Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обзор кассационной практики судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда за 2012 год.

Утвержден

Президиумом Амурского областного суда

«18» марта 2013 года

О Б З О Р

кассационной практики судебной коллегии по уголовным делам 
Амурского областного суда за 2012 год

Судебной коллегией по уголовным делам в 2012 году рассмотрено в кассационном порядке по жалобам и представлениям 2365 дел в отношении 2490 лиц, что на 108 дел или 4,4% меньше, чем в предыдущем году (в 2011 году рассмотрено 2473 дела в отношении 2632 лиц).

Возвращено в суды на доооформление 44 дела (в 2011 году -57 дел).

Дела возвращались на дооформление в 15 судов: в Благовещенский городской суд - 13, Михайловский, Ивановский районные суды – по 5, Бурейский, Зейский районные суды – по 3, Свободненский, Белогорский городские суды – по 2, Октябрьский, Сковородинский, Серышевский, Тындинский районные суды – по 2, Магдагачинский, Мазановский, Тамбовский районные суды – по 1, Райчихинский городской суд -1.

Причины возвращения дел на дооформление:

поступление кассационных жалоб и представлений по истечении срока на обжалование -13,

неознакомление участников процесса с протоколом судебного заседания и материалами дела – 13,

несоответствие жалоб требованиям закона – 8,

нерассмотрение поступивших замечаний на протокол – 5,

по другим основаниям - 5.

Результаты кассационного рассмотрения

В 2012 году в кассационном порядке обжаловано и опротестовано 759 приговора (и других решений по существу дела) в отношении 856 лиц (в 2011 году обжаловано 777 приговоров в отношении 898 лиц).

Оставлено без изменения - 526 приговоров и других решений по существу дела в отношении 581 лица, т.е. стабильность указанных судебных решений (в лицах) в кассационной инстанции составила 68% (в 2011 году - 71,4%).

Отменено 78 приговоров в отношении 98 лиц, т.е. 11,5% (в 2011 году 9 %).

В отношении 86 лиц приговоры были отменены с направлением уголовных дел на новое судебное рассмотрение, в отношении 9 лиц - с возвращением уголовных дел прокурору в порядке ст.237 УПК РФ.

Изменено 155 приговоров в отношении 176 лиц, то есть 20,6%
(в 2011 году-19,6%), из них: с изменением квалификации без снижения наказания – в отношении одного лица;

с изменением квалификации и снижением наказания – в отношении 35 лиц;

со снижением наказания без изменения квалификации - в отношении 140 лиц.

По жалобам и представлениям рассмотрены оправдательные приговоры в отношении 8 лиц (в 2011 году-20 лиц), из которых отменен 1 приговор, т.е. стабильность составила 87,5% (в 2011 году – 45%).

Не отменялись и не изменялись в 2012 году судебные решения по существу дела в Сковородинском районном суде.

Выше среднеобластного показатель стабильности обжалованных в кассационном порядке приговоров (иных решений по существу дела) в Зейском районном суде – 91,7%, Белогорском районном суде – 84%.

Снизилась по сравнению с 2011 годом стабильность в Селемджинском районном суде – с 100% до 40%, Райчихинском городском суде – с 84,3% до 65,6%, Серышевском районном суде – с 85% до 60,9%, Октябрьском районном суде – с 75% до 46,7%, Бурейском районном суде – с 74,2% до 55,2%.

Ниже среднеобластного показателя стабильность в Свободненском районном суде – 38,5%, Завитинском районном суде – 46,4%, Мазановском районном суде -55% и др.

Обжаловано в кассационном порядке 1605 постановлений районных судов в отношении 1634 лиц, что на 91 или 5,4% меньше, чем в 2011 году. Оставлено без изменения 1332 постановления в отношении 1349 лиц, стабильность (в лицах) составила 82,5% ( в 2011 году -77,6%).

В том числе обжаловано:

- 410 постановлений о применении и об отказе в применении меры пресечения в виде заключения под стражу и её продлении, из которых:

· отменено 12 или 2,9% (в 2011 году из 361 обжалованных постановлений отменено 14 или 3,9 %);

· изменено 5: заключение под стражу изменено на домашний арест;

- 54 постановления о возвращении дела прокурору, из которых отменены – 35, что составляет 64,8% .

1. Вопросы уголовного права

1.1. Квалификация преступлений

1.1.1. Действия осужденного излишне квалифицированы по п.«г» ч. 2 ст. 112 УК РФ

Приговором Свободненского городского суда Амурской области от 15 августа 2012 года К. осужден по п. «а» ч. 3 ст. 158, п. «г» ч. 2 ст. 112, ч. 1 ст.105 УК РФ.

Этим же приговором С. осужден по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ.

Исключая из приговора осуждение К. по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ, судебная коллегия по уголовным делам Амурского областного суда в кассационном определении от 18 октября 2012 года указала следующее.

Как установил суд, К. и С. вступили в преступный сговор на причинение З. средней тяжести вреда здоровью, реализуя который, нанесли ему множественные удары ногами, причинив вред здоровью средней тяжести. После этого у К. возник умысел на убийство З., реализуя который он кирпичом, поднятым в том же сарае, где они с С. избивали потерпевшего, нанес последнему не менее четырех целенаправленных ударов в область головы, в результате которых причинил ему телесные повреждения, повлекшие смерть.

