Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обзор судебной практики рассмотрения судами Амурской области гражданских дел, вытекающих из кредитных и заемныхи отношений.

           В 2007 году в кассационном порядке было проверено  127 решений,  постановленных по данной категории споров.

           Оставлено без изменения было  - 93  , принято новых      решений – 7 , отменено с направлением на новое рассмотрение 27. 

 

         Для сравнения в 2006 году    в  суд кассационной инстанции поступило 59 дел по данной категории споров. Оставлено без изменения  было  37 решений, принято  1 новое решение, отменено с направлением дела на новое рассмотрение  21.

 

          Из  поступивших в суд   кассационной инстанции  дел по спорам, вытекающим из   обязательств  сторон по договорам займа было 44 дела, из которых  было оставлено без изменения 35 решений, отменено 8, принятого новых решений – 1 . 

 

          83 решения  были проверены  по  спорам, вытекающим из кредитных правоотношений,  из которых  было оставлено без изменения 58 решений,  отменено с  направлением дела на новое рассмотрение  19,  принято новых решений 6 .

 

          Основную категорию споров,  связанных с договорами кредитования составили  иски о  взыскании долга по   предоставленным кредитам, предусмотренных договором процентов, штрафных санкций за просрочку возврата кредитов, а  также   споры об обращении взыскания на   заложенное имущество.

 

           Как правило, споры о взыскании  задолженности по кредитному  договору с заемщика и поручителей  не вызывали сложности  у судов.

 

          Между тем, имели  место и  ошибки в применении и толковании норм  материального права  при разрешении  указанной категории дел.

 

1.     Так, допускались ошибки в применении норм ГК РФ о солидарной ответственности заемщика и поручителей  по кредитному договору.

           Решением Белогорского городского суда   было  отказано кредитной организации в удовлетворении иска  о взыскании задолженности по кредитному договору к   поручителям – физическим лицам, по тому основанию, что имеется  вступившее в закону  силу  решение Арбитражного суда Амурской  области  о взыскании задолженности по  этому  же кредитному договору, рассмотренное  по иску  банка к  заемщику – юридическому лицу.  Соответственно в   рамках  спора, рассмотренного Арбитражным судом Амурской области вопрос об ответственности поручителей – физических  лиц не  был постановлен.  Отказывая в удовлетворении иска  о взыскании задолженности по кредитному договору   с поручителей,   суд исходил из того, что  банк   может  неосновательно обогатиться  при  одновременном исполнении двух судебных актов по одной и  той же задолженности перед банком и по этому основанию  отказал  в удовлетворении иска  к поручителям.

         Коллегия не согласилась с таким решением, указала, что   в соответствии  с пунктом 1 статьи 323 Гражданского кодекса Российской Федерации при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга.

        Закон не запрещает производить взыскание задолженности с заемщика и его поручителей в самостоятельных процессах.

При этом законодательством предусмотрены соответствующие нормы на случай неосновательного обогащения лица при одновременном исполнении двух судебных актов по одной и той же задолженности перед банком.

 

 

2.     При рассмотрении дел данной категории судами допускаются ошибки  в применении и толковании положений  ст. 404 ГК РФ  о праве  суда уменьшить размер  ответственности должника.

 

       Так, при разрешении    дела по иску банка  к заемщику  и поручителю Благовещенский городской суд, удовлетворил иск кредитной  организации и  взыскал с заемщика и поручителя солидарно    задолженность  по кредитному договору. При определении размера   задолженности, суд применил  положения ст. 404 ГК РФ и,  руководствуясь указанной нормой закона, снизил сумму подлежащих взысканию процентов по договору кредитования.

Между тем,  положения статьи 404 ГК РФ не дают суду право изменять сумму  основного долга по договору  кредитования.

Согласно ст. 404 ГК РФ  если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон, суд соответственно уменьшает размер ответственности должника. Суд также вправе уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению.

