Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обзор практики применения судами Амурской области требований закона при избрании мер пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога.

Утверждено

президиумом Амурского

областного суда

«9» апреля 2013 года

О Б З О Р

практики применения судами Амурской области требований закона при избрании мер пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога

В соответствии с планом работы Амурского областного суда проведено обобщение судебной практики применения судами Амурской области требований закона при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и её продлении, а также домашнего ареста и залога.

С этой целью изучены статистические данные за период с 2008 по 2012 годы о результатах рассмотрения судами области ходатайств об избрании в отношении подозреваемых (обвиняемых) меры пресечения в виде заключения под стражу и её продлении, кассационная практика, а также материалы об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и её продлении по преступлениям небольшой тяжести, а также по преступлениям средней тяжести в отношении женщин и несовершеннолетних, а также лиц, в отношении которых были избраны меры пресечения - залог и домашний арест, рассмотренные судами области в 2012 году.

В результате проведённого обобщения установлено, что подходы к избранию и продлению меры пресечения в виде заключения под стражу и её продлении не отличаются стабильностью.

Как показал анализ статистических данных, в 2010 году количество рассмотренных судами области ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу по сравнению с 2008 годом сократилось на 33, 7 % (с 1709 ходатайств в 2008 году до 1133 ходатайств в 2010 году).

Также в этот период на 20,5 % сократилось и количество рассмотренных судами ходатайств о продлении содержания под стражей (с 1959 ходатайств в 2008 году до 1558 ходатайств в 2010 году).

Вместе с тем, с 2011 года количество рассмотренных судами ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и её продлении вновь стало расти.

В 2012 году количество рассмотренных судами области ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу по сравнению с 2010 годом увеличилось на 11,7 % (с 1133 ходатайств в 2010 году до 1265 ходатайств в 2012 году), на 32,5 % увеличилось количество рассмотренных судами ходатайств о продлении содержания под стражей (с 1558 ходатайств в 2010 году до 2065 ходатайств в 2012 году).

Наибольший рост поступивших в суды ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемых и обвиняемых по сравнению с показателями 2011 года произошёл по преступлениям, относящимся к категории средней тяжести (с 259 до 332), а ходатайств о её продлении по преступлениям, относящимся к категории особо тяжких (с 706 до 1041), тяжких (с 575 до 653) и небольшой тяжести (с 29 до 61).

Год

Рассмотрено ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу

Удовлетворено ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу

Рассмотрено ходатайств о продлении срока содержания под стражей

Удовлетворено ходатайств о продлении срока содержания под стражей

2008

1709

1623

1959

1931

2009

1492

1394

1918

1877

2010

1133

1085

1558

1539

2011

1248

1152

1607

1590

2012

1265

1187

2065

2037

В 2012 году были удовлетворены 1187 ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и 2037 ходатайств о её продлении.

Показатели соотношения рассмотренных и удовлетворенных ходатайств за период с 2008 по 2012 годы существенных изменений не претерпели и в среднем составили: по ходатайствам об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу около 94 %, а её продлении около 98%.

После сокращения за период с 2008 по 2010 годы на 32,7 % количества поступивших в суд ходатайств об избрании меры пресечения в отношении женщин и на 31,2 % ходатайств о её продлении, в 2012 году их количество по сравнению с 2010 годом увеличилось на 34,8 % и 101,2 % соответственно.

Рассмотрено ходатайств об избрании меры пресечения и её продлении в отношении женщин

Год

Рассмотрено ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу

Удовлетворено ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу

Рассмотрено ходатайств о продлении срока содержания под стражей

Удовлетворено ходатайств о продлении срока содержания под стражей

2008

98

91

117

114

2009

84

81

95

94

2010

66

60

77

74

2011

81

75

62

62

2012

89

78

145

145

За период с 2008 по 2012 годы количество поступивших в суд ходатайств об избрании меры пресечения в отношении несовершеннолетних сократилось на 68,3%, а о её продлении на 50,3 %. При этом в 2012 году наибольшее количество ходатайств об избрании меры пресечения возбуждалось в отношении несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, относящихся к категориям особо тяжких и средней тяжести.

Из статистических данных следует, что в 2012 году количество удовлетворённых судами ходатайств следователей об избрании в отношении несовершеннолетних меры пресечения в виде заключения под стражу по преступлениям средней тяжести составило всего 58,3 %, в 2011 году этот показатель составлял 66,6 %.

Рассмотрено ходатайств об избрании меры пресечения и её продлении в отношении несовершеннолетних

Год

Рассмотрено ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу

Удовлетворено ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу

Рассмотрено ходатайств о продлении срока содержания под стражей

Удовлетворено ходатайств о продлении срока содержания под стражей

2008

136

126

141

140

2009

88

72

170

159

2010

44

39

68

67

2011

51

40

63

63

2012

37

27

70

66

В течение 2012 года судебной коллегией по уголовным делам Амурского областного суда посредством проверки законности судебных решений в кассационном порядке осуществлялся текущий мониторинг за соблюдением судьями законодательства при рассмотрении вопросов, связанных с избранием в отношении подозреваемых (обвиняемых) меры пресечения в виде заключения под стражу и её продлении.

В 2012 году в кассационном порядке были обжалованы:

- 166 постановлений об удовлетворении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, из них отменены - 4;

- 14 постановлений об отказе в удовлетворении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, из них отменены - 4;

- 225 постановлений об удовлетворении ходатайств о продлении срока содержания под стражей, из них отменено – 1.

- 5 постановлений об отказе в удовлетворении ходатайств о продлении срока содержания под стражей, из них отменено – 3.

В первом полугодии 2012 года проведено изучение судебной практики рассмотрения судами Амурской области ходатайств об избрании в отношении подозреваемых (обвиняемых) меры пресечения в виде заключения под стражу и её продлении, обзор судебной практики, утверждённый постановлением президиума Амурского областного суда от 15 октября 2012 года, направлен в городские (районные) суды для использования в работе.

