Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Справка по результатам обобщения судебной практики по спорам, вытекающим из семейных правоотношений

           Обобщение судебной практики основано на  кассационных определениях, постановленных судебной коллегией по гражданским делам  Амурского областного суда по спорам, вытекающим из семейных правоотношений,  в 2007г.

Целью обобщения является проверка правильности применения судами области норм материального и процессуального права   при рассмотрении дел указанной категории, формировании единообразной  судебной практики.

Семейные споры являются одной из наиболее часто рассматриваемой судами категорией споров. Всего в 2007г. судебной коллегией было  рассмотрено 54 дела указанной категории (на 2 больше чем в 2006 году), из них отменено 15 решений судов первой инстанции (на 8 меньше чем в 2006 году), сведения о которых представлены в таблице:

                                                                 

Категория дел

 

Всего

рассмотрено

Отменено

решений

Заключение и расторжение брака

1

0

Раздел  имущества  супругов

11

2

Лишение родительских прав

26

8

Определение  места жительства детей

5

0

Устранение препятствий в общении с детьми

3

0

Установление происхождения детей

7

4

Воспитание детей, оставшихся без попечения родителей

1

1

 

Практика показывает, что решения, постановленным судом первой инстанции отменяются в связи с существенным нарушением норм материального права, регулирующих данные правоотношения,  судами довольно часто допускаются ошибки  и  процессуального характера.

 

 

1.     Споры, вытекающие из режима совместной собственности супругов

 

           1. Г. обратилась в суд с иском к Н. и А. о выделе доли супруга-должника и обращении на нее взыскания, указав, что Н. взяла у нее в долг деньги в сумме 300 000 руб., которые обязалась вернуть 20 февраля 2006 года, однако долг не вернула. 7 сентября 2006 года мировым судьей по Тындинскому городскому судебному участку № 2 был выдан судебный приказ на взыскание с Н. суммы долга, который не был исполнен по причине отсутствия у ответчицы имущества для взыскания. Истице известно, что у супругов Н. и А. имеется совместно нажитое имущество, которое состоит из квартиры, автомобиля и гаража. Просила суд разделить совместно нажитое имущество ответчиков, выделить долю Н. и обратить на нее взыскание причитающихся ей по договору займа  300 000 рублей. В обеспечение иска просила наложить арест на имущество ответчиков.

Ответчица Н. иск не признала, пояснила, что квартира принадлежит ее мужу, приобретена им в 1994 г. до брака. Гараж также принадлежит ее мужу, так как построен до заключения брака. Автомашину муж приобрел в 2004 г. на средства, полученные от продажи другой машины,  которая была у него до заключения брака,  добавив  деньги, полученные им в связи с выходом на пенсию. При этом ответчица не отрицает, что деньги в долг у истицы брала.

Ответчик А. иск не признал, пояснил, что ему не известно о том, что его жена брала у истицы деньги в долг. Узнал о долге в январе 2007 года при рассмотрении дела мировым судьей. В браке с Н. состоит с 1997 года, однако никакого имущества совместно ими приобретено не было.

Решением суда  исковые требования удовлетворены частично. Совместно нажитым имуществом супругов признан автомобиль. Произведен раздел  автомобиля марки Toyota Corolla 1999 г. выпуска, за каждым из супругов признано право на ½ долю. На ½ долю, принадлежащую Н. обращено взыскание в счет возмещения долга по судебному приказу № 2-4080 от 7 сентября 2006 г.

Н. обратилась с кассационной жалобой, в которой просила решение отменить, не соглашалась с суммой долга, поскольку брала у истицы 152 000 рублей, а не 300 000 рублей. Решение считала незаконным, так как судом не выяснен вопрос о том, кому принадлежит машина. К машине она не имеет отношения, куплена она была ее супругом.  Также указывает, что не ставила супруга в известность о том, что берет деньги в долг.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения, поскольку из дела усматривалось, что спорный  автомобиль был приобретен А. в 2004 году. Поскольку, в силу ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, суд сделал правильный вывод о том, что данное имущество принадлежит обоим супругам в силу закона и обоснованно выделил долю должницы Н. для обращения на нее взыскания.

                                                                                                     Кассационное определение № 33-1776/07 от 19.09.2007г.

 

 

2. Б. обратилась в суд с иском к П. о разделе совместно нажитого имущества, указав, что состояла с П. в фактических брачных отношениях, в период брака ими была приобретена  трехкомнатная квартира в г. Белогорске. В данную квартиру в 1999 году заселился ответчик, а она и ее малолетняя дочь были вселены в качестве членов семьи собственника. Так же, во время совместного проживания ими было приобретено имущество на общую сумму 60 580 рублей, и был организован бизнес, и в магазине имеется товар на общую сумму 70 000 рублей. Всего ими было приобретено, построено и организовано имущество на общую сумму 493 580 рублей. Данное имущество просила признать совместной собственностью, разделить его определив её долю в размере ½ части, в виде денежной компенсации в размере 246 790 рублей.

Ответчик заявленные требования не признал, пояснив, что ответчик и истица не находились в фактических брачных отношениях, все предметы, указанные истицей являются его собственностью и приобретены были им. Спорный гараж не является объектом права, у него отсутствуют какие либо документы, подтверждающие пря собственности, а разделу подлежит только то имущество, которое является объекта права. Истицей не представлены доказательства наличия товара в магазине, не представлены доказательства вкладывания ею денег в приобретение товара, личного имущества.

Решением суда иск Б. к П. о разделе совместно нажитого имущества оставлен без удовлетворения.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения, указав, что действующее гражданское законодательство не предусматривает возможности выдела доли из совместной собственности в денежном выражении, поскольку, в силу требований ст. 252 ГК РФ, собственник имеет право на выплату ему его доли только в случае, если выдел доли в натуре не допускается законом, или не возможен без несоразмерного ущерба имуществу. Доказательств, подтверждающих свое право совместной собственности на спорное имущество Б. суду не представила. Исследованные в судебном заседании показания свидетелей указывали на факт совместного проживания сторон, и не свидетельствовали о приобретении имущества на личные средства Б., либо вкладывание ею денежных средств в совместное приобретение имущества и строительство гаража, т.к. совместное проживание не является достаточным основанием для возникновения общей   собственности на имущество.

                                                                                                                                             Кассационное определение № 33-761/07 от 4.05.2007г.

 

 

3. К. обратилась в суд с иском к Е. о признании права собственности на ½ автомобиля «Тойота-Креста», в обоснование указав, что с 7 марта 1995   года она проживала с Е.А. без регистрации брака единой семьей вплоть до 22 августа 2005 года, до момента его смерти. За время проживания они вели совместное хозяйство, бюджет семьи был единым. По договоренности с Е.А. истица стала копить деньги из своей зарплаты на приобретение автомобиля.  11 апреля 2005 года она выбрала автомобиль «Тойота-Креста», и оставила продавцу задаток в сумме 2.000 долларов США, а 17 апреля того же года   совместно с Е.А., Ф. и С. они купили спорный автомобиль за 8.000 долларов США, при этом справку-счет выписали на Е.А.. Спорным автомобилем они пользовались вместе, истица ездила на нем самостоятельно. Просила суд признать за ней право собственности на ½ указанного автомобиля, так как 27 апреля 2006 года продала ответчице другую половину указанного транспортного средства.

