источником средств к существованию.

В решении отсутствуют четкие выводы со ссылкой на доказательства о наличии либо отсутствии обстоятельств 1. совместного проживания истицы и наследодателя в последний год жизни последнего, 2. является ли истица нетрудоспособной в силу возраста или иной причины нетрудоспособности,  3. а вывод о том, что она не находилась на его иждивении сделан только на основании обстоятельств, свидетельствующих о том, что оба получали пенсию, Квасова как до смерти Шматко, так и после проживает на получаемые ею доходы в виде пенсии и от реализации излишков огородной продукции.

 

Из материалов дела усматривается, что Квасовой по состоянию здоровья требовалось дополнительное питание,  расходы на медикаменты. Шматко оказывал ей в этом помощь. Суд не дал надлежащей оценки этому обстоятельству, не исследовал вопрос о том, имела ли она реальную возможность самостоятельно нести эти расходы, либо только при участии Шматко, являлось ли его участие постоянным и основным источником получения средств для лечения и улучшенного питания истицы, к её существованию. В решении отсутствуют какие-либо подсчеты о доходах и расходах.

Установление наличия либо отсутствия перечисленных критериев и их оценка, положения ст. 10 ГК РФ о том, что добросовестность лица предполагается,   не позволяют сделать законный и обоснованный  вывод о том, являлась ли истица иждивенцем наследодателя.

 

2.        12 октября 2007 г. суд постановил новое решение об отказе в иске.

При повторном рассмотрении дела суд пришел к выводу, что доход истицы складывался из получаемой ею пенсии, материальной помощи благотворительного фонда «Почет», выплатой ЕДВ, что в общей сложности составляет 3445 руб. 78 коп. Доход Шматко   в среднем составлял 14741 руб. 25 коп., его пенсия  - 11471 руб. 77 коп., которая зачислялась на его счет в сбербанке. Шматко снимал со счета разные суммы, что в среднем составляет по 5033 руб. в месяц. В среднем его месячный доход с учетом пенсии составлял 8302 руб. 82 коп. Он является инвалидом 2 группы по профзаболеванию.

Истица состоит на учете у врача онколога с ноября 2002 г, в этом же году прооперирована, прошла курс лечения. Её доводы о том, что она тратила значительные средства на приобретение БАДов и лекарств, а также на усиленное питание, материалами дела не подтверждены. Одно лишь совместное проживание не является  основанием для признания лица находившимся на иждивении. Истица имеет дом, содержит сад и огород, имела достаточные самостоятельные средства для проживания.

Истица обжаловала данное решение суда.

Судебная коллегия   оставила решение без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения.

Из материалов дела усматривается,  что материалы дела свидетельствуют о том, что в судебном заседании нашли подтверждение доводы о совместном с наследодателем проживании, о нетрудоспособности истицы  в силу возраста. Суд дал юридическую оценку данным обстоятельствам, а также доказательствам, представленным в подтверждение факта нахождения истицы на иждивении наследодателя Шматко.

Судебная коллегия находит соответствующим материалам дела вывод суда первой инстанции об отсутствии доказательств нахождения Квасовой на иждивении Шматко. Материалы дела свидетельствуют о том, что доходы Шматко превышали доходы Квасовой, однако истица при совместном с ним проживании располагала достаточными средствами для проживания,  у суда не было оснований к выводу о том, что доходы наследодателя  являлись основным источником средств к существованию.

 

           3. Комлев обратился в суд с иском к Баглюк  о признании недействительным свидетельства о праве на наследство, указав, что 27.02.2006 умер его отец Комлев А., после чего открылось наследство в виде квартиры  по переулку Летнему  в городе Белогорске. 11.09.2006 у нотариуса он получил свидетельство о праве на наследство по закону на 1/2 долю указанной квартиры. При этом от нотариуса он узнал, что свидетельство о праве на наследство на вторую половину квартиры выдано ответчице на основании решения Белогорского городского суда от 26.06.2006, которым установлен факт родственных отношений между ней и его отцом как мужа и жены. Однако данное решение им обжаловано. Ответчица не относится к числу наследников по закону.

 

          Баглюк  обратилась со встречным иском к Комлеву Е. о признании права на долю в наследстве, указав, что она является нетрудоспособной в силу возраста и инвалидности 1 группы. С 1976 года она проживала совместно с Комлевым А. Во время совместного проживания ими была приобретена квартира   по переулку Летнему. До смерти Комлева А. она находилась на его иждивении. На основании части 2 статьи 1148 ГК РФ просила суд признать за ней право на 1/2 долю в наследстве.