Анализ статистических данных за 2012 год свидетельствует, что требования закона о порядке избрания в отношении подозреваемых (обвиняемых) меры пресечения в виде заключения под стражу и её продления, регламентируемые ст.ст.108, 109 и 255 УПК РФ, разъяснения, содержащиеся в Постановлениях Пленумов Верховного Суда Российской Федерации №22 от 29 октября 2009 года «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста», №5 от 10 октября 2003 года «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», а также рекомендации Амурского областного суда по указанным вопросам выполняются судами не во всех случаях.

Отдельные суды при обосновании необходимости избрания меры пресечения в виде заключения под стражу не учитывали требования ч.1 ст.108 УПК РФ (в редакции Федеральных законов от 08 декабря 2003 года № 161-ФЗ, от 02 декабря 2008 года № 226-ФЗ), согласно которым мера пресечения в виде заключения под стражу может быть избрана в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет в исключительных случаях при наличии одного из следующих обстоятельств: подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации; его личность не установлена; им нарушена ранее избранная мера пресечения; он скрылся от органов предварительного расследования или от суда.

Так, Благовещенский городской суд, в качестве оснований избрания меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении П., подозреваемой в совершении четырёх преступлений, предусмотренных ч.1 ст.158 УК РФ, в постановлении от 31 августа 2012 года указал, что она обвиняется в совершении ряда преступлений небольшой тяжести против собственности, имеет непогашенную судимость не имеет постоянного места работы, а, следовательно, постоянного источника дохода, в связи с чем имеются основания считать, что она может продолжить заниматься преступной деятельностью, с целью избежания уголовной ответственности скрыться от органов предварительного расследования и суда, чем может воспрепятствовать производству по делу по уголовному делу, при этом не привёл в своём решении ни одного из оснований, предусмотренных ч.1 ст.108 УПК РФ.

Вместе с тем, из материалов, представленных следователем в обоснование заявленного ходатайства, следовало, что П. нарушила ранее избранную в отношении неё меру процессуального принуждения - обязательство о явке, скрылась от органов предварительного расследования.

В отдельных случаях, суд не указывал обстоятельств, предусмотренных ч.1 ст.108 УК РФ, и при продлении сроков содержания под стражей лиц, обвиняемых в совершении преступлений, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет.

Например, Благовещенский городской суд постановлением от 28 июня 2012 года продлил срок содержания под стражей Б., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.158 (3 факта), ч.1 ст.159 УК РФ, при отсутствии предусмотренных законом оснований.

Часть 1 ст.108 УПК РФ прямо предписывает, что заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения, при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение.

По смыслу ст.99 УПК РФ, одна лишь тяжесть совершённого преступления сама по себе не может служить достаточным основанием для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, поэтому суд, рассматривая ходатайство об избрании указанной меры пресечения, должен убедиться в наличии оснований, предусмотренных ст.97 УПК РФ.

При поступлении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемых (обвиняемых) суды в большинстве случаев тщательным образом исследовали изложенные в них доводы о необходимости избрания именно такой меры пресечения.

Отдельные суды в качестве одного из оснований избрания меры пресечения в виде заключения под стражу признавали тот факт, что обвиняемый привлекается к ответственности по другому уголовному делу. Вместе с тем, факт привлечения лица к ответственности по другому уголовному делу сам по себе не может влиять на решение вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу при расследовании иного уголовного дела, поскольку мера пресечения избирается в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого по конкретному уголовному делу.

Так, постановлением Благовещенского районного суда от 31 марта 2012 года в отношении Н., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.159 УК РФ – хищении путём обмана чужого имущества на сумму 7200 рублей, причинившем значительный ущерб потерпевшему, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

В качестве оснований избрания в отношении Н. заключения под стражу суд указал, что она обвиняется в совершении умышленного преступления средней тяжести, СО ОМВД РФ по Тамбовскому району в отношении Н. возбуждены уголовные дела по семи фактам аналогичных преступлений, свою причастность к указанным преступлениям обвиняемая не оспаривает, ни на территории Амурской области, ни по месту регистрации в Ставропольском крае Н. не проживает, на протяжении нескольких лет практически постоянно передвигается по территории Российской Федерации, что характеризует её как лицо, склонное к совершению преступлений, свидетельствует о её опасности для общества и даёт основания полагать, что, находясь на свободе, Н. может продолжить совершать преступления, скрыться от следствия и тем самым воспрепятствовать производству по делу, поэтому избрание в отношении неё иной, более мягкой меры пресечения, чем заключение под стражу невозможно.

Однако, ссылаясь на факт возбуждения СО ОМВД РФ по Тамбовскому району в отношении Н. семи уголовных дел по аналогичным преступлениям, как обстоятельство, дающее основания полагать, что обвиняемая может продолжить заниматься преступной деятельностью и скрыться от следствия, суд оставил без внимания то обстоятельство, что указанные уголовные дела не были соединены в одно производство с уголовным делом, по которому следователем было возбуждено ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

Вместе с тем, по уголовному делу, находившемуся в производстве СО ОМВД РФ по Тамбовскому району, постановлением Тамбовского районного суда от 29 марта 2012 года в отношении Н. была избрана мера пресечения – залог в сумме 100000 рублей. Избирая в отношении Н. меру пресечения в виде залога, Тамбовский районный суд исходил из тех обстоятельств, что она обвиняется в совершении преступлений средней тяжести, имеет регистрацию на территории РФ, ранее к уголовной ответственности не привлекалась, имеет на иждивении троих малолетних детей, по месту жительства характеризуется положительно, возместила одной из потерпевших ущерб, причинённый преступлением.

Данные о том, что Н. ранее не судима, имеет регистрацию в Ставропольском крае, на её иждивении находятся трое малолетних детей, в материалах, направленных в обоснование ходатайства, поданного следователем в Благовещенский районный суд, имелись, однако надлежащей оценки суда в постановлении не получили.

Кроме того, из имеющихся в материалах справок о продаже железнодорожных и авиабилетов следует, что в период с 2009 по 2011 годы Н. действительно неоднократно совершала поездки по территории РФ, однако сделанный на основании указанных справок вывод суда о том, что Н. по месту регистрации не проживает, вызывает сомнение в своей обоснованности, поскольку, из представленной суду копии характеристики Н., выданной администрацией г.Изобильный Ставропольского края следует, что она проживает по месту регистрации и характеризуется соседями положительно.