Таким образом, действия К., совершенные им в отношении потерпевшего в течение короткого промежутка времени, фактически непрерывные и начатые с целью причинения средней тяжести вреда здоровью З., переросли в более тяжкое преступление – убийство, т.е. умышленное причинение смерти потерпевшему.

В связи с изложенным, судебная коллегия пришла к выводу об излишней квалификации действий К. по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ, исключив ее из приговора.

Кассационное определение № 22-1924/12 от 18 октября 2012 года

1.1.2. Действия виновного могут быть квалифицированы как покушение на умышленное убийство только при наличии прямого умысла на причинение смерти другому человеку

Приговором Свободненского городского суда от 14 мая 2012 года И. осуждена по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ за покушение на убийство Ю., т.е. умышленное причинение смерти другому человеку, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 14 августа 2012 года приговор изменён, действия виновной переквалифицированы на ч. 1 ст. 111 УК РФ.

В обоснование принятого решения судебная коллегия указала следующее.

Ответственность по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ наступает, если установлено, что виновный действовал с прямым умыслом на причинение смерти потерпевшего.

Согласно ч. 2 ст. 25 УК РФ преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

Суд, обосновывая квалификацию действий И. по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст.105 УК РФ, в описательно-мотивировочной части приговора сделал вывод о том, что, нанося удар в жизненно важный орган потерпевшего топором, И. предвидела возможность наступления смерти потерпевшего и сознательно допускала эти последствия, безразлично относилась к результатам преступления.

Указанное судом отношение И. к наступившим последствиям свидетельствует о наличии косвенного умысла, в связи с чем судебная коллегия квалифицировала действия виновной по наступившим последствиям, т.е. по ч. 1 ст. 111 УК РФ, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью человека.

Кассационное определение № 22-1453/12 от 14 августа 2012 года

1.1.3. Допущенные судом противоречия при квалификации действий осужденных повлекли отмену приговора

Приговором Завитинского районного суда Амурской области от 30 августа 2012 года Т., П. и М. осуждены, в том числе, по пп. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 27 ноября 2012 года, рассмотревшей дело по жалобам осужденных Т., П. и М., приговор в этой части отменен, дело направлено на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Как следует из приговора, М., П. и Т. признаны виновными и осуждены за грабеж, т.е. открытое хищение имущества потерпевшего Р., совершенное группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

При этом в описательно-мотивировочной приговора суд при описании преступного деяния, совершенного осужденными, установил, что они совершили грабеж с незаконным проникновением в жилище, с угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья, т.е. допустил существенные противоречия относительно указанных действий.

Кроме того, по смыслу закона под открытым хищением чужого имущества, предусмотренным ч. 1 ст. 161 УК РФ, понимается такое хищение, которое совершается лицом в присутствии собственника или иного владельца имущества и лицо, совершающее преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий.

Из показаний осужденных П. и Т. следует, что они похитили имущество Р., когда последний выбежал из дома.

В качестве доказательств вины осужденных в совершении грабежа суд привел показания потерпевшего Р., признав их достоверными. Вместе с тем, согласно этим показаниям, М., П. и Т., находясь в доме потерпевшего, никаких требований о передаче им имущества не предъявляли и о своих намерениях похитить имущество не заявляли.

Указанные обстоятельства не получили надлежащей оценки суда, что могло повлиять на его выводы о совершении осужденными открытого хищения имущества Р..

Кассационное определение № 22-2126/12 от 27 ноября 2012 года

1.2. Назначение наказания

1.2.1. Назначение несправедливого наказания ввиду его мягкости

Приговором Благовещенского городского суда от 14 сентября 2012 года Л. осуждён по ч. 1 ст. 111 УК РФ, ст. 73 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

Судебная коллегия по уголовным делам, рассмотрев дело по кассационной жалобе потерпевшей, кассационным определением от 13 ноября 2012 года приговор отменила, направив дело на новое рассмотрение, указала следующее.

Согласно приговору, суд признал Л. виновным в том, что он на почве личных неприязненных отношений с Р. умышленно нанес пять ударов ножом в область грудной клетки, левого плеча, поясничной области, спины и челюсти потерпевшего, причинив тяжкий вред его здоровью.

В соответствии со ст. 6 УК РФ наказание должно быть справедливым, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Согласно ст. 43 УК РФ, наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения новых преступлений.

По смыслу закона, при определении характера и степени общественной опасности совершенного преступления имеют значение объект посягательства, обстоятельства совершения преступления, способ и мотивы его совершения, форма вины, социальная значимость охраняемых общественных отношений, роль лица в совершении преступления.

Как следует из приговора, суд, признав Л. виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Р., назначил наказание в виде лишения свободы.