По условиям кредитного договора  заемщику были переданы денежные средства с условием их возврата в установленный договором срок и уплатой процентов в установленном договором размере. Поскольку сумма долга с процентами является основным обязательством  должников,   она не может быть  уменьшена судом.  Правилами ст. 404 ГК РФ предусмотрена возможность  при  названных в законе условиях  уменьшать  размер ответственности должника (убытков, неустойки)    и  не предоставляет суду  право  решать вопрос  об уменьшении размера  основного обязательства.  Определением судебной коллегии  от 13 июня 2007 года указанное решение  было отменено.

 

Аналогичная ошибка была допущена  Белогорским городским судом при разрешении спора  банка к заемщику и поручителям  о взыскании задолженности по кредитному договору,  когда суд, со ссылкой на  положения ст. 404 ГК РФ снизил размер  процентов по  кредитному договору, не учел  при этом, что проценты по договору  является  основным обязательством заемщика, снижение которых по  правилам ст. 404 ГК РФ  не допускается.   Определением судебной коллегии от 27 июня 2007 года   решение суда было отменено.

 

 

3.     Имели случаи отмены решений по данной категории споров в виду неправильного применения судами  норм  Гражданского Кодекса РФ, регулирующих  вопросы перемены лиц в обязательстве.

Эта категория споров, рассмотренных  по искам  Росбанка к заемщикам и поручителям, когда кредитный договор  был заключен  с  другим  банком – банком Дальневосточного общества взаимного  кредита,  которым на основании  договора об уступке права требования  права кредитора были переданы  Росбанку. 

               Так, Тындинский районный суд, разрешая  дело по иску  Росбанка к заемщику и поручителям,  не учел  то обстоятельство, кредитный  договор  был  заключен  заемщиком  с банком Дальневосточное  общество взаимного кредита». На основании  договора  об уступке права требовании,  права  кредитора переданы  банку «Росбанк» . Судом  был сделан обоснованный вывод о том, что иск заявлен надлежащим истцом, поскольку  банками был  заключен договор об уступке прав  22 августа 2005 года, который не противоречит действующему законодательству. Правомерно суд  указал и на то обстоятельство, что в соответствии с нормами  Гражданского Кодекса РФ согласие должника, по общему правилу, на цессию, если иное не  предусмотрено законом или договором (п. 2 ст. 382 ГК РФ), не требуется.

Но в  любом случае новый кредитор, получивший право требования в порядке уступки,  обязан   письменно уведомить должника  о состоявшейся цессии, поскольку не выполнение этого требования влечет неблагоприятные последствия для кредитора,  установленные  ч. 1 ст. 385 и ч.3 ст. 406 ГК РФ.   Обязанность уведомления  должника и поручителей  о переходе прав предусмотрено и условиями п. 3.1.3. договора цессии от 22 августа 2005 года.

        В соответствии с ч.1 ст. 385 ГК РФ должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода требования к этому лицу.

       Непредоставление должнику новым кредитором доказательств перехода к нему требования следует рассматривать как один из случаев просрочки кредитора и соответственно применять ее последствия, предусмотренные ч. 3 ст. 406 ГК РФ, в соответствии с которой по денежному обязательству должник не обязан платить проценты за время просрочки кредитора.

       Поскольку указанные нормы материального права, регулирующие спорное правоотношение, судом первой инстанции  не учтены, не применены,  судом не были  исследованы обстоятельства, имеющие значение  для разрешения спора в этой части, в том числе  такие как  дата,   когда должник и поручители были письменно уведомлены истцом о переходе права требования,  соответственно судом не был  правильно определен объем ответственности должником и неверно  разрешен  спор.    

 

 

4.     Ошибки  при применении и толковании норм  материального права  допускались судами и  при разрешении споров об обращении взыскания на  заложенное имущество.

