Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обзор надзорной практики Амурского областного суда за 2011 год

«Утверждено»

постановлением президиума

Амурского областного суда

от 13 февраля 2012 года


О Б З О Р

надзорной практики Амурского областного суда за 2011 год

В 2011 году в Амурский областной суд поступило 1548 надзорных жалоб и представлений по уголовным делам, что на 155 или 9,1 % меньше чем в 2010 году (в 2010 г. – 1703). Из поступивших жалоб 404 возвращены заявителям или по ним даны разъяснения (в 2010 году - 502).

Разрешены 1449 надзорных жалоб и представлений (в 2010 году - 1599), из них вынесено:

- постановлений об отказе в возбуждении надзорного производства – 875 (2010 г -954);

- постановлений о возбуждении надзорного производства – 253 (2010г – 242);

- дано ответов – 321 (2010 г. - 403);

- остаток на конец года – 198 (2010 г.-183).

Таким образом в производстве суда было 1853 обращения.

В президиум Амурского областного суда поступило для рассмотрения 256 жалоб и представлений (2010 г. – 248);

рассмотрено 262 жалобы и представления в отношении 274 лиц

(2010г – 235 жалоб в отношении 256 лица), из них:

отклонено 12 жалоб в отношении 12 лиц или 4,4% (в 2010 г. отклонено 4,3%);

удовлетворено 250 жалоб и представлений в отношении 262 лиц, что составляет 95,6%. (В 2010 г. были удовлетворены 224 жалобы и представления в отношении 245 лиц – 95, 7%.)

Отменены приговоры в отношении 35 лиц (в 2010 году – в отношении 15 лиц), в том числе:

с прекращением дела по реабилитирующим основаниям - в отношении 11 лиц (2010 г. - 4);

с возвращением дела на новое судебное рассмотрение – в отношении 23 лиц.

Изменены приговоры в отношении 118 лиц (2010 год – в отношении 147 лиц), из них:

с изменением квалификации без изменения наказания -1,

с изменением квалификации и снижением наказания – 76,

со снижением наказания без изменения квалификации – 41.

I. Ошибки в применении норм уголовно-процессуального закона

1.1. В соответствии с ч. 3 ст. 240 УПК РФ приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании

1.1.1. Приговором мирового судьи Свободненского районного судебного участка Амурской области от 02 сентября 2010 года К. осуждён по ч. 1 ст. 119 УК РФ с применением ч. 5 ст. 74 УК РФ и ст. 70 УК РФ к 3 годам 2 месяцам лишения свободы.

Постановлением президиума Амурского областного суда от 31 октября 2011 года приговор отменён ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального законодательства, дело направлено на новое рассмотрение.

В силу ст. 297 УПК РФ приговор должен быть основан лишь на тех доказательствах, которые в соответствии со ст. 240 УПК РФ были непосредственно исследованы в судебном заседании. С учётом указанного требования закона суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на доказательства, если они не были исследованы судом и не нашли отражения в протоколе судебного заседания.

При постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешённым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суд в соответствии с требованиями закона должен указывать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты.

В основу приговора в отношении К. положены показания свидетелей Б.Г. и Б.Е., данные на предварительном следствии, заявление потерпевшей Ф. о преступлении, данные протокола осмотра места происшествия и протокола осмотра предметов, которые в судебном заседании, как видно из его протокола, не оглашались.

Кроме того, из материалов дела следует, что суд привёл в приговоре пояснения К. в суде по поводу предъявленного ему обвинения, которые в судебном заседании он не давал; показания свидетеля З. о том, что Ф. говорила ему, что К. угрожал ей ножом, приведённые в приговоре не соответствуют показаниям свидетеля, изложенным в протоколе судебного заседания.

При наличии противоречивых доказательств (с одной стороны, отрицания К. своей вины, показаний потерпевшей Ф. о том, что К. преступления не совершал, она его оговорила, и, с другой стороны, показаний свидетелей Д. и Б., подтверждающих выводы суда о виновности осуждённого в совершении указанного в приговоре преступления) суд не указал в приговоре, по каким основаниям он принял одни из этих доказательств и отверг другие.

