Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
ВОПРОСЫ РЕАБИЛИТАЦИИ И ВЗЫСКАНИЯ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ИЗДЕРЖЕК В ПРАКТИКЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.

ВОПРОСЫ РЕАБИЛИТАЦИИ И ВЗЫСКАНИЯ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ИЗДЕРЖЕК В ПРАКТИКЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Суд необоснованно отказал в возмещении суммы, выплаченной адвокату, участвующему при допросе в качестве свидетеля лица, впоследствии оправданного вердиктом присяжных

Постановлением Московского городского суда от 28 ноября 2012 года отказано в удовлетворении требований С. в возмещении суммы, выплаченной адвокату, участвующему при его допросе в качестве свидетеля и возложена обязанность на прокурора г. Москвы принести С. официальное извинение.

Отказывая С. в удовлетворении требований имущественного вреда, связанного с выплатой гонорара адвокату, суд сослался на то, что С. в порядке ст. 92 УПК РФ не задерживался, 3 февраля 2010 года он был допрошен в качестве свидетеля, процессуальный статус которого не предусматривает право на возмещение вреда в порядке реабилитации.

Отменив по кассационной жалобе защитника С. указанное постановление в части возмещения имущественного вреда в порядке реабилитации и направив материалы на новое рассмотрение, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в кассационном определении от 17 января 2013 года указала следующее.

В соответствии с требованиями ч.2 и 3 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеют лица, в отношении которых вынесен оправдательный приговор, а также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

Как следует из материалов дела, 2 февраля 2010 года С. в составе группы был задержан сотрудниками правоохранительных органов и доставлен к следователю. В этот же день в его квартире был проведен обыск и на следующий день – 3 февраля 2010 года его обязали явиться к следователю.

С учетом изложенного судебная коллегия признала, что С. имел основания считать себя подозреваемым, так как ранее к нему были применены меры процессуального свойства, поэтому и заключил соглашение с адвокатом.

Приведенные обстоятельства были известны суду, однако какой-либо оценки суда не получили, что послужило основанием для отмены постановления и направления дела на новое рассмотрение.

Определение № 5-О12-130

Непредставление лицом достаточных документов, подтверждающих его право на реабилитацию, не препятствует рассмотрению судом ходатайства о признании такого права и возмещении вреда

Постановлением Игринского районного суда Удмуртской Республики от 5 марта 2011 года отказано в признании права К. на реабилитацию.

Как следует из материалов, К. обратился в суд первой инстанции с ходатайством о признании за ним права на реабилитацию, указав, что он содержался под стражей более 11 месяцев, по данному делу приговор постановлен не был, он был освобожден из-под стражи.

Отказывая в принятии заявления К., суд первой инстанции указал, что им не были приложены документы, свидетельствующие о прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам и постановлением Президиума Верховного Суда Удмуртской Республики постановление оставлено без изменения.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 октября 2012 года постановление от 5 марта 2011 года и последующие судебные решения отменены, материал направлен на новое судебное рассмотрение в связи со следующим.

В силу п. 34 ст. 5 УПК РФ, под реабилитацией понимается порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованного подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда.

Согласно ч. 1 ст. 133 УПК РФ, вред, причиненный гражданину в результате незаконного уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме, независимо от вины органа дознания, следователя, прокурора и суда.

В соответствии с п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2011 года «О практике применения норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса РФ, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве», учитывая, что уголовно-процессуальным законом для реабилитированных установлен упрощенный по сравнению с исковым порядком гражданского судопроизводства режим правовой защиты, освобождающий их от бремени доказывания оснований и размера возмещения имущественного вреда, при рассмотрении требований реабилитированных о возмещении такого вреда суд в случае недостаточности данных, представленных реабилитированных в обоснование своих требований, оказывает ему содействие в собирании дополнительных доказательств, необходимых для разрешения заявленных им требований, в при необходимости и принимает меры к их собиранию.

Исходя из указанных норм, К. вправе был поставить перед судом вопрос о наличии у него права на реабилитацию и возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, не нашедшим подтверждения в ходе предварительного следствия (в связи с отсутствием обвинительного приговора), а суд был обязан оказать ему содействие в истребовании необходимых доказательств, и по результатам рассмотрения его требований вынести решение о полном или частичном отказе, либо удовлетворении этих требований.