Однако, применив положения ст. 73 УК РФ, суд, вопреки требованиям указанной нормы закона, не обосновал, почему он пришел к выводу о возможности исправления Л. без его изоляции от общества, и не указал, на основании каких данных о личности виновного пришел к такому выводу.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия пришла к выводу о необоснованности назначения Л. условного осуждения и несправедливости наказания ввиду его мягкости, указав, что, назначая виновному наказание в виде лишения свободы условно, суд фактически не учел характер и степень общественной опасности совершенного Л. преступления и не принял во внимание установленные обстоятельства, связанные с его совершением.

Кассационное определение № 22-2055/12 от 13 ноября 2012 года

1.2.2. Нарушение требований ч. 1 ст. 53 УК РФ повлекло изменение приговора

Приговором Завитинского районного суда Амурской области В. осужден по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам 10 месяцам лишения свободы с ограничением свободы на срок 4 месяца, а по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ – к 3 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 4 месяца.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 2 октября 2012 года, рассмотревшей дело по кассационной жалобе осужденного и представлению прокурора, приговор изменен, исключено дополнительное наказание в виде ограничения свободы, назначенное В. за совершенное преступление и по совокупности приговоров, ввиду неправильного применения уголовного закона.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ при назначении осужденному наказания в виде ограничения свободы суд в приговоре должен установить осужденному конкретные ограничения, предусмотренные этой нормой закона.

Вопреки требованиям ч. 1 ст. 53 УК РФ, при назначении В. дополнительного вида наказания в виде ограничения свободы по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ суд указал только срок ограничения свободы, но не установил каких-либо ограничений, т.е. фактически не назначил дополнительное наказание, в связи с чем не вправе был назначать это наказание и по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ.

Кассационное определение № 2-1812/12 от 2 октября 2012 года.

1.2.3. Дополнительное наказание в виде лишения права управлять транспортным средством исключено из приговора

Приговором Благовещенского городского суда Амурской области от 4 октября 2012 года Ж. осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ к 1 году ограничения свободы с лишением права управлять транспортным средством сроком на 2 года.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 25 декабря 2012 года приговор изменен, исключено указание суда о назначении Ж. дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортным средством на срок 2 года ввиду неправильного применения закона.

Санкция ч. 1 ст. 264 УК РФ предусматривает возможность назначения дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортным средством только с такими видами основного наказания как принудительные работы и лишение свободы.

Вопрос о применении дополнительного наказания в порядке ст. 47 УК РФ судом не обсуждался.

Кассационное определение № 22-2330/12 от 25 декабря 2012 года

1.2.4. Дополнительное наказание в виде ограничения свободы назначено несовершеннолетнему осужденному в нарушение ч. 5 ст. 88 УК РФ

Приговором Серышевского районного суда Амурской области А. признан виновным и осужден по пп. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по п. «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ – к 2 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 2 года, по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ – к 3 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 2 года. На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 4 года.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 6 ноября 2012 года приговор в отношении А. изменен, исключено указание о назначении ему по п. «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ и по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ дополнительного наказания в виде ограничения свободы на срок 2 года.

Как указала судебная коллегия, назначая А. дополнительное наказание в виде ограничения свободы сроком на 2 года, суд не учел, что, согласно правилам ч. 5 ст. 88 УК РФ, ограничение свободы может быть назначено несовершеннолетнему только в качестве основной меры наказания, в связи с чем указание на назначение А. дополнительного наказания подлежит исключению из приговора.

Кассационное определение № 22-2006/12 от 6 ноября 2012 года

1.2.5. Несоблюдение требований ч. 2 ст. 69 УК РФ при назначении наказания в виде обязательных работ

Приговором Белогорского городского суда Амурской области от 14 августа 2012 года Б. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 160 часам обязательных работ, п. ч. 3 ст. 30 – п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ – к 140 часам обязательных работ. Окончательное наказание назначено на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных Б. наказаний в виде обязательных работ на срок 290 часов.

Рассмотрев дело по кассационному представлению государственного обвинителя, судебная коллегия по уголовным делам Амурского областного суда 30 октября 2012 года приговор изменила, назначив Б. окончательное наказание на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим в виде обязательных работ на срок 160 часов.

В обоснование принятого решения судебная коллегия указала, что, назначив Б. окончательное наказание по правилам ч. 2 ст. 69 УК РФ в виде обязательных работ на срок 290 часов, суд нарушил требования ч. 3 ст. 88 УК РФ, в соответствии с которой наказание в виде обязательных работ несовершеннолетнему может быть назначено на срок до 160 часов.

В связи с тем, что преступления Б. совершил в несовершеннолетнем возрасте, срок наказания в виде обязательных работ, назначенного ему по совокупности преступлений, не мог превышать 160 часов.

Поскольку преступления, в совершении которых Б. признан виновным, относятся к категории преступлений средней тяжести, судебная коллегия пришла к выводу о возможности назначения осужденному окончательного наказания по правилам ч. 2 ст. 69 УК РФ путем поглощения менее строго наказания более строгим.