Исходя из этого, президиум пришёл к выводу, что приговор не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела, что послужило основанием для его отмены.

1.1.2. Приговором Благовещенского городского суда Амурской области от 30 апреля 2009 года В. осуждён по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 9 годам лишения свободы.

Рассмотрев дело по жалобе защитника, своим постановлением от 10 октября 2011 года президиум Амурского областного суда приговор отменил, уголовное дело направил на новое рассмотрение, указав следующее.

Суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на доказательства, если они не были исследованы судом и не нашли своего отражения в протоколе судебного заседания.

Приведенные требования закона судом не выполнены.

Как следует из приговора, в подтверждение своих выводов о виновности В. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего П., суд в приговоре сослался на протокол осмотра места происшествия, протокол явки с повинной, протокол осмотра предметов, а также заключение эксперта о количестве, локализации, механизме образования, степени тяжести телесных повреждений и причине смерти потерпевшего П., заключение баллистической экспертизы, заключение экспертизы вещественных доказательств, заключение судебно-психиатрической экспертизы.

Однако, как следует из протокола судебного заседания, суд в ходе судебного следствия определил последовательность исследования доказательств, в том числе и исследование материалов дела, однако впоследствии не огласил и не исследовал указанные доказательства, имеющиеся в материалах уголовного дела.

При таких обстоятельствах суд в нарушение требований ч. 3 ст. 240 УПК РФ в приговоре сослался на указанные доказательства, которые не были исследованы в судебном заседании.

1.2. Лицо, у которого после совершения преступления развилось временное расстройство психической деятельности, лишающее его осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, подлежит освобождению от наказания, а не освобождению от уголовной ответственности

Постановлением Благовещенского городского суда Амурской области от 10 декабря 2010 года П. освобождён от уголовной ответственности за совершение запрещённых уголовным законом деяний, предусмотренных ч. 1 ст. 131 УК РФ, ч. 1 ст. 132 УК РФ, ч. 1 ст. 161 УК РФ, в отношении него применена принудительная мера медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа.

Постановлением президиума Амурского областного суда от 31 октября 2011 года постановление суда отменено, а уголовное дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 21 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если во время совершения общественно опасного деяния оно находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики, такому лицу судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные УК РФ.

Лицо, у которого психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, наступило после совершения преступления, согласно ч. 1 ст. 81 УК РФ освобождается от наказания, при этом суд может назначить принудительные меры медицинского характера. Такое лицо, как предусмотрено ч. 4 ст. 81 УК РФ, в случае выздоровления может подлежать уголовной ответственности и наказанию, если не истекли сроки давности, предусмотренные ст. 78, 83 УК РФ.

Как следует из заключений комиссионных экспертиз, с выводами которых согласился суд, П. в период времени, относящийся к инкриминируемому ему деянию, хроническим психическим, временным расстройством психической деятельности не страдал, мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими; после привлечения к уголовной ответственности у П. развилось временное расстройство психической деятельности в форме реактивной депрессии, в настоящее время, ко времени производства по уголовному делу, из психотического состояния он не вышел и не способен осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, в настоящее время психическое состояние П. связано с возможностью причинения им иного существенного вреда, опасностью для себя и других лиц, в связи с чем нуждается в направлении на принудительное лечение в психиатрический стационар специализированного типа до выздоровления согласно ч. 1 ст. 81 УК РФ; в последующем, после выздоровления, подлежит уголовной ответственности и наказанию в соответствии с ч. 4 ст. 81 УК РФ.

При таких обстоятельствах решение об освобождении П. от уголовной ответственности сделано без учёта фактических обстоятельств дела и в нарушение предписаний, содержащихся в ч. 1 и ч. 4 ст. 81 УК РФ.

Допущенное судом при рассмотрении дела в отношении П. нарушение закона президиум признал существенным (фундаментальным), так как освобождение судом П. от уголовной ответственности при отсутствии для этого предусмотренных законом оснований, не соответствует назначению уголовного судопроизводства, которое заключается в уголовном преследовании и назначении виновному справедливого наказания, искажает суть правосудия и судебного решения, как акта правосудия, на что правильно указано в надзорном представлении прокурора.