Кроме того, суд не учел, что К. в настоящее время отбывает наказание в виде лишения свободы и ограничен в получении и предоставлении необходимых документов.

Определение № 43-Д12-24

Постановление президиума областного суда изменено в связи с признанием права на реабилитацию

Постановлением президиума Волгоградского областного суда от 25 января 2012 года приговор Краснооктябрьского районного суда г.Волгограда от 18 октября 2010 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Волгоградского областного суда от 13 декабря 2010 года в отношении В. в части его осуждения по ч. 1 ст. 222 УК РФ отменены и производство по делу прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

В связи с этим В. на основании ч. 2 ст. 133 УПК РФ приобрел право на реабилитацию, т.е. на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

В соответствии с ч. 1 ст. 134 УПК РФ суд в приговоре, определении, постановлении признает за оправданным либо лицом, в отношении которого прекращено уголовное преследование, право на реабилитацию.

Поскольку президиум Волгоградского областного суда в своем постановлении не решил вопрос о признании за В. права на реабилитацию, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ определением от 17 июля 2012 года постановление президиума изменила, дополнив его резолютивную часть признанием за В. права на реабилитацию.

Определение № 16-Д12-20

Судья, постановивший обвинительный приговор, не вправе рассматривать вопрос о реабилитации в случае отмены приговора и прекращения уголовного дела

Постановлением Приморского краевого суда от 18 июня 2012 года частично удовлетворено ходатайство Лит. о признании за ним права на реабилитацию в связи с его частичным оправданием приговором от 19 ноября 2010 года.

Кассационным определением Верховного Суда РФ от 19 сентября 2012 года указанное постановление отменено, ходатайство Лит. направлено на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, приговор от 19 ноября 2010 года в отношении Лит. был постановлен судьей Л.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 июня 2011 года указанный приговор, постановленный судьей Л., в части осуждения Лит. по ч. 2 ст. 167 УК РФ отменен, дело в этой части прекращено на основании п. 1 ч.1 ст. 27 УПК РФ за непричастностью обвиняемого к совершению преступления.

При таких обстоятельствах, в силу ст. 63 УПК РФ, с учетом правовой позиции Конституционного Суда РФ и ЕСПЧ, указанное обстоятельство могло связывать судью при принятии решения по разрешению ходатайства Лит., что дает основания усомниться в беспристрастности судьи при разрешении этого вопроса.

С учетом изложенного, Судебная коллегия пришла к выводу, что судья, рассмотревший данное ходатайство, подлежал отводу по указанным основаниям, направив материалы на новое судебное рассмотрение.

Определение № 56-О12-55

Уменьшение объема обвинения путем исключения излишне вмененной статьи не является основанием для признания за лицом права на реабилитацию

Органами предварительного следствия Ш. обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных пп. «а», «б», «д», «к» ч. 2 ст. 105, пп. «а», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Приговором Кировского областного суда от 7 октября 2004 года из обвинения Ш. исключена квалификация его действий по пп. «а», «к» ч. 2 ст.105 УК РФ, поскольку эти действия осужденного охватываются пп. «а», «б», «д», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, по которой он признан виновным и осужден; кроме того, с учетом мнения государственного обвинителя судом из обвинения Ш. из состава убийства были исключены пункт «д», как не нашедший подтверждения, и пункт «к», как излишне вмененный.

Полагая, что данное изменение судом предъявленного обвинения предоставляет ему право на реабилитацию, Ш. обратился в суд с соответствующим заявлением, которое постановлением Кировского областного суда от 20 июня 2012 года оставлено без удовлетворения.

Приводя мотивы принятого решения, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в кассационном определении от 5 сентября 2012 года указала следующее.

В соответствии с положениями ст. 133 УПК РФ к лицам, имеющим право на реабилитацию, не относятся, в частности, осужденные, преступные действия которых переквалифицированы или из обвинения которых исключены квалифицирующие признаки, ошибочно вмененные статьи при отсутствии идеальной совокупности преступлений либо в отношении которых приняты иные решения, уменьшающие объем обвинения, но не исключающие его.

