Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обобщение практики применения судами Амурской области требований закона при назначении уголовного наказания за 2012 год.

Утверждено

Президиумом Амурского областного суда

18 марта 2013 года


ОБОБЩЕНИЕ

ПРАКТИКИ ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ ТРЕБОВАНИЙ ЗАКОНА ПРИ НАЗНАЧЕНИИ УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ ЗА 2012 ГОД

Амурским областным судом проведено обобщение практики назначения наказания судами области.

В 2012 году судами Амурской области осуждено 7340 лиц, среди которых 416 - несовершеннолетние; 2782 - ранее судимые; 1976 – совершили преступление в состоянии алкогольного и наркотического опьянения.

Реальное лишение свободы назначено в отношении 1179 лиц, что составило 24, 2 % от общества количества осуждённых (в 2010 году - 2448 лиц или 29,5 %; в 2011 году – 1794 лица, или 23, 46 %).

Наказание в виде штрафа применено в отношении 888 осуждённых; в виде исправительных работ - в отношении 579; обязательных работ – 601; ограничения свободы – в отношении 102 осуждённых.

Судебной коллегией по уголовным делам Амурского областного суда в 2012 году рассмотрено кассационных жалоб и представлений на 759 приговоров в отношении 855 лиц.

Согласно данным судебной статистики за 2012 год, в кассационном порядке ввиду нарушений закона, допущенных при назначении наказания, отменены и изменены приговоры в отношении 147 лиц, что составило 53,6 % от общего числа отменённых и изменённых приговоров; в порядке надзора по данному основанию отменены и изменены приговоры в отношении 57 лиц, что составило 64, 4% от числа всех отменённых и изменённых приговоров.

Данные проведённого обобщения свидетельствуют о том, что ошибки, связанные с назначением наказания, по-прежнему носят распространенный характер.

Установленный законом порядок назначения уголовных наказаний является важной гарантией реализации принципов законности, справедливости и гуманизма.

При назначении наказания судам следует неукоснительно соблюдать требования закона, согласно которым наказание должно быть справедливым, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности совершённого преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного (ст. 6 УК РФ). При этом необходимо иметь в виду, что наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, исправления осуждённого и предупреждения совершения новых преступлений (ст. 43 УК РФ).

Применяя нормы уголовного закона, регламентирующие назначение наказания, необходимо учитывать разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, содержащиеся в Постановлении № 2 от 11 января 2007 года «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» с изменениями, внесёнными Постановлением Пленума № 21 от 29 октября 2009 года, а также в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 20 от 29 октября 2009 года «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания».

Вместе с тем, некоторыми судами не в полной мере выполняются требования уголовного закона об индивидуализации наказания, допускаются ошибки, связанные с нарушением правил назначения его отдельных видов и обращением приговоров к исполнению.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 19 июня 2012 года был отменен приговор Свободненского городского суда от 23 апреля 2012 года в отношении К., дело направлено на новое рассмотрение.

Как следует из приговора, суд, признав К. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 15 лет, назначил осуждённому 1 год 6 месяцев лишения свободы. При этом суд учитывал, что К. по месту жительства характеризуется посредственно (тогда как, согласно характеристике, он характеризуется отрицательно), имеет постоянное место жительства и регистрации, на учёте у врача нарколога не состоит, состоит на учёте у психиатра. В качестве обстоятельств, смягчающих наказание, суд признал явку с повинной, полное признание вины, противоправное поведение потерпевшей.

Вместе с тем, признав К. виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшей К. – его матери, суд не в полной мере учёл характер и степень общественной опасности совершённого преступления, которое в соответствии со ст. 15 УК РФ относится к категории особо тяжких и представляет повышенную общественную опасность.

Кроме того, суд при назначении наказания оставил без внимания установленные обстоятельства совершённого преступления, согласно которым К. нанёс один удар ногой, обутой в ботинок, и один удар кулаком по голове потерпевшей, в результате чего она упала на пол, после чего нанёс лежащей на полу потерпевшей не менее 17 ударов руками, и ногами, обутыми в ботинки, по голове и телу, а также двумя ногами прыгнул в область передней поверхности грудной клетки последней.

Назначив К. за совершённое преступление 1 год 6 месяцев лишения свободы, суд не учёл и влияние назначенного наказания на исправление осуждённого.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия признала, что назначенное К. наказание при установленных судом обстоятельствах является явно несправедливым вследствие чрезмерной мягкости, не соответствует обстоятельствам совершения преступления и не отвечает целям восстановления социальной справедливости, предупреждения совершения новых преступлений.

Приговором Благовещенского городского суда от 14 сентября 2012 года Л. признан виновным в том, что на почве личных неприязненных отношений с Р. умышленно нанёс пять ударов ножом в область грудной клетки, левого плеча, поясничной области, спины и челюсти потерпевшего, причинив тяжкий вред его здоровью, опасный для жизни.

Удовлетворяя доводы кассационной жалобы потерпевшего об отмене приговора в связи с чрезмерной мягкостью назначенного наказания, судебная коллегия по уголовным делам Амурского областного суда в кассационном определении от 13 ноября 2012 года указала, что, назначив Л. наказание по ч. 1 ст. 111 УК РФ в виде лишения свободы на срок три года условно, суд фактически не учёл характер и степень общественной опасности совершенного преступления, а также не принял во внимание установленные им же конкретные обстоятельства, связанные с его совершением.

Кроме того, применив положения ст. 73 УК РФ, суд в приговоре не привёл суждений по поводу того, почему пришёл к выводу о том, что исправление осуждённого Л. возможно без изоляции от общества и не указал, на основании каких данных о личности осуждённого пришёл к такому выводу.

Аналогичное нарушение закона допущено Завитинским районным судом, при постановлении 21 февраля 2012 года приговора в отношении М., который, будучи ранее судимым за совершение особо тяжкого преступления (п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ), через небольшой промежуток времени после освобождения вновь совершил тяжкое преступление, предусмотренное п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ, однако суд назначил ему наказание в виде 3 лет лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года 6 месяцев.

