Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обзор надзорной практики Амурского областного суда за 2012 год.

«Утверждено»

постановлением президиума Амурского областного суда

от « 18 » февраля 2013 года

О Б З О Р

надзорной практики Амурского областного суда за 2012 год


В 2012 году в Амурский областной суд поступило 1556 надзорных жалоб и представлений по уголовным делам (в 2011 году - 1548), из них 377 возвращены заявителям или по ним даны разъяснения.

Разрешены 1526 жалоб и представлений, что на 83 или 5,7% больше, чем в 2011 году, по 279 из них возбуждены надзорные производства, по 925 - вынесены постановления об отказе в возбуждении надзорного производства.

В президиум Амурского областного суда поступило для рассмотрения 284 жалобы и представления (в 2011 г. – 256);

рассмотрено 284 жалобы и представления в отношении 303 лиц

(в 2011г. – 262 жалобы в отношении 274 лиц), из них:

отклонено 9 жалоб в отношении 13 лиц или 4,3% (в 2011 году отклонено 4,4 %);

удовлетворено 277 жалоб и представлений в отношении 290 лиц, что составляет 95,7%.

Отменены приговоры в отношении 15 лиц, в том числе:

с прекращением дела: по реабилитирующим основаниям - в отношении 3 лиц, по иным основаниям – в отношении 1лица;

с возвращением дела на новое судебное рассмотрение – в отношении 11 лиц.

Изменены приговоры в отношении 90 лиц ( в 2011 г. – в отношении 118 лиц), из них:

с изменением квалификации без изменения наказания -1,

с изменением квалификации и снижением наказания – 32,

со снижением наказания без изменения квалификации – 57.

1. Вопросы уголовного права

1.1. Квалификация преступлений

1.1.1.Незаконное хранение лицом во время поездки наркотических средств без цели сбыта не может рассматриваться как незаконная перевозка

Приговором Бурейского районного суда от 26 февраля 2008 года А. и Н. осуждены по ч.2 ст.228 УК РФ.

Президиум Амурского областного суда, не согласившись с квалификацией действий осуждённых, своим постановлением от 15 октября 2012 года приговор изменил ввиду неправильного применения закона.

А. и Н. признаны виновными в незаконном приобретении, хранении и перевозке без цели сбыта наркотических средств в особо крупном размере.

По смыслу уголовного закона, под незаконной перевозкой наркотических средств понимаются умышленные действия лица, выражающиеся в перемещении наркотических средств из одного места в другое с использованием любого вида транспорта в нарушение общего порядка перевозки указанных средств и веществ.

При этом вопрос о наличии в действиях лица состава преступления - незаконной перевозки без цели сбыта наркотических средств и об отграничении указанного состава преступления от незаконного хранения без цели сбыта наркотического средства во время поездки при себе решается с учётом направленности умысла, цели использования транспортного средства, фактических обстоятельств перевозки, количества, объёма наркотических средств, места их нахождения, а также других обстоятельств дела.

Как следует из приговора, велосипед был использован А. и Н. для поездки к месту своего жительства не для цели перевозки наркотического средства. Наркотическое средство было обнаружено ими по дороге к территории птицефабрики. Во время возвращения к месту жительства А. и Н. содержали наркотическое средство при себе, держа пакеты с наркотическим средством в руках.

Количество наркотического средства не исключало возможности его перемещения без использования транспортного средства.

Доказательств, подтверждающих наличие у А. и Н. умысла именно на незаконную перевозку наркотических средств, в приговоре не приведено.

Содержание же при себе наркотического средства во время поездки свидетельствует о признаках незаконного хранения без цели сбыта наркотических средств.

С учётом изложенного, президиум исключил из приговора осуждение А. и Н. за незаконную перевозку без цели сбыта наркотических средств в особо крупном размере и снизил назначенное им наказание.

1.1.2. Действия осуждённых, направленные на незаконное завладение автомобилем без цели хищения, ошибочно квалифицированы как оконченный состав преступления.

Приговором Архаринского районного суда от 31 марта 2008 года К. и Р. осуждены за ряд преступлений, в том числе, по п. «а» ч.2 ст.166, п. «а» ч.2 ст.166 УК РФ.

Постановлением президиума Амурского областного суда от 14 мая 2012 года приговор изменён ввиду неверной квалификации действий осуждённых.