Установив по делу в отношении Ш. именно названные обстоятельства, суд мотивированно принял решение об отказе в удовлетворении заявления Ш. о признании за ним права на реабилитацию.

Определение № 10-О12-11

Аналогичное определение вынесено Судебной коллегией 11 октября 2012 года (по делу Б.), кассационное определение № 44-О12-98

Разрешая вопрос о признании права на реабилитацию, суд вышел за пределы своей компетенции

Постановлением следователя от 14 октября 2008 года прекращено уголовное преследование в отношении К. по ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 126 УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Постановлением Брянского областного суда от 15 марта 2012 года в признании К. лицом, имеющим право на реабилитацию, отказано.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по кассационной жалобе К., кассационным определением от 16 мая 2012 года постановление в части отказа в удовлетворении ее заявления о признании за ней права на реабилитацию отменила, производство в этой части прекратила, а постановление в части разрешения требований о возмещении причиненного ей вреда в связи с уголовным преследованием отменила, направив материал на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Как следует их материалов дела, К. обратилась с заявлением о признании права на реабилитацию в связи с прекращением ее уголовного преследования постановлением следователя, в связи с чем просила возместить причиненный ей вред.

Суд, принимая данное заявление к своему производству, не учел, что решение о признании права на реабилитацию, согласно ст. 133 УПК РФ, принимается тем лицом или органом, который вынес соответствующее решение. По данному делу постановление о прекращении уголовного преследования вынесено в стадии предварительного расследования следователем, который при наличии оснований и должен был решать вопрос о признании за К. права на реабилитацию или мотивированно отказать в ее ходатайстве, а законность действий следователя К. вправе обжаловать в порядке главы 16 УПК РФ в суд, который и должен вынести соответствующее решение.

Разрешив по существу вопрос о признании за осужденной права на реабилитацию с отказом ей в этом в порядке главы 18 УПК РФ, суд вышел за пределы своей компетенции и принял решение по неподведомственному ему вопросу, что послужило основанием для отмены постановления и прекращения производства по делу в этой части.

В то же время, суд в соответствии со ст. 135 УПК РФ, независимо от признания за К. права на ее реабилитацию, был обязан рассмотреть ее заявление в части требований о возмещении причиненного ей вреда в связи с необоснованным привлечением ее к уголовной ответственности с вынесением соответствующего решения. Однако решения по указанному вопросу суд не принял, в связи с чем материал в этой части направлен на новое рассмотрение.

Определение № 83-О12-9

Суд необоснованно отказал в признании права на частичную реабилитацию

Приговором Московского городского суда от 8 июня 2005 года А. осужден за совершение преступлений, предусмотренных п. «з» ч. 2 ст. 105, ч.1 ст. 285, ч. 5 ст. 33, п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ.

Вердиктом присяжных в связи с недоказанностью события преступления из обвинения А. исключен эпизод убийства К. из корыстных побуждений, в котором последний обвинялся органами предварительного следствия.

Кроме того, из обвинения А. по эпизоду в отношении потерпевшего Л. исключено как излишне вмененное обвинение по ч. 1 ст. 286 УК РФ.

Осужденный А. обратился в суд с ходатайством о признании за ним права на реабилитацию в части, касающейся его оправдания по п. «з» ч. 2 ст.105 УК РФ, а также в части исключения обвинения по ч. 1 ст. 286 УК РФ.

Постановлением Московского городского суда от 17 января 2012 года в удовлетворении ходатайства отказано.

Отменяя указанное постановление кассационным определением от 10 мая 2012 года, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала следующее.

В соответствии с ч. 2 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеют: подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор; подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения; подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 4 - 6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, осужденный - в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пп.1, 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

По смыслу данной статьи, разъясненному, в частности, в Определении Конституционного Суда РФ от 16 февраля 2006 года № 19-О, УПК РФ не содержит положений, исключающих возможность возмещения вреда лицу, которое было оправдано по приговору суда или в отношении которого было принято решение о прекращении уголовного преследования, на том лишь основании, что одновременно это лицо было признано виновным в совершении другого преступления.