При этом судом не в полной мере были учтены как отрицательные характеристики М., так и его роль в совершении преступления, фактически проигнорированы характер и степень общественной опасности совершенного преступления, при этом в нарушение требований ст. 73 УК РФ не приведены мотивы, на основании чего суд пришел к выводу о возможности его исправления без изоляции от общества.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ в описательно-мотивировочной части приговора должны быть приведены мотивы решения вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания. В случае, если в санкции уголовного закона наряду с лишением свободы предусмотрены другие виды наказания, решение суда о назначении лишения свободы должно быть мотивировано в приговоре.

Приговором Райчихинского городского суда от 1 декабря 2011 года осуждён К. по ч. 1 ст. 163 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы.

Санкция указанной статьи предусматривает, кроме лишения свободы, также наказание в виде ограничения свободы.

Как следует из приговора, в обоснование назначения наказания К. в виде лишения свободы суд сослался на обстоятельства совершения преступления и данные о личности виновного. При этом в нарушение требований ст. 307 УПК РФ в приговоре суд не указал, какие именно обстоятельства совершенного преступления и данные о личности виновного учтены при назначении наказания в виде лишения свободы, которое является самым строгим видом наказания, предусмотренным санкцией ч. 1 ст. 163 УК РФ.

Вместе с тем, как установлено судом, совершённое осуждённым преступление относится к категории средней тяжести, он является инвалидом 2 группы, ранее не судим, вину в совершении преступления признал, характеризуется по месту учебы положительно, по месту жительства отрицательно; обстоятельствами, смягчающими наказание, суд признал добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, раскаяние в содеянном, отягчающих обстоятельств не установлено.

С учётом характера и степени общественной опасности преступления, данных о личности виновного, наличия смягчающих и отсутствия отягчающих обстоятельств, судебная коллегия кассационным определением от 7 февраля 2012 года приговор изменила, признав назначение наказание в виде лишения свободы несправедливым, и назначила К. наказание в виде ограничения свободы.

В соответствии с ч. 1 ст. 56 УК РФ наказание в виде лишения свободы может быть назначено осуждённому, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, за исключением преступлений, предусмотренных частью первой статьи 228, частью первой статьи 231 и статьей 233 настоящего Кодекса, или только если соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса лишение свободы предусмотрено как единственный вид наказания (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ).

Наиболее распространённый характер имело место нарушение требований ч. 1 ст. 56 УК РФ непосредственно после вступления в законную силу изменений, внесённых вышеуказанным Федеральным законом, однако аналогичные ошибки допускаются судами и в настоящее время.

Приговором мирового судьи по Благовещенскому районному судебному участку от 7 декабря 2011 года осуждён П. по ч. 1 ст. 112 УК РФ к 1 году лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении. Суд апелляционной инстанции Благовещенского районного суда 2 февраля 2012 года, отменил указанный приговор и, признав П. виновным по ч. 1 ст. 112 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), назначил наказание в виде 10 месяцев лишения свободы.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции не принял во внимание, что согласно ч. 2 ст. 15 УК РФ, в связи с изменениями, внесёнными Федеральным законом от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ, преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 112 УК РФ (санкция до трех лет лишения свободы), стало относится к категории небольшой тяжести.

При таких обстоятельствах, принимая во внимание, что П. преступление совершил впервые, отягчающих обстоятельств по делу не установлено, в соответствии с ч. 1 ст. 56 УК РФ ему не могло быть назначено наказание в виде лишения свободы, что не было учтено судом апелляционной инстанции.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 10 апреля 2012 года приговор в отношении П. изменён, наказание по ч. 1 ст. 112 УК РФ назначено в виде ограничения свободы сроком на 10 месяцев.

Свободненский городской суд приговором от 31 января 2012 года признал Б. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ, назначил наказание в виде 1 года 3 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

При этом суд также не принял во внимание, что Б. впервые осуждён за преступление, которое относится к категории небольшой тяжести, отягчающих обстоятельств по делу не установлено.

Поскольку суд назначил Б. наказание в виде лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ, то есть условно, а условное осуждение может быть применено только к одному из видов наказания, предусмотренных ч. 1 ст. 264 ч. 1 УК РФ, - лишению свободы, судебная коллегия пришла к выводу о необходимости применения положений ст. 64 УК РФ и назначения наказания в виде исправительных работ.

Аналогичные нарушения закона допущены при постановлении приговоров:

Тындинским, Константиновским, Зейским, Ивановским районными судами.

В соответствии со ст. 53 УК РФ наказание в виде ограничения свободы заключается в установлении судом осуждённому ограничений, которые предусмотрены в части первой данной статьи. При этом установление судом ограничений на изменение места жительства или пребывания без согласия указанного специализированного государственного органа, а также на выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования и возложение обязанности являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осуждённым наказания в виде ограничения свободы, является обязательным.

Ограничение свободы назначается на срок от двух месяцев до четырех лет в качестве основного вида наказания за преступления небольшой и средней тяжести, а также на срок от шести месяцев до двух лет в качестве дополнительного вида наказания к принудительным работам или лишению свободы в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса.

Приведенные требования закона обязывают суды при назначении наказания в виде ограничения свободы, как в качестве основного, так и в качестве дополнительного наказания за каждое конкретное преступление, устанавливать ограничения, предусмотренные ч. 1 ст. 53 УК РФ.

В соответствии со ст.ст. 307, 308 УПК РФ, принимая решение о назначении наказания, в том числе, и дополнительного суд в приговоре должен привести мотивы принятого решения, а в резолютивной части указать статью Общей части УК РФ, предусматривающую порядок применения данного вида наказания.

Вместе с тем, Тамбовский районный суд по приговору от 13 июня 2012 года, назначая Д. наказание по ч. 4 ст. 111 УК РФ в виде 8 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, не выполнил указанных требований закона.

Санкция ч. 4 ст. 111 УК РФ предусматривает альтернативную возможность назначения дополнительного наказания в виде ограничения свободы. Однако, суд, назначая осуждённому дополнительное наказание в виде ограничения свободы, необходимость такого решения не мотивировал, а, кроме того, в нарушение требований ч. 1 ст. 53 УК РФ, не установил конкретные ограничения, предусмотренные этой нормой закона, таким образом, фактически не назначил данное наказание, что послужило основанием для изменения приговора и исключения указания суда о назначении Д. дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

Аналогичные нарушения допущены Завитинским, Селемджинским, Шимановским районными, Белогорским городским судами.