Исходя из изложенного, постановление было отменено.

1.3. Нарушение права на защиту повлекло отмену приговора

Приговором Свободненского районного суда Амурской области от 19 ноября 2010 года Н. осуждён по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ с применением ч. 5 ст. 74 УК РФ и ст. 70 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы.

Президиум Амурского областного суда, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе осуждённого, своим постановлением от 12 сентября 2011 года приговор ввиду нарушения права осуждённого на защиту.

В соответствии с ч. 1 ст. 292 УПК РФ прения сторон состоят из речей обвинителя и защитника.

По смыслу закона, выступление защитника в прениях сторон в случае его участия в судебном заседании является обязательным.

Однако, как следует из протокола судебного заседания, принимавший участие в рассмотрении дела защитник осуждённого Н. – адвокат Г. в судебных прениях не выступал, чем было нарушено право осуждённого Н. на защиту.

Допущенное нарушение является существенным, влекущим в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 379 и ст. 381 УПК РФ отмену приговора и направление дела на новое судебное рассмотрение.

1.4. Отсутствие постановления о назначении судебного заседания является существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства, влекущее отмену приговора

Приговором Архаринского районного суда Амурской области 12 мая 2009 года осуждены Л. и З. по ч. 1 ст. 318 УК РФ каждый.

Президиум Амурского областного суда своим постановлением от 17 октября 2011 года отменил приговор и направил уголовное дело на новое рассмотрение со стадии подготовки к судебному заседанию. В обоснование указанного решения президиум Амурского областного суда указал следующее.

Как следует из представленных материалов, уголовное дело в отношении Л. и З. поступило в Архаринский районный суд Амурской области 16 декабря 2008 года, постановлением от 13 марта 2009 года дело возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

В дальнейшем указанное уголовное дело повторно поступило в Архаринский районный суд.

В силу ст. 231 УПК РФ, при отсутствии основания для принятия решений, предусмотренных п. 1 и п. 2 ч. 1 ст. 227 УПК РФ, судья выносит постановление о назначении судебного заседания без проведения предварительного слушания.

Согласно ст. 227 УПК РФ, судья по поступившему в суд уголовному делу принимает одно из предусмотренных законом решений, в том числе и о назначении судебного заседания, которое оформляется постановлением, где указываются: дата и место вынесения постановления; наименование суда, фамилия и инициалы судьи, вынесшего постановление; основания принятого решения.

В нарушение требований ст. 227 УПК РФ и ст. 231 УПК РФ, судом не было вынесено постановление о назначении судебного заседания; о дате, времени и месте рассмотрения уголовного дела.

Однако, несмотря на отсутствие указанного постановления, суд приступил к рассмотрению уголовного дела по существу, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, и постановил обвинительный приговор.

1.5. Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон при неустановлении обстоятельств преступления, в совершении которого обвиняется подсудимый, повлекло отмену постановления суда

Постановлением Райчихинского городского суда Амурской области от 05 мая 2005 года уголовное дело в отношении Д., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ, прекращено на основании ст. 25 УПК РФ, в связи с примирением сторон.

Постановлением президиума Амурского областного суда от 28 ноября 2011 года постановление суда отменено, а уголовное дело прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, за отсутствием состава преступления, по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями закона (ст. ст. 15, 21, 37, 246 УПК РФ), формулирование обвинения и его поддержание перед судом обеспечивается обвинителем, уголовное судопроизводство осуществляется на основе принципа состязательности и равноправия сторон, а суд, не являясь органом, осуществляющим уголовное преследование, не вправе принимать на себя функции обвинения, и, соответственно, формулировать и обосновывать обвинение.

Выступая в судебных прениях, государственный обвинитель указал, что органами предварительного расследования Д. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ. Его вина подтверждается показаниями потерпевших Г. и Л., которые пояснили, что они незаконно были доставлены в отделение милиции п. Прогресс, где были избиты, показаниями свидетеля Г.Д., которая пояснила, что её сын пришел домой избитый, и пояснил, что его в отделении милиции избили, показаниями свидетелей С., З., М., материалами дела, исследованными в судебном заседании.

