Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обобщение практики применения судами Амурской области требований закона при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и её продлении, домашнего ареста и залога в первом полугодии 2013 года.

«Утверждено»

постановлением президиума Амурского областного суда

от 12 августа 2013 года

О Б О Б Щ Е Н И Е

практики применения судами Амурской области требований закона при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и её продлении, домашнего ареста и залога в первом полугодии 2013 года

В соответствии с планом работы Амурского областного суда проведено обобщение судебной практики применения судами Амурской области требований закона при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и её продлении, а также домашнего ареста и залога в первом полугодии 2013 года.

Согласно статистическим данным, в первом полугодии 2013 года судами Амурской области рассмотрены 606 ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, что на 4 % меньше, чем за аналогичный период 2012 года (631), из них удовлетворены – 582 (96%), что на 1,7 % больше, чем в 2012 году (94,3%).

Кроме того, за указанный период рассмотрены 923 ходатайства о продлении срока содержания под стражей, то есть на 6,2 % меньше, чем в первом полугодии 2011 года (984), из них удовлетворены – 912 (98,8%), в первом полугодии 2012 года указанный показатель составлял 975 (99,1%).

В первом полугодии 2013 года судами Амурской области рассмотрены 16 ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении лиц, подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступлений небольшой тяжести, из них удовлетворены 16, а также 15 ходатайств о продлении срока содержания под стражей лиц этой же категории, из них удовлетворены 15.

Согласно ч.7.1 ст. 108 УПК РФ, при отказе в удовлетворении ходатайства об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу судья по собственной инициативе вправе при наличии оснований, предусмотренных ст.97 УПК РФ, и с учётом обстоятельств, указанных в ст.99 УПК РФ, избрать в отношении подозреваемого или обвиняемого меру пресечения в виде залога или домашнего ареста.

В первом полугодии 2013 году отказывая в избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, суд в 5 случаях избрал меру пресечения – домашний арест, а в одном – залог, отказывая в продлении срока содержания под стражей обвиняемых, суд в 9 случаях избрал меру пресечения – домашний арест, а в одном - залог.

В кассационном порядке в первом полугодии 2013 года обжалованы:

- 89 постановлений об удовлетворении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, из них отменено – 1, изменены - 3, при этом судебная коллегия избрала в отношении одного обвиняемого меру пресечения в виде залога, в отношении трёх - домашний арест;

- 111 постановлений об удовлетворении ходатайств о продлении срока содержания под стражей, из них отменены- 4, изменены – 2, при этом в 2 случаях судебной коллегией в отношении обвиняемых избрана мера пресечения – залог;

- 5 постановлений об отказе в удовлетворении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, из них отменено - 1;

- 2 постановления об отказе в удовлетворении ходатайства о продлении срока содержания под стражей, указанные постановления не отменялись.

Анализ статистических данных свидетельствует о том, что требования закона о порядке избрания в отношении подозреваемых (обвиняемых) меры пресечения в виде заключения под стражу и её продления, домашнего ареста и залога, регламентируемые ст.ст.106, 107, 108, 109 и 255 УПК РФ, разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации №22 от 29 октября 2009 года «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста», а также рекомендации Амурского областного суда по указанным вопросам выполняются судами не во всех случаях.

Согласно ст.97 УПК РФ мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого, если имеются основания полагать, что подозреваемый скроется от дознания, предварительного следствия или суда, может продолжить заниматься преступной деятельностью, воспрепятствовать производству по уголовному делу, а также для обеспечения исполнения приговора.

Вместе с тем, определениями судебной коллегии от 13 мая и 21 июня 2013 года были отменены постановления Белогорского городского суда от 22 апреля 2013 года в отношении Г. и Свободненского городского суда от 9 июня 2013 года в отношении К. по тому основанию, что, принимая решение об избрании меры пресечения в отношении лиц, подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступлений, суды первой инстанции не указали в постановлениях ни одного из оснований для избрания меры пресечения, предусмотренных ст.97 УПК РФ. Судебной коллегией были приняты новые решения: об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении обвиняемого Г. и избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого К..