Основанием для изменения приговора Завитинского районного суда от 5 декабря 2011 года в отношении З. послужило то обстоятельство, что суд, назначая дополнительное наказание по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ в виде штрафа, не привел основания и мотивы применения такого наказания, тогда как данная статья предусматривает альтернативную возможность применения такого дополнительного наказания. Кроме того, судом не учтено, что в соответствии с ч. 3 ст. 46 УК РФ размер штрафа определяется судом с учётом тяжести совершенного преступления и имущественного положения осуждённого и его семьи, а также с учётом возможности получения ими заработной платы или иного дохода.

Приговором Благовещенского городского суда от 4 октября 2012 года осуждён Ж. по ч. 1 ст. 264 УК РФ к одному году ограничения свободы с лишением права управлять транспортным средством на два года.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 25 декабря 2012 года данный приговор был изменен, исключено указание о назначении Ж. дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортным средством на срок 2 года.

При этом судебная коллегия указала, что, назначая наказание Ж. наряду с основным видом наказания в виде ограничения свободы дополнительное наказание в виде лишения права управления транспортным средством, суд не принял во внимание, что санкция ч. 1 ст. 264 УК РФ предусматривает возможность назначения данного дополнительного наказания только с такими видами основного наказания, как лишение свободы и принудительные работы.

Аналогичное нарушение закона допущено Свободненским районным судом при постановлении приговора от 17 декабря 2012 года в отношении М., в связи с чем определением суда кассационной инстанции от 5 марта 2013 года из приговора было исключено указание о назначении дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортным средством на 1 год.

Необходимо также обратить внимание, что Федеральным законом от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ также внесены изменения и в ст. 50 УК РФ, согласно которой исправительные работы назначаются осуждённому, имеющему основное место работы, а равно не имеющему его. Осуждённый, имеющий основное место работы, отбывает исправительные работы по основному месту работы. Осуждённый, не имеющий основного места работы, отбывает исправительные работы в местах, определяемых органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительными инспекциями, но в районе места жительства осуждённого.

Из заработной платы осуждённого к исправительным работам производятся удержания в доход государства в размере, установленном приговором суда, в пределах от пяти до двадцати процентов.

Вместе с тем, суды, назначая наказание в виде исправительных работ, не всегда выясняют трудоспособность осуждённого, не указывают в резолютивной части место, где надлежит отбывать наказание, а также размер производимых удержаний.

Так, Архаринский районный суд 21 августа 2012 года, назначив Ш., осуждённому по ч. 1 ст. 109 УК РФ, наказание в виде исправительных работ на срок 1 год 6 месяцев с удержанием в доход государства 15 %, не указал в резолютивной части, что исправительные работы должны отбываться по месту работы осуждённого, а удержания производится из его заработной платы.

Следует обратить внимание, что положения Уголовного Кодекса РФ в части применения такого вида наказания как принудительные работы в соответствии с ч. 3 ст. 8 Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ применяются с 1 января 2014 года.

Согласно ч. 3 ст. 60 УК РФ наказание назначается с учётом характера и степени общественной опасности совершённого преступления и личности виновного, в том числе обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, а также влияния назначаемого наказания на исправление осуждённого и на условия жизни его семьи.

Анализ судебной практики показывает, что в ряде случаев суды назначают наказание без учёта указанных требований закона, недостаточно выясняют обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного назначения наказания, не в полном объёме исследуют данные о личности подсудимого, вследствие чего назначают несправедливое наказание.

Смягчающие наказание обстоятельства перечислены в ст. 61 УК РФ. Перечень этих обстоятельств не является исчерпывающим, и суд вправе признать смягчающим любое другое обстоятельство, не указанное в ст. 61 УК РФ. В этом случае в приговоре необходимо указать, какое обстоятельство признается смягчающим, и доводы суда по принятому решению.

Вопреки указанным требованиям, суды не всегда признают имеющиеся смягчающие обстоятельства таковыми, что также приводит к назначению несправедливого наказания.

Как показало изучение судебной практики, наиболее распространены нарушения закона, связанные с такими смягчающими обстоятельствами, как явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, розыску имущества, добытого в результате преступления, противоправное поведение потерпевшего, явившееся поводом для преступления.

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ, содержащимися в п. 7 Постановления № 2 от 11 января 2007 года «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» с последующими изменениями, явка с повинной в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, учитывается в тех случаях, когда лицо в устном или письменном виде добровольно сообщило органу, осуществляющему уголовное преследование, о совершенном им или с его участием преступлении (статья 142 УПК РФ).

При решении вопроса о признании сообщения о преступлении в качестве смягчающего наказание обстоятельства – явки с повинной суды должны проверять, являлось ли сообщение добровольным и не связано ли это с тем, что лицо было задержано по подозрению в совершении преступления и подтвердило свое участие в нём. При этом следует иметь в виду, что сообщение о преступлении не всегда зафиксировано в протоколе о явке с повинной, оно может содержаться в объяснении лица по поводу преступления, в рапорте сотрудника органа расследования о сообщении конкретного лица о преступлении, в протоколе допроса лица, в «чистосердечном признании» и т.д.

Если сообщение лица о совершенном с его участием преступлении в совокупности с другими доказательствами положено судом в основу обвинительного приговора, то данное сообщение может рассматриваться как явка с повинной и в том случае, когда лицо в ходе предварительного расследования или в судебном заседании изменило свои показания.

Так, приговором Завитинского районного суда от 16 июля 2012 года осуждён П. по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы; на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено 3 года 3 месяца лишения свободы. Из материалов дела следует, что уголовное дело по факту хищения имущества С. в период с 14 по 16 мая 2012 года было возбуждено 18 мая 2012 года в отношении неустановленного лица.

22 мая 2012 года в ОУР ОВД по Завитинскому району с явкой с повинной обратился П., который сообщил о своей причастности к хищению имущества из дома С. и пояснил об обстоятельствах совершения преступления. До обращения осуждённого с указанным заявлением, данными о его причастности к совершению преступления правоохранительные органы не располагали.

Таким образом, указанное добровольное сообщение о совершённом преступлении представляло собой явку с повинной, что не было учтено судом. Определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 6 сентября 2012 года приговор изменен, признано смягчающим обстоятельством – явка с повинной, снижено наказание как за содеянное, так и по совокупности приговоров.

Аналогичные нарушения закона допущены Шимановским, Архаринским Серышевским районными судами, Благовещенским городским судом.