Ответчица Е. исковые требования не признала, пояснив, что она состояла в зарегистрированном браке с Е.А., от которого имеют двоих совершеннолетних сыновей. В 1995 году Е.А. ушел жить к К., но брак не был расторгнут. Весной 2005 года он приходил и говорил, что желает приобрести автомобиль. Ответчица полагает, что он приобрел автомобиль исключительно на свои деньги. Е.А. получал очень большую зарплату, в связи с чем мог сам без помощи К. приобрести автомобиль. Автомобиль мог быть приобретен на средства, полученные от продажи гаража и другого автомобиля, ранее принадлежавших Е.А.. Спорный автомобиль был включен в наследственную массу.

Решением суда в удовлетворении иска К. было отказано.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения, поскольку правом собственности на спорный автомобиль обладал именно Е.А. на основании договора купли-продажи от 17 апреля 2005 года со дня оформления сделки. Истица К. в этом договоре не названа, в связи с чем данный автомобиль может быть признан общей собственностью лишь при доказанности, что между истицей и Е.А., указанным в договоре в качестве покупателя, была достигнута договоренность о совместной покупке автомобиля   и   в   этих   целях   истица   вкладывала   свои   средства в его приобретение.

Поскольку истица не смогла доказать наличие договоренности между нею и Е.А. о покупке автомобиля в общую собственность, о вложении в этих целях своих средств в покупку и их размере, оснований для удовлетворения заявленных требований не имелось.

Совместное   проживание   и   ведение   общего   хозяйства   сторонами,   не состоящими в браке, и наличие у истицы доходов, само по себе не является достаточным основанием для возникновения общей собственности    на спорный автомобиль.

                                                                                             Кассационное определение № 33-363/07 от 28.02.2007г.

 

 

2.     Лишение родительских прав и отмена усыновления (удочерения)



1. Б. обратился в суд с иском об отмене удочерения, в обоснование заявленных требований указал, что в соответствии с решением Благовещенского городского суда им была удочерена А. Виолетта, 16 января 1995 года рождения, внесены изменения в актовую запись о рождении ребенка и в книгу записи рождений, изменены фамилия и отчество ребенка, а также место ее рождения.

С 26 февраля 1999 года истец состоял в браке с матерью несовершеннолетней – Б.Н., однако, отношения в семье не сложились, в результате чего брак был прекращен на основании решения суда от 02 ноября 2001 года. На момент прекращения брака между Б. и Б.Н., девочке было 6 лет. После прекращения брака общение истца с несовершеннолетней было крайне редким, носило эпизодический характер, а несколько лет назад фактически полностью прекратилось. Ни в воспитании ребенка, ни в обсуждении или решении вопросов, связанных с получением ребенком образования (определение дошкольного учреждения, школы, кружков и секций, которые ребенок может и должен посещать) он не принимает никакого участия, поскольку Б.Н. решает данные вопросы самостоятельно, прислушиваясь к мнению своих родителей.

Таким образом, по не зависящим от истца обстоятельствам, в настоящее время между истцом и удочеренным ребенком отношений, которые можно было бы охарактеризовать как отношения дочери и отца, необходимых для нормального развития и воспитания ребенка, не имеется. Единственным последствием удочерения несовершеннолетней Виолетты является обременение истца обязанностью по уплате алиментов на содержание ребенка. Исходя из фактически сложившихся между ними отношений, какое-либо иное, помимо уплаты алиментов, участие истца в воспитании и образовании ребенка, а также проявление реальной заботы о ее здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии, не представляется возможным. Вскоре после развода с Бондаренко Н.П. у истца сложились фактические семейные отношения с другой женщиной. 26 сентября 2004 года у них родился сын, в воспитании которого истец принимает самое непосредственное участие и несет расходы на его содержание.

Кроме того, у истца есть сын от первого брака, 23 июня 1989 года рождения, в воспитании которого он также принимает непосредственное участие.

Законный представитель несовершеннолетней – Б.Н. возражала против удовлетворения заявленных требований, пояснила суду, что Виолетта считает истца своим отцом, ей ничего не известно об удочерении, своего биологического отца она не знает. Решение об удочерении Б. принял самостоятельно, на него никто влияния не оказывал. Он сам настоял на удочерении, объяснив это тем, что раз они являются одной семьей, то и фамилия у всех должна быть одна. Истец не выплачивал алименты на содержание Виолетты по соглашению об уплате алиментов, заключенному между нею и истцом, поэтому она обратилась в суд с исковым заявлением о взыскании задолженности по уплате алиментов. Несмотря на то, что истец с ними уже длительное время не проживает, ребенок доброжелательно относится к истцу, называет его отцом. Говорит о том, что если отец будет больше ей звонить, то они будут больше общаться. Конфликтных ситуаций между ними нет. Виолетта общается с Б. с 2,5 лет. Если будет отменено удочерение и в актовой записи о рождении ребенка, свидетельстве о рождении ребенка будут исключены записи о том, что Б. является отцом ребенка, это вызовет у Виолетты вопросы. Восстановление родственных связей с биологическим отцом ребенка невозможно, так как он в установленном законом порядке признан безвестно отсутствующим и о нем до настоящего времени ничего неизвестно.

Решением суда в удовлетворении требований Б. об отмене удочерения отказано.

Судебная коллегия сочла решение суда законным и обоснованным, указав, что отмена усыновления (удочерения) ребенка допускается лишь тогда, когда усыновление (удочерение) перестает соответствовать интересам ребенка. Суд выносит решение об отмене усыновления (удочерения) при установлении обстоятельств, свидетельствующих о виновном, противоречащем интересам усыновленного ребенка поведении усыновителей, ненадлежащем выполнении ими своих обязанностей по воспитанию ребенка.

Поскольку из искового заявления Б. следовало, что заявленные требования он обосновал тяжелым материальным положением, невозможностью выплачивать алименты на содержание Виолетты, а также тем, что отношения между ним и несовершеннолетней охладели. При этом, Б. указал, что на сегодняшний день единственным последствием удочерения девочки является обременение истца обязанностью уплачивать алименты Б.Н..

Таким образом, обстоятельств, свидетельствующих о том, что отмена удочерения будет соответствовать интересам ребенка, в заявлении Б. не имелось. Более того, доказательств, свидетельствующих об отсутствии взаимопонимания между Б. и ребенком, истцом, в нарушение ч. 1 ст. 56 ГПК РФ, представлено не было.

                                                                                                                                           Кассационное определение № 33-2053/07 от 2.11.2007г.