По смыслу ст.100, 108 УПК РФ, заключение под стражу в качестве меры пресечения может применяться в отношении подозреваемого (обвиняемого) лишь в исключительных случаях, когда обстоятельства дела и данные о его

личности свидетельствуют о невозможности обеспечить надлежащее производство по делу в разумные сроки, защиту прав и законных интересов других участников процесса, путём применения к нему иной, более мягкой, меры пресечения.

Согласно ст.97, 99 УПК РФ мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого, если имеются основания полагать, что подозреваемый скроется от дознания, предварительного следствия или суда, может продолжить заниматься преступной деятельностью, воспрепятствовать производству по уголовному делу, а также для обеспечения исполнения приговора. При решении вопроса о мере пресечения должны учитываться тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 года «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», к обстоятельствам, которые могли бы оправдать изоляцию лица от общества, в частности, может относиться возможность того, что подозреваемый может продолжить преступную деятельность, скрыться от предварительного следствия или суда, сфальсифицировать доказательства по уголовному делу, вступить в сговор со свидетелями, при этом указанные обстоятельства должны быть реальными, обоснованными, то есть подтверждаться достоверными сведениями.

Вместе с тем, проведённое обобщение показало, что отдельные суды принимали решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и при отсутствии в материалах, представленных в обоснование заявленного ходатайства, достаточных данных, свидетельствующих о невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения.

Так, Благовещенский городской суд в качестве оснований избрания меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении С., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.162 УК РФ, в постановлении от 22 мая 2013 года, которым в отношении, указал, что он подозревается в совершении особо тяжкого преступления, не работает, следовательно, не имеет постоянного и достаточного источника дохода для содержания семьи, поэтому имеются основания полагать, что, находясь на свободе, С. может помешать установлению истины по делу путём оказания давления на потерпевшего и свидетелей, скрыться от органов предварительного следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью либо иным путём воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Изменяя указанное постановление, судебная коллегия в апелляционном определении от 7 июня 2013 года указала, что, из материалов, представленных следователем в обоснование заявленного ходатайства, следует, что подозреваемый С. ранее не был судим, правонарушений не совершал, является пенсионером по выслуге лет, имеет семью, на его иждивении находится малолетний ребёнок.

Из представленных в суд апелляционной инстанции характеристики и сведений о награждении С. по месту военной службы, следует, что он характеризуется положительно.

Учитывая данные, характеризующие личность обвиняемого, судебная коллегия пришла к выводу о том, что у суда первой инстанции имелись основания для избрания в отношении С. иной, более мягкой меры пресечения.

Принимая во внимание вышеуказанные данные, характеризующие личность С., то обстоятельства, что на момент рассмотрения апелляционной жалобы ему было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного п.«б» ч.4 ст.158 УК РФ, то есть менее тяжком преступлении, чем то, которое учитывалось судом при избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу, судебная коллегия пришла к выводу, что надлежащее процессуальное поведение С. может быть обеспечено применением более мягкой меры пресечения – залога.

Как показало проведённое обобщение, не исключены случаи принятия судами решений об избрании в отношении подозреваемых (обвиняемых) меры пресечения в виде заключения под стражу с учётом обстоятельств, не подтверждённых представленными суду материалами.

Так, апелляционным определением судебной коллегии от 21 июня 2013 года отменено постановление Благовещенского городского суда от 2 июня 2013 года, которым в отношении Н., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.159 УК РФ, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, и принято новое решение об избрании в отношении Н. меры пресечения в виде домашнего ареста.