Эти требования закона не учтены судом при рассмотрении заявления А..

Отказывая в удовлетворении заявления А. о признании за ним права на частичную реабилитацию, суд исходил из того, что к лицам, имеющим право на реабилитацию, не относятся подозреваемый, обвиняемый, осужденный, преступные действия которых переквалифицированы, из обвинения которых исключены квалифицирующие признаки или ошибочно вмененные статьи при отсутствии идеальной совокупности преступлений, либо в отношении которых приняты иные решения, уменьшающие объем обвинения, но не исключающие его.

С учетом этого толкования закона судом сделан правильный вывод о том, что исключение из обвинения А. по эпизоду в отношении потерпевшего Л. как излишне вмененной ч. 1 ст. 286 УК РФ, не является основанием для признания за осужденным права на реабилитацию в связи с привлечением его к ответственности по данному закону.

Вместе с тем, вывод суда об отсутствии у А. права на реабилитацию в связи с исключением из его обвинения эпизода убийства на основании вердикта присяжных об отсутствии события данного преступления, что расценено судом как уменьшение объема обвинения, противоречат исследованным доказательствам, из которых следует, что органами предварительного следствия А. обвинялся в совершении двух преступлений, предусмотренных п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в убийстве К. и убийстве Ю.), при этом его действия были квалифицированы по каждому преступлению самостоятельно.

Вердиктом коллегии присяжных событие преступления по умышленному лишению жизни К.признано недоказанным, в связи с чем коллегией был постановлен оправдательный вердикт, а не принято решение об уменьшении объема предъявленного А. обвинения.

Отсутствие в резолютивной части приговора решения об оправдании А. по одному из преступлений, предусмотренных п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (по обвинению в убийстве К.), в связи с оправдательным вердиктом присяжных заседателей, а также осуждение А. за убийство Ю. по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ не лишают его права на частичную реабилитацию.

Данные обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения заявления А., не были учтены судом.

Определение № 5-О12-29

Требования оправданного лица о помещении опровержения на статью, размещенную в СМИ, и принесени извинений его родственникам оставлено без рассмотрения

Приговором Челябинского областного суда от 12 августа 2011 года С. оправдана по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 210 УК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления, и по пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ в связи с неустановлением события преступления, за ней признано право на реабилитацию.

С. обратилась в суд с ходатайством о восстановлении ее прав в связи с реабилитацией, о возмещении морального и имущественного вреда, просила суд обязать государственное обвинение принести ей официальное извинение от имени государства в письменной форме, направить ее родственникам письменное опровержение участия в преступном сообществе, опубликовать в СМИ опровержение на статью от 20 августа 2011 года, как не соответствующую действительности.

Постановлением Челябинского областного суда от 8 августа 2012 года, ходатайство С. удовлетворено частично, на прокурора Челябинской области возложена обязанность по принесению официального извинения С. от имени государства.

В соответствии с нормами ч. 1 ст. 136 УПК РФ прокурор от имени государства приносит официальное извинение реабилитированному за причиненный ему вред. Направление письменных извинений родственникам реабилитированного законом не предусмотрено.

Возмещение морального вреда, согласно ст. 136 УПК РФ, помимо компенсации морального вреда в денежном выражении, предусматривает, в том числе, помещение в средствах массовой информации сообщения о реабилитации, если сведения о применении мер уголовного преследования в отношении реабилитированного были распространены в средствах массовой информации до принятия решения о признании права на реабилитацию.

Из материалов дела следует, что приговор в отношении С. был постановлен 12 августа 2011 года, а статья в газете помещена 20 августа 2011 года. При таких обстоятельствах, суд обоснованно оставил без рассмотрения требования С. о помещении опровержения в газете, поскольку указанное требование является иском о защите чести и достоинства и подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

С учетом изложенного, кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 октябрят 2012 года постановление суда оставлено без изменения.

Определение № 45-О12-96

Аналогичное кассационное определение вынесено Судебной коллегией 23 октября 2012 года (по делу А.) № 48-О12-94.

Ходатайство оправданного лица удовлетворено в части принесения официального извинения прокурором

Приговором Челябинского областного суда от 12 августа 2011 года С. оправдана по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления, и по п. «а» ч. 3 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ в связи с неустановлением события преступления, за ней признано право на реабилитацию.