 

 

2. Прокурор Селемджинского района обратился в суд с иском к С. о лишении её родительских прав в отношении дочери Алины, рождения 31 марта 2004 года и взыскании алиментов на её содержание. В обоснование  указал, что в прокуратуру Селемджинского района поступила информация по факту нанесения С. ножевого ранения своей малолетней дочери С. Алине, 31 марта 2004 года рождения в ходе распития спиртных напитков.

По данному факту прокуратурой района была проведена проверка по результатам которой было установлено, что С. проживала совместно с сожителем Н.. 20 марта 2007 года в ходе распития спиртных напитков между С. и Н. произошла ссора, в ходе которой С. причинила тяжкий вред здоровью своей малолетней дочери по неосторожности.

Органами ОВД Селемджинского района было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 118 ч. 1 УК РФ в отношении С., ее действия по факту причинения своей малолетней дочери ножевого ранения были квалифицированы органами предварительного следствия как неосторожные. Однако, как мать двухлетнего ребенка, находясь с ножом в руке около своей малолетней дочери, С. обязана была проявить осторожность, внимательность, прежде чем взять в руки нож и подойти с ним к ребенку, и как мать должна была подумать о последствиях своих действий.

Кроме того, как было указано в объяснениях С., она демонстрировала своей двухлетней дочери нож в целях напугать ребенка, что недопустимо для матери, как лица, которое несет ответственность за воспитание и развитие своего ребенка, которое обязано заботиться о его здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своего ребенка.

Отец малолетней Алины – С.Р., 1980 года рождения, проживает в г. Углегорск, Южно-Сахалинской области. Поэтому, прокурор полагал, что несовершеннолетняя в дальнейшем не может проживать совместно с матерью, так как мать не может контролировать свои поступки находясь в состоянии алкогольного опьянения, и девочка не может быть в безопасности рядом с матерью. Действия С. по причинению ножевого ранения малолетней дочери свидетельствуют о жестоком обращении с ребенком, что недопустимо. Как пояснила сама С., она подошла к своей малолетней дочери, остановилась напротив сидящего в кресле ребенка, в правой опущенной руке она держала нож, который наставила на грудь дочери, острием ножа в область груди. Нож она наставила на ребенка, чтобы та испугалась и прекратила кричать. То есть, С. применила такой прием воспитания в отношении своей двухлетней дочери (испугать ребенка ножом), который иначе как жестоким обращением назвать нельзя. На этом основании прокурор просил лишить родительских прав С. в отношении ее малолетней дочери и взыскать с неё алименты в размере одной четвертой части от всех видов заработка на ее содержание.

Ответчица С. иск не признала и пояснила, что в настоящее время она не употребляет спиртное, имеет постоянную работу, содержит и обеспечивает своего ребенка. Ребенок посещает детский сад, ситуация забылась. Тогда у неё было истерическое состояние, теперь она поняла, что так делать нельзя.

Решением суда требования прокурора удовлетворены, С. лишена родительских прав в отношении дочери, с С. взысканы алименты на содержание девочки в размере ¼ части всех видов доходов, начиная с 18 октября 2007 года, до её совершеннолетия.

С момента вступления настоящего решения суда в законную силу малолетняя С. Алина для дальнейшего содержания и воспитания передана  отцу – С.Р..

Судебная коллегия, рассматривая кассационную жалобу С., оставила решение суда без изменения, поскольку умышленное преступление против жизни и здоровья ребенка, совершенное его матерью относится к числу наиболее тяжких и общественно опасных. Лицо, совершившее подобного рода преступление, не может быть обладателем родительских прав и обязанностей, защищать права своих детей, представлять их интересы.

Материалами дела было установлено, что в семье С. существует реальная угроза жизни и здоровью несовершеннолетней дочери ответчицы, что физическое насилие над ребенком становится основным методом его воспитания. Данное обстоятельство несомненно следует квалифицировать как злоупотребление ответчицей своими родительскими правами.

При этом, судом достоверно было установлено, что действия ответчицы не носили разового характера, они выражались в неспособности разумно оценивать свои действия в состоянии алкогольного опьянения, не умении организовать режим питания и отдыха ребенка и воспитательного процесса, оставляя своего ребенка на попечение другим лицам, употребляющим спиртные напитки и таким образом, оставляя его на произвол судьбы.

                                                                                                     Кассационное определение № 33-2288/07 от 12.12.2007г.

 

 

3. С., действуя в интересах несовершеннолетнего В. обратилась в суд с иском к Т. о лишении ее родительских прав. В обосновании заявленных требований указала, что отец ребенка умер 5 января 2007 года. Мать несовершеннолетнего - Т. длительное время с самого рождения не проживала с сыном, не занималась его воспитанием и содержанием, не заботилась о его здоровье, не работала, не имеет средств к существованию, не обеспечивала его одеждой, обувью, злоупотребляет спиртными напитками, ведет аморальный образ жизни. Согласно постановлению администрации Ивановского района № 158 от 12.04.2007 года несовершеннолетний В. находится под опекой С., т.е. налицо факт устранения Т. от выполнения родительских обязанностей.

Т. требования не признала, пояснила суду, что с момента рождения сына и по август 2006 года она проживала совместно с сыном, за исключением случаев, когда она находилась в больнице и когда уезжала с отцом ребенка работать в г. Благовещенск. Ребенок в это время находился с ее бабушкой в с. Дмитриевка на искусственном вскармливании, они с отцом ребенка каждое воскресенье навещали его. С 2003 года они всей семьей переехали жить в г. Благовещенск, а весной 2004 года вернулись в с. Дмитриевка и с этого времени они семьей вместе с детьми стали проживать у матери мужа до августа 2006 года. В августе 2006 года она выехала на работу в с. Сергеевка Благовещенского района и о ее месте жительства знали все родственники.

После нового года ей сообщили о смерти ее гражданского мужа – В.В., на похороны она не приехала, так как не было возможности. Когда приехала на поминки (девять дней), бабушка попросила оставить ей ребенка, объяснив это тем, что ей тяжело и одиноко. Т. оставила ребенка у бабушки, навещала его почти каждую неделю. Когда приезжала к ним в феврале и хотела забрать ребенка, бабушка плакала и просила не забирать, так как она отдала ребенка в подготовительную школу и попросила, чтобы тот закончил учиться, после чего его можно будет забрать, на что она согласилась. Приехала в 20-х числах мая забрать ребенка, и узнала, что бабушка с ее сыном уехали в г. Шилка.

В первых числах сентября она приехала в г. Шилка, встретилась с истицей С., пыталась с ней поговорить, но она нецензурно выражалась и не отдала ребенка. После чего, она взяла разрешение, на то, чтобы забрать ребенка, в Шилкинском отделе образования, но С. ребенка не отдала. В Шилкинском отделе образования посоветовали снять опеку над сыном, и после этого забрать ребенка. В настоящее время администрация Ивановского района постановлением № 373 от 18.09.2007 года отменила опеку над ее сыном - В., сняла обязанности опекуна с С., постановила органу опеки и попечительства г. Шилка передать несовершеннолетнего В. матери, постановление № 158 от 12.04.2007 года считать утратившим силу, но она не поехала за ребенком, так как ей пришла повестка о вызове в суд.