Как установлено судом, К. и Р., нуждавшиеся в транспортном средстве для перевозки металлолома, проникли в гараж, находящийся во дворе дома Г., из которого вытолкали автомобиль «ЗАЗ 968», переместив его на улицу, где попытались завести двигатель, но не смогли этого сделать, после чего оставили данный автомобиль возле гаража.

Сразу после этого из другого гаража, расположенного во дворе того же дома, К. и Р. выкатили на улицу мотоцикл, однако в связи с тем, что мотоцикл был частично разобран и находился в технически неисправном состоянии, они оставили мотоцикл возле гаража во дворе дома.

Согласно приговору, действия К. и Р., направленные на завладение автомобилем «ЗАЗ 968» и мотоциклом «ММВЗ-3.113», принадлежащими потерпевшему Г., квалифицированы судом как два самостоятельных преступления, предусмотренных п.«а» ч.2 ст.166 УК РФ, - неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон), совершённое группой лиц по предварительному сговору.

По смыслу закона под угоном понимаются неправомерное завладение чужим транспортным средством и поездка на нём без намерения его присвоения. Как покушение на угон транспортного средства без цели хищения следует рассматривать действия лица, пытавшегося взломать замки и системы охранной сигнализации, завести двигатель либо с целью угона начать движение, если действия этого лица были пресечены или по иным независящим от него обстоятельствам ему не удалось реализовать преступный умысел на использование транспортного средства в личных интересах без цели хищения.

Из описания судом преступного деяния следует, что К. и Р. по независящим от них обстоятельствам не удалось использовать автомобиль и мотоцикл и совершить на них поездку. Неправомерное завладение указанными транспортными средствами преследовало единую цель - перевозки металлолома, и попытка угнать мотоцикл была обусловлена именно тем, что эта цель не реализована.

Преступления, складывающиеся из ряда тождественных преступных действий, направленных к общей цели, являются продолжаемыми и составляют в своей совокупности единое преступление.

При таких обстоятельствах, президиум переквалифицировал действия К. и Р. с п.«а» ч.2 ст.166 УК РФ (по факту неправомерного завладения автомобилем) и п.«а» ч.2 ст.166 УК РФ (по факту неправомерного завладения мотоциклом) на ч.3 ст.30 - п.«а» ч.2 ст.166 УК РФ, как покушение на неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения (угон), совершённое группой лиц по предварительному сговору.

1.2. Назначение наказания

1.2.1. В нарушение требований закона суд назначил осуждённому наказание, не предусмотренное санкцией статьи Уголовного кодекса РФ

Приговором мирового судьи Амурской области по Благовещенскому городскому судебному участку № 4 от 18 апреля 2011 года Т. осуждён по ч.1 ст.118, ст.73 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Постановлением президиума от 8 октября 2012 года приговор отменён, в том числе, ввиду неправильного применения закона при назначении наказания.

Согласно ст.60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьёй особенной части УК РФ, с учётом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности виновного, обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, а также влияния назначенного наказания на исправление осуждённого и условия жизни его семьи.

Назначив Т. наказание в виде 1 года лишения свободы, суд не учёл, что санкция ч.1 ст.118 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ, по которой были квалифицированы действия осуждённого, предусматривала наказание в виде штрафа в размере до 80 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до шести месяцев, либо обязательных работ на срок от 180 до 240 часов, либо исправительных работ на срок до 2 лет, либо ограничения свободы на срок до 3 лет.

Таким образом, суд назначил Т. вид наказания, не предусмотренный санкцией ч.1 ст.118 УК РФ.

1.2.2. Нарушение требований ст.60 УК РФ и п.4 ст.307 УПК РФ, обязывающих суд приводить мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания, повлекло изменение приговора

Приговором мирового судьи Амурской области по Благовещенскому городскому судебному участку №9 от 21 ноября 2011 года, оставленным без изменения апелляционной инстанцией Благовещенского городского суда, С. осуждён по ч.1 ст.119, ст.73 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Постановлением президиума Амурского областного суда от 2 июля 2012 года, рассмотревшим дело по надзорному представлению заместителя прокурора Амурской области, приговор изменён ввиду неправильного применения уголовного закона.

В соответствии с ч.1 ст.60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ, и с учётом положений Общей части УК РФ. Более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания.

В соответствии с п.4 ст.307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать мотивы, по которым суд пришёл к выводу о назначении наказания в виде лишения свободы, если санкция уголовного закона предусматривает и другие наказания, не связанные с лишением свободы.