Позднее все возбужденные в отношении Н. уголовные дела были соединены в одно производство, срок содержания под стражей Н. был продлён на 1 месяц. Постановлением Благовещенского городского суда от 13 июня 2012 года очередное ходатайство следователя о продлении срока содержания под стражей обвиняемой было оставлено без удовлетворения, в отношении Н. была избрана мера пресечения в виде залога в сумме в сумме 100000 рублей с учётом того, что она обвиняется в совершении преступлений средней тяжести, имеет постоянное место жительства на территории РФ, по месту жительства характеризуется положительно, ранее не судима, вину в совершении преступлений признала, возместила потерпевшим по делу ущерб, причинённый преступлениями, потерпевшие заявили ходатайства о прекращении уголовных дел, имеет на иждивении троих малолетних детей.

В дальнейшем постановлением Тамбовского районного суда от 21 августа 2012 года уголовное дело в отношении Н. было прекращено на основании ст.25 УПК РФ, ст.76 УК РФ в связи с примирением с потерпевшими.

С учётом указанных обстоятельств выводы суда о необходимости избрания в отношении Н. меры пресечения в виде заключения под стражу вызывают сомнение.

Согласно правовой позиции, выраженной в постановлении Конституционного Суда РФ от 22 марта 2005 года № 4-П, при решении вопросов, связанных с содержанием под стражей в качестве меры пресечения, предполагается исследование судом фактических и правовых оснований для избрания данной меры пресечения; суд принимает соответствующее решение, исходя из анализа всего комплекса обстоятельств, предусмотренных законом.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п.14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №5 от 10 октября 2003 года «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», к обстоятельствам, которые могли бы оправдать изоляцию лица от общества, в частности, может относиться возможность того, что подозреваемый может продолжить преступную деятельность либо скрыться от предварительного следствия или суда, либо сфальсифицировать доказательства по уголовному делу, вступить в сговор со свидетелями. При этом указанные обстоятельства должны быть реальными, обоснованными, то есть подтверждаться достоверными сведениями.

Из смысла приведённых положений закона следует, что заключение под стражу может быть избрано подозреваемому лишь в исключительных случаях, когда обстоятельства дела и данные о его личности свидетельствуют о невозможности обеспечить надлежащее производство по делу в разумные сроки, защиту прав и законных интересов других участников процесса – путём применения к нему иной, более мягкой, меры пресечения.

Кассационным определением от 13 сентября 2012 года изменено постановление Райчихинского городского суда от 31 августа 2012 года, которым М., подозреваемому в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.303 УК РФ, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Избирая в отношении подозреваемого меру пресечения в виде заключения под стражу, суд в постановлении указал, что М. подозревается в совершении тяжкого преступления, относящегося к преступлениям против правосудия, находясь на свободе, может угрожать свидетелям и другим участникам уголовного судопроизводства либо иным путём воспрепятствовать производству по делу.

Вместе с тем, из исследованных судом материалов следует, что М. ранее не судим, имеет постоянное место жительства и работы, характеризуется положительно, фактических данных, свидетельствующих о том, что М. может угрожать свидетелям, в представленных суду материалах не содержится.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к вводу, что надлежащее производство по делу может быть обеспечено путём применения в отношении М. более мягкой меры пресечения - домашнего ареста.

Кассационным определением от 20 сентября 2012 года изменено постановление Райчихинского городского суда от 7 сентября 2012 года, которым в отношении несовершеннолетнего Т., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.111 УК РФ, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Избирая в отношении Т. меру пресечения в виде заключения под стражу суд в постановлении указал, что он подозревается в совершении особо тяжкого преступления против здоровья человека, в связи с чем имеются основания полагать, что, находясь на свободе, он путём угроз и уговоров может оказать давление на лиц, причастных к причинению телесных повреждений потерпевшему М., допрошенных по делу в качестве свидетелей в связи с недостижением возраста, с которого наступает уголовная ответственность, и которые являются его знакомыми, либо иным путём воспрепятствовать производству по делу. В обоснование принятого решения, суд сослался в постановлении на пояснения представителя ОПДН ГУ МОМВД России «Райчихинский» Федотовой И.И., из которых следует, что поскольку Т. обучается в одной школе со свидетелем С., она не исключает возможности оказания Т. давления на данного свидетеля.

Изменяя указанное решение, судебная коллегия указала, что достоверных сведений, подтверждающих вывод суда о том, что подозреваемый может угрожать свидетелям и иным образом воспрепятствовать производству по делу, суд в постановлении не привёл, не имеется таких данных и в материалах, представленных в обоснование заявленного ходатайства.

Учитывая, что одна лишь тяжесть инкриминируемого деяния не является основанием для заключения лица под стражу, с учётом несовершеннолетнего возраста подозреваемого, наличия у него постоянного места жительства, его проживания в полной благополучной семье, обучения в образовательной школе, положительных характеристик по месту учебы и жительства, отсутствия судимостей, судебная коллегия пришла к выводу о возможности избрания в отношении Т. более мягкой меры пресечения – домашнего ареста.

Проведённое обобщение показало, что мера пресечения в виде заключения под стражу избиралась в отношении несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, которые ранее уже были осуждены за умышленные преступления (за совершение краж, грабежей, неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения), состояли на учёте в соответствующих подразделениях органов внутренних дел за антиобщественное поведение, а также скрывались от органов следствия. Большинство подростков, заключённых под стражу, нигде не учились и не работали, отрицательно характеризовались. Многие из них занимались бродяжничеством, вышли из-под контроля родителей или иных лиц, на которых возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего.

При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении несовершеннолетних, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений средней тяжести, суды помимо обстоятельств, предусмотренных ч.1 ст.108, ч.1 ст.97 УПК РФ, признавали исключительными обстоятельства, свидетельствующие об утрате контроля над несовершеннолетним со стороны родителей, опекунов, попечителей, а также о продолжении противоправного поведения несовершеннолетнего в любых формах: занятие бродяжничеством, злоупотребление спиртными напитками, наркотиками, отсутствие определенного рода занятий и т.д.