В настоящее время она работает и имеет постоянный доход, уверена, что сможет обеспечить себя и своих детей – у нее имеется дочь, которая в настоящее время проживает с ней.

Решением суда в иске С. отказано.

Судебная коллегия оставила решение суда в силе, указав, что поскольку на момент рассмотрения заявленных требований по существу, с С. была снята опека над несовершеннолетним, она утратила право для обращения в суд в интересах несовершеннолетнего, и не являлась надлежащим истцом по данному делу.

Кроме того, оснований для лишения Т. родительских прав, перечисленных в ст. 69 СК РФ, из материалов дела не усматривалось.

Кассационное определение № 33-2226/07 от 30.11.2007г.

 

 

4. С.С. обратилась в суд с иском к С.Р. о лишении его родительских прав в отношении несовершеннолетней дочери Дарьи, 12 июня 1994 года рождения. В обоснование заявленных требований указала, что брак между ними был расторгнут 7 мая 1999 года, с момента развода и по настоящее время ответчик воспитанием ребенка не занимается, не несет обязанностей по содержанию дочери, не интересуется ее судьбой, не поздравляет дочь с праздниками, также уклоняется от выплаты алиментов, скрывая свой адрес. Кроме того, С.Р. с 1997 года каждый день посещает церковь «Новое Поколение» и при этом хочет, чтобы его несовершеннолетняя дочь вместе с ним делала это, но девочка против этого.

Ответчик С.Р. возражал против предъявленных к нему требований, суду пояснил, что он посещает церковь «Новое Поколение» и хочет прививать веру к Богу и своей дочери. После расторжения брака, С.С. стала настраивать дочь против него, при этом он пытался примириться с истицей, но она все равно не позволяет ему видится с дочерью, препятствует в общении с ней. Раньше размер его заработной платы был несущественный, и у него не было возможности выплачивать присужденные судом алименты. Сейчас он работает на хорошо оплачиваемой работе и обязуется выплатить задолженность по алиментам. Периодически звонит своей несовершеннолетней дочери, интересуясь ее делами, учебой. В настоящее время обязуется заниматься ее воспитанием, погасить задолженность по алиментам, полагает, что вправе рассказывать дочери о церкви «Новое поколение», т.к. является ее приверженцем, но не настаивает на ее посещении девочкой против воли последней. Просил в иске отказать.

Решением суда в удовлетворении требований С.С. отказано. Суд вынес С.Р. предупреждение о необходимости изменения своего отношения к воспитанию дочери Дарьи, и возложил на орган опеки и попечительства контроль за выполнением С.Р. родительских обязанностей в отношении несовершеннолетней дочери.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения, поддержав позицию суда о предупреждении С.Р. о необходимости изменения своего отношения к воспитанию дочери. Указанная правовая позиция изложена в п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.1998г. № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», согласно которому, судам следует учитывать, что лишение родительских прав является крайней мерой. В исключительных случаях при доказанности виновного поведения родителя суд с учетом характера его поведения, личности и других конкретных обстоятельств вправе отказать в удовлетворении иска о лишении родительских прав и предупредить ответчика о необходимости изменения своего отношения к воспитанию детей, возложив на органы опеки и попечительства контроль за выполнением им родительских обязанностей.

Кассационное определение № 33-2141/07 от 21.11.2007г.

 

 

5. Прокурор Селемджинского района обратился в суд с иском к Г. о лишении ее родительских прав в отношении несовершеннолетней дочери Юлии 21.07.1992 года рождения. В обоснование указал, что Г. на протяжении длительного времени не занимается воспитанием, содержанием и развитием своей несовершеннолетней дочери Юлии, не заботится о ее здоровье и образе жизни, не надлежащим образом исполняет свои родительские обязанности.

На момент рассмотрения дела Г. состояла в законном браке с
Б., они имеют совместную дочь – Б. Екатерину, 1999 года рождения. Семья состояла на учете в отделе образования, комиссии по делам  несовершеннолетних и защите их прав при администрации Селемджинского района, ОИДН п. Экимчан, как неблагополучная.

Г., с июля 2001 года по сентябрь 2006 года работала в МДОУ детский сад «Солнышко», за время работы зарекомендовала себя с отрицательной стороны: регулярные опоздания на работу, появление на работе в нетрезвом виде, грубость в отношениях с другими работниками, за что неоднократно привлекалась к дисциплинарной ответственности. В настоящее время не работает, трудоустроиться не  стремится, с сентября 2006 года состоит на учете в центре занятости населения Селемджинского района, характеризуется с отрицательной стороны, злоупотребляет спиртными напитками. По своим морально-нравственным качествам Г., не может полноценным образом заниматься нормальным и всесторонним воспитанием, содержанием и развитием своей несовершеннолетней дочери Юлии. Она не обеспечивает дочь продуктами питания и одеждой, необходимыми школьными принадлежностями. Юлия находится на полном обеспечении и содержании своей бабушки Г.С., которая на основании постановления № 367 от 15.12.1997 года, назначена опекуном над малолетней внучкой, с согласия родителей, до достижения девочкой 16-ти лет.

Представителями органов и учреждений системы профилактики неоднократно проводились беседы с Г., о необходимости трудоустройства и надлежащим образом исполнения родительских обязанностей по отношению к несовершеннолетней дочери, однако профилактическая работа положительных результатов не дала.

Ответчица Г. суду пояснила, что она против того, чтобы ее лишали родительских прав, так как она заботится о дочери, как может, выплачивает алименты с пособия по безработице. Она помогает дочке по мере возможности, они почти ежедневно встречаются, у них хорошие взаимоотношения. Давать дочке денег больше она не может, так как не может устроиться на работу, состоит на учете по безработице. Дочь проживает с бабушкой, так как бабушка уже в возрасте, за ней нужен присмотр.

Решением суда прокурору Селемджинского района в удовлетворении заявленных требований о лишении Г. родительских прав в отношении ее дочери отказано.

Судебная коллегия так же не нашла достаточных оснований для лишения Г. родительских прав, и, оставив решение суда без изменения, вынесла предупреждение Г. о необходимости изменения своего отношения к воспитанию дочери, возложив на органы опеки и попечительства контроль за выполнением ею своих родительских обязанностей.

Кассационное определение № 33-1997/07 от 26.10.2007г.

 

 

6. Е.А. обратился с иском к Е.О. о лишении ее родительских прав и взыскании алиментов, в обоснование указав, что с 11 декабря 1999 года он состоял в зарегистрированном браке с Е.О., от которого имеется дочь Дарья, 27 марта 2000 года рождения. Решением суда от 27 июля 2006 года брак между сторонами был расторгнут, фактически ответчица покинула семью около 3-х лет назад, все это время место ее проживания было истцу неизвестно, а ребенок всегда проживал и в настоящее время проживает с ним. Е.О. уклоняется от выполнения обязанностей родителя, не занимается воспитанием дочери, ее развитием, не забоится о здоровье дочери, ее физическом, психическом и нравственном развитии, не оказывает материальной помощи. Своим поведением ответчица доказала, что не имеет намерений заниматься воспитанием дочери.