Кассационное определение № 22-1978/12 от 30 октября 2012 года

1.2.6. Решение о сохранении либо отмене условно-досрочного освобождения должно быть мотивировано в приговоре

Приговором Свободненского городского суда Амурской области от 3 октября 2012 года Б. осужден по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы. На основании п. «б» ч. 7 ст. 79 УК РФ ему отменено условно-досрочное освобождение по предыдущему приговору от 15 марта 2010 года, окончательное наказание назначено на основании ст. 70 УК РФ в виде лишения свободы на срок 1 год 9 месяцев.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 29 ноября 2012 года приговор изменен.

В соответствии с п. «б» ч. 7 ст. 79 УК РФ, если в течение оставшейся неотбытой части наказания осужденный совершил преступление по неосторожности либо умышленное преступление небольшой или средней тяжести, вопрос об отмене либо сохранении условно-досрочного освобождения решается судом.

В силу ч. 1 ст. 316, п. 4 ч. 1 ст. 307 УПК РФ мотивы принятого судом решении об отмене либо о сохранении условно-досрочного освобождения должны быть приведены в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора.

Суд в нарушение требований закона, указав в описательно-мотивировочной части приговора о необходимости отмены условно-досрочного освобождения Б. по предыдущему приговору и назначении окончательного наказания в соответствии со ст. 70 УК РФ, не привел в приговоре каких-либо мотивов в обоснование такого решения, в связи с чем судебная коллегия исключила указание об отмене условно-досрочного освобождения и назначении окончательного наказания на основании ст. 70 УК РФ.

Кассационное определение № 22-2140/12 от 29 ноября 2012 года

1.3. Вопросы, связанные с исполнением приговоров

1.3.1. При рассмотрении вопроса об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания суд не учел изменения, внесенные в ст. 79 УК РФ

Постановлением Сковородинского районного суда Амурской области от 22 августа 2012 года производство по ходатайству осужденного Л. об условно-досрочном отбывании наказания прекращено.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 23 октября 2012 года постановление отменено, материалы направлены на новое рассмотрение.

Из материалов дела следует, что Л. отбывает наказание по приговору от 15 января 2010 года за совершение тяжкого преступления, связанного с незаконным оборотом наркотических средств, ранее в отношении него принималось решение об отмене условно-досрочного освобождения в соответствии с п. «в» ч. 7 ст. 79 УК РФ; на момент рассмотрения ходатайства судом он отбыл более 2/3 срока назначенного ему наказания.

Рассматривая ходатайство Л., суд, исходя из положений п. «г» ч. 3 ст.79 УК РФ (в редакции Федерального закона от 1 марта 2012 года № 18-ФЗ), согласно которому условно-досрочное освобождение может быть применено только после отбытия Л. не менее ¾ срока назначенного наказания, а им отбыто менее указанного срока, пришел к выводу о прекращении производства по ходатайству.

Принимая указанное решение, суд не учел, что согласно п. «в» ч. 3 ст.79 УК РФ (в редакции Федерального закона от 9 марта 2001 года № 25-ФЗ, действовавшей во время совершения преступления), условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденным не менее двух третей срока наказания, назначенного лицу, ранее условно-досрочно освобождавшемуся, если условно-досрочное освобождение было отменено по основаниям, предусмотренным ч. 7 ст. 79 УК РФ.

В силу ч. 1 ст. 10 УК РФ, уголовный закон, ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

Принимая во внимание, что изменения, внесенные Федеральным законом от 1 марта 2012 года № 18-ФЗ в п. «г» ч. 3 ст. 79 УК РФ, ухудшают положение осужденного Л., они не подлежат применению.

Кассационное определение № 22-1939/12 от 23 октября 2012 года

2. Вопросы уголовного процесса

2.1. Обстоятельства, исключающие возможность участия судьи в рассмотрении уголовного дела

Приговором Магдагачинского районного суда Амурской области от 14 августа 2012 года П. осуждена за кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину, с незаконным проникновением в жилище.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 4 октября 2012 года приговор отменен, а дело направлено на новое судебное рассмотрение в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства.

Согласно ч. 2 ст. 61 УПК РФ, судья не может участвовать в производстве по уголовному делу в случаях, если имеются обстоятельства, дающие основания полагать, что он лично или косвенно заинтересован в исходе дела.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 17 июня 2008 года №733-О-П, повторное участие судьи в рассмотрении дела, если оно связано с оценкой ранее уже исследовавшихся с его участием обстоятельств по делу, является недопустимым.

Из материалов дела следует, что П. совершила преступление в группе лиц по предварительному сговору с Е., в отношении которого уголовное дело было выделено в отдельное производство и впоследствии Магдагачинским районным судом постановлен приговор, которым он признан виновным и осужден за совершение кражи с причинением значительного ущерба потерпевшему, с незаконным проникновением в жилище, группой лиц по предварительному сговору.

Дело в отношении П. было рассмотрено тем же судьей, который постановил приговор в отношении Е., т.е. ранее высказал свое мнение по вопросам, которые вновь явились предметом судебного разбирательства по уголовному делу в отношении П., что исключало возможность его участия в рассмотрении данного дела.