Постановлением Челябинского областного суда от 10 августа 2012 года частично удовлетворено ходатайство С. о восстановлении ее прав, в котором, в том числе ставился вопрос о получении официального извинения от прокурора, обязании прокурора отдела по поддержанию государственного обвинения прокуратуры Челябинской области принести ей официальное извинение от имени государства лично.

Принимая решение о возложении обязанности по принесению С. официальных извинений от имени государства на прокурора Челябинской области, суд в постановлении указал, что в соответствии с нормами ч. 1 ст.136 УПК РФ прокурор от имени государства приносит официальное извинение реабилитированному за причиненный ему вред; возложение на государственного обвинителя обязанности принести официальное извинение реабилитированному от имени государства лично и публично законом не предусмотрено.

Кассационным определением от 23 октября 2012 года указанное постановление суда оставлено без изменения.

Определение № 48-О12-93

Размер выплат реабилитированному подлежит исчислению с учетом индекса роста потребительских цен

Приговором Верховного суда Республики Карелия от 18 мая 2011 года И. и Ф. были оправданы по предъявленному им обвинению на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей за непричастностью к совершению преступлений.

Оправданный И. и защитник оправданного Ф. – адвокат К. обратились в суд с требованием о возмещении имущественного вреда, причиненного в результате уголовного преследования.

Постановлением Верховного суда Республики Карелия от 21 сентября 2012 года указанные требования удовлетворены частично, постановлено взыскать в пользу И. и Ф. с Министерства финансов РФ за счет казны РФ возмещение заработной платы, расходов на выплату сумм адвокатам за оказание юридической помощи.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по кассационной жалобе Министерства финансов РФ, в которой был поставлен вопрос о необоснованном расчете размера индексации, произведенной судом с учетом несвоевременного обращения оправданных лиц с заявлением, кассационным определением от 28 ноября 2012 года указанное постановление оставила без изменения, указав следующее.

Согласно ч. 2 ст. 135 УПК РФ, реабилитированный вправе обратиться в суд с требованием о возмещении имущественного вреда в течение сроков исковой давности, установленных Гражданским кодексом РФ, со дня получения извещения с разъяснением порядка возмещения вреда.

В соответствии со ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года и заявителями не пропущен.

Исходя из положений ч. 1 ст. 133 и ч. 4 ст. 135 УПК РФ о возмещении вреда реабилитированному в полном объеме и с учетом уровня инфляции, размер выплат, подлежащих возмещению реабилитированному, определяется судом с учетом индекса роста потребительских цен по месту работы или жительства реабилитированного на момент начала уголовного преследования, рассчитанного органами государственной статистики РФ в субъекте РФ на момент принятия решения о возмещении вреда.

При таких данных судом принято обоснованное решение об удовлетворении заявленных требований о возмещении заработной платы, расходов на оплату труда адвоката, иных расходов с индексацией в период с начала уголовного преследования до вынесения судом постановления.

Кроме того, судом правильно признано обоснованным и удовлетворено требование о возмещении расходов, выплаченных в качестве вознаграждения адвокату по подготовке заявления, участия в судебном заседании при рассмотрении вопроса о возмещении имущественного вреда И. и Ф., причиненного уголовным преследованием.

Определение № 75-О12-19

Суд признал право на реабилитацию при отсутствии предусмотренных законом оснований

Постановлением Сахалинского областного суда от 20 мая 2008 года уголовное преследование А. по ст. 222, 223 УК РФ прекращено на основании примечаний к ст. 222, 223 УК РФ в связи с деятельным раскаянием на основании ч. 2 ст. 28 УПК РФ.

Постановлением этого же суда от 28 апреля 2012 года за А. признано право на реабилитацию.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев кассационное представление прокурора и кассационную жалобу Министерства финансов РФ, кассационным определением от 28 ноября 2012 года постановление отменила, направив материалы на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Конституция РФ закрепляет право каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (статья 53), реализация которого гарантируется конституционной обязанностью государства в случае нарушения органами публичной власти и их должностными лицами охраняемых законом прав обеспечивать потерпевшим доступ к правосудию, компенсацию причиненного ущерба (статья 52) и государственную, в том числе судебную, защиту прав и свобод человека и гражданина (статья 45, част. 1; статья 46).