Так, Райчихинским городским судом было удовлетворено ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении несовершеннолетнего П., подозреваемого в совершении преступлений, предусмотренных пп. «б», «в» ч.2 ст.158, п. «б» ч.2 ст.158, п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ. Судом было установлено, что П. подозревается в совершении ряда умышленных преступлений в период отбывания условного осуждения по приговору суда по ч.2 ст.228 УК РФ, имеет судимость за преступление, предусмотренное ч.1 ст.158 УК РФ, состоит на учёте в подразделении по делам несовершеннолетних, в связи с совершением им общественно опасных деяний и правонарушений, ранее направлялся в специальную школу закрытого типа, привлекался к административной ответственности за незаконные приобретение и хранение наркотических средств, состоит на учёте у врача нарколога с диагнозом «Пагубное употребление каннабиноидов», по прежнему месту учебы характеризовался отрицательно, не работает и не учится, проживает в неполной семье, мать злоупотребляет спиртными напитками и, по её признанию, не может контролировать поведение сына и обеспечить надлежащий присмотр за ним.

При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении несовершеннолетних подозреваемых или обвиняемых суды, как правило, в соответствии с требованиями ч.2 ст.423 УПК РФ и разъяснениями, содержащимися в п.7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации №22 от 29 октября 2009 года, обсуждали вопрос о возможности передачи их под присмотр родителей, опекунов, попечителей или других заслуживающих доверия лиц, в порядке, установленном ст.105 УПК РФ. Учитывая, что указанная мера процессуального принуждения может дать желаемый результат только в случае полного контроля родителей за несовершеннолетним, а также добросовестного выполнения ими своих обязанностей, суды выясняли условия проживания несовершеннолетних, сведения об их родителях или лицах, их заменяющих, их взаимоотношения, а также иные обстоятельства, свидетельствующие о наличии возможности осуществлять присмотр либо отсутствии таковой и указывали в постановлении причины, по которым указанная мера не могла быть применена.

Вместе с тем, при проверке представленных материалов было установлено, что не всеми судами данные требования закона выполняются. Так, Благовещенский городской суд, избирая меру пресечения в виде заключения под стражу в отношении несовершеннолетнего Т., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.166 УК РФ, не привёл в постановлении мотивов, свидетельствующих о невозможности его отдачи под присмотр родителей.

Не всегда в протоколах судебных заседаний отражаются обстоятельства, имеющие значение при решении вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

Так, Тындинским районным судом 22 октября 2012 года в отношении несовершеннолетнего П., обвиняемого в совершении ряда краж чужого имущества, была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. В постановлении суд указал, что не находит оснований для отдачи несовершеннолетнего под присмотр родителей.

При этом в протоколе судебного заседания отсутствуют сведения о том, что этот вопрос исследовался судом.

Изучение судебной практики показало, что причинами, по которым несовершеннолетние не могли быть переданы под присмотр в порядке, предусмотренном ст.105 УПК РФ, являлись: проживание в неблагополучных семьях, в которых родители злоупотребляли спиртными напитками, не работали и не имели источников дохода, не занимались воспитанием детей и утратили над ними контроль.

Неоднократное продление сроков содержания под стражей несовершеннолетних обвиняемых по преступлениям средней тяжести было вызвано необходимостью проведения большого объёма следственных действий в связи с выявлением фактов причастности обвиняемых к совершению ряда преступлений, а также проведением психиатрических и иных экспертиз, невозможностью применения в отношении обвиняемых более мягких мер пресечения в связи с их проживанием в неблагополучных семьях, утратой контроля над несовершеннолетним со стороны родителей, опекунов, попечителей.

Из общего количества лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений средней тяжести, в отношении которых в 2012 году избиралась мера пресечения в виде заключения под стражу, женщины составили 4,2 %.

Как показало проведённое обобщение, подавляющее большинство женщин, в отношении которых была избрана такая мера пресечения, ранее были судимы за совершение умышленных преступлений, подозревались либо обвинялись в совершении преступлений, совершённых в период испытательного срока либо условно-досрочного освобождения, не проживали по месту регистрации, не имели определенного места жительства, отрицательно характеризовались, совершали административные правонарушения, злоупотребляли спиртными напитками, не работали и не имели источника дохода, в связи с чем у судов были основания полагать, что они могут продолжить заниматься преступной деятельностью и скрыться от органов предварительного расследования и суда.

При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении женщин, суды, как правило, учитывали семейное положение подозреваемых (обвиняемых), в том числе сведения о наличии у них несовершеннолетних детей.

В тех случаях, когда обвиняемая или подозреваемая женщина не проживала совместно с детьми, не занималась их воспитанием, не осуществляла за ними уход, и имелись достаточные основания для избрания указанной меры пресечения, суд, несмотря на наличие детей, принимал решения о её заключении под стражу.

Не всегда учитывается судами правовая позиция Европейского Суда по правам человека, закрепленная в п.19 Постановления Пленума, согласно которой обоснованность выдвинутого против лица подозрения является неотъемлемой частью гарантий от произвольного ареста или заключения под стражу, однако, рассматривая ходатайство об избрании подозреваемому (обвиняемому) в качестве меры пресечения - заключение под стражу, суд не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом ему преступлении.

Так, определением судебной коллегии от 11 декабря 2012 года изменено постановление Благовещенского городского суда от 14 ноября 2012 года, которым в отношении обвиняемого Г. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Исключая из описательно-мотивировочной части постановления указание суда о совершении Г. умышленного тяжкого преступления, судебная коллегия указала, что в соответствии с положениями ч.1 ст.49 Конституции РФ, каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Рассматривая ходатайство следователя об избрании в отношении обвиняемого Г. меры пресечения в виде заключения под стражу, суд в нарушение принципа презумпции невиновности, указал в постановлении, что Г. совершил умышленное тяжкое преступление, несмотря на то, что тот лишь обвиняется в совершении данного преступления.

В постановлении Благовещенского городского суда от 10 июля 2012 года суд указал, что вина М. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.117 УК РФ, подтверждается совокупностью собранных по делу доказательств, тем самым, предрешив вывод о доказанности вины М. в совершении преступления, в котором тот подозревается. Определением судебной коллегии от 31 июля 2012 года указанное суждение суда было исключено из постановления.