Кассационное определение № 22-1823/12 от 4 октября 2012 года

2.2. Нарушение подсудности рассмотрения уголовного дела

Приговором Архаринского районного суда Амурской области от 11 мая 2012 года Г. признан виновным и осужден по п. «г» ч. 2 ст. 260 УК РФ.

Рассмотрев дело по кассационному представлению прокурора, судебная коллегия по уголовным делам приговор отменила по следующим основаниям.

Согласно ч. 3 ст. 8 УПК РФ, подсудимый не может быть лишен права на рассмотрение его уголовного дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено Уголовно-процессуальным кодексом РФ.

Мировому судье в соответствии с ч. 1 ст. 31 УПК РФ подсудны дела о преступлениях, за совершение которых максимальное наказание не превышает трех лет лишения свободы, за исключением уголовных дел о преступлениях, перечисленных в указанной норме закона.

Как следует из предъявленного обвинения, преступные действия Г., квалифицированные органами предварительного расследования по п. «г» ч. 2 ст. 260 УК РФ, были совершены в феврале 2011 года.

За данное преступление уголовным законом предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до 3 лет, ч. 2 ст.260 УК РФ не входит в число преступлений, уголовные дела по которым рассматривает районный суд.

В нарушение указанных требований закона уголовное дело в отношении Г. было принято Архаринским районным судом к производству и рассмотрено с постановлением обвинительного приговора.

Отменив приговор ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального закона и уголовного законодательства, судебная коллегия направила уголовное дело на новое судебное рассмотрение мировому судье Архаринского районного судебного участка.

Кассационное определение № 22-1334/12 от 31 июля 2012 года

2.3. Уголовное дело возвращено прокурору ввиду нарушения требований ч. 6 ст. 162 УПК РФ при возобновлении производства

Приговором Благовещенского городского суда Амурской области от 23 апреля 2012 года Т. осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 31 июля 2012 года приговор отменен, уголовное дело возвращено прокурору г. Благовещенска для устранения препятствий его рассмотрении судом.

Уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ, было возбуждено следователем СУ при ГУ УМВД «Благовещенское» Амурской области 15 апреля 2011 года; постановлением от 15 июня 2011 года предварительное следствие приостановлено на основании п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ, в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, постановлением от 30 сентября 2011 года предварительное следствие было возобновлено; постановлением от 2 октября 2011 года предварительное следствие было приостановлено по этим же основаниям и возобновлено постановлением от 25 ноября 2011 года.

В соответствии с ч. 6 ст. 162 УПК РФ при возобновлении приостановленного уголовного дела срок дополнительного следствия устанавливается руководителем следственного органа, в производстве которого находится уголовное дело, и не может превышать одного месяца со дня поступления дела к следователю. Дальнейшее продление срока предварительного следствия производится на общих основания в порядке, установленном чч. 4, 5, 7 ст. 162 УПК РФ.

Согласно материалам дела, указанное требование уголовно-процессуального закона не соблюдено, следователь при возобновлении предварительного следствия и принятии дела к производству не согласовал срок дополнительного следствия с руководителем следственного органа, которым этот срок не установлен.

При таких данных, учитывая, что все следственные действия, выполнены после возобновления предварительного следствия за рамками сроков расследования, судебная коллегия признала обвинительное заключение по уголовному делу в отношении Т. не соответствующим УПК РФ, что в соответствии с п.1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ является основанием для возвращения дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Кассационное определение № 22-1335/12 от 31 июля 2012 года

Уголовное дело необоснованно возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом

2.4.1. Постановлением Тындинского районного суда Амурской области уголовное дело в отношении К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, возвращено Тындинскому городскому прокурору Амурской области для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Рассмотрев дело по кассационным жалобам потерпевшего Д. и обвиняемого К., судебная коллегия по уголовным делам постановление отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Органами предварительного следствия К. обвиняется в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего Д., совершенном 15 мая 2011 года около 13 часов в квартире № 11 дома № 6 по ул. Чкалова в г.Тында Амурской области.

Возвращая уголовное дело прокурору, суд в постановлении указал, что в обвинительном заключении имеются противоречия относительно времени совершения преступления, в связи с чем постановление о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительное заключение в отношении К. не соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона.

Однако выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам, т.к. предъявленное органами следствия К. обвинение в совершении преступления во время, указанное в обвинительном заключении, основано на приведенных в нем доказательствах.

Суд в обоснование своего вывода сослался на показания свидетелей Кох., Биб., Буд., указавших, что преступление не могло быть совершено К. в установленное органами предварительного следствия время, т.е. дал оценку доказательствам, что наряду с установлением фактических обстоятельств, разрешением вопросов о виновности подсудимого производится судом при принятии решения по существу дела.

В нарушение указанных требований закона суд при вынесении промежуточного решения принял во внимание одни доказательства и отверг другие, сославшись на фактические обстоятельства, им не установленные и не приведенные в постановлении, что не вправе был делать.

Кассационное определение № 22-1662/12 от 13 сентября 2012 года

2.4.2. Определением мирового судьи Амурской области по Шимановскому городскому судебному участку от 19 марта 2012 года, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции Шимановского районного суда от 27 апреля 2012 года, уголовное дело в отношении К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ, возвращено прокурору Шимановского района для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Судебная коллегия по уголовным делам, отменив кассационным определением от 21 июня 2012 года состоявшиеся судебные решения, направила дело на новое судебное разбирательство мировому судье по следующим основаниям.