Конституционным гарантиям находящегося под судебной защитой права на возмещение вреда корреспондируют положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод (пункт 5 статьи 5), Протокола № 7 к данной Конвенции (статья 3) и Международного пакта о гражданских и политических правах (подпункт «а» пункта 3 ст. 2, пункт 5 статьи 9 и пункт 6 статьи 14), закрепляющие право на компенсацию, принадлежащее каждому, кто стал жертвой незаконного ареста, заключения под стражу или осуждения за преступление, если вынесенный ему приговор был впоследствии отменен или ему было даровано помилование на том основании, что какое-либо новое или вновь обнаруженное обстоятельство неоспоримо доказывает наличие судебной ошибки.

Согласно ч. 2 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеют: подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор; подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения; подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 4 - 6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, осужденный - в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пп.1, 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

В соответствии с ч. 3 ст. 133 УПК РФ право на возмещение вреда имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по делу.

Из представленных материалов следовало, что предусмотренных законом оснований возникновения права на реабилитацию у А. не имелось, уголовное преследование в отношении него прекращено по основаниям, не указанным в п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ.

Согласно материалам дела суд прекратил уголовное преследование в связи с деятельным раскаянием, при этом, мотивируя принятое решение, суд указал, что при установлении на предварительном следствии обстоятельств в отношении А., связанных с добровольной выдачей им оружия, признанных судом в постановлении от 20 мая 2008 года, уголовное дело в отношении него по ч. 2 ст. 223, ч. 1 ст. 223 и ч. 1 ст. 222 УК РФ не могло быть возбуждено, и он не должен был подвергаться мерам процессуального принуждения, связанным с привлечением к уголовной ответственности по данным статьям УК РФ.

Указанное решение принято судом на основе расширительного толкования положений ч. 2 ст. 133 УПК РФ, которые не предусматривают такого реабилитирующего основания прекращения уголовного преследования, как деятельное раскаяние.

При таких обстоятельствах, постановление суда признано не отвечающим требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ.

Определение № 64-О12-7

Суд необоснованно отказал реабилитированному лицу в возмещении выплат, связанных с расходами на проезд адвоката в связи с его участием в судебном заседании кассационной инстанции

Приговором Верховного Суда Республики Коми от 19 апреля 2012 года Ю. оправдан по предъявленному обвинению по ст. 316, ч. 1 ст. 166 УК РФ на основании п. 2 ч. 2 ст. 302, п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ и за ним признано право на реабилитацию.

Заявление Ю. о производстве ему выплат в возмещение имущественного вреда, в том числе сумм, выплаченных адвокату за оказание юридической помощи, и расходов на проезд адвоката до г. Москвы и обратно в связи с участием в судебном заседании суда кассационной инстанции, постановлением Верховного Суда Республики Коми от 28 августа 2012 года оставлено без удовлетворения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 ноября 2012 года постановление суда отменено, материалы направлены на новое рассмотрение.

Принимая данное решение, судебная коллегия указала следующее.

В соответствии со ст. 133, 135 УПК РФ вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме и включает в себя, в том числе, возмещение сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи и иных расходов.

По смыслу указанного закона, суммы, выплаченные реабилитированному за оказание ему юридической помощи, а также иные расходы, подлежат возмещению в полном объеме, если данные расходы подтверждены достаточными доказательствами.

Из материалов дела следует, что, заявляя требования о возмещении расходов на оплату услуг адвоката, Ю. представил суду соглашения об оказании ему юридической помощи адвокатом Л., квитанцию к приходно-кассовому ордеру о внесении им в кассу коллегии адвокатов вознаграждения на основании данных соглашений с адвокатом.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд исходил из того, что соглашения между адвокатом и доверителем были составлены с нарушением требований Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», вместе с тем, по смыслу положений ст.133, 135 УПК РФ возмещение реабилитированному сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи и подтвержденных соответствующими финансовыми документами, не может быть поставлено в зависимость от правильности оформления адвокатом договора об оказании юридической помощи, на основании которого произведены эти выплаты.