К производству суда принято встречное исковое заявление Е.О. к Е.А. об определении места жительства ребенка, в обоснование которого истица указала, что с 11 декабря 1999 года состояла в браке с Е.А., от данного брака имеют дочь Дарью, 27 марта 2000 года рождения. С 25 июля 2003 года фактически брачные отношения между ней и Е.А. прекратились, и она, забрав дочь, уехала к своим родителям в Хабаровский край г. Советская Гавань. 14 апреля 2004 года к ним приехал ответчик для того, чтобы навестить дочь, ушел с ней погулять и больше она дочь не видела, то есть Е.А. тайно от нее вывез ребенка в г. Благовещенск. Ответчик всячески препятствует ее общению с ребенком, скрывает детский сад, в который ходит ребенок, она же с 14 апреля 2004 года по настоящее время высылала все необходимое для ребенка - одежду, игрушки, а также сотовый телефон, чтобы иметь возможность общаться с ребенком. До настоящего времени соглашение по вопросу содержания и воспитания ребенка между ними не достигнуто.

Решением суда Е.О. лишена родительских прав в отношении дочери, с нее взысканы алименты на содержание дочери в размере ¼ части всех видов заработка и (или) иного дохода. В иске Е.О. к Е.А. об определении места жительства ребенка, отказать.

Судебная коллегия отменила решение, поскольку судом не были выполнены требования ст. 195 ГПК РФ, в частности, суд принял во внимание пояснения свидетелей со стороны истца, а к пояснениям свидетелей со стороны ответчицы отнесся критически. Между тем, в решении суда отсутствовало суждение в части принятия во внимание показаний Е.Г., которая является матерью истца.

Так же суд указал, что причиной того, что истец без согласия ответчицы увез девочку в г. Благовещенск явилось неправомерное поведение матери по отношению к ребенку, нахождение ее в состоянии алкогольного опьянения 4 апреля 2004г., после того, как они вернулись с дочерью с прогулки. При этом, суд ограничился суждением о том, что ответчица не представила доказательств, опровергающих указанные факты. Между тем, ответчица отрицала наличие указанных обстоятельств, утверждая, что истец фактически без ее согласия, тайно увез девочку, по указанному факту она обращалась в органы милиции. Однако, правовой оценки данному обстоятельству суд в своем решении не дал.

Кроме того, судом не были приняты во внимание положения п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.1998г. № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей».

Дело было направлено на новое рассмотрение.

                                                                                                                                       Кассационное определение № 33-1794/07 от 12.11.2007г.

 

 

7. Прокурор Ивановского района обратился в суд с иском к Д. о лишении ее родительских прав в отношении дочери Дарьи, 9 марта 1993 года рождения. В обоснование указал, что ответчица воспитанием ребенка не занимается, не заботится о ее физическом и нравственном развитии, состоянии здоровья, получении ребенком образования. В доме ответчицы антисанитарные условия, отсутствуют постельные принадлежности, выбиты стекла, отсутствуют продукты питания. Ребенок обучается в школе-интернате № 9 с. Ивановка, мать не интересуется учебой. После зимних каникул ребенок до 15 мая 2007 года без уважительных причин не посещала школу. Была изъята из семьи матери и доставлена в школу с заболеваниями, угрожающими ее жизни и здоровью. Мать девочки медицинской помощи ей не оказывала, к врачам ребенка не отводила. Ответчица не работает, не имеет средств к существованию, злоупотребляет спиртными напитками, девочка предоставлена сама себе, бродяжничает.

Ответчица с иском не согласилась и пояснила, что является инвалидом 3 группы,   пенсию   с   октября   2006   года   не   получает,   так   как   не   прошла освидетельствование, других источников дохода не имеет. Спиртные напитки не употребляет, о дочери заботится. С дочерью отношения хорошие. Весной 2007 года заметила у дочери рану на голове, хотела отвести се в больницу, но дочь отказалась. Расставаться с ребенком не желает.

Судом постановлено решение, которым в иске отказано.

Судебная коллегия отменила постановленное решение, поскольку судом не были выполнены требования ст. 57 СК РФ - не было исследовано мнение ребенка, достигшего возраста десяти лет по поводу заявленного прокурором требования. Так же судом не была дана оценка свидетельским показаниям и всем доводам истца, не исследованы в полном объеме обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора в соответствии со ст. 195 ГПК РФ. В том числе, судом не исследовались материалы уголовного дела в отношении О. по факту совершения в отношении несовершеннолетней Д. Дарьи по месту жительства преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 131 УК РФ, и протокол допроса несовершеннолетней потерпевшей Д. Дарьи от 01.06.2007г., из которых следует, что преступные действия в отношении ребенка совершались с разрешения матери.

Дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

Кассационное определение № 33-1476/07 от 8.08.2007г.

 

 

8. Управление образования администрации Константиновского района обратилось в суд с исковым заявлением о лишении супругов А. родительских прав в отношении их несовершеннолетнего сына – А. Дмитрия, 30 июня 2005 г. рождения, указав, что ответчики - родители не выполняют своих родительских обязанностей по содержанию и воспитанию своего несовершеннолетнего сына, не обеспечивают элементарных надлежащих условий ребёнку, в доме полная антисанитария, нет вещей первой необходимости, постельных принадлежностей, одежды, обуви, продуктов питания, топлива. Вся проводимая профилактическая работа с родителями не дала положительных результатов, они злостно уклоняются от исполнения родительских обязанностей. Сам ребёнок сейчас находится в детском отделении районной больницы. Ни мать, ни отец его не навещают.

Ответчица А.С. в суде исковое требование о лишении её родительских прав не признала, с иском не согласна, возражать против иска не желала, на вопросы отвечать отказалась.

Ответчик А.А. в судебное заседание не явился.

Решением суда супруги А. лишены родительских прав в отношении сына. Ребёнок передан органу опеки и попечительства - Управлению образования Администрации Константиновского района.

Судебная коллегия отменила постановленное решение поскольку судом не был решен вопрос о вопрос о взыскании с А.С. и А.А. алиментов на содержание несовершеннолетнего, в то время, как п. 3 ст. 70 СК РФ предусмотрено, что при рассмотрении дела о лишении родительских прав суд решает и вопрос о взыскании алиментов на ребенка независимо от того, предъявлен ли такой иск

Кроме того, судебная коллегия указала, что судом в качестве доказательств по делу приняты акты обследования материально-бытовых условий семьи А., проживающей в с.Ключи, и заключение управления образования администрации Константиновского района, из которых следовало, что жилое помещение находится в антисанитарном состоянии отсутствует запас продуктов и еды. Между тем, характеристика жилого помещения, как и его правовой режим, судом не были исследованы и в представленных материалах дела не отражены. Представленные характеристики в отношении ответчиков не содержали даты их изготовления, а имевшееся в материалах дела свидетельство о рождении А. Дмитрия в установленном законом порядке не было заверено и не было удостоверено судом в соответствии со ст. 71 ГПК РФ.