По смыслу закона активное способствование раскрытию и расследованию преступления выражается в том, что виновный предоставляет органам следствия информацию, до того им неизвестную.

Приговором Селемджинского районного суда от 20 августа 2012 года осуждён Я. по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы. Постановив приговор в особом порядке, суд не принял во внимание, что из материалов дела следует, что Я., дал подробные показания об обстоятельствах совершенного преступления, которые подтвердил при проверке их на месте. Таким образом, добровольное сообщение Я. о способе проникновения в дом потерпевшей, об обстоятельствах совершения кражи, а также о том, как он распорядился похищенным имуществом, указание места нахождения части похищенного, где оно было обнаружено и изъято, а впоследствии возвращено потерпевшей, свидетельствует об активном способствовании Я. раскрытию и расследованию преступления.

Приговором Райчихинского городского суда от 22 июня 2012 года Ш. осуждён по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы.

Как следует из материалов дела, прибывшим на место происшествия сотрудникам полиции Ш. сообщил о том, что именно он нанёс удар ножом потерпевшему Л. и указал место, где находится данный нож, который был изъят и приобщён в качестве вещественного доказательства.

В ходе судебного заседания Ш., не отрицая того обстоятельства, что смерть Л. наступила от нанесённого им удара ножом, заявил, что находился при этом в состоянии необходимой обороны.

Согласно приговору, суд в качестве доказательства вины Ш. в умышленном убийстве использовал, в том числе, его показания в качестве подозреваемого и обвиняемого, в ходе которых он подробно рассказал об обстоятельствах нанесения им удара ножом потерпевшему Л.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия, изменяя приговор кассационным определением от 28 августа 2012 года, указала, что суд необоснованно не признал указанное обстоятельство, которое свидетельствует об активном способствовании Ш. раскрытию и расследованию данного преступления, смягчающим его наказание.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 31 июля 2012 года изменён приговор этого же суда от 21 мая 2012 года в отношении К., осуждённого по ч. 1 ст. 132 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы.

Как следует из приговора, судом было признано смягчающим наказание К. обстоятельством его явка с повинной. Однако при этом не учтено, что К. не только сообщил в своём объяснении до возбуждения уголовного дела о совершенном преступлении, но и в ходе дальнейшего производства предварительного следствия оказывал содействие органам следствия путём дачи подробных показаний об обстоятельствах его совершения, а также помощь в сборе доказательств в виде добровольной выдачи вещественных доказательств, что свидетельствует об его активном способствовании раскрытию и расследованию преступления.

Для правильного определения указанного смягчающего наказание обстоятельства необходимо иметь в виду, что это обстоятельство имеется и в том случае, если лицо совершило активные действия по раскрытию и расследованию преступления, а в судебном заседании изменило свою позицию. Поскольку способствование раскрытию и расследованию преступления совершено на предварительном следствии, то изменение позиции не исключает признание указанного обстоятельства, смягчающим наказание.

В соответствии с ч. 2 ст. 16 УПК РФ суд обеспечивает обвиняемому возможность защищаться всеми не запрещенными законом способами и средствами. Таким образом, по смыслу закона избранный обвиняемым способ защиты не может исключить указанное смягчающее обстоятельство (активное способствование раскрытию и расследованию преступления), установленное в ходе расследования. Раскрытие преступления – компетенция органов следствия, поэтому активное способствование раскрытию преступления является оконченным на стадии предварительного следствия. Изменение подсудимым показаний в судебном заседании не влияет на оценку того, активно ли он способствовал раскрытию преступления.

Нарушения закона, связанные с непризнанием наличия такого смягчающего наказание обстоятельства, как активное способствование раскрытию и расследованию преступления, по-прежнему, носят самый распространённый характер, и явились основанием для изменения в кассационном порядке 14-ти приговоров, постановленных в 2012 году. В частности, такие ошибки допустили суды: Константиновский районный; Октябрьский районный; Райчихинский городской; Свободненский городской – по 2 делам, каждый; Шимановский, Магдагачинский, Ромненский, Селемджинский, Благовещенский районный и Благовещенский городской – по 1 делу, каждый.

В нарушение требований п. «и» и «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ судами не признавались в качестве смягчающего наказание и такие обстоятельства, как активное способствование розыску имущества, добытого в результате преступления и добровольное возмещение имущественного ущерба, причинённого в результате преступления, когда таковые имели место.

Так, приговором Свободненского районного суда от 23 декабря 2011 года Я. был осуждён за четыре факта тайного хищения чужого имущества. Изменяя приговор, судебная коллегия в кассационном определении от 1 марта 2012 года указала на то, что судом не в полной мере учтены обстоятельства, имеющие значение для назначения справедливого наказания. Судом установлено, что при даче объяснений до возбуждения уголовного дела Я. не только рассказал об обстоятельствах совершения краж, но и указал местонахождение похищенного имущества, откуда в последующем это имущество было изъято и возвращено потерпевшему. Кроме того, стоимость похищенных и использованных продуктов питания, а также бензина была добровольно возмещена Я. потерпевшему до начала судебного разбирательства, о чем свидетельствовала приобщенная к делу расписка.

При таких данных у суда имелись основания для признания в качестве обстоятельств, смягчающих наказание Я., как активного способствования розыску имущества, добытого в результате преступления, так и добровольного возмещения ущерба. Допущенные судом нарушения закона повлекли смягчение назначенному осуждённому наказания.

Аналогичные нарушения допущены Белогорским городским, Константиновским, Селемджинским, Архаринским и Бурейский районными судами.

В нарушение п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ суды не всегда учитывают в качестве смягчающего наказание обстоятельства наличие малолетних детей.

Так, приговором Благовещенского городского суда от 10 июля 2012 года осуждён Ш. за тайные хищения чужого имущества. Как следует из материалов дела, в ходе предварительного следствии и в судебном заседании Ш. пояснял, что у него имеется ребенок, 2004 года рождения, что подтверждалось и копией его паспорта. Вместе с тем суд, указав в вводной части приговора при установлении данных о личности подсудимого о наличии у него малолетнего ребенка, требования уголовного закона о признании данного обстоятельства в качестве смягчающего наказание не учёл и не привёл мотивов по этому поводу.