 

Так,  при разрешении  иска банка об обращении взыскания на  заложенное имущество – жилой дом в связи с ненадлежащим исполнением заемщиком обязательств по кредитному договору, Благовещенский городской суд отказал  банку в  удовлетворении иска. При этом суд исходил из того, что    иск об обращении взыскания на  заложенное имущество предъявлен преждевременно, поскольку не  исчерпаны  все  меры  для  взыскания задолженности по кредитному договору  с заемщика. Отменяя  указанное решение, коллегия указала,   что  при разрешении спора  суд не руководствовался положениями  ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости), руководствовался  лишь нормами Гражданского Кодекса РФ.  Между тем, согласно    ст. 1 ФЗ «Об  ипотеке (залоге недвижимости)» общие правила о залоге, содержащиеся в Гражданском кодексе Российской Федерации, применяются к отношениям по договору об ипотеке в случаях, когда указанным Кодексом или настоящим Федеральным законом не установлены иные правила. Таким образом,  нормы Закона об ипотеке имеют преимущество по сравнению с нормами других правовых актов, в том числе и Гражданского кодекса. В нарушение   закона,  указанные   нормы     права,  судом применены не были, что   свидетельствует   о незаконности постановленного по спору  решения.

      Кроме того, в силу ст. 53 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» в случаях,  когда ипотека была  или должна была быть осуществлена  с согласия другого лица или органа,  суд, в  который предъявлен иск об обращении  взыскания, уведомляет  об этом соответствующее  лицо или орган и предоставляет ему  возможность участвовать в  данном деле.

       Из материалов гражданского дела следует, что  ипотека спорного имущества, принадлежащего  ответчику,   была осуществлена с согласия  его супруги, которая   судом к участию в деле  не привлекалась,  возможность ее     участия  при рассмотрении  дела судом не обсуждалась.  Указанное обстоятельство также  свидетельствует о незаконности постановленного судом решения.

 

5.     В 2007 году  появилась новая категория споров по искам граждан к  кредитным организациям об оспаривании условий  кредитного договора в части взимании комиссии  за открытие и ведение ссудного счета  заемщика.

 

       В суд кассационной инстанции поступили 3  дела об оспаривании  условий  кредитных договоров в указанной части по жалобам граждан  - заемщиков, которым судами  было отказано в удовлетворении исков со ссылкой на возможность заключения кредитных договоров на условиях, предусмотренных договором (ст. 819 ГК РФ), с учетом  положений  закона о свободе договора (ст. 421 ГК РФ). Коллегия согласилась с постановленными решениями, они были оставлены без изменения.  

 

         Одно  решение, постановленное по аналогичному спору, которым  был удовлетворен иск  заемщика о признании незаконным условия кредитного договора в части  обязанности оплачивать комиссию за  открытие и ведение ссудного  счета , было отменено  определением судебной коллегии.

 

Отменяя решение суда, коллегия   исходила из следующего.

 Из материалов дела следует, что 12.01.2006 между кредитной организации  и истцом  был заключен кредитный договор, согласно которому банк предоставил заемщику кредит в размере 52 530 рублей на срок 24 месяца под 17% годовых. В данном договоре предусмотрено, что договор является смешанным и содержит элементы договора банковского счета и кредитного договора. В пунктах 1.2 и 1.3 дано понятие терминов: текущий банковский счет и ссудный счет. Пунктом 3.1.3 предусмотрено, что за открытие ссудного счета банк взимает комиссию в размере 5% от суммы кредита, но не менее 375 рублей и не более 1.750 рублей. Пунктом 3.2.7 договора предусмотрено, что комиссия за ведение ссудного счета составляет 1,5% от суммы выданного кредита по договору ежемесячно.