Так же основанием для отмены состоявшегося решения послужило нарушение судом тайны совещательной комнаты. Так, из материалов дела усматривалось, что суд, рассмотрев дело 28 мая 2007г., в тот же день удалился для принятия решения в совещательную комнату, однако решение огласил только 29 мая 2007г.

Дело было направлено на новое рассмотрение.

Кассационное определение № 33-1178/07 от 29.06.2007г.

 

 

9. Ч. обратился в суд с иском к Г. о лишении ее родительских прав, указав, что с 2001 года он совместно проживал с ответчицей, брак  зарегистрирован не был. 4 апреля 2003 года родился сын Илья. До 29 мая   2004 года ответчица надлежаще выполняла свои родительские обязанности. 29 мая 2004 года между истцом и ответчицей произошел конфликт, после которого ответчица покинула их место жительство. Ответчица имела намерение забрать своего ребенка, но истец воспрепятствовал этому. С этого времени истец занимался воспитанием своего сына, ответчица не появлялась, не пыталась встретиться с сыном. Полагает, что у ответчицы отсутствовали препятствия для общения с ребенком, она ни в орган опеки и попечительства, ни в суд для разрешения данного вопроса не обращалась. Сам истец обращался в органы внутренних дел с заявлением о розыске ответчицы. В дальнейшем, решением Сковородинского районного суда 12 сентября 2006 года ответчица была признана безвестно отсутствующей. Решением от 1 марта 2007 года, в виду установления места нахождения Г. решение о признании ее безвестно отсутствующей было отменено. Истец указал также, что с августа 2004 года он проживает совместно с Чиркиной Н.И., с которой  зарегистрировал брак. Супруга истца осуществляет уход за ребенком,   занимается его воспитанием. По решению суда от 12 марта 2007 года супруга истца Ч.О. установила усыновление сына истца. Поскольку ответчица в течение длительного времени уклонялась от выполнения своих   родительских обязанностей, в настоящее время ребенок проживает и воспитывается в полной  семье, истец настаивал на удовлетворении иска.

Ответчица Г. исковые требования не признала, указала, что она любит своего ребенка, желает заниматься его воспитанием, но истец препятствовал ее общению с ребенком. В мае 2004 года у них с истцом произошел конфликт, истец избил ее и выгнал, после чего она вынуждена была уехать из Сковородино, в течение месяца находилась на лечении. Ответчица не оспаривала,  что с момента выезда она не занималась воспитанием своего ребенка. Между тем, указала, что она обращалась к истцу с просьбами увидеться с ребенком, но получала отказ. Считает, что у истца отсутствовали основания  инициировать вопрос о ее розыске, поскольку она постоянно проживала в п. Юктали. Непосредственно после  ухода от истца она устно обращалась в орган опеки и попечительства г. Свовородино по вопросу об отобрании ребенка, где ей объяснили о необходимости обращаться в суд. Она обращалась за юридической помощью к адвокату, который ей пояснил, что у нее нет шансов выиграть спор. Осенью 2004 года по вопросу о возможности общения с ребенком она обращалась в орган опеки и попечительства Тынды, где ей пояснили какие документы ей следует собрать. Больше она никуда не обращалась в виду того, что истец угрожал ей. 17 апреля 2007 года ответчица обратилась в орган опеки и попечительства города Сковородино с вопросом о возможности разрешения вопроса общения с ребенком, но ей было отказано, поскольку ребенок был усыновлен к этому времени.

Решением суда исковые требования Ч. были удовлетворены. Ответчица была лишена родительских прав. Кроме того, с ответчицы взысканы алименты на содержание ребенка.

Судебная коллегия отменила решение, поскольку суду при разрешении дела о лишении родительских нрав Г., надлежало установить какие правовые последствия повлекло решение суда об усыновлении ребенка для Г., обладает ли она после вступления в законную силу решения суда об усыновлении ребенка родительскими правами, о лишении которых возник спор. При разрешении указанного вопроса суду следовало руководствоваться правилами, установленными статьей 137 СК РФ.

Дело было направлено на новое рассмотрение.

Кассационное определение № 33-1049/07 от 13.06.2007г.

 

 

10. Б.Ю., действуя в интересах несовершеннолетнего Б.А., обратился в суд с иском к З. о лишении его родительских прав в отношении несовершеннолетнего сына Б.А., 15.07.1991 года рождения, и взыскании алиментов на содержание ребенка.

В обоснование заявленных требований указал, что ответчик имеет несовершеннолетнего сына Б.А., от воспитания которого уклоняется. В зарегистрированном браке родители Артема не состояли, совместно проживали не долго. Мать мальчика умерла 16.09.2002 года. После ее смерти опекуном Артема стал его отчим П., который впоследствии стал злоупотреблять спиртными напитками. Постановлением мэра г. Благовещенска от 21.10.2004 года П. был освобожден от обязанностей опекуна, и опекуном назначили Б.Ю..

Отец Артема после смерти матери мальчика не предпринимал никаких попыток для того, чтобы ребенок проживал с ним, не интересовался его судьбой. З. не принимал никакого участия в воспитании Артема, школу, где учится мальчик, не посещает. С июля 2006 года З. ни разу не звонил по телефону Артему. Соглашение об уплате алиментов между Б.Ю. и З. не достигнуто. З. платит алименты в размере установленном им самим, так до судебного разбирательства он платил алименты в размере 1000 рублей в месяц, с апреля 2005 года стал платить алименты в размере 3000 рублей, а затем в размере 2500 рублей. Алименты он платит нерегулярно с задержками в три - пять месяцев. Б.Ю. и его жена получают пенсию, ведут подсобное хозяйство (сажают огород, держат свиней, кур, пасеку). Просил суд взыскивать алименты на содержание Артема с З., как с предпринимателя, в размере 5000 рублей ежемесячно.

Ответчик З. исковые требования не признал, суду пояснил, что он не оставлял Артема, интересовался его делами. До смерти матери Артема мальчик проживал с ней, затем стал проживать с дедушкой и бабушкой. Когда он узнал о смерти матери Артема, то сразу поехал к сыну в школу. Он был против того, чтобы у сына был опекуном его отчим.

В 2004 году опекуном Артема был назначен его дедушка Б.Ю.. З. пытался определить место жительства ребенка с ним в г. Благовещенске, для чего обратился в Благовещенский городской суд с заявлением об оспаривании решения о назначении опекуном Артема Б.Ю.. По мере своей возможности З. участвует в воспитании ребенка, дарит ему подарки на дни рождения и праздники. Когда Артем приезжает в г. Благовещенск, то З. всегда общается с ним. Он регулярно звонит сыну, интересуется его жизнью, в беседах старается оказать на Артема положительное воспитательное воздействие. По причине раздельного проживания с сыном он не может в полной мере выполнять свои родительские обязанности.