Судебная коллегия своим кассационным определением от 25 сентября 2012 года приговор изменила, признав смягчающим наказание Ш. обстоятельством наличие у нее малолетнего ребенка, смягчила назначенное ему наказание.

Вместе с тем, наличие малолетних детей у виновного не может расцениваться как смягчающее наказание обстоятельство, если осуждённый совершил преступление в отношении своего ребенка, а также в отношении усыновленного (удочеренного) или находящегося на иждивении осуждённого либо под его опекой ребенка, либо он лишен родительских прав.

Архаринский районный суд 30 ноября 2012 года, признав Б. виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, выразившегося в нанесении удара ножом своему несовершеннолетнему сыну, в качестве отягчающего обстоятельства учёл совершение преступления в отношении несовершеннолетнего родителем, в тоже время смягчающим наказание обстоятельством признал наличие несовершеннолетнего ребенка.

Допускаются судами ошибки, связанные с непризнанием, вопреки фактическим обстоятельствам дела, смягчающим наказание обстоятельством противоправного поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления (п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 16 февраля 2012 года изменён приговор Селемджинского районного суда в отношении Р., назначенное наказание по ч. 1 ст. 111 УК РФ смягчено. Как установлено приговором, в ходе распития спиртных напитков между Р. и потерпевшим на почве личных неприязненных отношений возникла ссора, в ходе которой Р. в ответ на высказанное потерпевшим оскорбление, схватил его за одежду и стал с ним бороться. Данные действия потерпевшего свидетельствуют о противоправности поведения потерпевшего, которое явилось поводом для последующего совершения преступления Р., что не было учтено судом в качестве смягчающего наказание обстоятельства.

В соответствии с ч. 6 ст. 86 УК РФ погашение или снятие судимости аннулирует все связанные с ней правовые последствия. Исходя из этого суды не должны указывать их в вводной части приговора, учитывать в качестве отрицательно характеризующих личность подсудимого данные, свидетельствующие о наличии у него погашенных или снятых в установленном порядке судимостей, которые также не могут учитываться при решении вопроса о наличии в содеянном рецидива преступлений (статьи 18, 68 УК РФ).

Вместе с тем, судьи по-прежнему указывают погашенные судимости в вводной части приговора.

Так, Благовещенский городской суд, постановив приговор в отношении Г., указал в вводной части на его судимости по приговорам от 25 октября 1994 года, 14 февраля 2002 года, 24 января 2007 года.

При этом суд не принял во внимание, что преступления, за которые Г. осуждался данными приговорами, относятся к категории средней и небольшой тяжести. Учитывая, что Г. освобожден в связи с отбытием наказания по данным приговорам 12 декабря 2008 года, а вновь совершил преступление 21 декабря 2011 года, то есть по истечении трёх лет после отбытия наказания, указанные судимости в соответствии с п. «в» ч. 3 ст. 86 УК РФ считались погашенными.

Кассационным определением от 7 августа 2012 года приговор в отношении Г. был изменен, исключение погашенных судимостей повлекло смягчение назначенному осужденному наказания.

Аналогичные нарушения закона допустили также Серышевский, Благовещенский, Константиновский, Бурейский, Тындинский, Тамбовский, Белогорский, Мазановский, Ромненский районные суды; Благовещенский, Райчихинский, Свободненский городские суды.

В соответствии со статьей 63 УК РФ перечень отягчающих наказание обстоятельств является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит, а их установление имеет существенное значение для правильного решения вопроса об индивидуализации наказания.

По-прежнему судами допускаются ошибки, связанные с признанием отягчающим наказание обстоятельством рецидива преступлений.

Согласно части 1 статьи 18 УК РФ рецидивом преступлений признается совершение умышленного преступления независимо от его тяжести лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление.

Вместе с тем, суды при назначении наказания не принимают во внимание требования части четвертой указанной статьи о том, что не образуют рецидива судимости за преступления небольшой тяжести; судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до восемнадцати лет, за преступления, осуждение за которые признавалось условным, если условное осуждение не отменялось и лицо не направлялось для отбывания в места лишения свободы, а также погашенные судимости.

Так, Благовещенский городской суд, назначая наказание по приговору от 6 февраля 2012 года осуждённому П., признал в качестве отягчающего обстоятельства - рецидив преступлений.

Судебная коллегия по уголовным делам Амурского областного суда от 15 мая 2012 года, исключая данное отягчающее обстоятельство и смягчая назначенное наказание, указала, что суд не принял во внимание, что предыдущим приговором П. был осужден условно и это условное осуждение не было отменено на момент совершения им преступления данному приговору.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 20 сентября 2012 года изменён приговор Благовещенского городского суда от 12 июля 2012 года в отношении М., осуждённого по п. «в» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы.

Как следует из приговора, суд указал в вводной части приговора судимость М. по приговору Петровского районного суда г. Донецка Украины от 19 марта 2003 года, в связи с чем признал отягчающим наказание обстоятельством рецидив преступлений.

Вместе с тем, судом не принято во внимание, что в материалах дела отсутствовали отвечающие требованиям допустимости документы (доказательства), подтверждающие наличие у М. судимости в другом государстве, полученные в соответствии с порядком, установленным Конвенцией от 22 января 1993 года «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам», ратифицированной, в том числе, Россией и Украиной.

Приговором Мазановского районного суда от 6 июля 2012 года осуждён Б. по ч. 1 ст. 166 УК РФ к 1 году 5 месяцам лишения свободы.

Назначая наказание осужденному, суд признал отягчающим обстоятельством рецидив преступлений с учётом того, что он был ранее судим приговорами от 16 мая 2008 года, 13 октября 2008 года и 11 июня 2011 года.

Вместе с тем, суд не принял во внимание, что преступления по первым двум приговорам Б. совершил, будучи в несовершеннолетнем возрасте, а преступление, за которое он осуждён по приговору от 11 июня 2011 года, относится к категории небольшой тяжести и, кроме того, ему было назначено условное наказание.

При таких обстоятельствах, определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 28 августа 2012 года приговор был изменен, исключено указание о признании отягчающим наказание Б. обстоятельством рецидива преступлений и смягчено назначенное наказание.