         Разрешая требования истца о признании недействительными условий кредитного договора,  которыми на него возложена обязанность по оплате комиссии за открытие и ведение ссудного счета, суд применил пункты 2.1.2 и 3.1 Положения Центрального Банка РФ № 54-П от 31.08.1998 и указал, что из анализа указанных норм следует, что предоставление кредита физическому лицу и его возврат возможны без открытия и ведения ссудного счета. Также суд руководствовался  положениями статьи 30 Федерального закона «О банках и банковской деятельности»  и указал, что  открытие  банковского счета  является правом,  а не обязанностью  гражданина., в то время как спор  шел о ссудном,  а не банковском счете клиента.

         Коллегия не согласилась с данными суждениями суда, поскольку пункты 2.1.2 и 3.1 Положения № 54-П предусматривают возможность предоставления кредита физическому лицу и его возврат как наличным путем через кассу банка, так и безналичным путем через банковский счет клиента. Данные нормы не регулируют вопросы возможности либо необходимости открытия ссудного счета при выдаче банком кредита. Истцом не оспаривались условия кредитного договора в части открытия текущего банковского счета и предоставления кредита путем зачисления денежных средств на открытый банковский счет, а оспаривались условия данного договора в части открытия и ведения ссудного счета. При этом  суд не увидел разницы в понятиях ссудный и банковский счета. Коллегия отметила, что ссудный счет, определенный в кредитном договоре как счет, на котором отражается кредитная задолженность, не является банковским счетом, который регулируется статьей 845 ГК РФ. Ссудный счет является способом банковского учета денежных средств. В связи с этим необоснованной является ссылка ссуда на то, что статья 30 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» устанавливает право, а не обязанность гражданина на открытие банковского счета.

Далее, суд ссылается на положения статьи 16 Закона РФ «О защите прав потребителей» о том, что условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными, указывал, что оспариваемые условия кредитного договора нарушают права истца, и приходит к выводу, что данные условия договора являются недействительными. Коллегия не согласилась с этими суждениями  суда, поскольку в решении суд не указал, каким же нормам права не соответствуют оспариваемые истцом условия договора и каким образом эти условия нарушают права истца. Судом не выяснялся вопрос, имел ли истец возможность заключить кредитный договор в данном или ином банке на иных условиях.

 

      В связи с этим, следует отметить, что   за два месяца 2008 года  в  судебную коллегию поступило несколько дел по данной категории споров.  

При  рассмотрении дел  в   2008 году  по вопросу о взимании комиссии за ведение   ссудного  счета  коллегия  высказала иную позицию, поддержав решение  судов первой инстанции, которыми были удовлетворены требования граждан – заемщиков об оспаривании условий кредитных договоров  в указанной части или отказано  в удовлетворении исков кредитных организаций  к заемщикам и поручителям  взыскания задолженности  в части   взыскания комиссии за ведение ссудного счета.

Так, коллегия указала, что ссудный счет является балансовым счетом банка, а не банковским счетом заемщика, он  служит для отражения задолженности по ссуде, а не для проведения расчетов.

           Публично– правовая обязанность по  формированию полной и  достоверной информации  о деятельности организации, ее имущественном положении предусмотрена п. 3 ст. 1 ФЗ «О бухгалтерском учете». Ответственность  за организацию бухгалтерского учета  в организациях, соблюдение законодательства при выполнении хозяйственных  операций несут руководители организации в силу  ст. 6 указанного федерального  закона.   Таким образом, ведение ссудного счета в связи с предоставлением заемщику  кредита отвечает  экономическим потребностям и публично– правовым обязанностям самой кредитной организации, эти действия не могут  быть признаны платной  услугой, оказываемой  клиенту – заемщику. Взимание платы за ведение ссудного счета свидетельствует о том, что  заемщик оплачивает банку  саму  возможность  исполнить обязательства  по возврату  кредита, что противоречит положениям  Закона «О защите прав потребителей», Гражданского Кодекса Российской Федерации.   С учетом того, что  действия банка  по отражению и учету ссудной задолженности клиента не являются услугой, оказываемой потребителю, у суда отсутствовали  законные основания для  взимания с ответчика  платы  за ведение ссудного счета.