З. оказывает материальную помощь Артему, о чем свидетельствуют расписки и корешки квитанций, не уклоняется от уплаты алиментов, постоянно выплачивает их в размере 3000 рублей в месяц. З. является частным предпринимателем, его годовой доход составляет 135000 рублей, за первое полугодие 2006 года доходов нет. Доходы от предпринимательской деятельности у З. нестабильные, следовательно оснований для взыскания алиментов в долевом отношении к заработку нет. З. согласен по решению суда выплачивать алименты на содержание Артема в размере 2500 рублей в месяц. Опекун Артема Б.Ю. находится в престарелом возрасте (ему более 60 лет) и если с ним что-нибудь случиться, то мальчик попадет в детский дом. В настоящее время материальное положение Б.Ю. хорошее, он получает на Артема пенсию по случаю потери кормильца, сдает в коммерческий найм квартиру, принадлежащую Артему, в г. Благовещенске.

Несовершеннолетний Артем, допрошенный Октябрьским районным судом ЕАО в порядке отдельного судебного поручения, с участием педагога, суду пояснил, что он поддерживает заявленные его дедушкой Б.Ю. исковые требования о лишении его отца З. родительских прав. Со своим отцом он никогда не проживал. После смерти матери он проживает с бабушкой и дедушкой, и в дальнейшем желает с ними проживать. С отцом он проживать не желает. С З. он иногда общается. Два раза в год, когда он приезжает в г. Благовещенск, в свою квартиру, оставшуюся ему после смерти матери, отец звонит ему по телефону, иногда приезжает. В с. Амурзет он не приезжает, только иногда звонит. Никаких чувств к отцу он не испытывает, так как никогда с ним не проживал. Отец высылает ему алименты, правда с задержкой, дарит подарки ко дню рождения. Его здоровьем и учебой отец интересуется только тогда, когда он приезжает в г. Благовещенск. На летних каникулах в 2004 году он приезжал в г. Благовещенск и отец познакомил его со своей новой семьей. Его дети отнеслись к нему хорошо. Когда он общается с отцом, то иногда чувствует, что отец о нем заботиться.

Решением суда З. лишен родительских прав в отношении его несовершеннолетнего сына, ребенок передан на воспитание опекуну Б.Ю.. С З. взысканы в пользу Б.Ю. алименты на содержание ребенка, в твердой денежной сумме 4400 рублей.

Судебная коллегия отменила решение суда, указав, что достаточных оснований для лишений З. родительских прав не имеется. Кроме того, судом при рассмотрении спора не было учтено, что З. проживает в г. Благовещенске, а Б. Артем - в с. Амурзет, в ЕАО, что вызывает трудности в общении и участии в воспитании ребенка.

Судебная коллегия приняла новое решение по делу, которым в удовлетворении требований Б.Ю. о лишении З. родительских прав отказала. Кроме того, судебная коллегия предупредила З. о необходимости изменения своего отношения к воспитанию сына.

Кассационное определение № 33-1006/07 от 8.06.2007г.

 

 

 

3. Определение места жительства детей.

 

 

1. А. обратился в суд с иском к Ф. о возврате несовершеннолетней   дочери Елизаветы, 14 сентября 2003 года рождения. В обоснование указал, что он состоял в фактически брачных отношениях с матерью ребенка Ф.К., которая 13 сентября 2006 года скончалась. 6 октября 2006 года ответчица по делу, которая является бабушкой Елизаветы, забрала девочку из детского сада и увезла к себе в п. Архару. Поскольку истец является отцом несовершеннолетней Елизаветы, он не лишен родительских прав, имеет необходимые условия для воспитания и содержания ребенка, любит свою дочь и желает заниматься ее воспитанием, проживать с ней, он настаивал на удовлетворении иска о защите родительских прав, возврате ребенка.

Ответчица Ф. заявленные исковые требования не признала, предъявила в суд встречный иск об определении места жительства ребенка с ней. Указала, что ее дочь проживала в п. Талакан вместе с ребенком и ответчиком,  который фактически семью не содержал, не имел постоянного места работы и соответственно доходов. Ответчик разрешил ей общаться и встречаться с ребенком в любое время. 6 октября 2006 года она из п. Архара приехала в п. Талакан, забрала ребенка из детского сада. Ребенок был простужен, неопрятен, в п. Архара ребенок проходил лечение. Считает, что А. не будет заниматься дочерью, а имеет намерение передать ее на воспитание сестре, проживающей в городе Хабаровске. Считает также, что А. не сможет должным образом заниматься воспитанием ребенка, осуществлять за ребенком надлежащий уход. По характеру работы А. часто выезжает за пределы места жительства, в связи с чем ребенок будет вынужден проживать с посторонними людьми. В то же время в п. Архаре по месту жительства Ф. для ребенка созданы комфортные условия для проживания, эта обстановка ребенку привычна, поскольку с момента рождения ребенок часто проживал по месту жительства своей бабушки, ребенок нуждается в женской заботе.

Решением суда исковые требования А. удовлетворены, на Ф. была возложена обязанность передать ребенка отцу. В удовлетворении        исковых  требований Ф. отказано.

Судебная коллегия поддержала решение суда первой инстанции, указав, что в соответствии со ст. 63 СК РФ, родители имеют преимущественное право на воспитание своих детей. При рассмотрении спора, суд правомерно удовлетворил исковые требования А., и защитил его право на возврат ребенка от лица, удерживающего его не на основании закона или судебного решения. В силу ч. 1 ст. 68 СК РФ требование родителя о возврате ребенка может быть не удовлетворено лишь в случае, когда передача ребенка родителям не отвечает интересам ребенка. Материалов дела следовало, что А. желал заниматься воспитанием своего ребенка имеет для этого все условия, в том числе материальные и жилищно-бытовые. Из собранных по делу доказательств не следует, что передача ребенка истцу не будет отвечать интересам ребенка.

Кроме того, правила действующего семейного законодательства предусматривают право бабушки на общение с ребенком, и предусматривают способ защиты права на общение с ребенком путем предъявления в суд иска об устранении препятствий в общении. Спор об определении места жительства несовершеннолетнего ребенка допустим лишь между родителями ребенка в случае их раздельного проживания и не допустим между родителем ребенка, имеющим в силу закона преимущественное право на воспитание своего ребенка и бабушкой ребенка.

Кассационное определение № 33-947/07 от 30.05.2007г.

 

 

4. Установление происхождения детей

 

1. Б. обратился б суд с иском об оспаривании отцовства, указывая, что с 20 июня 2001 г. состоял в брачных отношениях с ответчицей А., в браке 19 августа 2001 г. родилась дочь Ксения. Согласно книги записи актов гражданского состояния он записан отцом девочки.

06 ноября 2003 г. они развелись, с него были взысканы алименты на содержание ребенка. Тогда же ему стало известно, что когда он встречался с ответчицей, она уже имела интимные отношения с другим мужчиной, поэтому дочь у нее не от него, а от этого мужчины.

Ответчик А. в судебное заседание не явилась, через своего представителя передала заявление о проведении судебного заседания без ее участия, исковые требования признала.