Однако, указал, что не согласен с квалификацией действий Д., поскольку в судебном заседании не было установлено и доказано, что именно от действий Д. у потерпевших Г. и Л. были телесные повреждения, поэтому просит суд переквалифицировать действия Д. на ч. 1 ст. 286 УК РФ, как совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства, и с учетом личности подсудимого, его положительных характеристик, наличия в деле заявлений потерпевших о прекращении уголовного дела в отношении Д. в связи с примирением прекратить уголовное дело в отношении него по ч. 1 ст. 286 УК РФ за примирением сторон.

Таким образом, в своем выступлении государственный обвинитель фактически исключил из обвинения Д. квалифицирующий признак «с применением насилия», предложив квалифицировать его действия по ч. 1 ст. 286 УК РФ, при этом не указал, какие именно действия, явно выходящие за пределы его полномочий, умышленно совершил Д. как должностное лицо, какие последствия в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства повлекли эти действия, и какими доказательствами подтверждается совершение им этого общественно-опасного деяния.

В своем постановлении суд привёл описание преступления, как оно указано в постановлении о привлечении Д. в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении без учета изменения государственным обвинителем обвинения.

Вопрос о том, понятно ли Д. обвинение после его изменения государственным обвинителем, не выяснялся. Как следует из выступления Д. с последним словом, виновным в совершении преступления (после того, как государственный обвинитель переквалифицировал его действия на ч. 1 ст. 286 УК РФ) он признал себя частично.

При таких обстоятельствах, когда государственным обвинителем фактически не было сформулировано обвинение, судом не приведено в постановлении описание преступления, в совершении которого обвинялся Д. (после изменения обвинения государственным обвинителем), а подсудимый не знал, в чем именно он обвиняется, оснований для прекращения уголовного дела по нереабилитирующему основанию (ст. 25 УПК РФ) у суда не имелось.

II. Неправильное применение норм уголовного закона

2.1. Квалификация преступлений

2.1.1. Действия виновных, связанные с изготовлением и сбытом фальшивых банкнот, имеющих явные признаки несоответствия подлинным купюрам, неправильно квалифицированы по ч. 1 ст. 186 УК РФ

Приговором Завитинского районного суда Амурской области от 6 февраля 2008 года П. осуждён по ч.1 ст.186 УК РФ за изготовление в целях сбыта и сбыт поддельных банковских билетов Центрального банка Российской федерации; Т. – по ч.1 ст.186 УК РФ за сбыт поддельных банковских билетов Центрального банка Российской Федерации.

Президиум Амурского областного суда постановлением от 14 февраля 2011 года приговор пересмотрел по следующим основаниям.

Правильно установив фактические обстоятельства дела, связанные с изготовлением П. поддельных банковских билетов Центрального банка РФ и их последующей передачей Т., а также с последующей передачей Т. данных билетов иным лицам, действиям осуждённых суд дал неверную юридическую оценку.

Из материалов дела следует, что 25 августа 2007 года П., достоверно зная, что изготовление денежных банковских билетов Центрального банка РФ относится к юрисдикции государства Российской Федерации, используя имеющийся у него персональный компьютер, незаконно изготовил 49 поддельных денежных банковских билетов достоинством 50 рублей. В этот же день около 20 часов П., действуя группой лиц по предварительному сговору с Т., достоверно зная, что находящиеся у него денежные купюры достоинством 50 рублей поддельные, передал для обмена на настоящие банковские билеты Т. 10 поддельных купюр. Т., в свою очередь, передал поддельные банковские билеты, тем самым сбыл Ман.. В этот же день П., продолжая свои преступные действия, передал для обмена на настоящие банковские билеты Т. 10 поддельных купюр достоинством 50 рублей, которые Т. передал, тем самым сбыл Мяс., попросив обменять их на настоящие денежные купюры.

По смыслу закона при решении вопроса о наличии либо отсутствии в действиях лица состава преступления, предусмотренного ст. 186 УК РФ, необходимо установить, являются ли денежные купюры поддельными и имеют ли они существенное сходство по форме, размеру, цвету и другим основным реквизитам с находящимися в обращении подлинными денежными знаками. В тех случаях, когда явное несоответствие фальшивой купюры подлинной, исключающее её участие в денежном обращении, а также обстоятельства дела свидетельствуют о направленности умысла виновного на грубый обман ограниченного числа лиц, такие действия квалифицируются как мошенничество.