        

       Кроме того, следует  отметить, что   по вопросу о  правомерности взимания  комиссии за открытие и  ведение  ссудного счета  имеются  решения Арбитражного суда Амурской области.  Эти решения были приняты по  заявлениям  кредитных организаций, которые оспаривали постановления  о привлечении их к административной ответственности  за  включение в кредитные договоры условий, обязывающих заемщика уплачивать комиссию за открытие  и ведение ссудного счета.  Арбитражный суд счел  указанные выше условия противоречащими требованиям закона.

 

 

 

       6.  При рассмотрении  дела по искам кредитных организаций о взыскании задолженности  по кредитному договору   с поручителей в случае смерти  заемщика, суды  учитывали  разъяснения по данному вопросу, данное Верховным судом Российской Федерации.

 

       В коллегии сложилась практика, когда в случае смерти  заемщика  и наличии у него  правопреемников, принявших наследство  на  поручителей   возлагалась обязанность по  надлежащему исполнению  обязательств по кредитному договору лишь  в случае, когда  указанное условие предусмотрено положениями договора поручительства. Так,  определением судебной коллегии от 5 декабря 2007 года было отменено  решение суда   об отказе в  удовлетворении иска   банка к поручителю, поскольку  по условиям договора поручительства  поручитель принял на себя обязательство  отвечать  за  заемщика,  а также  за любого иного  должника в случае перевода долга на другое лицо. Указанное условие  договора поручительства, с учетом  того, что  у умершего  заемщика  имеются наследники, принявшие наследство, свидетельствует  о  возможности  взыскания с  поручителей и наследников, принявших наследство задолженности по кредитному договору.  

Это позиция  совпадает с  разъяснением  Верховного суда , имеющимся в Обзоре судебной практики Верховного суда  РФ от  29 ноября 2006 года.

 

 

Согласно указанному разъяснению, в случае смерти должника по основному обязательству, обеспеченному договором поручительства, при наличии правопреемника, принявшего наследство, требуется согласие поручителя отвечать за нового должника, если договор поручительства не содержит в качестве условия согласие поручителя отвечать за исполнение обязательства перед любым новым должником в случае перевода долга по обеспечиваемому обязательству.

Следовательно, при отсутствии согласия поручителя отвечать за правопреемника должника в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения им основного обязательства возложение на него такой обязанности неправомерно.

 

Таким образом,  на поручителей  может быть возложена обязанность по  надлежащему исполнению обязательств по  кредитному договору в случае  смерти заемщика лишь при наличии у заемщика правопреемника, принявшего наследство и согласия поручителя отвечать за нового должника,  зафиксированное в том числе в  договоре поручительства о согласии отвечать  за исполнение обязательства перед  любым новым должником  в случае перевода долга по обеспечиваемому обязательству.

 

 

 На сегодняшний день Верховным судом РФ  изложена позиция и по спорам кредитных организаций к  поручителям в  случае смерти заемщика и отсутствием у заемщика  наследников. Это позиция высказана в определении  Верховного суда  от 17 апреля 2007 года 

 

В соответствии с пунктом 1 статьи 367 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) поручительство прекращается  с прекращением обеспеченного им обязательства,  а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего.

Согласно статье 418 названного Кодекса обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника.

        В соответствии со статьей 391 ГК РФ должник при своей жизни вправе перевести свой долг на другое лицо, с согласия кредитора. При таком переводе долга ответственным перед кредитором должника становится новый должник.

          В случае смерти должника, не исполнившего кредитное обязательство, допускается перемена лиц в обязательстве. Согласно статьям 1112, 1175 того же Кодекса имущественные права и обязанности входят в состав наследства. Наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно, причем каждый из них отвечает в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества. В том случае, когда наследство отсутствует либо наследники его не приняли, обязательство заемщика прекращается в силу части 1 статьи 418 названного Кодекса смертью должника.