Органом дознания К. обвиняется в умышленном причинении лёгкого вреда здоровью потерпевшего Кос., вызвавшего кратковременное его расстройство.

Возвращая уголовное дело прокурору, мировой судья в определении указал, что в обвинительном акте не раскрыта объективная сторона преступления: не установлено, какие телесные повреждения причинены потерпевшему подсудимым, и не определена степень их тяжести, что исключает возможность рассмотрения уголовного дела на основании данного обвинительного акта.

Вместе с тем, выводы суда первой инстанции о нарушении органом дознания требований ст. 225 УПК РФ, согласно которым в обвинительном акте указывается существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела, противоречат фактическим обстоятельствам.

Как следует из обвинительного акта, при описании преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ, в совершении которого обвиняется К., органом дознания указаны причинённые потерпевшему в результате действий К. телесные повреждения в виде закрытой тупой черепно-мозговой травмы с сотрясением головного мозга, множественных ушибов мягких тканей лица, причинившие легкий вред здоровью, как повлекшие за собой расстройство здоровья на срок менее 21 дня.

При этом, в обвинительном акте в обоснование степени тяжести вреда, причиненного здоровью потерпевшего, приведено заключение эксперта.

Таким образом, вопреки выводам судебных инстанций, формулировка обвинения не препятствует рассмотрению дела по существу и не нарушает право подсудимого на защиту от предъявленного обвинения.

Кроме того, мировой судья вынес определение, при этом не учел, что, согласно пп. 23, 25 ст. 5 УПК РФ, определение выносится судом первой инстанции коллегиально, а единолично судьей выносится постановление.

Кассационное определение № 22-1064/12 от 21 июня 2012 года

2.5. Уголовное дело возвращено прокурору в связи с нарушением права обвиняемых на защиту

Приговором Магдагачинского районного суда от 20 июля 2012 года Т., В., К. и Л. осуждены за совершение ряда преступлений.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 25 октября 2012 года приговор отменен, дело возвращено прокурору Магдагачинского района Амурской области для устранения препятствий его рассмотрения судом, в связи нарушением права обвиняемых на защиту.

Органами предварительного следствия Л., Т. и К. обвинялись в совершении ряда тайных хищений чужого имущества группой лиц по предварительному сговору.

В соответствии с ч. 6 ст. 49 УПК РФ одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого.

Как следует из материалов дела, защита интересов обвиняемых Л., Т. и К. осуществлялась адвокатом П., с участием которого с указанными лицами был проведен ряд следственных действий, направленных на раскрытие и расследование преступлений, в совершении которых они обвинялись, предъявлено окончательное обвинение, произведены их допросы в качестве обвиняемых, ознакомление с материалами уголовного дела, большая часть судебного разбирательства.

Вместе с тем, Л., будучи допрошенным в качестве подозреваемого в присутствии адвоката П., дал показания, изобличающие в хищении чужого имущества Т., который при проведении очной ставки и в ходе допросе в качестве подозреваемого отрицал свое участие в данной краже, однако его защита также была поручена адвокату П..

Прокурором Магдагачинского района в связи с допущенными нарушениями права Т. и Л. на защиту было вынесено требование об устранении данных нарушений закона, в связи с чем постановлениями начальника СО МВД России по Магдагачинскому району Л. и К. были назначены адвокаты Д. и Кор. соответственно.

Однако, в нарушение требований п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ, исключающих возможность участия в данном деле в качестве защитника адвоката П., он продолжил осуществлять защиту Т., а в последующем вновь принял на себя защиту Л. и К., участвуя в ряде процессуальных действий на предварительном следствии и в судебном заседании практически до окончания судебного следствия.

Принимая во внимание допущенные существенные нарушение права Т., Л. и К. на защиту, судебная коллегия отменила приговор и возвратила уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Кассационное определение № 22-1950/12 от 25 октября 2012 года

2.6. Оглашение показаний свидетелей и потерпевших, данных на предварительном следствии, если они не вызывались в суд, не соответствует ст. 281 УПК РФ

Приговором Благовещенского городского суда от 25 октября 2012 года Х. осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Амурского областного суда 25 декабря 2012 года, рассмотрев дело по кассационной жалобе осужденного, приговор отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 240 УПК РФ в судебном разбирательстве все доказательства по делу подлежат непосредственному исследованию. Оглашение показаний, данных при производстве предварительного расследования, возможно лишь в случаях, предусмотренных ст.ст. 276 и 281 УПК РФ.

Признавая вину Х. в совершении преступления, суд в приговоре в качестве доказательств вины осужденного привел показания свидетелей Р., Л., С., Мол., Мор., Кач., Хом., И., а также показания потерпевшей Кол., данные ими в ходе предварительного следствия.

Однако в материалах дела отсутствуют данные, свидетельствующие о том, что судом принимались меры к вызову указанных лиц.