Согласно приговору, С. осуждён по ч.1 ст.119 УК РФ, санкция которой наряду с лишением свободы, предусматривает более мягкие виды наказания.

Из материалов дела следует, что преступление С. совершено впервые, отягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных ст.63 УК РФ, не установлено, смягчающими наказание обстоятельствами суд признал явку с повинной, полное признание вины, активное способствование раскрытию преступления.

Преступление, предусмотренное ч.1 ст.119 УК РФ, относится в соответствии с ч.2 ст.15 УК РФ к категории преступлений небольшой тяжести.

В нарушение указанных требований закона, назначив С. наказание в виде 1 года лишения свободы при наличии альтернативных видов наказания, предусмотренных санкцией ч.1 ст.119 УК РФ, суд первой инстанции не привёл в приговоре мотивов принятого им решения, указав в описательно-мотивировочной части о возможности применения ст.73 УК РФ.

Постановлением апелляционной инстанции Благовещенского городского суда от 10 января 2012 года приговор в отношении С. оставлен без изменения.

Принимая указанное решение, суд апелляционной инстанции также не учёл, что Федеральным законом от 7 декабря 2011 года № 420- ФЗ в ч.1 ст.56 УК РФ внесены изменения, согласно которым наказание в виде лишения свободы может быть назначено осуждённому, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст.63 УК РФ, за исключением преступлений, предусмотренных ч.1 ст.228, ч.1 ст.231 и ст.233 УК РФ, или только если соответствующей статьей Особенной части УК РФ лишение свободы предусмотрено как единственный вид наказания.

Данный федеральный закон вступил в силу 8 декабря 2011 года, однако не был применён судом апелляционной инстанции.

С учётом изложенного, президиум, применив положения ст. 64 УК РФ, назначил С. наказание в виде исправительных работ.

2. Ошибки в применении уголовно – процессуального законодательства

2.1. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в его пользу

Приговором мирового судьи Амурской области по Ивановскому районному судебному участку № 1 от 30 августа 2011 года, оставленным без изменения апелляционной инстанцией Ивановского районного суда и кассационной инстанцией Амурского областного суда, Х. осуждён по ч.1 ст.159 УК РФ к штрафу в размере 7000 рублей.

Постановлением президиума Амурского областного суда от 10 декабря 2012 года указанные судебные решения отменены в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, а также нарушением уголовно-процессуального закона.

Одним из обязательных признаков объективной стороны хищения являются общественно-опасные последствия в виде причинения собственнику (владельцу) реального материального ущерба.

Как следует из приговора, суд пришёл к выводу о том, что Х. из корыстных побуждений путём обмана работника почтамта С. умышленно похитил денежные средства в общей сумме 36.888 рублей 89 копеек, принадлежащие Благовещенскому почтамту УФПС Амурской области - филиалу ФГУП «Почта России», в результате чего собственнику причинён материальный ущерб.

Однако из материалов дела следует, что денежные средства, которые С. выдала Х., являются пенсией, начисленной Пенсионным Фондом России гражданину М., доставку которой на основании договора осуществлял почтамт, то есть филиал ФГУП «Поста России» не являлся собственником указанных средств, доказательств, подтверждающих, что он понёс убытки, не имеется.

Суд не учёл, что пенсия была начислена М. за период с 18 февраля 2010 года по июль 2010 года включительно, однако не была получена им в связи со смертью 22 июля 2010 года.

Сведений о лицах, которые в силу ст.1183 ГК РФ имеют право на получение подлежащих выплате наследодателю, но не полученных им при жизни по какой-либо причине сумм пенсий, в материалах дела не содержится.

Обязательным признаком хищения, в том числе путём обмана, является прямой умысел, когда виновный осознаёт общественную опасность противоправного изъятия чужого имущества, предвидит неизбежность причинения в результате этого материального ущерба собственнику и желает этого.

Не признавая вину в совершении мошенничества, Х. утверждал, что умысла на хищение путём обмана пенсии М. у него не было, он считал, что получил деньги от С. законно, поскольку М. в течение длительного времени (около 9 лет) проживал у него в доме, он кормил М., давал ему одежду, когда М. заболел, он ухаживал за ним, помогал в оформлении документов, а затем похоронил М..

Аналогичные показания о взаимоотношениях, сложившихся у Х. с М. дала свидетель Х.С.. Доказательств, опровергающих показания подсудимого и свидетеля Х.С. в этой части, в приговоре не приведено.