Отменяя данное постановление, судебная коллегия в апелляционном определении указала, что в обоснование решения об избрании в отношении Н. меры пресечения в виде заключения под стражу суд первой инстанции указал, что он подозревается в совершении тяжкого преступления против собственности, поэтому, находясь на свободе, в целях избежания уголовной ответственности, может скрыться от органов предварительного следствия и суда, будучи знаком с потерпевшей и свидетелями, может оказать на них давление, а также, используя свое служебное положение, может уничтожить доказательства, чем может воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Однако, сославшись на то, что Н. подозревается в совершении тяжкого преступления, суд не убедился в наличии в материалах, представленных следователем в обоснование заявленного ходатайства, данных, свидетельствующих о наличии разумных оснований подозревать его в совершении указанного преступления.

В соответствии с ч.3 ст.159 УК РФ и примечанием 4 к ст.158 УК РФ под мошенничеством в крупном размере понимается хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием, если стоимость такого имущества превышает 250000 рублей.

Вместе с тем, в представленных следователем материалах отсутствуют сведения о том, что размер хищения, в совершении которого подозревался Н., превышает 250000 рублей, в связи с чем вывод суда о наличии разумных оснований для его подозрения в совершении тяжкого преступления, является необоснованным.

Кроме того, в соответствии с ч.2 ст.106 УПК РФ ходатайство о применении меры пресечения в виде залога обязательно для рассмотрения судом наряду с ходатайством следователя об избрании в отношении того же подозреваемого (обвиняемого) меры пресечения в виде заключения под стражу.

Как следует из протокола судебного заседания, в ходе рассмотрения ходатайства следователя об избрании в отношении Н. меры пресечения в виде заключения под стражу, защитником подозреваемого было заявлено ходатайство об избрании в отношении него меры пресечения в виде залога либо домашнего ареста. Однако в нарушение требований уголовно-процессуального закона суд ходатайство адвоката не рассмотрел, не привёл в постановлении мотивов, по которым счёл невозможным избрание в отношении подозреваемого предложенных защитником мер пресечения.

Имел место случай, когда суд принял решение об отказе в удовлетворении ходатайства следователя об избрании в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу и избрал в отношении обвиняемого более мягкую меру пресечения без учёта обстоятельств, которые могли существенно повлиять на его выводы.

Так, Благовещенский городской суд постановлением от 14 июня 2013 года отказал в удовлетворении ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении К., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных пп. «б», «в» ч.5 ст.290, ч.1 ст.318 УК РФ, и избрал в отношении обвиняемого К. меру пресечения в виде домашнего ареста.

Апелляционным определением судебной коллегии от 27 июня 2013 года указанное решение суда было отменено по тем основаниям, что в постановлении суд первой инстанции не дал оценки обоснованности выдвинутого в отношении К. подозрения в причастности к совершению инкриминируемых ему преступлений; вывод суда о том, что надлежащее поведение К. может быть обеспечено мерой пресечения в виде домашнего ареста, поскольку он временно отстранён от занимаемой должности и не имеет свободного доступа к документам, имеющим значение для уголовного дела, не подтверждается материалами дела. При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу, что суд первой инстанции не учёл обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы.

Не всегда судами учитывается правовая позиция Европейского Суда по правам человека, закрепленная в п.19 Постановления Пленума, согласно которой обоснованность выдвинутого против лица подозрения является неотъемлемой частью гарантий от произвольного ареста или заключения под стражу, однако, рассматривая ходатайство об избрании подозреваемому (обвиняемому) в качестве меры пресечения - заключение под стражу, суд не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом ему преступлении.

Так, Сковородинский районный суд, избирая меру пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого З., в постановлении от 17 апреля 2013 года указал, что З. совершил преступление. Данное указание суда было исключено из постановления определением судебной коллегии от 17 мая 2013 года.

Аналогичные ошибки при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу были допущены эти же судом в отношении С. и В., Свободненским городским судом в отношении К., Благовещенским городским судом в отношении Г. и К., Октябрьским районным судом в отношении Р..

Не все суды уяснили указание, содержащееся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 года «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста», о том, что с целью исключения неопределённости при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого или обвиняемого в резолютивной части судебного решения о применении меры пресечения должно быть указано до какой даты и на какой срок принято соответствующее решение ( п.21 постановления).