По аналогичным основаниям изменены постановления: Благовещенского городского суда от 12 июля 2012 года в отношении Р. и от 28 сентября 2012 года в отношении К., Сковородинского районного суда Амурской области от 12 октября 2012 года в отношении К., Зейского районного суда от 1 октября 2012 года в отношении С. и от 16 августа 2012 года в отношении С., Магдагачинского районного суда от 15 октября 2012 года в отношении Г..

Согласно п.21 Постановления Пленума с целью исключения неопределённости при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого или обвиняемого, в резолютивной части судебного решения о применении меры пресечения должно быть указано до какой даты и на какой срок принято соответствующее решение.

Вместе с тем, отдельные суды неверно указывали в постановлении срок, на который ими была избрана мера пресечения.

Так, постановлением Бурейского районного суда от 16 июля 2012 года в отношении обвиняемого А. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на срок 2 месяца, то есть до 8 августа 2012 года.

Изменяя постановление, судебная коллегия в кассационном определении от 2 августа 2012 года указала, что в резолютивной части постановления суд указал об избрании в отношении обвиняемого А. меры пресечения в виде заключения под стражу на срок 2 месяца, то есть до 8 августа 2012 года.

Вместе с тем, из представленных материалов следует, что в порядке ст.ст.91, 92 УПК РФ А. был задержан 14 июля 2012 года.

Таким образом, указав об избрании в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу до 8 августа 2012 года, суд фактически принял решение об избрании указанной меры пресечения на срок 25 суток, а не 2 месяца, как указал в постановлении.

В соответствии с требованиями п.1 ч.10 ст.109 УПК РФ в срок содержания под стражей засчитывается время, на которое лицо было задержано в качестве подозреваемого.

Однако не все суды правильно исчисляют сроки избрания и продления меры пресечения в виде заключения под стражу.

Например, постановлением Тамбовского районного суда от 19 октября 2012 года, срок содержания под стражей обвиняемого А. продлён на 1 месяц, а всего до 3 месяцев, то есть до 24 ноября 2012 года.

Изменяя указанное постановление, судебная коллегия в кассационном определении от 20 ноября 2012 года указала, что А. был задержан в порядке ст. 91, 92 УПК РФ 22 августа 2012 года, 24 августа 2012 года в отношении него была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Таким образом, трёхмесячный срок содержания А. под стражей истекает 21 ноября 2012 года, а не 24 ноября 2012 года как ошибочно указал суд в постановлении.

Согласно ст.128 УПК РФ, сроки, предусмотренные уголовно-процессуальным законом, исчисляются часами, сутками, месяцами. Срок, исчисляемый сутками, истекает в 24 часа последних суток. Срок, исчисляемый месяцами, истекает в соответствующее число последнего месяца.

Однако не всеми судами учитывались указанные требования закона.

Так, постановлением Свободненского городского суда от 21 сентября 2012 года срок содержания под стражей обвиняемого Г. продлён на 24 суток, а всего до 3 месяцев 24 суток, то есть до 22 часов 30 минут 20 октября 2012 года.

Изменяя указанное постановление, судебная коллегия в кассационном определении от 4 октября 2012 года указала, что принимая решение о продлении срока содержания обвиняемого Г. под стражей на 24 суток, а всего до 3 месяцев 24 суток, суд в нарушение требований ч.2 ст.128 УПК РФ, указал в постановлении о продлении срока содержания Г. под стражей до 22 часов 30 минут 20 октября 2012 года, в то время как указанный срок истекает в 24 часа 00 минут 19 октября 2012 года.

Кроме того, постановлением от 17 ноября 2012 года Свободненский городской суд продлил срок содержания под стражей обвиняемого Г. до 5 месяцев 24 дней, а не 5 месяцев 24 суток, как требует уголовно-процессуальный закон.

По аналогичным основаниям изменены постановления Свободненского городского суда от 19 октября 2012 года в отношении Г., от 27 августа 2012 года в отношении К., от 15 октября 2012 года в отношении К..

Благовещенский городской суд постановлением от 2 ноября 2012 года избрал в отношении обвиняемого Ж. меру пресечения в виде заключения под стражу на 2 месяца, то есть до 31 декабря 2012 года включительно.

Изменяя указанное постановление, судебная коллегия в кассационном определении от 11 декабря 2012 года указала, что, избирая в отношении обвиняемого меру пресечения в виде заключения под стражу на срок 2 месяца, то есть до 31 декабря 2012 года включительно, суд не учёл, что по подозрению в совершении преступления в порядке ст.91, 92 УПК РФ Ж. был задержан - 31 октября 2012 года, таким образом, двухмесячный срок содержания обвиняемого под стражей истекает в 24 часа 30 декабря 2012 года.

С учётом изложенного, судебная коллегия заменила указание суда об избрании меры пресечения Ж. до 31 декабря 2012 года включительно, указанием об избрании указанной меры пресечения в отношении Ж. до 31 декабря 2012 года.

По аналогичным основаниям были изменены постановления Благовещенского городского суда от 17 сентября 2012 года в отношении А. и от 18 ноября 2012 года в отношении Г.; Тамбовского районного суда от 29 ноября 2012 в отношении А., от 16 августа 2012 года в отношении К, от 20 августа 2012 года в отношении К.; Райчихинского городского суда от 10 декабря 2012 года в отношении А.; Белогорского районного суда от 3 октября 2012 года в отношении Б.; Магдагачинского районного суда от 13 ноября 2012 года в отношении Г.; Тындинского районного суда от 23 ноября 2012 года в отношении И.; Мазановского районного суда от 5 сентября 2012 года в отношении Т.

Имели место и случаи необоснованных отказов в удовлетворении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и её продлении.

Так, постановлениемРомненского районного суда Амурской области от 17 августа 2012 года, было оставлено без удовлетворения ходатайство следователя СО ГУ МО МВД «Октябрьский» Амурской области об избрании в отношении С., подозреваемого в свершении преступления, предусмотренного пп.«б», «в» ч.2 ст.158 УК РФ меры пресечения в виде заключения под стражу.

Как следует из представленных материалов, в обоснование ходатайства об избрании в отношении С. меры пресечения в виде заключения под стражу следователь указал, что он подозревается в совершении преступления средней тяжести в период отбывания условного осуждения по предыдущему приговору, ранее привлекался к уголовной ответственности, не работает, по месту жительства характеризуется отрицательно, в связи с чем имеются основания полагать что, оставаясь на свободе, он может продолжить заниматься преступной деятельностью, а также оказать давление на свидетелей.