Из приведённых в приговоре доказательств следует, что денежные купюры, изготовленные П., не соответствовали по внешнему виду подлинным. При этом указанное несоответствие носило явный характер и исключало участие поддельных купюр в денежном обращении. При таких обстоятельствах действия П. и Т. являются мошенничеством.

С учётом изложенного президиум действия осужденного П. переквалифицировал с ч. 1 ст. 186 УК РФ на ч. 1 ст. 159 УК РФ назначил наказание в виде исправительных работ на срок 8 месяцев с удержанием 10% заработка в доход государства, от назначенного наказания освободил на основании п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ за истечением сроков давности.

Принимая во внимание, что действия Т., выразившиеся в сбыте заведомо поддельных денежных купюр в обмен на подлинные купюры, были связаны с завладением чужими денежными средствами в сумме 1000 рублей, а в соответствии с примечанием к ст. 7.27 КоАП РФ (в редакции Федерального закона № 74-ФЗ от 16 мая 2008 года) хищение чужого имущества признаётся мелким, если стоимость похищенного не превышает 1000 рублей, президиум пришёл к выводу, что в действиях Т. отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 159 УК РФ, в связи с чем приговор в отношении Т. отменил, а производство по делу – прекратил на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

2.1.2. Необоснованное осуждение по квалифицирующему признаку кражи «с причинением значительного ущерба гражданину»

Приговором Архаринского районного суда Амурской области от 19 апреля 2011 года Т. осуждена по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ за кражу, то есть тайное хищение чужого имущества с причинением значительного ущерба гражданину.

Президиум Амурского областного суда постановлением от 15 августа 2011 года изменил приговор, переквалифицировал действия Т. на ч. 1 ст. 158 УК РФ, указав следующее.

Суд квалифицировал действия Т. по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, по признаку - «с причинением значительного ущерба гражданину».

В соответствии со ст. 307 УПК РФ суд в приговоре не должен ограничиваться ссылкой на квалифицирующие признаки преступления, относящиеся к оценочным категориям, а обязан привести в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака.

Однако, признавая причинённый преступлением ущерб значительным, суд не обосновал принятое решение.

При таких обстоятельствах, учитывая характер похищенного имущества, его значимость для потерпевшей, стоимость имущества, которая незначительно превышает 2500 рублей, президиум находит, что осуждение Т. по квалифицирующему признаку кражи - «с причинением значительного ущерба гражданину», является неправильной, в связи с чем приговор был изменён.

2.1.3. Обращение в правоохранительные органы с заявлением о совершении гражданином преступления необоснованно признано клеветой

Приговором мирового судьи Амурской области по Шимановскому городскому судебному участку от 31 декабря 2010 года Т. осуждена по ч. 1 ст. 129 УК РФ к штрафу 3000 рублей.

Постановлением президиума Амурского областного суда от 14 ноября 2011 года указанный приговор отменён, уголовное дело прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ – в связи с отсутствием в действиях Т. состава преступления по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 129 УК РФ, клеветой признаётся распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.

Как установлено судом, преступление, совершённое Т., выразилось в том, что она, имея на руках мотивированное сообщение ОВД г. Шимановска и Шимановского района о том, что в действиях Б. отсутствует состав преступления и почётное звание «Ветеран труда» Б. получено на законных основаниях, вновь обратилась в прокуратуру Шимановского района 21 октября 2010 года и затем в прокуратуру Амурской области с требованием привлечь Б. к ответственности за действия, которые та не совершала, понимая, что изложенные в её заявлении сведения порочат честь и достоинство Б. и её деловую репутацию.

Вместе с этим, по смыслу закона, обращение лица в правоохранительные органы с жалобами на решения должностных лиц не является распространением заведомо ложных сведений, поскольку в данной ситуации имеет место реализация конституционного права на обжалование принятого по заявлению лица решения, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений.