По указанным основаниям было изменено постановление Серышевского районного суда от 15 апреля 2013 года об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Т..

Не учитывалось указанное требование закона судами и при продлении сроков содержания обвиняемых под стражей.

Так, апелляционными определениями от 1 февраля, 20 марта, 2 мая и 27 июня 2013 года изменены постановления Свободненского городского суда от 21 января, 7 марта и 14 июня 2013 года в отношении К., П., В., Благовещенского городского суда от 19 апреля 2013 года в отношении П..

Согласно ст.128 УПК РФ, сроки, предусмотренные уголовно-процессуальным законом, исчисляются часами, сутками, месяцами. Срок, исчисляемый сутками, истекает в 24 часа последних суток. Срок, исчисляемый месяцами, истекает в соответствующее число последнего месяца.

Согласно ч.10 ст.109 УПК РФ в срок содержания под стражей засчитывается время, на которое лицо было задержано в качестве подозреваемого.

Однако не все суды правильно исчисляют сроки избрания и продления меры пресечения в виде заключения под стражу.

Так, определением судебной коллегии от 22 февраля 2013 года изменено постановление Селемджинского районного суда от 7 февраля 2013 года, которым А., обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на срок 2 месяца, то есть до 5 апреля 2013 года включительно.

Изменяя указанное постановление, судебная коллегия указала, что из материалов, представленных следователем в обоснование заявленного ходатайства, следует, что по подозрению в совершении преступления А. был задержан 5 февраля 2013 года. Таким образом, двухмесячный срок, на который А. была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, истекает в 24 часа 00 минут 4 апреля 2013 года, а не 5 апреля 2013 года (в 24 часа 00 минут), как указал суд в постановлении.

По аналогичным основаниям были изменены постановления об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу: Бурейского районного суда от 8 февраля 2013 года в отношении Ф., Белогорского городского суда от 1 мая 2013 года в отношении С., от 31 мая 2013 года в отношении А. и от 29 мая 2013 года в отношении Х., Свободненского городского суда от 6 февраля 2013 года в отношении Д., Завитинского районного суда от 11 апреля 2013 года в отношении К.; постановления о продлении срока содержания под стражей: Белогорского городского суда от 29 мая 2013 года отношении Ч., от 30 мая 2013 года в отношении Ж., от 31 мая 2013 года в отношении З., Октябрьского районного суда от 9 января 2013 года в отношении К..

В некоторых случаях суды, вопреки требованиям ст.128 УПК РФ, согласно которой сроки, предусмотренные уголовно-процессуальным законом, исчисляются сутками, указывают их в днях.

Постановлением Благовещенского городского суда от 20 марта 2013 года Б., подозреваемому в совершении преступления, предусмотренного п.«г» ч.3 ст.228.1 УК РФ, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на срок 1 месяц 28 дней, то есть до 16 мая 2013 года.

Изменяя указанное постановление, судебная коллегия в апелляционном определении от 3 апреля 2013 года указала, что, принимая решение об избрании в отношении Б. меры пресечения в виде заключения под стражу, суд в нарушение требований ст.128 УПК РФ, указал в постановлении об избрании Б. меры пресечения на срок 1 месяц 28 дней, а не суток, как того требует уголовно-процессуальный закон.

Согласно ч.10 ст.109 УПК РФ, время домашнего ареста засчитывается в срок содержания под стражей обвиняемого.

Однако отдельными судами указанное требование закона не учитывалось.

Так, постановлением Октябрьского районного суда от 15 мая 2013 года в отношении Д., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч.4 ст.132 УК РФ, изменена мера пресечения в виде домашнего ареста на заключение под стражу на срок 2 месяца, то есть до 15 июля 2013 года.