Принимая решение об отказе в удовлетворении ходатайства, суд указал, что фактических данных, обосновывающих необходимость избрания в отношении С. меры пресечения в виде заключения под стражу, следователем не представлено, а указанные в ходатайстве следователя основания и мотивы избрания меры пресечения основаны на предположениях.

Отменяя указанное решение суда, судебная коллегия в определении от 23 августа 2012 года указала, что суд оставил без внимания, что выводы следователя были основаны на представленных материалах, согласно которым С. подозревается в совершении умышленного корыстного преступления против собственности в период отбывания условного осуждения по приговору суда за совершение аналогичного преступления, ранее неоднократно привлекался к уголовной ответственности, не имеет постоянного места работы, злоупотребляет спиртными напитками, воспитанием детей не занимается. Кроме того, из протокола допроса свидетеля З. следует, что она опасается давления и угроз со стороны С. с целью её склонения к изменению показаний, вместе с тем, суд не дал в постановлении оценки доводу следователя о наличии оснований полагать, что подозреваемый С. может оказать давление на свидетелей. Таким образом, суд не учёл обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы.

В соответствии с чч.13 и 14 ст.109 УПК РФ, Постановлением Конституционного Суда РФ от 22 марта 2005 года №4-П, а также п.14 Постановления Пленума, суд может принять решение об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или о продлении срока её действия только по результатам рассмотрения этого вопроса в условиях состязательности сторон и при обеспечении прав участников судопроизводства.

Рассмотрение судом ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей в его отсутствие не допускается, за исключением случаев нахождения обвиняемого на стационарной судебно-психиатрической экспертизе и иных обстоятельств, исключающих возможность его доставления в суд, что должно быть подтверждено соответствующими документами, в постановлении о рассмотрении вопроса о продлении срока содержания под стражей в отсутствие обвиняемого судья должен указать причины, по которым присутствие обвиняемого невозможно. К обстоятельствам, исключающим возможность доставления обвиняемого (подсудимого) в суд могут быть отнесены: длительная болезнь обвиняемого, карантин в месте содержания его под стражей, стихийное бедствие.

Вместе с тем, не всеми судами выполняются указанные требования закона.

Имели место случаи, когда суды принимали решения о продлении срока содержания под стражей обвиняемых при отсутствии обстоятельств, исключающих возможность их доставления в суд.

Так, Сковородинский районный суд постановлением от 1 марта 2012 года продлил срок содержания под стражей обвиняемого О. в его отсутствие, при этом, как следует из материалов дела, причины, по которым обвиняемый О. не был доставлен в суд, судом не выяснялись, вопрос о возможности рассмотрения ходатайства в отсутствие обвиняемого, судом не обсуждался, документы, подтверждающие наличие обстоятельств, исключающих возможность его доставления в суд, отсутствовали.

Определением судебной коллегии от 18 декабря 2012 года отменено постановление Зейского районного суда от 3 декабря 2012 года о продлении срока содержания под стражей обвиняемого С..

Отменяя постановление, судебная коллегия указала, что основанием для рассмотрения вопроса о продлении срока содержания под стражей обвиняемого С. в его отсутствие послужили телефонограмма и сообщение о том, что обвиняемый С. не прибыл из ФКУ СИЗО-1 России по Амурской области в ИВС ГУ МО МВД России «Зейский» в связи с отсутствием мест в спецвагоне и неисправностью спецавтомобиля.

Вместе с тем, наличие таких телефонограммы и сообщения не являлось достаточным и безусловным основанием для рассмотрения вопроса о продлении срока содержания под стражей С. без участия обвиняемого, поскольку они не содержали указаний на причины, исключающие возможность доставления С. в суд, как этого требует закон.

Сковородинским районным судом 12 декабря 2012 года был продлён срок содержания под стражей в отношении Ч. в отсутствие последнего. При этом, как следует из протокола судебного заседания, суд, обосновывая возможность рассмотрения ходатайства в отсутствие Ч., сослался на сообщение следственного изолятора о том, что Ч. не может быть доставлен в суд 12 декабря 2012 года в связи с тем, что поступившее в учреждение посредством факсимильной связи постановление об этапировании от 4 декабря 2012 года не исполнено по причине «нечитаемости текста постановления». Срок содержания под стражей Ч. истекает 18 декабря 2012 года, а плановый этап состоится железнодорожным транспортом только 18 декабря 2012 года.

Однако, в соответствии с требованиями закона, указанные обстоятельства не могли быть отнесены к исключающим возможность доставления Ч. в суд.

Кроме того, суд оставил без внимания, что срок содержания Ч. под стражей истекал 18 декабря 2012 года, поэтому, в целях обеспечения участия обвиняемого в судебном заседании, и в соответствии с требованиями ст. 108, 109 УПК РФ, ходатайство следователя о продлении срока его содержания под стражей могло быть рассмотрено судом по месту содержания обвиняемого.

Согласно ст. 255 УПК РФ, в ходе судебного разбирательства суд вправе избрать, изменить или отменить меру пресечения в отношении подсудимого. Если заключение под стражу избрано подсудимому в качестве меры пресечения, то срок его содержания под стражей со дня поступления уголовного дела в суд и до вынесения приговора не может превышать 6 месяцев. По истечении 6 месяцев со дня поступления уголовного дела в суд, по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, суд, в производстве которого находится уголовное дело, вправе продлить срок содержания подсудимого под стражей, при этом продление срока содержания под стражей допускается каждый раз не более чем на 3 месяца.

Вместе с тем, не всегда суды правильно исчисляют сроки продления содержания под стражей подсудимых, не учитывая, что Уголовно-процессуальный кодекс РФ, с учётом установленного им стадийного построения уголовного судопроизводства, определяет отдельно для досудебной и судебной стадий процесса различные по продолжительности сроки содержания под стражей.

Так, постановлением Свободненского районного суда от 28 июня 2012 года, подсудимому В., продлён срок содержания под стражей до 8 месяцев, то есть до 13 августа 2012 года.