При таких обстоятельствах в указанных выше действиях Т. состав уголовно-наказуемого деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 129 УК РФ, отсутствует.

2.2. Назначение наказания

2.2.1. При назначении наказания суд не учёл наличие смягчающих наказание обстоятельств

Приговором Райчихинского городского суда Амурской области от 27 сентября 2005 года Б. осуждён по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлением президиума Амурского областного суда от 08 августа 2011 года приговор изменён ввиду неправильного применения уголовного закона.

Согласно п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ, противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления, является обстоятельством, смягчающим наказание виновного.

Как установил суд в приговоре, Б. умышленно, на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, возникших в связи с аморальным и противоправным поведением потерпевшего в отношении Б. и его сожительницы М., выразившемся в высказывании в их адрес нецензурной брани, с целью причинения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, нанес руками не менее 26 ударов в область головы Р.

При назначении наказания Б. суд учел, что инициатором ссоры был потерпевший Р., поведение которого спровоцировало нанесение ему ударов подсудимым Б., о чем указал в описательно-мотивировочной части приговора, однако в нарушение п.«3» ч. 1 ст. 61 УК РФ не признал данное обстоятельство в качестве смягчающего наказание и не привел мотивов в обоснование этого.

Кроме того, согласно п. «и» ст. 61 УК РФ смягчающим наказание обстоятельством признается активное способствование раскрытию и расследованию преступления.

Как следует из материалов дела, 6 февраля 2005 года в отдел милиции п. Прогресс поступило сообщение со станции скорой помощи об обращении Р. за медицинской помощью.

В своих объяснениях от 9 февраля 2005 года Б. сообщил неизвестную правоохранительным органам информацию об обстоятельствах избиения им Р., указал способ совершения преступления. Указанную информацию Б. полностью подтвердил в ходе допроса в качестве подозреваемого и обвиняемого.

Таким образом, именно показания Б. способствовали установлению обстоятельств совершенного преступления, что свидетельствует об активном способствовании Б. раскрытию и расследованию преступления.

Однако суд, вопреки приведенным данным и требованиям закона, не признал это обстоятельство в качестве смягчающего наказание Б..

Исходя из изложенного, президиум признал указанные обстоятельства смягчающими и смягчил назначенное Б. наказание.

2.2.2. Приговор изменён в связи с необоснованным учётом при назначении наказания тяжести наступивших последствий

Приговором Тындинского районного суда Амурской области от 01 октября 2010 года Ш. осуждён по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Президиум Амурского областного суда своим постановлением от 07 ноября 2011 года приговор изменил, указав следующее.

Назначая наказание Ш., суд в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ учёл характер и степень общественной опасности совершённого преступления, обстоятель­ства его совершения, данные о личности виновного, смягчающие наказание обстоятельства, отсутствие отягчающих обстоятельств, влия­ние наказания на исправление осуждённого и на условия жизни его семьи.

В то же время суд, необоснованно сослался на тяжесть наступивших последствий в виде лишения жизни человека, так как указанные последствия являются признаком преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ.

В соответствии с ч. 2 ст. 63 УК РФ, если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качест­ве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитывать­ся при назначении наказания.

Принимая во внимание, что при решении вопроса о мере наказания учел об­стоятельство, которое не вправе был учитывать, президиум исключил ссылку на него из приговора, а назначенное Ш. наказание снизил.

III. Рассмотрение вопросов, связанных с исполнением приговора

3.1. Неправильное применение уголовного закона при рассмотрении вопросов, связанных с приведением приговоров в соответствие с вновь изданным уголовным законом, имеющим обратную силу

3.1.1. Постановлением Белогорского районного суда Амурской области от 21 марта 2011 года по ходатайству осуждённого С. приведены в соответствие с действующим законодательством постановленные в отношении него приговоры.

Постановлением президиума Амурского областного суда от 17 октября 2011 года постановление суда изменено по следующим основаниям.

Как следует из представленных материалов, С. осуждён приговором от 28 июля 2004 года к наказанию в виде лишения свободы.

Постановлением от 28 февраля 2007 года С. освобождён условно-досрочно от наказания по указанному приговору на неотбытый срок 2 года 10 месяцев 29 дней.