Апелляционным определением судебной коллегии от 14 июня 2013 года постановление изменено в связи с тем, что согласно представленным материалам, по подозрению в совершении преступления Д. задержан 6 мая 2013 года, постановлением суда 8 мая 2013 года в отношении него избрана мера пресечения в виде домашнего ареста. Однако суд в нарушение требований ч.10 ст.109 УПК РФ не зачёл указанное время в срок содержания обвиняемого под стражей. С учётом указных обстоятельств судебная коллегия постановление изменила, указав об избрании в отношении обвиняемого Д. меры пресечения в виде заключения под стражу на срок 2 месяца, то есть до 6 июля 2013 года.

Не все суды при принятии решений о продлении содержания под стражей обвиняемых на срок свыше 6 месяцев учитывали положения ч.2 ст.109 УПК РФ о том, что продление срока содержания обвиняемого под стражей на срок свыше 6 месяцев возможно лишь при наличии одновременно двух условий: обвинения лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления и особой сложности уголовного дела.

Так, 21 марта 2013 года судебная коллегия отменила постановление Благовещенского городского суда от 27 февраля 2013 года, которым Б., обвиняемому в совершении преступлений, предусмотренных пп. «б», «в» ч.2 ст.158, пп. «б», «в» ч.2 ст.158, пп. «б», «в» ч.2 ст.158 , п. «в» ч.2 ст.158, п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ, продлён срок содержания под стражей на 2 месяца 00 суток, а всего до 8 (восьми) месяцев 00 суток, то есть до 28 апреля 2013 года, указав в определении, что вывод суда о том, что Б. обвиняется, кроме преступлений средней тяжести, в совершении тяжкого преступления, не основан на материалах, представленных следователем в обоснование заявленного ходатайства, из которых следует, что органами предварительного следствия уголовное преследование Б. за совершение преступления, предусмотренного по ч.2 ст.166 УК РФ, было прекращено на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, в связи с наличием в его действиях признаков преступления, предусмотренного п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ.

Поскольку на момент принятия судом первой инстанции решения о продлении срока содержания обвиняемого Б. под стражей на срок свыше 6 месяцев Б. было предъявлено обвинение лишь в совершении преступлений средней тяжести, на момент рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, предусмотренный ст.109 УПК РФ максимальный срок содержания обвиняемого Б. под стражей истёк, судебная коллегия приняла решение об отмене указанного постановления суда и освобождении обвиняемого Б. из-под стражи.

12 апреля 2013 года судебной коллегией было отменено постановление Благовещенского городского суда от 25 марта 2013 года о продлении срока содержания под стражей М., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «а», «б» ч.2 ст.171.2 УК РФ, на 1 месяц, а всего до 6 месяцев 29 суток, то есть до 27 апреля 2013 года.

В апелляционном определении судебная коллегия указала, что, принимая решение о продлении срока содержания обвиняемого М. под стражей, суд первой инстанции в постановлении признал, что следователем не представлено данных о том, что уголовное дело представляет особую сложность. Поскольку в соответствии с ч.2 ст.109 УПК РФ особая сложность уголовного дела является одним из обязательных условий продления срока содержания обвиняемого под стражей, судебная коллегия отменила указанное решение и приняла новое решение об отказе в удовлетворении ходатайства следователя о продлении срока содержания обвиняемого М. под стражей, избрании в отношении обвиняемого М. меры пресечения – залога.

По аналогичным основаниям судебной коллегий 11 марта 2013 года было изменено постановление Бурейского районного суда от 07 февраля 2013 года о продлении срока содержания под стражей в отношении С..

Согласно Постановлению Конституционного Суда РФ от 22 марта 2005 года №4-П, а также Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 года, суд может принять решение об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или о продлении срока ее действия только по результатам рассмотрения этого вопроса в условиях состязательности сторон и при обеспечении прав участников судопроизводства.

В соответствии с ч.13, 14 ст.109 УПК РФ, рассмотрение судом ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей в его отсутствие не допускается, за исключением случаев нахождения обвиняемого на стационарной судебно-психиатрической экспертизе и иных обстоятельств, исключающих возможность его доставления в суд, что должно быть подтверждено соответствующими документами, в постановлении о рассмотрении вопроса о продлении срока содержания под стражей в отсутствие обвиняемого судья должен указать причины, по которым присутствие обвиняемого невозможно.