Изменяя указанное постановление, судебная коллегия в определении от 17 июля 2012 года указала, что по смыслу ст.255 УПК РФ, по уголовному делу, находящемуся в производстве суда, срок содержания подсудимого под стражей исчисляется со дня поступления уголовного дела в суд.

Как следует из представленных материалов, уголовное дело по обвинению В. и иных лиц поступило в суд 27 апреля 2012 года.

Постановлением суда от 11 мая 2012 года по делу избранная в отношении В. мера пресечения в виде заключения под стражу оставлена без изменения, срок содержания под стражей подсудимого продлён на 2 месяца.

Постановлением от 28 июня 2012 года срок содержания подсудимого В. под стражей продлён на 1 месяц.

Таким образом, общий срок, на который суд продлил содержание подсудимого В. под стражей, составляет 3 месяца, а не 8 месяцев, как ошибочно указал суд в постановлении.

Кроме того, поскольку уголовное дело в отношении В. поступило в суд 27 апреля 2012 года, трёхмесячный срок содержания В. под стражей истекает не 13 августа 2012 года как указал в постановлении суд, а 27 июля 2012 года.

По аналогичным основаниям было изменено постановление Тындинского районного суда от 19 июля 2012 года в отношении К..

Поскольку по смыслу уголовно-процессуального закона мера пресечения применяется с целью обеспечения нормального хода предварительного следствия и судебного разбирательства, в случае принятия судом в стадии подготовки к судебному заседанию решения об оставлении без изменения ранее избранной в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу, то есть фактически о её продлении, суду при определении срока, на который продляется действие указанной меры пресечения, следует исходить из требований закона об осуществлении уголовного судопроизводства в разумный срок, решение суда о продлении содержания обвиняемого под стражей на длительный срок должно быть надлежащим образом мотивировано.

Вместе с тем, отдельные суды принимали решения о продлении содержания под стражей обвиняемого на длительный срок без приведения мотивов принятого решения.

Так, постановлением Белогорского городского суда от 20 июля 2012 года, срок действия избранной в отношении П. и Б., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.162 УК РФ, меры пресечения в виде заключение под стражу продлен на 4 месяца, то есть по 8 ноября 2012 года включительно.

Изменяя постановление суда, судебная коллегия в определении от 14 августа 2012 года указала, что суд принял верное решение об оставлении обвиняемым П. и Б. ранее избранной меры пресечения в виде заключения под стражу без изменения, поскольку обстоятельства, послужившие основаниями для её избрания, не изменились.

Вместе с тем, принимая во внимание характер предъявленного П. и Б. обвинения, объём уголовного дела, которое состоит из двух томов, по делу обвиняются два лица, в списке лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, приложенному к обвинительному заключению, стороной обвинения указаны один потерпевший и пять свидетелей, судебная коллегия пришла к выводу о необоснованности продления судом меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемых П. и Б. на столь длительный срок - четыре месяца с момента поступления дела в суд и изменила постановление суда, указав о продлении подсудимым П. и Б. меры пресечения в виде заключения под стражу на срок 3 месяца, то есть по 8 октября 2012 года.

Согласно ч.7.1 ст. 108 УПК РФ, при отказе в удовлетворении ходатайства об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу судья по собственной инициативе вправе при наличии оснований, предусмотренных ст.97 УПК РФ, и с учётом обстоятельств, указанных в ст.99 УПК РФ, избрать в отношении подозреваемого или обвиняемого меру пресечения в виде залога или домашнего ареста.

Как следует из статистических данных, по сравнению в 2011 годом суды области в 2012 году стали чаще избирать меру пресечения – домашний арест.

В 2011 году из 6 поданных в суд ходатайств об избрании указанной меры пресечения были удовлетворены - 6, кроме того, отказывая в избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, суд в шести случаях избрал меру пресечения – домашний арест, а в трёх - залог.

В 2012 году из 26 поданных в суд ходатайств об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста были удовлетворены - 25, в том числе в отношении несовершеннолетних-12; в 17 случаях суд, отказывая в избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, избрал меру пресечения - домашний арест, в трёх - залог.

Вместе с тем, избирая более мягкие меры пресечения, чем заключение под стражу, суды не всегда учитывали, что для применения любой меры пресечения должно быть установлено наличие конкретных, фактических обстоятельств, предусмотренных ч.1 ст.97 УПК РФ в качестве оснований для её избрания. Выбор конкретной меры пресечения в соответствии с требованиями ст.99 УПК РФ должен определяться с учётом тяжести преступлений, сведений о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраста, состояния здоровья, семейного положения, рода занятий и других обстоятельств, имеющих значение.

Так, Райчихинский городской суд, отказав в удовлетворении ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении несовершеннолетнего Ч. (17 лет), подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.111 УК РФ, и избрав в отношении него меру пресечения в виде домашнего ареста, в постановлении от 22 апреля 2012 года указал, что судом не установлено, что Ч. может
продолжить заниматься преступной деятельностью, скрыться от
органов предварительного следствия и суда, либо иным путём
воспрепятствовать производству по уголовному делу, поскольку Ч. является несовершеннолетним, имеет постоянное место жительства, устойчивые социальные связи, проживает с бабушкой, которая также занимается его воспитанием, положительно характеризуется, не имеет судимости. Те обстоятельства, что Ч. ранее привлекался к уголовной ответственности и уголовные дела были прекращены за примирением сторон, а также привлекался к административной ответственности, сами по себе не могут являться достаточными основаниями для заключения под стражу. Объективных данных, подтверждающих выводы следователя о возможном оказании Ч. давления на свидетелей и потерпевшего, а также возможность скрыться от следствия и суда, в представленных материалах не содержится.

Таким образом, избирая в отношении Ч. меру пресечения в виде домашнего ареста, суд фактически не привёл в постановлении оснований её избрания, предусмотренных ст.97 УПК РФ.

Аналогичные ошибки при избрании меры пресечения в виде домашнего ареста допускались Райхичинским городским судом в отношении А, Октябрьским районным судом в отношении М., Тындинским районным судом в отношении М., Тамбовским районным судом в отношении Н. и С..