Кроме того, С. в дальнейшем был осуждён приговором от 17 мая 2010 года.

По ходатайству осуждённого судом вышеуказанные приговоры приведены в соответствие с действующим законодательством, действия С. переквалифицированы на соответствующую редакцию Федерального закона, а наказание снижено.

Вместе с тем, приводя в соответствие с действующим законодательством приговор от 17 мая 2010 года, суд не учёл, что в результате снижения оконча­тельного наказания по приговору от 28 июля 2004 года на четыре месяца, также на четыре месяца снизился и неотбытый С. срок наказания, на который он был условно-досрочно освобождён постановлением от 28 фев­раля 2007 года, при этом неотбытый срок составил не 2 года 10 месяцев 29 дней, а 2 года 6 месяцев 29 дней, и данный срок истёк 26 сентября 2009 г.

Преступление, за ко­торое С. осуждён приговором от 17 мая 2010 года, он совершил 28 октября 2009 года, то есть на момент совершения указанного преступления срок, на который С. был условно-досрочно освобожден, истёк, однако суд не учёл это обстоятельство и при решении вопроса о приведении в соответствие с действующим законодательством приговора от 17 мая 2010 года не исключил указание о назначении окончательного наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

3.1.2. Постановлением Свободненского городского суда Амурской области от 06 июля 2011 года приведены в соответствие с действующим законодательством приговоры, постановленные в отношении Г..

Постановлением президиума Амурского областного суда от 28 ноября 2011 года указанное постановление суда изменено по следующим основаниям.

Приводя приговор от 14 декабря 2007 года в соответствие с действующим законодательством, суд в постановлении указал, что при назначении наказания Г. смягчающие наказание обстоятельства, предусмотренные пунктами «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, судом признаны не были, в связи с чем положения Федерального закона от 29 июня 2009 года № 141-ФЗ к нему применены быть не могут, поскольку положение осуждённого не улучшают.

Однако, как следует из приговора от 14 декабря 2007 года, назначая Г. наказание, суд признал обстоятельством, смягчающим его наказание, предусмотренное п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, – иные действия, направленные на заглаживание вреда, причинённого потерпевшему. Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

Таким образом, содержащиеся в постановлении суда выводы о том, что оснований для применения к Г. положений Федерального закона от 29 июня 2009 года № 141-ФЗ не имеется, являются необоснованными.

Федеральным законом РФ от 29 июня 2009 года № 141-ФЗ в часть первую статьи 62 УК РФ внесены изменения, согласно которым при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части первой статьи 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьёй Особенной части Уголовного кодекса РФ, тогда как указанная статья в редакции ФЗ № 63 от 13 июня 1996 года предусматривает, что при указанных обстоятельствах срок или размер наказания не могут превышать трёх четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьёй Особенной части Уголовного кодекса РФ.

Таким образом, данные положении закона в соответствии со ст. 10 УК РФ имеют обратную силу, в связи с чем предусматривают снижение наказания, назначенного Г. приговором суда.

3.1.3. Постановлением Свободненского городского суда Амурской области от 29 марта 2011 года необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства осуждённого К. о приведении постановленных в отношении него приговоров, в соответствие с действующим законодательством.

Президиум Амурского областного суда 28 ноября 2011 года постановление суда отменил и направил материалы на новое судебное рассмотрение в связи с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства, указав следующее.

Как следует из постановления, суд, делая вывод об отсутствии оснований для приведения в соответствие с действующим законодательством приговоров, постановленных в отношении К., сослался на то, что Федеральным законом № 26-ФЗ от 7 марта 2011 года внесены изменения в часть 4 ст. 111 УК РФ, в соответствии с которыми из санкции данной нормы закона исключён нижний предел наказания в виде лишения свободы, но, поскольку К. приговорами от 29.01.2004 года и от 26.07.2010 года наказание по ч. 4 ст. 111 УК РФ назначено именно в виде лишения свободы, то указанные изменения закона не могут быть расценены как улучшающие положение осуждённого.

Однако данный вывод суда противоречит требованиям закона.

Согласно ч. 1 ст. 10 УК РФ, уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу.