Однако не все суда выполняют указанные требования закона.

Так, 19 февраля 2013 года судебная коллегия отменила постановление Благовещенского городского суда от 23 января 2013 года о продлении срока содержания под стражей обвиняемого В. по тем основаниям, что суд первой инстанции, принимая указанное решение в отсутствие обвиняемого, исходил из того обстоятельства, что обвиняемый находится на стационарной судебно-психиатрической экспертизе. Вместе с тем, судом апелляционной инстанции было установлено, что на момент принятия указанного решения обвиняемый находился не в психиатрическом стационаре, а в следственном изоляторе.

По аналогичным основаниям 19 марта 2013 года судебная коллегия отменила постановление Благовещенского городского суда от 23 января 2013 года о продлении срока содержания под стражей обвиняемой К..

Обобщение показало, что судами также допускались ошибки при избрании меры пресечения в виде домашнего ареста и её продлении.

Не все суда учитывают требования ч.2.1 ст.107 УПК РФ о том, что в срок домашнего ареста засчитывается время содержания под стражей.

Благовещенский городской суд Амурской области 22 февраля 2013 года избрал в отношении Б., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.3 ст.286 УК РФ, меру пресечения в виде домашнего ареста на срок 2 месяца до 22 апреля 2013 года.

Изменяя указанное постановление, судебная коллегия в апелляционном определении от 27 марта 2013 года указала, что из представленных материалов следует, что в порядке ст.91, 92 УПК РФ Б. был задержан 20 февраля 2013 года, в связи с чем избранный судом срок в виде 2 месяцев истекает не 22 апреля 2013 года, как указал суд в постановлении, а 20 апреля 2013 года.

По аналогичным основаниям судебной коллегией по уголовным делам 27 марта 2013 года было изменено постановление Благовещенского городского суда от 22 февраля 2013 года в отношении К..

Некоторые суды при вынесении постановлений о продлении срока содержания под стражей лиц, обвиняемых в совершении преступлений, допускали небрежность: указывали ошибочные данные о преступлениях, в совершении которых указанные лица обвинялись, их фамилии, срок и дату продления действия меры пресечения и т.п..

По указанным основаниям были изменены постановления: Октябрьского районного суда от 9 января 2013 года в отношении К., Благовещенского городского суда от 21 февраля 2013 года в отношении К., от 14 июня 2013 года в отношении Н., от 23 мая 2013 года в отношении У., Сковородинского районного суда от 24 апреля 2013 года в отношении Б., Тындинского районного суда от 7 января 2013 года в отношении Н..

Проведённое обобщение применения судами области требований закона при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и её продлении, домашнего ареста и залога свидетельствует о том, что суды при рассмотрении таких ходатайств, как правило, соблюдают требования закона.

Вместе с тем, допускаемые судами ошибки, повлекшие отмену и изменение судебных решений, свидетельствуют о том, что не все судьи знают и правильно применяют закон, разъяснения Пленумов Верховного Суда Российской Федерации, а в некоторых случаях игнорируют требования закона.

В целях устранения допущенных ошибок и обеспечения правильного применения уголовно-процессуального законодательства при рассмотрении ходатайств об избрании в отношении подозреваемых (обвиняемых) меры пресечения в виде заключения под стражу и её продлении, домашнего ареста и залога судьям следует регулярно изучать и использовать в работе решения Европейского Суда, рекомендации, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации №22 от 29 октября 2009 года «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста», при рассмотрении ходатайств о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу или о продлении срока её действия в каждом конкретном случае обсуждать вопрос о возможности применения в отношении подозреваемого (обвиняемого) иной меры пресечения, не связанной с заключением под стражу, необходимость указания в судебных решениях об избрании и продлении меры пресечения в виде заключения под стражу до какой даты и на какой срок принято соответствующее решение.

Судебная коллегия по уголовным делам

Амурского областного суда.

опубликовано 10.10.2013 05:36 (МСК)