Как указала Судебная коллегия, нельзя признать обоснованным также и решение суда в части отказа в удовлетворении требований Ю. о возмещении ему денежных средств, израсходованных на приобретение авиабилетов для адвоката Л..

Принимая решение об отказе в удовлетворении данных требований Ю., суд сослался в постановлении на отсутствие между Ю. и адвокатом Л. соответствующего договора, а также на то, что компенсация адвокату расходов на приобретение авиабилетов подлежала обязательному внесению в кассу адвокатского образования.

Однако при этом суд не дал оценки доводам Ю. о том, что в своем заявлении он просил о возмещении ему не выплаченной адвокату Л. компенсации понесенных адвокатом расходов на приобретение авиабилетов, а стоимости приобретенных им лично для этого адвоката авиабилетов до г.Москвы и обратно, где тот принимал участие в судебном заседании суда кассационной инстанции по его делу.

С учетом изложенного, решение суда об отказе в возмещении Ю. сумм, выплаченных им адвокату за оказание юридической помощи, по приведенным в постановлении основаниям признано необоснованным.

Определение № 3-О12-22

Требования о выплате утраченного заработка, который мог быть получен лицом в случае нахождения его на более высокой должности, признаны необоснованными

Приговором Кемеровского областного суда от 10 августа 2011 года Б. оправдан по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления, за ним признано право на реабилитацию. В рамках этого же дела в отношении Б. определением от 16 февраля 2011 года прекращено уголовное преследование по обвинению его в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ, за отсутствием состава преступления.

Б. обратился в Кемеровский областной суд с заявлением о возмещении ему имущественного вреда, в котором просил взыскать в его пользу утраченную заработную плату, произвести перерасчет пенсии.

Постановлением от 17 сентября 2012 года требования Б. о возмещении вреда в порядке реабилитации удовлетворены частично.

В кассационной жалобе Б. указывал, что, по его мнению, его денежное содержание за период содержания под стражей и пенсия должны быть взысканы исходя из должности заместителя начальника отделения милиции, которую он занимал до его понижения в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела.

Кассационным определением Судебной коллегий по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 декабря 2012 года постановление оставлено без изменения.

Отказывая в удовлетворении жалобы Б., судебная коллегия указала, что перемещение Б. с должности заместителя начальника отделения милиции ОВД производилось руководством ГУВД в порядке проверки служебного соответствия занимаемой должности на основании действовавших норм о прохождении службы в органах внутренних дел и не связано с уголовным преследованием Б., на период начала уголовного преследования в отношении Б. он уже полгода работал в должности оперуполномоченного ОУР УВД, в связи с чем оснований полагать, что перемещение Б. с должности заместителя начальника отделения милиции явилось результатом уголовного преследования в отношении него и относится к обстоятельствам, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 135 УПК РФ, у суда не имелось.

Доказательств того, что последующие перемещения Б. по службе (на должность дознавателя, участкового уполномоченного милиции) до увольнения его из органов внутренних дел – связаны с осуществлением в отношении него уголовного преследования – Б. в суд представлено не было.

Иных обоснований возмещения имущественного вреда, исходя из должности заместителя начальника отделения милиции, Б. заявлено не было.

Определение № 81-О12-84

Требования о взыскании сумм, выплаченных адвокату иным лицом, не подлежат удовлетворению

Приговором Оренбургского областного суда от 26 января 2011 года М. осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 126 УК РФ, определением этого же суда от 26 января 2011 года уголовное дело в отношении М. по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ, прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения, то есть за отсутствием состава данного преступления.

Заявление М. о признании за ним права на реабилитацию и возмещение имущественного вреда в связи с прекращением уголовного дела по п. «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ постановлением Оренбургского областного суда от 2 октября 2012 года оставлено без удовлетворения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ от 11 декабря 2012 года указанное постановление оставлено без изменения по следующим основаниям.

По смыслу ч. 1 ст. 134, ч. 2 ст. 133 УПК РФ к лицам, имеющим право на реабилитацию, не относятся осужденные, из обвинения которых исключены квалифицирующие признаки преступления либо в отношении которых приняты иные решения, уменьшающие объем обвинения.