В силу ч. 2 ст. 10 УК РФ, если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом.

В соответствии с внесёнными в Уголовный кодекс РФ Федеральным законом № 26-ФЗ от 7 марта 2011 года изменениями из санкции части 4 ст. 111 УК РФ исключён нижний предел лишения свободы, то есть смягчено наказание, следовательно, указанные изменения закона подлежали применению.

Кроме того, суд, установив, что К. осуждён приговором Свободненского городского суда от 29 января 2004 года и приговором Благовещенского городского суда от 9 августа 2010 года, в описательно-мотивировочной и резолютивной частях постановления указал наряду с приговором от 29 января 2004 года о приговоре от 26 июля 2010 года.

Вместе с тем каких-либо данных о том, что К. осуждался ещё и указанным приговором, в представленных материалах не имеется.

Таким образом, фактически какого-либо решения по ходатайству осуждённого о приведении в соответствие с действующим законодательством приговора Благовещенского городского суда от 9 августа 2010 года в постановлении суда не содержится.

В связи с вышеуказанными обстоятельствами, постановление суда отменено ввиду нарушения требований уголовно-процессуального закона.

3.2. Вопрос о взыскании процессуальных издержек с осуждённого или возмещении их за счет средств Федерального бюджета в силу ст. 132 УПК РФ, подлежит рассмотрению в судебном заседании

Постановлением Ивановского районного суда Амурской области от 13 октября 2008 года с осуждённого В. взысканы процессуальные издержки, связанные с оплатой услуг адвоката Е. в судебном заседании.

Президиум Амурского областного суда постановлением от 04 июля 2011 года указанное постановление суда отменил, дело в этой части направил на новое рассмотрение на том основании, что вопрос о взыскании с В. процессуальных издержек в судебном заседании, как того требует уголовно-процессуальный закон, не рассматривался, его позиция по этому вопросу и его имущественная состоятельность судом не выяснялись, сам он не был заслушан, и его мнение при решении вопроса о взыскании с него процессуальных издержек не обсуждалась.

3.3. Неправильное решение вопроса о судьбе вещественных доказательств повлекло изменение приговора в этой части

Тамбовским районным судом Амурской области 28 ноября 2008 года постановлен обвинительный приговор в отношении И. и О., которые признаны виновными в действиях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств.

В приговоре разрешён вопрос о вещественных доказательствах, при этом постановлено вещественные доказательства видеокассеты с записью хода оперативно-розыскных мероприятий «Проверочная закупка» уничтожить по вступлению приговора в законную силу.

Президиум Амурского областного суда постановлением от 24 октября 2011 года приговор изменил, указав следующее.

В соответствии с положениями ст. 299 УПК РФ при постановлении приговора судом в числе других разрешается вопрос о вещественных доказательствах.

В силу ст. 307 УПК РФ в приговоре должно быть приведено обоснование принятых решений по вопросам, указанным в ст. 299 УПК РФ.

Согласно п. 5 ч. 3 ст. 81 УПК РФ, документы, являющиеся вещественными доказательствами, остаются при уголовном деле в течение всего срока хранения последнего либо передаются заинтересованным лицам по их ходатайству.

В соответствии с ч. 2 ст. 84 УПК РФ документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде. К ним могут относиться материалы фото- и киносъёмки, аудио- и видеозаписи, и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном ст. 86 УПК РФ.

Согласно материалам уголовного дела, постановлением следователя от 11 июля 2007 года признаны вещественными доказательствами и приобщены к уголовному делу видеокассеты с видеозаписями проведения оперативно-розыскных мероприятий «Проверочная закупка».

Суд, вопреки требованиям закона, принял решение об их уничтожении, при этом своё решение об уничтожении миниаудиокассет с записью хода оперативно-розыскных мероприятий «Проверочная закупка» не мотивировал.

В связи с указанным обстоятельством президиум Амурского областного суда приговор изменил, указав о хранении видеокассет при деле.

Обзор надзорной практики направляется в районные (городские) суды для изучения и использования в практической деятельности.

Судебная коллегия по уголовным делам

Амурского областного суда

опубликовано 10.10.2013 06:04 (МСК)