Комлев Е. в судебное заседание не явился, дело рассмотрено в его отсутствие. В письменных возражениях требования Баглюк  не признал, указав, что она имеет детей и внуков, которые обязаны её содержать. Доходы его отца носили эпизодический характер и были незначительны. Последние 5 лет до смерти отец не работал. Средств на содержание  истицы  отец не имел.  Получив в феврале 2003 года в наследство квартиру в городе Артеме после смерти своей матери, он продал данную квартиру и на вырученные деньги купил квартиру в городе Белогорске.

Беглюк также в судебное заседание не явилась, дело рассмотрено в её отсутствие при участии представителя,  который указал, что решение Белогорского городского суда от 26.06.2006 в кассационном порядке отменено. Определением Белогорского городского суда от 11.01.2007 заявление Баглюк  об установлении родственных отношений оставлено без рассмотрения. Считает, что Баглюк  имеет право на долю в наследстве на основании части 2 статьи 1148 ГК РФ, поскольку она является нетрудоспособной, проживала совместно с Комлевым А., помощь которого была для неё постоянным и основным источником дохода, то есть она находилась на его иждивении.

 

            Решением Белогорского городского суда от 21.02.2007 свидетельство о праве на наследство, выданное Баглюк  на 1/2 долю квартиры  в городе Белогорске, признано недействительным; в удовлетворении встречного иска Баглюк  отказано.

             Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность решения в пределах доводов кассационной жалобы Беглюк,  оснований к его отмене не нашла.

Судом правильно и с учетом представленных сторонами доказательств установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, и им дана надлежащая правовая оценка.

При рассмотрении дела судом не допущено нарушений материального и процессуального права, влекущих отмену решения суда.

           Разрешая требование Баглюк  о признании за ней права на долю в наследстве, открывшемся после смерти Комлева А., суд правильно указал, что для принятия наследства по закону на основании части 2 статьи 1148 ГК РФ необходимо одновременное наличие следующих обстоятельств: лицо не входит в круг наследников по закону, является нетрудоспособным, находилось на иждивении наследодателя не менее года до его смерти и совместно с ним проживало. Правильно установив все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения встречного иска Баглюк , дав соответствующую требованиям статьи 67 ГПК РФ полную, всестороннюю и объективную оценку всем представленным доказательствам, не согласиться с которой у коллегии не имелось оснований, суд правильно посчитал установленными обстоятельства того, что Баглюк  является нетрудоспособной, не относится к числу наследников по закону после смерти Комлева А., проживала с ним совместно. Однако факт нахождения на иждивении Комлева А. не менее года до его смерти не подтвержден достоверными и достаточными доказательствами. При этом суд обоснованно учел, что Комлев А.не работал с 2003 года, являлся нетрудоспособным в силу инвалидности, получал пенсию в размере, не значительно отличающемся от размера пенсии, получаемой истицей. Периодические заработки, которые имел Комлев А. от выращивания овощей, от сдачи квартиры по договору найма и др., не являются основным и постоянным источником средств к существованию. При таких обстоятельствах суд постановил законное и обоснованное решение об отказе в удовлетворении иска Баглюк.

           Разрешая требование Комлева Е. о признании недействительным выданного Баглюк  свидетельства о праве на наследство по закону на 1/2 долю спорной квартиры, суд правильно учел, что данное свидетельство было выдано нотариусом на основании решения Белогорского городского суда от 26.06.2006, которым был установлен факт родственных отношений между Баглюк и Комлевым А.  как мужа и жены. Однако данное решение было отменено в кассационном порядке с направлением дела на новое рассмотрение, в ходе которого определением Белогорского городского суда от 11.01.2007 заявление Баглюк   было оставлено без рассмотрения, поскольку имеется спор о праве.

Решение суда оставлено без изменения.

 

 

          4. Гостева А. обратилась в суд к Соколову    Д. с иском о признании    её нетрудоспособным    иждивенцем,    признании    права    на наследственное   имущество,   отмене   свидетельства   о   праве   на   наследство   по   закону, определении доли в наследственном имуществе.