Признавая отягчающим обстоятельством рецидив преступлений при постановлении приговора в отношении М., Белогорский районный суд 18 января 2012 года не учёл, что преступление, за которое он осуждён настоящим приговором, предусмотренное ч. 3 ст. 264 УК РФ, совершено им по неосторожности, а поэтому в силу ч. 1 ст. 18 УК РФ рецидив преступлений отсутствует. Допущенное судом нарушение закона повлекло изменение приговора и снижение назначенного осуждённому наказания.

По-прежнему при назначении наказания осуждённому некоторые суды учитывают непризнание им своей вины в совершении преступления, что является расширительным толкованием ст. 63 УК РФ и повлекло изменение приговоров.

Так, приговором Бурейского районного суда от 16 февраля 2012 года осуждён К. по ч. 3 ст. 260 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком три года.

Как следует из приговора, при назначении наказания К. суд учёл также непризнание им своей вины.

Исключая данное указание из приговора и снижая наказание осуждённому, судебная коллегия в кассационном определении от 17 мая 2012 года указала, что в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона обвиняемому предоставлено право не признавать свою вину в совершении преступления, при этом непризнание вины является формой реализации гарантированного ему права на защиту, которое не подлежит ограничению, в том числе, путем назначения виновному более строгого наказания.

В соответствии с положениями части 2 статьи 63 УК РФ обстоятельства, относящиеся к признакам состава преступления, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, должны учитываться при оценке судом характера и степени общественной опасности содеянного. Однако эти же обстоятельства не могут быть повторно учтены при назначении наказания.

Приговором Бурейского районного суда от 27 апреля 2012 года П. осужден по ч. 1 ст. 292 УК РФ за то, что он, являясь инспектором ДПС отдельного взвода ДПС ГИБДД ОВД по Бурейскому району, совершил должностной подлог, то есть внесение должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений, из иной личной заинтересованности.

При назначении наказания П. суд в качестве отягчающего обстоятельства признал на основании п. «о» ч. 1 ст. 63 УК РФ совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел.

Вместе с тем, как указала в кассационном определении судебная коллегия по уголовным делам Амурского областного суда от 24 июля 2012 года, изменяя данный приговор, суд не вправе был учитывать данное обстоятельство в качестве отягчающего наказание осуждённого, поскольку оно является элементом объективной стороны преступления, за которое он осуждён.

Благовещенский городской суд, признав приговором от 14 июня 2012 года виновным Л. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 119 УК РФ, в качестве отягчающего его наказание обстоятельства указал – совершение преступления с использованием оружия.

Однако, как следует из приговора, Л., держа в руках ружьё, стал высказывать потерпевшим угрозы убийством, заявив, что никто из дома живым не выйдет. Таким образом, использование оружия при угрозе убийством при установленных судом обстоятельствах создавало условия для реального восприятия потерпевшим такой угрозы, то есть являлось способом совершения преступления и в силу ч. 2 ст. 63 УК РФ не могло учитываться в качестве отягчающего обстоятельства.

Принимая во внимание допущенное судом нарушение уголовного закона, судебная коллегия по уголовным делам Амурского областного суда определением от 21 августа 2012 года приговор изменила, снизила назначенное осуждённому наказание.

Райчихинский городской суд приговором от 13 апреля 2012 года, признав Н. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, при назначении наказания учёл характер наступивших последствий, которые также являются элементом объективной стороны данного преступления.

Совершение лицом преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных или других одурманивающих веществ, законом не отнесено к обстоятельствам, отягчающим наказание.

Константиновский районный суд по приговору от 28 апреля 2012 года в отношении С. и Белогорский районный суд по приговору от 9 ноября 2011 года в отношении А., при назначении осуждённым наказания за преступления, предусмотренные ч. 4 ст. 264 УК РФ, учитывали, что преступления ими совершены в состоянии алкогольного опьянения, тогда как данное обстоятельство является частью объективной стороны указанного преступления.

Согласно ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части первой статьи 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

При особом порядке судебного разбирательства наказание не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершённое преступление (ч. 7 ст. 316 УПК РФ).

Однако некоторые суды игнорируют указанные требования закона.

Так, приговором Завитинского районного суда от 16 марта 2012 года осуждён Т. по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно. Как следует из приговора, суд признал смягчающим наказание Т. обстоятельством активное способствование расследованию преступления и совершение иных действий, направленных на заглаживание вреда, причинённого потерпевшему, которые предусмотрены п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, а также отсутствие отягчающих обстоятельств. Приговор постановлен в порядке главы 40 УПК РФ.

Санкция части 2 статьи 158 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет. Принимая во внимание, что Т. осуждён за неоконченное преступление, с учётом требований ч. 3 ст.66 УК РФ (срок наказания за покушение не может превышать трех четвертей максимального срока наиболее строгого вида наказания), ему не могло быть назначено более 3 лет 9 месяцев лишения свободы. Кроме того, с учётом необходимости применения положений ч. 1 ст. 62 УК РФ и ч. 7 ст. 316 УПК РФ наказание, которое могло быть назначено Т. за совершённое им преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, не могло 1 года 8 месяцев лишения свободы (2/3 от 3 лет 9 месяцев = 2 года 6 месяцев и 2/3 от 2 лет 6 месяцев = 1 год 8 месяцев). Однако суд, вопреки указанным требованиям закона, назначил Т. наказание в виде лишения свободы на срок 2 года. Судебная коллегия по уголовным делам кассационным определением от 15 мая 2012 года приговор в отношении Т. изменила, снизив назначенное ему наказание до 1 года 5 месяцев лишения свободы.

Не всегда правильно суды применяют положения ч. 3 ст. 68 УК РФ, предусматривающей возможность при любом виде рецидива преступлений, если судом установлены смягчающие обстоятельства, назначить наказание менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершение преступления.

Белогорским городским судом приговором от 19 июля 2012 года Я. осуждён по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 4 годам лишения свободы.

Как следует из приговора, суд признал смягчающим обстоятельством Я., наряду с другими, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, предусмотренное п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ. Кроме того, учтено в качестве отягчающего обстоятельства – рецидив преступлений.

Вместе с тем, назначая наказание, суд указал, что применяет положения ч. 3 ст. 68 УК РФ.

Учитывая, что уголовное дело в отношении Я. было рассмотрено в особом порядке, максимальное наказание в виде лишения свободы, которое могло быть ему назначено по ч. 2 ст. 228 УК РФ составляет 6 лет 8 месяцев (2/3 от 10 лет).