Согласно протоколу судебного заседания, сведений о надлежащем извещении свидетелей и потерпевшей нет, при этом вопрос о причинах их неизвещения судом не выяснялся.

Принимая решение об оглашении по ходатайству государственного обвинителя показаний названных лиц, суд не учел, что в соответствии с ч. 1 ст. 281 УПК РФ оглашение показаний свидетелей возможно только в случае их неявки, а поскольку свидетели, об оглашении показаний которых ходатайствовал государственный обвинитель, в суд не вызывались, то законных оснований для оглашения их показаний у суда не имелось.

Кассационное определение № 22-2380/12 от 25 декабря 2012 года

2.7. Суд при постановлении приговора должен обсудить вопрос, имеются ли основания для изменения категории преступления, в совершении которого обвиняется подсудимый, на менее тяжкую

Приговором Тамбовского районного суда Амурской области от 24 июля 2012 года Ш. осужден по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы, а по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ – к 3 годам 8 месяцам лишения свободы.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 11 сентября 2012 года приговор изменён, категория совершенного Ш. преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, изменена с тяжкого преступления на преступление средней тяжести.

В соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ с учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности суд вправе при наличии смягчающих наказание обстоятельств и при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств изменить категорию преступления на менее тяжкую, но не более чем на одну категорию преступления при условии, что за совершение тяжкого преступления осужденному назначено наказание, не превышающее пяти лет лишения свободы.

Согласно п. 6 ч. 1 ст. 299 УПК РФ, суд при постановлении приговора в совещательной комнате разрешает вопрос, имеются ли основания для изменения категории преступления, в совершении которого обвиняется подсудимый, на менее тяжкую, в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Как следует из материалов дела, Ш. осужден за совершение тяжкого преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, к трем годам лишения свободы, при этом установлены обстоятельства, смягчающие наказание, отягчающие наказание обстоятельства отсутствуют.

В нарушение указанного требования закона, суд в приговоре вопрос о возможности или невозможности изменения категории совершенного Ш. преступления на менее тяжкую не обсудил, мотивов к этому не привел.

При таких данных, судебная коллегия, принимая во внимание требования ст. 360 УК РФ, в соответствии с которыми суд кассационной инстанции не вправе принимать решение, ухудшающее положение осужденного, с учетом фактических обстоятельств дела, связанных с целями и мотивами преступления, степени его общественной опасности, нашла возможным изменить категорию совершенного Ш. преступления с тяжкого на преступление средней тяжести.

Кассационное определение № 22-1644/12 от 11 сентября 2012 года

Ввиду несоблюдения судами при постановлении приговоров требований ч. 6 ст. 15 УК РФ, п. 6 ч. 1 ст.299 УПК РФ судебной коллегией по уголовным делам были изменены приговоры:

Белогорского городского суда от 23 июля 2012 года в отношении Вяткина И.А.;

Благовещенского городского суда от 22 июня 2012 года в отношении Колупаева А.М., от 22 октября 2012 года – в отношении Смирновой Л.Г.;

Завитинского районного суда от 14 июня 2012 года в отношении Дрюк В.Н.;

Октябрьского районного суда от 9 июня 2012 года в отношении Линейцева А.В.;

Тындинского районного суда от 14 мая 2012 года в отношении Назаренко В.Е.

Нарушение приведенных требований закона явилось основанием для отмены приговоров: Магдагачинского районного суда от 3 июля 2012 года в отношении Герцева Ф.В.; Селемджинского районного суда от 8 июня 2012 года в отношении Хренова Д.А..

2.8. Несоблюдение требований уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего особенности производства по делам в отношении несовершеннолетних, повлекло отмену приговора

Приговором Благовещенского городского суда от 13 июня 2012 года Кор. и Кур. осуждены за совершение ряда тайных хищений чужого имущества к наказанию в виде лишения свободы, которое постановлено считать условным.

Отменяя приговор в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, судебная коллегия по уголовным делам Амурского областного суда указала следующее.

В соответствии с ч. 1 ст. 430 УПК РФ при постановлении приговора в отношении несовершеннолетнего подсудимого суд, наряду с вопросами, указанными в ст. 299 УПК РФ, обязан решить вопрос о возможности освобождения несовершеннолетнего подсудимого от наказания в случаях, предусмотренных ст. 92 УПК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 92 УК РФ, несовершеннолетний осужденный за совершение преступления небольшой или средней тяжести, может быть освобожден судом от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных ч. 2 ст. 92 УК РФ.

Как следует из материалов уголовного дела, судом постановлен приговор в отношении несовершеннолетних Кор. и Кур.; преступления, в совершении которых они признаны виновными, отнесены уголовным законом к категории преступлений средней тяжести, однако в нарушение приведенных требований закона суд при постановлении приговора не рассмотрел вопрос о возможности их освобождения от наказания и применении принудительных мер воспитательного воздействия.