В обоснование требований указала: в период с 1994 года по декабрь 2003 года  её мать Гостева В.состояла в фактических брачных отношениях с Соколовым А., все проживали одной семьей в квартире по ул. Трудовой,  в г. Благовещенске, которая в соответствии с договором мены от 28 апреля 1994 года принадлежала на праве собственности ей и ее матери, племяннику  матери Шитикову,   а также Соколову А. в равных долях. Они  проживали совместно до того момента, пока Соколов А. серьезно не заболел и был помещен в противотуберкулезный диспансер. Заработная плата,  пособие по временной нетрудоспособности и с начала 2003 года – пенсия по инвалидности, которые получал Соколов А., - всё  расходовалось  на семью, на её (Гостевой А.) нужды. 06 декабря 2003 года Соколов А. умер, ей на тот  момент было 15 лет, она училась в школе и являлась нетрудоспособной в силу своего несовершеннолетнего возраста. В течение 10 лет она постоянно проживала с мамой и Соколовым А.. одной семьей, находилась на иждивении Соколова А., на основании чего считает, что вправе претендовать на долю в наследственном имуществе, не менее половины доли, причитающейся ответчику Соколову Д.

В ходе судебного разбирательства истца уточнила исковые требования и просила признать ее нетрудоспособным иждивенцем Соколова А.,; признать за ней право на наследование имущества - квартиры   по  указанному адресу,   оставшейся после смерти Соколова А.,  наравне с наследником первой очереди Соколовым Д., отменить свидетельство о праве на наследство по закону, выданное  ему нотариусом 09 ноября 2006 года; определить доли в наследственном имуществе, ей и  Соколову Д. в размере по 1/8 доли каждому.

Представитель ответчика с исковыми требованиями не согласилась в полном объеме, считая, что  Гостева не может быть признана нетрудоспособным иждивенцем умершего Соколова А. У истицы был  доход, так как она получала пенсию по случаю потери кормильца, на неё выплачивалось детское пособие, у неё имеется родная мать Гостева В., которая работала, имела заработок  и должна была содержать дочь. Доход  Соколова А. не мог служить постоянным и основным источником существования  истицы. Поскольку последний год жизни Соколов А.находился на стационарном лечении, постоянно совместно с  истицей не проживал, считает, что заявительница не может являться наследницей первой очереди. Соколов А. сам находился на государственном обеспечении, получал пенсию по инвалидности. Кроме того, ранее Гостевой А. ставила вопрос об иждивении, но  судом ей было отказано.

Решением Благовещенского городского суда от 28 марта 2007 г. Гостевой А. в удовлетворении  иска  отказано.

 

Обсудив доводы кассационной жалобы представителя истицы,   проверив  материалы дела, судебная коллегия не нашла оснований для  отмены решения суда.

Коллегия находит  несостоятельными доводы кассационной жалобы о неверном определении судом обстоятельств имеющих значение для дела. Суд правильно определил предмет доказывания, сделал обоснованные   выводы  по предъявленному иску, поскольку факт нахождения Гостевой А.на иждивении наследодателя не менее года до его смерти, как того требует п. 1 ст. 1148 ГК РФ, своего подтверждения не нашел.

Понятие иждивения содержит часть 3 ст. 9 ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации».  В ходе судебного разбирательства было достоверно установлено, что на момент смерти Соколов А. иждивенцев не имел. Более того, суд установил, что в течение года до смерти наследодателя Гостева А. имела самостоятельный источник дохода – пенсию по потере кормильца, а также находилась на иждивении своей матери, имевшей заработок и получавшей детское пособие на истицу. При этом у судебной коллегии отсутствуют какие-либо основания ставить под сомнение данные выводы суда первой инстанции.

На основании этого  коллегия считает правомерными выводы суда о том, что истица не получала от наследодателя такую помощь, которая была бы основным и постоянным источником средств к существованию, в следствие чего она не может быть признана нетрудоспособным иждивенцем  наследодателя.

 

         Оспаривание свидетельства о праве на наследство.

 

Наибольшее количество исков о признании недействительным свидетельства о праве на наследство связано с требованием о восстановлении срока для принятия наследства, об оспаривании завещаний, другими требованиями.

Единичным случаем предъявления иска о признании недействительным свидетельства о праве на наследство без предъявления других требований является дело по иску Кладь, рассмотренное Благовещенским городским судом.

 

         Кладь Б. обратился в суд  с иском к Лаврикову Н.  о признании  недействительным свидетельства о праве  на  наследство по закону,  выданного на земельный участок площадью 864 кв. метров, расположенный  в г. Благовещенске по ул. Горького, 219, квартал 127, литер А,  а так же  свидетельства о государственной регистрации права на  данный земельный участок.