Однако, принимая во внимание, что суд указал о применении положений ч. 3 ст. 68 УК РФ, срок лишения свободы осуждённому следовало назначить менее одной трети от максимально возможного, то есть менее 2 лет 2 месяцев 20 дней.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда приговор в отношении Я. изменён, назначенное наказание снижено, поскольку суд, указав в приговоре о применении положений ч. 3 ст. 68 УК РФ, фактически их не применил.

При совершении совокупности преступлений применяются правила, предусмотренные ст. 69 УК РФ, в соответствии с которой наказание назначается отдельно за каждое совершённое преступление. Часть 2 ст. 69 УК РФ предусматривает два принципа назначения окончательного наказания: путём поглощения менее строгого наказания более строгим либо путём полного или частичного сложения назначенных наказаний.

Федеральным законом от 7 декабря 2011 года № 420 часть 2 ст. 69 УК РФ изложена в новой редакции, согласно которой, если все преступления, совершенные по совокупности, являются преступлениями небольшой или средней тяжести, либо приготовлением к тяжкому или особо тяжкому преступлению, либо покушением на тяжкое или особо тяжкое преступление, окончательное наказание назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения назначенных наказаний. При этом окончательное наказание не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренное за наиболее тяжкое из совершенных преступлений.

Принимая решение о назначении наказания по совокупности преступлений, следует иметь в виду, что этим же Федеральным законом также внесены изменения в статью 15 УК РФ о категориях преступлений.

Вместе с тем, суды не всегда учитывают указанные требования закона.

Так, приговором Тындинского районного суда от 27 июля 2012 года П. осуждён по ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч.3 ст.228.1; ч. 3 ст.30, пп. «а», «г» ч.3 ст.228.1 УК РФ.

Согласно приговору П. осуждён за покушение на совершение особо тяжкого преступления и приготовление к совершению особо тяжкого преступления. Однако суд окончательное наказание назначил по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путём частичного сложения назначенных наказаний в виде шести лет шести месяцев лишения свободы, при этом в нарушение требований ст. 10 УК РФ не учёл изменения, внесенные в уголовный закон.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия в кассационном определении от 4 октября 2012 года указала об изменении приговора в отношении П. и назначении ему окончательного наказания в соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года №420-ФЗ), применив с учётом конкретных обстоятельств дела принцип поглощения менее строгого наказания более строгим.

Зейский районный суд 16 февраля 2012 года, назначая наказание С. по совокупности двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, также указал о том, что окончательное наказание назначает на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний. При этом не принял во внимание, что оба преступления, входящие в совокупность, являются покушениями на особо тяжкое преступление.

В соответствии со ст. 70 УК РФ при назначении наказания по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору.

Согласно ч. 5 статьи 69 УК РФ, если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осуждённый виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу, то наказание назначается по правилам, указанным в ч. 2, 3 ст. 69 УК РФ, то есть окончательное наказание назначается по совокупности преступлений путем поглощения менее строго наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения назначенных наказаний.

Вместе с тем, суды не всегда правильно применяют указанные требования закона.

Так, приговором Зейского районного суда от 16 ноября 2012 года осуждён Г. по п. «в» ч. 2 ст. 158; п. «в, г» ч. 2 ст. 158; ч. 1 ст. 158 УК РФ.

Учитывая, что Г. после совершения указанных преступлений был осуждён приговором от 28 августа 2012 года также по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, суд принял правильное решение о назначении ему окончательного наказания по совокупности преступлений по двум приговорам в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ, однако при этом указал, что к назначенному наказанию частично присоединяет наказание по приговору от 28 августа 2012 года, то есть применил правила назначения наказания, предусмотренные статьей 70 УК РФ.

Аналогичную ошибку допустил Михайловский районный суд по приговору от 6 декабря 2012 года в отношении М.

Совершение преступления в течение испытательного срока порождает определённые правовые последствия в зависимости от категории вновь совершённого преступления (ч. 4, 5 ст. 74 УК РФ).

Решая вопрос об отмене условного осуждения, суды не всегда принимают во внимание, что части 4 и 5 ст. 74 УК РФ, изменены Федеральным законом

№ 26-ФЗ от 7 марта 2011 года.

Если в прежней редакции ч. 5 ст. 74 УК РФ обязывала суд отменить условное осуждение и назначить наказание по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ, в случае совершения условно осуждённым в течение испытательного срока умышленного преступления средней тяжести, умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления, то в соответствии с внесёнными изменениями суд отменяет условное осуждение лишь в случае совершения условно осуждённым умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления.

В случае совершения условно осуждённым умышленного преступления средней тяжести вопрос об отмене или о сохранении условного осуждения решается судом в соответствии с ч. 4 ст.74 УК РФ.

Приговором Благовещенского городского суда от 8 декабря 2012 года О. осуждён по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы. Кроме того, судом принято решение об отмене условного осуждения О. по приговору Благовещенского городского суда от 4 мая 2011 года, которым он осужден к условной мере наказания, и назначении окончательного наказания на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров.

Отменяя условное осуждение, суд руководствовался ч. 5 ст. 74 УК РФ, при этом не принял во внимание, что О. настоящим приговором признан винновым в совершении преступления, которое относится к категории средней тяжести, а поэтому на основании ч. 4 ст. 74 УК РФ суду следовало обсудить вопрос об отмене или о сохранении условного осуждения.

Поскольку условное осуждение О. по приговору от 4 мая 2010 года в установленном законом порядке не отменялось, судебная коллегия кассационным определением от 15 марта 2012 года исключила указание суда об отмене на основании ч. 5 ст. 74 УК РФ условного осуждения по указанному приговору и о назначении окончательного наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

Аналогичные ошибки, связанные с неправильным применением положений ч.4, 5 ст. 74 УК РФ допущены также судьями Благовещенского городского, Михайловского, Константиновского районных судов.

В соответствии с п. 6.1 ч. 1 ст. 299 УПК РФ, введённым в действие Федеральным законом от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ, суд при постановлении приговора в совещательной комнате разрешает, в том числе, вопрос, имеются ли основания для изменения категории преступления, в совершении которого обвиняется подсудимый, на менее тяжкую в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Данные положения закона обязывают суд при наличии указанных в законе условий обсуждать в приговоре вопрос о возможности или невозможности изменения категорий совершенных осуждёнными преступлений на менее тяжкие.