Кроме того, при избрании указанной меры пресечения судами не всегда учитывались, требования ст.107 УК РФ, а также разъяснения, содержащиеся в п.28 постановления Пленума, согласно которым в качестве меры пресечения домашний арест, как и заключение под стражу, избирается в отношении подозреваемого или обвиняемого при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. Избирая подозреваемому, обвиняемому в качестве меры пресечения домашний арест, суд должен учитывать его возраст, состояние здоровья, семейное положение и другие обстоятельства, при этом особое внимание обращать на лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, не достигших 18 лет: на их возраст, условия жизни и воспитания, особенности личности, влияние на них старших по возрасту лиц, в том числе их законных представителей.

Тындинский районный суд, избрав постановлением от 27 мая 2012 года по ходатайству следователя меру пресечения в виде домашнего ареста в отношении 14-летнего С., не привёл предусмотренных ст.97, 99 УПК РФ оснований для избрания указанной меры пресечения, и в нарушение требований ч.2 ст.107 УК РФ, не указал срок, на который избрал меру пресечения.

Согласно ч.2 ст.107 УПК РФ, домашний арест избирается на срок до двух месяцев. Срок домашнего ареста исчисляется с момента вынесения судом решения об избрании данной меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого. В случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до двух месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлён по решению суда в порядке, установленном ст.109 УПК РФ, с учётом особенностей, определенных настоящей статьей.

В срок домашнего ареста засчитывается время содержания под стражей. Совокупный срок домашнего ареста и содержания под стражей независимо от того, в какой последовательности данные меры пресечения применялись, не должен превышать предельный срок содержания под стражей, установленный ст.109 УПК РФ.

В соответствии со ст.109 УПК РФ в случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до 2 месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлён судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня в порядке, установленном частью третьей ст.108 УПК РФ, на срок до 6 месяцев. Дальнейшее продление срока может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела.

Данные требования уголовно-процессуального закона также учитывались не всеми судами.

Так, постановлением Благовещенского городского суда от 18 июня 2012 года Т., подозреваемому в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.166 УК РФ, была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на 30 суток, то есть до 16 июля 2012 года.

В дальнейшем постановлениями Благовещенского городского суда от 13 июля, 15 и 28 августа, 26 сентября, 25 октября, 27 ноября 2012 года срок содержания Т. под стражей был продлён до 6 месяцев 00 суток, то есть до 16 декабря 2012 года.

13 декабря 2012 года следователь с согласия руководителя следственного органа обратился в Благовещенский городской суд с ходатайством об изменении Т. меры пресечения в виде заключения под стражей на домашний арест.

Постановлением Благовещенского городского суда от 14 декабря 2012 года избранная в отношении Т. мера пресечения в виде заключения под стражу была изменена на домашний арест на срок 1 месяц 16 суток, то есть до 30 января 2013 года.

При этом в нарушение требований ст.107, 109 УПК РФ, суд не зачёл в срок домашнего ареста время содержания Т. под стражей и не мотивировал особую сложность уголовного дела, тогда как совокупный срок домашнего ареста и содержания под стражей превысил срок 6 месяцев.

Проведённый анализ судебной практики рассмотрения ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и её продлении свидетельствует о том, что суды при рассмотрении таких ходатайств в целом соблюдают требования закона, тщательно исследуют данные о личности подозреваемых (обвиняемых), возможность применения в отношении них альтернативных мер пресечения с отражением результатов этого рассмотрения в судебном постановлении, аргументируют свои решения.

Вместе с тем, допускаемые судами ошибки, повлекшие отмену и изменение судебных решений, свидетельствуют о том, что не все судьи знают и правильно применяют закон, разъяснения Пленумов Верховного Суда Российской Федерации, а в некоторых случаях игнорируют требования закона.

В целях повышения квалификации и профессиональной подготовки судей, устранения допущенных ошибок и обеспечения правильного применения уголовно-процессуального законодательства при рассмотрении ходатайств об избрании в отношении подозреваемых (обвиняемых) меры пресечения в виде заключения под стражу и её продлении, судьям следует регулярно изучать и использовать в работе решения Европейского Суда по правам человека, связанные с нарушением прав граждан при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и её продлении, практику Конституционного и Верховного Судов Российской Федерации по вопросу избрания и продления в отношении лиц, подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступлений меры пресечения в виде заключения под стражу, а также рекомендации, содержащиеся в постановлениях Пленумов Верховного Суда Российской Федерации №22 от 29 октября 2009 года «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста», №5 от 10 октября 2003 года «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации».

Судьям следует повысить требовательность к полноте представляемых дознавателями и следователями материалов, касающихся сведений о личности подозреваемых (обвиняемых), в отношении которых заявлено ходатайство о заключении под стражу и её продлении и подтверждающих обоснованность заявленного ходатайства; не допускать формального подхода к разрешению соответствующих ходатайств; тщательно исследовать вопрос о наличии исключительных обстоятельств, установленных ст.108 УПК РФ, при помещении под стражу лиц, подозреваемых (обвиняемых) в преступлениях небольшой тяжести, а также несовершеннолетних, подозреваемых (обвиняемых) в преступлениях средней тяжести; при рассмотрении ходатайств о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу или о продлении срока её действия в каждом конкретном случае обсуждать вопрос о возможности применения в отношении подозреваемого (обвиняемого) альтернативных мер пресечения, в том числе - залога и домашнего ареста, с отражением результатов этого рассмотрения в судебном постановлении; при рассмотрении ходатайств о продлении меры пресечения в виде заключения под стражу исследовать вопрос, не изменились ли с течением времени обстоятельства, послужившие основаниями для избрания меры пресечения, с учётом длительности досудебного содержания обвиняемых под стражей и условий содержания, рассматривать возможность применения в отношении указанных лиц мер пресечения, не связанных с лишением свободы; если в ходе рассмотрения ходатайства о продлении срока содержания под стражей обвиняемого судом будет установлено, что необходимые следственные действия не были произведены из-за неэффективной организации предварительного расследования, при удовлетворении ходатайства о продлении срока содержа­ния под стражей реагировать на выявленные нарушения путём вынесения частных постановлений либо продления действия заключения под стра­жу на меньший срок.

Судебная коллегия по уголовным делам

Амурского областного суда

опубликовано 10.10.2013 05:26 (МСК)