Кроме того, признавая, что сотрудник ФГУП «Почта России» С. передала Х. денежные средства, подлежащие выплате М., под влиянием обмана, суд не учёл, что С. несёт полную индивидуальную материальную ответственность за недостачу вверенных ей денежных средств и других ценностей, что она передала Х. деньги, подлежащие выплате М., без надлежащих документов, в связи с чем показания С., как заинтересованного лица, не являются достаточными для установления указанного факта. Свидетели О., Л., К., не являвшиеся очевидцами происшедшего, знают о случившемся со слов самой С..

Принимая во внимание изложенное, президиум пришёл к выводу об отсутствии достаточных доказательств, которые бы бесспорно подтверждали виновность Х. в мошенничестве, в связи с чем состоявшиеся по делу судебные решения отменил, уголовное дело прекратил на основании п.1 ч.1 ст.27 УПК РФ за непричастностью Х. к совершению преступления.

2.2. Несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела

Приговором Благовещенского городского суда от 24 июня 2009 года, оставленным без изменения кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда, К. осуждён по ч.2 ст.228, ч.1 ст.228, ч.3 ст.30 – п.«г» ч.3 ст.228¹, ч.3 ст.69 УК РФ к 8 годам 1 месяцу лишения свободы.

Президиум Амурского областного суда постановлением от 21 мая 2012 года изменил состоявшиеся судебные решения, указав следующее.

По смыслу закона, результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений.

Из обстоятельств совершения К. покушения на сбыт наркотических средств, установленных судом, следует, что К., следуя внезапно возникшему умыслу, направленному на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере, 25 декабря 2008 года и 14 января 2009 года сбыл Л., действовавшему в рамках оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка», наркотические средства – гашишное масло, массой 6,52 грамма и 7,45 грамма соответственно, а 10 февраля 2009 года намеревался сбыть ему же наркотическое средство – гашишное масло, массой 15,4 грамма, однако до места встречи не доехал, так как был остановлен сотрудниками милиции. Указанные наркотические средства были изготовлены К. в начале сентября 2008 года для личного потребления и хранились им без цели сбыта в гараже до 10 февраля 2009 года.

Как следует из показаний К., 25 декабря 2008 года ему позвонил ранее не знакомый Л. и спросил, имеются ли у него наркотические средства, и может ли он их продать; после этого он, испытывая финансовые затруднения, решил продать Л. ранее изготовленные им для личного потребления наркотические средства. Аналогичные показания К. дал и по фактам преступлений от 14 января и 10 февраля 2009 года.

Свидетель Л. подтвердил в судебном заседании, что каждый раз он звонил К. с целью приобрести наркотические средства, поскольку ранее в УВД по Амурской области поступала информация о том, что К. занимается сбытом наркотических средств.

Из приведенных показаний осуждённого и свидетеля, а также обстоятельств дела, установленных судом, следует, что умысел на сбыт наркотических средств, изготовленных и хранимых осуждённым для личного потребления, у К. каждый раз возникал внезапно, после звонка Л., действовавшего в рамках ОРМ «проверочная закупка» в качестве покупателя, с просьбой продать ему наркотические средства.

Иных доказательств, свидетельствующих о том, что умысел на незаконный сбыт наркотических средств, предназначенных для личного потребления, у К. сформировался до предложения сотрудника правоохранительных органов Л. продать ему наркотическое средство, в материалах уголовного дела не имеется.

Каких-либо фактических данных о том, что К. ранее занимался сбытом наркотических средств и совершил бы данное преступление без вмешательства сотрудников правоохранительных органов, материалы дела также не содержат.

С учётом изложенного, президиум отменил приговор и кассационное определение в части осуждения К. по ч.3 ст.30 – п.«г» ч.3 ст.228¹ УК РФ, а уголовное дело в этой части прекратил на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, за отсутствием в деянии состава преступления.

2.3. Уголовное дело рассмотрено мировым судьёй с нарушением подсудности

Приговором мирового судьи Амурской области по Благовещенскому городскому судебному участку №3 от 18 мая 2012 года И. осуждён по ч.1 ст.327 УК РФ.

Постановлением президиума от 8 октября 2012 года приговор отменён по следующим основаниям.

Согласно ст.47 Конституции РФ, никто не может быть лишён права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьёй, к подсудности которых оно отнесено законом.