Согласно ч. 6 ст. 15 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ, с учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности суд вправе при наличии смягчающих наказание обстоятельств и при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств изменить категорию преступления на менее тяжкую, но не более чем на одну категорию преступления при условии, что:

за совершение преступления средней тяжести осуждённому назначено наказание, не превышающее трёх лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание;

за совершение тяжкого преступления - не превышающее пяти лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание;

за совершение особо тяжкого преступления - не превышающее семи лет лишения свободы.

Вместе с тем, суды не выполняют приведённые требования закона.

Так, Тамбовский районный суд 24 июля 2012 года признал виновным Ш. в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, которое относится к категории тяжких, и назначил ему наказание в виде трёх лет лишения свободы. Как следует из приговора, суд признал ряд обстоятельств смягчающими наказание осуждённого, отягчающих обстоятельств не установлено. Вместе с тем, вопрос о возможности или невозможности изменения категории совершенного Ш. преступления на менее тяжкую суд не обсудил и мотивов этому не привел.

При таких обстоятельствах, с учетом фактических обстоятельств дела, связанных с целями и мотивами преступления, степени его общественной опасности, судебная коллегия кассационным определением от 11 сентября 2012 года изменила категорию совершенного Ш. преступления с тяжкого на преступление средней тяжести.

Октябрьский районный суд приговором от 9 июня 2012 года, признал Л. виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, относящегося к категории особо тяжких, назначил наказание в виде 6 лет лишения свободы. Вместе с тем, несмотря на наличие смягчающих и отсутствие отягчающих обстоятельств, суд не обсудил вопрос о возможности или невозможности изменении категории преступления, совершенного осуждённой на менее тяжкую. Допущенное нарушение закона также повлекло изменение приговора.

Приговором Свободненского городского суда от 28 июня 2012 года С. осуждён по ч. 3 ст. 30 п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Как следует из приговора, суд признал совокупность смягчающих обстоятельств исключительными обстоятельствами, отягчающих обстоятельств не установил. Вместе с тем, назначив наказание за особо тяжкое преступление, не превышающее семи лет, суд в нарушение положений ч. 6 ст. 15 УК РФ не обсудил вопрос о возможности изменения С. категории преступления на менее тяжкую.

Постановлением Президиума Амурского областного суда от 25 февраля 2013 года изменена категория совершенного С. преступления с особо тяжкого на тяжкое, а также изменён вид исправительной колонии со строгого режима на общий режим.

Аналогичная ошибка допущена Благовещенским городским судом по приговору в отношении К., осужденного по ч. 3 ст. 30 п. «г» ч. 3 ст. 228.1; п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (наказание назначено с применением ст. 64 УК РФ – 3 года 6 месяцев и 4 года соответственно). Изменение категории указанных преступлений с особо тяжких на тяжкие послужило также основанием для изменения вида исправительного учреждения для отбывания осуждённому лишения свободы с исправительной колонии строгого режима на общий режим.

Не всегда судами выполняются требования статьи 72 УК РФ об исчислении сроков наказаний и зачете наказания.

Согласно ч. 3 ст. 72 УК РФ время содержания лица под стражей до судебного разбирательства засчитывается в сроки лишения свободы. При назначении наказания по правилам ст. 70 УК РФ срок отбывания окончательного наказания исчисляется со дня постановления последнего приговора с зачётом времени содержания под стражей в порядке меры пресечения или задержания по предыдущему приговору, если оно было назначено условно.

Приговором Благовещенского городского суда 13 июля 2012 года осуждён Ж. за совершение четырёх фактов краж. При этом суд отменил условное осуждение и назначил окончательное наказание осуждённому по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ, однако не зачёл в срок отбытия наказания время его содержания под стражей по предыдущему приговору с 9 ноября 2011 года по 26 января 2012 года, что явилось основанием для изменения приговора.

Не зачтено время содержания под стражей при постановлении приговоров Благовещенским городским судом от 25 апреля 2012 года в отношении Ш., Завитинским районным судом - от 22 июня 2012 года в отношении М.

Ивановский районный суд при вынесении приговора 30 декабря 2011 года в отношении В. в нарушение ч. 3 ст. 72 УК РФ не зачёл в срок отбытия наказания осуждённому срок его принудительного нахождения в психиатрическом стационаре по решению суда с 22 сентября по 20 октября 2011 года.

Согласно положениям статей 360, 383, 387 УПК РФ, при повторном рассмотрении уголовного дела положение осуждённого не может быть ухудшено, то есть не может быть усилено наказание либо применён закон о более тяжком преступлении, если первоначальный приговор не был отменён за мягкостью наказания или в связи с необходимостью применения закона о более тяжком преступлении по кассационной жалобе потерпевшего или по кассационному представлению прокурора.

Вместе с тем, судами допускаются нарушения указанных требований закона.

Приговором Тамбовского районного суда от 7 июля 2010 года Ю. был осуждён по ч. 4 ст. 111 УК РФ к шести годам лишения свободы.

Кассационным определением от 30 декабря 2010 года приговор отменён с направлением дела на новое судебное разбирательство, при этом судебной коллегией были признаны несостоятельными доводы кассационного представления о чрезмерной мягкости назначенного Ю. наказания.

Вместе с тем, рассматривая настоящее дело после отмены первого приговора, суд первой инстанции назначил осуждённому Ю. по ч. 4 ст. 111 УК РФ наказание в виде восьми лет лишения свободы, то есть более строгое наказание, чем то, которое ему было назначено.

При этом при повторном рассмотрении дела объём обвинения, предъявленного Ю., остался прежним, его действия не были квалифицированы по закону о более тяжком преступлении, предыдущий приговор не был отменён из-за чрезмерной мягкости наказания.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 1 марта 2012 года приговор изменен, назначенное наказание Ю. снижено.

С целью повышения качества отправления правосудия по уголовным делам председателям районных (городских) судов надлежит обеспечить изучение обобщения федеральными и мировыми судьями и принять дополнительные меры, направленные на исключение нарушений закона при назначении осужденным наказания.

Судебная коллегия по уголовным делам

Амурского областного суда

опубликовано 10.10.2013 05:18 (МСК)