Кроме того, в нарушение требований пп. 4, 5 ч. 1 ст. 308 УПК РФ, согласно которым в резолютивной части приговора должны быть указаны вид и размер наказания, назначенного подсудимому за каждое преступление, в совершении которого он признан виновным, суд, признав виновными Кор. по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (по факту кражи у Г.) и Кур. по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (по факту кражи у М.) назначил им наказание, соответственно, в виде одного года шести месяцев без штрафа и одного года четырех месяцев без штрафа, не указав при этом вид наказания, т.е. фактически не назначив его, что исключает возможность исполнения приговора.

Кассационное определение № 22-1836/12 от 4 октября 2012 года

2.9. Прекращая уголовное дело в связи с деятельным раскаянием, суд не в полной мере проверил подлежащие оценке обстоятельства

Постановлением Магдагачинского районного суда Амурской области от 16 октября 2012 года производство по уголовному делу в отношении И., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 109 УК РФ, прекращено в связи с деятельным раскаянием.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 6 декабря 2012 года представление прокурора удовлетворено, постановление отменено, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение.

В силу ч. 1 ст. 75 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию и расследованию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления, и вследствие деятельного раскаяния перестало быть общественно опасным.

Исходя из положений ст. 239 УПК РФ, устанавливающей основания и порядок прекращения уголовного дела или уголовного преследования на предварительном слушании, судья по ходатайству сторон или по собственной инициативе вправе исследовать материалы дела, имеющие отношение к основаниям его прекращения.

Как следует из материалов дела, обвиняемым И. было заявлено ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием.

В судебном заседании участники стороны обвинения – потерпевшая Ш., ее представитель и прокурор возражали против прекращения уголовного дела, при этом прокурор ссылался на то, что обвиняемый не загладил причиненный потерпевшей вред.

Суд, исследовав характеризующий материал и явку с повинной, признал, что вследствие деятельного раскаяния действия И. перестали быть общественно опасными и прекратил уголовное преследовании.

При этом, принимая указанное решение без исследования материалов дела, суд не проверил и не оценил юридически значимые обстоятельства, необходимые для принятия законного решения, а именно оставил без внимания вопросы о характере и размере вреда, причиненного действиями И. потерпевшей Ш., о его возмещении или заглаживании.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о несоблюдении судом условий, необходимых для прекращения уголовного преследования в отношении И. в связи с деятельным раскаянием, что явилось основанием для отмены постановления.

Кассационное определение № 22-2201/12 от 6 декабря 2012 года

2.10. Нарушение права на защиту повлекло отмену постановления, вынесенного в порядке исполнения приговора

Постановлением Благовещенского городского суда Амурской области от 2 ноября 2012 года в удовлетворении ходатайства осужденного К. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания отказано.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 25 декабря 2012 года указанное постановление отменено ввиду нарушения права осужденного на защиту.

В соответствии со ст. 48 Конституции РФ каждый гражданин имеет право на получение квалифицированной юридической помощи и право пользоваться помощью адвоката (защитника).

По смыслу уголовно-процессуального закона (ст.ст. 47 и 50 УПК РФ) участие защитника обвиняемому (осужденному) должно быть обеспечено на любой стадии уголовного судопроизводства.

При рассмотрении ходатайств в порядке, предусмотренном ст. 397 УПК РФ, согласно ч. 4 ст. 399 УПК РФ, осужденный может осуществлять свои права с помощью адвоката.

В соответствии с ч. 2 ст. 50 УПК РФ, по просьбе осужденного участие защитника обеспечивается судом.

Данные требования закона судом не выполнены.

Как следует из материалов дела, осужденный К. обратился в суд с ходатайством об его условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, просил назначить защитника при рассмотрении указанного вопроса.

Однако, как следует из протокола судебного заседания, в нарушение уголовно-процессуального закона заявленное К. ходатайство о назначении ему защитника судом не рассмотрено и вопрос об участи защитника у осужденного не выяснен, мер по его назначению не принято, материалы рассмотрены без участия адвоката.

Указанные нарушения закона затрагивают гарантированные законом права осужденного и могли повлиять на вынесение законного и обоснованного решения, в связи с чем судебной коллегией они признаны существенными и явились основанием для отмены постановления суда.

Кассационное определение № 22-2336/12 от 25 декабря 2012 года

2.11. При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу суд не вправе допускать формулировок, свидетельствующих о виновности лица в совершении преступления

Постановлением Сковородинского районного суда Амурской области от 12 октября 2012 года в отношении подозреваемой К. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Судебная коллегия по уголовным делам Амурского областного суда кассационным определением от 1 ноября 2012 года указанное постановление изменила, исключила из его описательно-мотивировочной части указание суда о совершении подозреваемой К. преступления в период условно-досрочного освобождения, указав, что она подозревается в совершении этого преступления.

Как указала судебная коллегия, в силу ч. 1 ст. 14 УПК РФ обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

В нарушение данного требования закона, суд указал в описательно-мотивировочной части постановления, что К. совершила преступление в период условно-досрочного освобождения, тем самым привел суждение, свидетельствующее о виновности К. в совершении преступления.

Кассационное определение № 22-2127/12 от 1 ноября 2012 года

Судебная коллегия по уголовным делам

Амурского областного суда

опубликовано 10.10.2013 05:35 (МСК)