В соответствии с ч.1 ст.31 УПК РФ мировому судье подсудны уголовные дела о преступлениях, за совершение которых максимальное наказание не превышает трёх лет лишения свободы, за исключением уголовных дел о преступлениях, предусмотренных, в том числе, ч.1 ст.327 УК РФ.

Однако в нарушение указанных требований уголовное дело в отношении И. принято к производству и рассмотрено по существу мировым судьёй, то есть незаконным составом суда.

3. Обратная сила уголовного закона

3.1. При рассмотрении ходатайства о приведении приговора в соответствие с действующим законодательством суд при наличии предусмотренных законом условий должен обсудить вопрос о наличии или отсутствии оснований для изменения категории преступления в соответствии с ч.6 ст.15 УК РФ в редакции Федерального закона №420 – ФЗ от 7 декабря 2011 года

Постановлением Ивановского районного суда Амурской области от 28 декабря 2011 года удовлетворено ходатайство осуждённого Б. о приведении приговоров в соответствие с действующим законодательством.

Отменяя указанное судебное решение, президиум Амурского областного суда в постановлении от 15 октября 2012 года указал следующее.

Согласно ч.1 ст.10 УК РФ, уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

Исходя из требований уголовно-процессуального закона, при рассмотрении вопроса о приведении приговора в соответствие с действующим законодательством суд должен учесть все изменения, внесённые в закон после постановления приговора. Как следует из представленных материалов, разрешая ходатайство осуждённого Б., суд проверил постановленные в отношении него приговоры на предмет их соответствия Федеральному закону от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ, указав в постановлении, что иных положений и поправок, улучшающих положение Б., в УК РФ, не вносилось.

Принимая указанное решение, суд не учёл, что Федеральным законом от 7 декабря 2011 № 420-ФЗ статья 15 УК РФ дополнена частью 6, предоставляющей суду возможность с учётом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности, при наличии смягчающих наказание обстоятельств и при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств изменить категорию преступления на менее тяжкую.

Несмотря на это, суд не обсудил вопрос о наличии или отсутствии оснований для изменения категории преступлений, за совершение которых осуждён Б., что не соответствует требованиям закона.

3.2. Нарушение судом требований, предусмотренных чч.2,4 ст.399 УПК РФ, повлекло отмену постановления суда

Осуждённый З., отбывающий наказание по приговору Амурского областного суда от 19 января 2011 года, обратился в Сковородинский районный суд с ходатайством о приведении состоявшихся в отношении него приговоров в соответствие с действующим законодательством. Постановлением суда ходатайство осуждённого З. удовлетворено частично.

Постановлением президиума Амурского областного суда от 22 октября 2012 года судебное решение отменено ввиду нарушения уголовно-процессуального закона.

В соответствии с ч.2 ст.399 УПК РФ, регулирующей порядок разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора, участвующие в деле лица, учреждения и органы должны быть извещены о дате, времени и месте судебного заседания не позднее 14 суток до дня судебного заседания. При наличии ходатайства осуждённого об участии в судебном заседании суд обязан обеспечить его непосредственное участие в судебном заседании либо предоставить возможность изложить свою позицию путём использования систем видеоконференц-связи. Вопрос о форме участия осужденного в судебном заседании решается судом. Ходатайство осужденного об участии в судебном заседании может быть заявлено одновременно с его ходатайством по вопросам, связанным с исполнением приговора, либо в течение 10 суток со дня получения осуждённым извещения о дате, времени и месте судебного заседания.

Как следует из представленных материалов, суд, извещая осуждённого о дате, времени и месте рассмотрения его ходатайства о приведении приговоров в соответствие с действующим законодательством, не разъяснил осуждённому З. его право ходатайствовать об участии в судебном заседании, и, не выяснив, желает ли осуждённый участвовать в судебном заседании, рассмотрел ходатайство осуждённого в его отсутствие.

Кроме того, в соответствии с п.1 ч.1 ст.51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если подозреваемый, обвиняемый не отказался от него в порядке, установленном ст.52 УПК РФ. Согласно ч.3 ст.51 УПК РФ суд обеспечивает защитника в уголовном судопроизводстве, если он не приглашён самим обвиняемым, его законным представителем, а также иными лицами по его поручению или с его согласия.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в определении от 8 февраля 2007 года № 252-О-П, право обвиняемых на помощь адвоката (защитника) должно обеспечиваться на всех стадиях уголовного процесса.