В соответствии с пунктом 1 статьи 361 ГК РФ по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. Согласно статье 363 того же Кодекса, при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность. Данная норма права является диспозитивной. Это означает, что ответственность поручителя перед кредитором должника по обеспеченному поручительством кредитному обязательству наступает лишь при наличии определенных условий, связанных с тем или иным поведением заемщика. Ответственность поручителя возникает тогда и постольку, когда и поскольку заемщик сам не исполняет кредитного обязательства, либо исполняет его ненадлежащим образом. Если же должник в кредитном обязательстве исполняет свои обязанности надлежащим образом, кредитор к поручителю претензий не имеет и к имущественной ответственности его не привлекает.

Поручительство, по своей правовой природе, является способом обеспечения обязательств (статья 329 ГК РФ) или зависимым от основного обязательством и следует его судьбе.

В соответствии со статьей 367 ГК РФ поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего (пункт 1). Поручительство прекращается с переводом на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника (часть 2 той же статьи).

 Как следует из материалов дела и установлено Кировским районным судом г. Екатеринбурга, заключенный 24 июня 2004 года между банком и Гордюковым Н.А. кредитный договор был обеспечен поручительством ответчиков, которые обязались отвечать за действия должника, а в случае перевода долга на другое лицо - за любого другого должника. Также установлено, что спустя месяц основной должник умер, не исполнив перед банком своих обязательств по возврату суммы долга с причитающимися процентами. Поскольку судом установлено и истцом не оспаривается, что по основаниям, предусмотренным законом, долг Гордюкова Н.А. на других лиц не переводился, то являются правильными выводы в решении районного суда о том, что смертью должника прекращено обеспеченное поручительством кредитное обязательство Гордюкова Н.А. (часть 1 статьи 418 ГК РФ), с прекращением указанного обязательства прекращено и поручительство М., Т., У., У.Ю. (часть 1 статьи 367 ГК РФ) и предусмотренных законом оснований для удовлетворения заявленных банком требований не имеется.

Являются несостоятельными ссылки в определении судебной коллегии по гражданским делам областного суда, как на основания к отмене решения районного суда, на то, что обеспеченное поручительством ответчиков кредитное обязательство заемщика Гордюкова Н.А. смертью последнего не прекращается, а подлежит исполнению поручителями, обязавшимися отвечать за любого должника, и что банк может принять исполнение от любого лица. Данные ссылки суда основаны на неправильном толковании и применении вышеприведенных норм материального права. Действительно, обязательства, вытекающие из кредитного договора, не связаны неразрывно с личностью должника, они могут быть исполнены его правопреемником либо иным другим лицом, давшим на это свое согласие. Однако судебная коллегия не учла, что долг Гордюкова Н.А. на других лиц не переводился ни при жизни должника, ни после его смерти, и правопреемников, за чьи действия могли бы отвечать поручители, судом не установлено. Также коллегия не учла, что отвечать перед кредитором должника при отсутствии самого должника ответчики согласия не давали. Кроме того, это противоречит правовой природе поручительства.

Кроме того,  Федеральный закон "О банках и банковской деятельности" допускает заключение банками кредитных договоров как с обеспечением исполнения обязательств одним из названных статьей 329 ГК РФ способов, так и без таковых. В отличие от банка, граждане-поручители не являются профессиональными участниками рынка кредитования, в связи с чем, не могут нести риска хозяйственности деятельности. Их права защищены законом. В соответствии со статьей 365 ГК РФ к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора. В случае уплаты банку по указанному судебному постановлению денежных сумм ответчики приобретают регрессное требование к должнику. Учитывая обстоятельства дела, ответчики это право реализовать не смогут.

 

 

 

Судья Амурского

областного суда                                                                                                                                                                                  Манькова В.Э.

 

опубликовано 25.03.2010 08:58 (МСК)