Решением иск Б. удовлетворен, признана недействительной запись в качестве отца Б. Ксении в актовой записи о рождении и в свидетельстве о рождении – Б..

Судебная коллегия отменила решение суда, поскольку при принятии признания иска, суд не обсудил  опрос об интересах несовершеннолетнего ребенка, в установленном законом порядке вопрос о принятии признания иска судом не разрешался. Суд не учел, что при удовлетворении требований об спаривании отцовства (материнства), прежние сведения об отце (матери) ребенка должны быть исключены органом загса из актовой записи о рождении ребенка.

Кроме того, мотивировочная часть решения суда содержала только ссылку на ч. 1 ст. 51 и ст. 52 СК РФ. Мотивы принятия решения, на основании которых суд пришел к выводу об удовлетворении заявленных требований, в нарушение требований ч. 4 ст. 198 ГПК РФ, не приводились.

Кассационное определение № 33-1903/07 от 12.10.2007г.

 

 

2. В.Д. обратился в суд с иском к В.Г. об оспаривании отцовства. В обоснование заявленных требований указал, что с 1998 года состоял в браке с ответчицей. С февраля 2006 года совместно не проживают. 27 января 2007 года В.Г. родила дочь Марию, отцом которой он не является. Однако в книге записей актов гражданского состояния он значится в качестве отца. Просил признать недействительным актовую запись о рождении № 98 от 06 февраля 2007 года, устанавливающую отцовство В.Д. в отношении В. Марии, 27 января 2007 года рождения недействительной.

В.Г. исковые требования признала, о чем имеется письменное заявление. Суду пояснила, что с 1998 года состояла в браке с истцом. С февраля 2006 года они совместно не проживают, фактически семья распалась. 27 января 2007 года у нее родилась дочь Мария, отцом которой В.Д. не является, однако в книге записей актов гражданского состояния он значится в качестве отца.

Решением суда исковые требования В.Д. удовлетворены, признана недействительной актовая запись о рождении, устанавливающая отцовство В.Д. в отношении В.М., 27 января 2007 года рождения.

Судебная коллегия изменила решение суда, поскольку при удовлетворении судом требования об оспаривании отцовства (материнства) прежние сведения об отце (матери) ребенка должны быть исключены органом загса из актовой записи о рождении ребенка.

Кассационное определение № 33-933/07 от 25.05.2007г.

 

 

5. Споры, связанные с воспитанием детей, оставшихся без попечения родителей



1. Прокурор Шимановского района обратился в суд в интересах  несовершеннолетних С.К. и С.А. с заявлением о признании незаконным отказа управления образования администрации г. Шимановска о назначении С.И. пособия на содержание подопечных С.К. и С.А., и возложения обязанности назначить пособие с момента обращения С.И. в управление образования администрации с 28 июня 2006 года.

В обоснование указал, что решением Шимановского районного суда мать С.К. и С.А. – С.О. лишена родительских прав. В связи с тем, что отец несовершеннолетних их воспитанием не занимался, у него другая семья, с его согласия опекуном детей назначена их бабушка С.И..

28 июня 2006 года опекун детей обратилась с заявлением в управление образования администрации г. Шимановска о назначении ей пособия на подопечных С.К. и С.А., в чем ей было отказано в связи с тем, что отец девочек добровольно передал на воспитание своих детей С.И..

Прокурор просил суд признать указанные действия управления образования администрации г. Шимановска незаконными и возложить обязанность на управление образования администрации г. Шимановска назначить указанное пособие с момента обращения С.И. в управление образования администрации города, т.е. с 28 июня 2006 года.

Представитель ответчика требования прокурора не признала, пояснив, что 28 июня 2006 года на имя начальника управления образования администрации г. Шимановска поступило заявление от С.И. о назначении и выплате ей денежного пособия на содержание подопечных несовершеннолетних детей. Ей было отказано на основании п. 1 ст. 36 ГК РФ, п. 5 ст. 150 СК РФ, так как обязанности но опеке и попечительству исполняются безвозмездно, кроме случаев предусмотренных законом. В соответствии с требованиями п. 1 ст. 1 Закона Амурской области «О порядке назначения и выплаты денежных средств на содержание детей, находящихся под опекой (попечительством), в Амурской области» от 9 июня 2006 года № 191-03, назначение и выплата денежных средств на содержание детей, находящихся под опекой (попечительством), производятся во всех случаях установления опеки (попечительства) над детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей.

Органы опеки и попечительства не установили обстоятельств, в соответствии с которыми С.К и С.А. необходимо относить к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Согласно п. 2. ст. 1 названного Закона, не назначаются денежные средства на содержание подопечных, если дети с ведома и согласия родителей находятся у третьих лиц, но при этом отсутствуют установленные органами опеки и попечительства обстоятельства, в соответствии с которыми осуществление родителями родительских прав и выполнение родительских обязанностей но воспитанию и содержанию детей противоречат правам и интересам детей.

Суд принял решение об отказе в удовлетворении требований прокурора.

Судебная коллегия отменила решение суда, приняла новое, которым удовлетворила требования прокурора в полном объеме.

Судебная коллегия указала, что право опекуна на получение ежемесячно денежных средств на содержание ребенка предусмотрено абз. 2 п. 5 ст. 150 СК РФ, согласно которому на содержание ребенка опекуну (попечителю) ежемесячно выплачиваются денежные средства в порядке и размере, установленных законами субъекта РФ.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда о том, что отец детей продолжает исполнять в отношении детей свои родительские обязанности и занимается их воспитанием, поскольку в деле не имеется доказательств об этом. Суд первой инстанции не учёл того обстоятельства, что обязанность по выплате алиментов на детей возложена на родителей как лишенных родительских прав, так и не лишённых родительских прав. Таким образом, выплата алиментов на содержание детей не свидетельствует о том, что отец С.К. и С.А. занимается воспитанием детей.

Кроме того, суд не принял во внимание, что несмотря на проведённые обследования  жилищных условий семьи отца С.К.и С.А., и сложившиеся взаимоотношения между отцом и детьми, орган опеки и попечительства не нашёл оснований к освобождению опекуна С.И. от исполнения своих обязанностей по воспитанию несовершеннолетних.

При этом, суду первой инстанции необходимо было учесть, что факт назначения опеки был мотивирован тем, что отец воспитанием детей не занимается. Согласие отца для назначения опеки над его детьми, не является основанием к отказу в назначении пособия на содержание опекаемых детей, а орган опеки и попечительства необоснованно толкует это согласие как основание к отказу в назначении пособия на детей.

В связи с этим, судебная коллегия пришла к выводу о том, что опекун С.И. имеет право на ежемесячное получение денежных средств на содержание несовершеннолетних С.А. и С.К., которые находятся у неё под опекой (попечительством).

Кассационное определение № 33-208/07 от 2.02.2007г.

 

 

Судья
Амурского областного суда                                                                                                                                                                  С.А. Абрамова

 

 

Помощник судьи                                                                                                                                                                                      М.А. Коренная

опубликовано 25.03.2010 08:58 (МСК)