Как видно из представленных материалов, судом не разъяснялось право З. пригласить защитника, от защитника он не отказывался, в судебном заседании вопрос о возможности рассмотрения дела в отсутствие защитника, не решался.

В связи с изложенным, президиум отменил постановление и направил материалы на новое рассмотрение.

3.3. Если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом.

Постановлением Сковородинского районного суда от 6 марта 2012 года ходатайство осуждённого Ш. о приведении постановленных в отношении него приговоров в соответствие с действующим законодательством удовлетворено частично, постановлено считать его осуждённым приговором Благовещенского городского суда от 3 марта 2005 год по ч.3 ст.158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года №26-ФЗ), в остальной части указанный приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Амурского областного суда от 30 июля 2012 года постановление отменено по следующим основаниям.

Суд, переквалифицировав действия Ш. на ч.3 ст.158 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года №26-ФЗ, оснований для снижения назначенного осуждённому наказания суд не усмотрел.

Однако, придя к такому выводу, суд не учёл, что, согласно ч. 2 ст. 10 УК РФ, если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом.

Из материалов дела следует, что Ш. приговором суда был осуждён по ч. 3 ст. 158 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года
№162-ФЗ к лишению свободы. Указанная норма закона, действовавшая в период совершения преступления и постановления приговора, предусматривала наказание в виде лишения свободы на срок от 2 до 6 лет. В соответствии с изменениями, внесёнными Федеральным законом от 7 марта 2011 года №26-ФЗ, нижний предел наказания в виде лишения свободы из санкции ч.3 ст.158 УК РФ исключён, то есть изменения внесены в тот вид наказания, который отбывается осуждённым.

Кроме того, суд оставил без внимания, что Федеральным законом от 30 декабря 2006 года № 283-ФЗ ч. 3 ст. 158 УК РФ изложена в новой редакции, содержащей пункты. Квалифицировав действия осуждённого Ш. по ч.3 ст.158 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года
№26-ФЗ, суд не указал конкретный пункт данной статьи, который в настоящее время предусматривает ответственность за совершённое Ш. преступление.

В связи с неправильным применением уголовного закона, президиум отменил постановление суда и направил материалы на новое судебное рассмотрение.

4. Процессуальные издержки

4.1.Постановление в части взыскания процессуальных издержек с осуждённого признано не соответствующим закону

Постановлением Ивановского районного суда от 7 декабря 2007 года произведена оплата труда адвоката З. по осуществлению защиты интересов осуждённого Б. за три дня участия в судебном заседании в общей сумме 1320 рублей. При этом постановлено взыскать указанные процессуальные издержки в сумме 1320 рублей в доход федерального бюджета с осуждённого Б.

Постановлением президиума Амурского областного суда от 3 сентября 2012 года постановление в части взыскания с осуждённого Б. процессуальных издержек, связанных с оплатой труда адвоката З., отменено, а указанные процессуальные издержки постановлено возместить из средств федерального бюджета.

В соответствии с п. 5 ч. 2 ст. 131 УПК РФ суммы, выплачиваемые адвокату за оказание им юридической помощи в случае его участия в уголовном судопроизводстве по назначению суда, относятся к процессуальным издержкам.

В силу ч. 1 ст. 132 УПК РФ процессуальные издержки взыскиваются с осуждённых или возмещаются за счёт средств федерального бюджета.

Согласно ч. 6 ст. 132 УПК РФ процессуальные издержки возмещаются за счёт средств федерального бюджета в случае имущественной несостоятельности лица, с которого они должны быть взысканы.

С учётом приведенных положений закона материальное положение осуждённого, как значимое для установления его имущественной состоятельности обстоятельство, является самостоятельным предметом судебного разбирательства при разрешении вопроса о взыскании процессуальных издержек в виде расходов на оплату труда адвоката.

Вместе с тем, из протокола судебного заседания следует, что материальное положение Б. судом не исследовалось, суд не обсуждал вопрос о возможности Б. возместить судебные издержки, решение о взыскании с Б. расходов на оплату труда адвоката З. в постановлении не мотивировано.

Анализ надзорной практики свидетельствует о том, что судами области допускаются однотипные ошибки, на которые неоднократно обращалось внимание Амурским областным судом.

Направляя обзор надзорной практики за 2012 год, предлагаем районным (городским) судам принять дополнительные меры, направленные на повышение качества отправления правосудия по уголовным делам.

Судебная коллегия по уголовным делам

Амурского областного суда

опубликовано 10.10.2013 05:14 (МСК)