В обоснование требований  указал, что   ему на основании договора дарения от 03.12.2003 года принадлежит ½ доля жилого дома по ул. Горького, 219, расположенного на земельном участке размером 864 кв. метра. Вторая доля  дома принадлежала Лавриковой А., пережившей супруги Кладь И., умершего 03.07.1993 года. Лаврикова  умерла 28.05.2003 года и после её смерти наследство на долю дома и земельный участок размером 864 кв. метра,  приняли Лавриков С. и Лавриков Н..

15.07.1993 года Лаврикова А. оформила право собственности на землю на весь земельный участок, на котором расположен дом, без учета  права собственности на дом за Кладь В.

Решением Благовещенского городского суда от 11 января 2006 года свидетельство о праве собственности на землю № 14686 от 15.06.2003 года, выданное на имя Лавриковой А. на земельный участок площадью 864 кв. метра признано недействительным.

Истец предлагал ответчику в добровольном порядке определить доли в праве  на земельный участок, но ответчик отказался. Поскольку свидетельство о праве  на  наследство по закону было выдано на основании свидетельства о праве собственности на землю, которое решением суда отменено, истец просил признать недействительным это стец      праве на наследство.им городским судом.

а наследство без предъявления других требований является дело по иску Кладь Бсвидетельство,  выданное 31.03.2004 г.на имя  Лаврикова Н. на весь земельный участок,   а так же  свидетельство о государственной регистрации права  собственности  от 13.05.2004 года на  весь земельный участок, выданное на имя Лаврикова Н.

         Представитель ответчика с иском не согласился, считает, что истцу было известно о приобретении  Лавриковой А. права собственности на весь земельный участок с 1993 г., это право не оспаривалось, что заявленные требования должны рассматриваться по правилам особого производства, а требование об оспаривании свидетельства о праве собственности на землю вправе заявлять администрация города.  Судом постановлено решение об удовлетворении иска.

           В кассационной жалобе  ответчик Лавриков Н.А.  не согласен  с решением   суда, указывая, что судом при принятии решения не принято во внимание, что наследство было принято ответчиком до вынесения судебного решения от 11.01.2006 года  в порядке универсального правопреемства в силу ст.1110 ГК РФ. Решение суда  лишает  ответчика имущества – земли, что противоречит ст.235 ГК РФ. Судом неправильно применены нормы материального и процессуального права.

          Судебная коллегия   не признала  доводы кассационной жалобы  состоятельными и оставила решение суда без изменения. Суд правильно определил, что предметом судебного разбирательства явилось законность выдачи свидетельства  о праве на наследство по закону от 21.03.2004 года в части наследования земельного участка площадью 864 кв. метра      свидетельство о государственной регистрации права собственности на данный земельный участок, выданного на основании свидетельства о праве на наследство по закону.

         Основанием выдачи свидетельства о праве на наследство по закону Лаврикову Н. в части  спорного земельного участка, явилось свидетельство о праве собственности на землю №  выданное 15.06.1993 года на имя Лавриковой А.  Поскольку это свидетельство    решением   суда  от 11 января 2006 года признано недействительным, судом правомерно сделан вывод о том, что данное обстоятельство  влечет признание  недействительными оспоренных свидетельств.

 

          Не состоятельным является довод кассационной жалобы о том, что решением суда  ответчик лишен права на земельный участок. В соответствии с ч.1 ст.35 ЗК РФ в случае перехода права собственности на  здание, строение, сооружение к нескольким собственникам порядок пользования земельным участком определяется с учетом долей в праве собственности за здание, строение, сооружение или сложившегося порядка пользования земельным участком.

Необоснованным является и довод кассационной жалобы о том, что судом  при рассмотрении дела были нарушены нормы процессуального права. Так как между истцом и ответчиком  возник спор о праве на земельный участок, то  согласно ч.3 ст.310 ГПК РФ  возникший между заинтересованными лицами спор о праве, основанный на совершенном нотариальном действии, рассматривается судом   в порядке искового производства.

Решение суда  мотивировано, доводы кассационной жалобы выводы суда не опровергают, а направлены на иную оценку обстоятельств, в связи с чем,  основаниями к отмене решения служить не могут.

 

           Считаю целесообразным информацию по результатам анализа кассационной практики довести до сведения нотариальной палаты Амурской области и судей области.

 

 

 

Судья Амурского областного

суда:                                                                                                                                                                                                         Н.В.Гроза  

опубликовано 25.03.2010 08:58 (МСК)