Согласно п. 4 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 29 ноября 2011 года № 17 «О практике применения судами норм главы 18 УПК РФ, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве», к лицам, имеющим право на реабилитацию, указанным в ч. 2 ст. 133 УПК РФ, не относятся, в частности, подозреваемый, обвиняемый, осужденный, преступные действия которых переквалифицированы или из обвинения которых исключены квалифицирующие признаки, ошибочно вмененные статьи при отсутствии идеальной совокупности преступлений либо в отношении которых приняты иные решения, уменьшающие объем, но не исключающие его.

Как следует из представленных материалов, М. обвинялся по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ и п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ за то, что, имея единый преступный умысел, группой лиц по предварительному сговору совершил действия, связанные с незаконным перемещением потерпевшего в безлюдное место за пределы поселка, и его убийство. При этом уголовное дело в отношении М. по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ было прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения, то есть за отсутствием состава данного преступления и за все указанные действия М. был признан виновным и осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Таким образом, суд, уменьшив объем обвинения, квалифицировал все действия М. одним составом.

В связи с отсутствием реабилитирующих оснований суд обоснованно отказал М. в удовлетворении его права на реабилитацию и возмещение имущественного вреда.

При таких данных, оснований для частичного возмещения средств, затраченных на оплату услуг адвоката, осуществлявшего защиту М. по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ, у суда не имелось.

Кроме того, положениями ч. 1 ст. 50 УПК РФ предусматривается приглашение защитника как самим подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, так и другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого.

По данному делу соглашение с адвокатом на защиту интересов М. было заключено его матерью.

Согласно п. 4 ч. 1 ст. 135 УПК РФ возмещение реабилитированному имущественного вреда включает в себя возмещение сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи, и не предусматривает возмещение другому лицу, фактически понесшему указанные расходы.

Установлено, что суммы, выплаченные адвокату за оказание юридической помощи, были оплачены не самим М., а его матерью.

При этом доказательств, подтверждающих, что М. расплатился за понесенные расходы, не представлено. С учетом этого суд обоснованно отказал М. в возмещении имущественного вреда в связи с необоснованным уголовным преследованием.

Определение № 14-О12-55

Решение суда об отказе в возмещении расходов, связанных с приобретением продуктов в период содержания под стражей, и средств, потраченных на бензин, признано законным

Приговором Тюменского областного суда от 5 апреля 2012 года Д. признан невиновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст.290 УК РФ на основании п. 1 ч. 2 ст.302 УПК РФ в связи с не установлением события преступления.

Постановлением Тюменского областного суда от 22 ноября 2012 года требования Д, о возмещении имущественного и морального вреда, восстановлении трудовых прав удовлетворено частично.

В кассационной жалобе реабилитированный Д. ставил вопрос, в том числе, о необоснованном отказе в удовлетворении требований о восстановлении трудовых прав, возмещении средств, потраченных на питание в период незаконного содержания в СИЗО, и возмещении денежных средств, потраченных на бензин для поездки за необходимыми документами.

Признавая решение суда об отказе в возмещении расходов, связанных с приобретением продуктов питания в период содержания Д. под стражей, а также средств, потраченных на бензин, законным и обоснованным, Судебная коллегия в кассационном определении от 29 января 2013 года указала, что под возмещением иных расходов в порядке реабилитации, согласно п. 5 ч. 1 ст. 135 УПК РФ следует понимать такие расходы, которые не могли быть понесены лицом, не будучи привлеченным к уголовной ответственности.

Согласно Федеральному закону от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», подозреваемые и обвиняемые обеспечиваются питанием, достаточным для поддержания здоровья и сил по нормам, определяемым Правительством Российской Федерации.

Данных о том, что эти требования закона при содержании под стражей Д. не соблюдались, суду представлено не было.

Приобретение обвиняемым дополнительных продуктов питания, предметов первой необходимости, других промышленных товаров, а также получение передач, является его правом в соответствии с вышеназванным Законом.

Однако данное обстоятельство не свидетельствует о том, что реализуя это право, обвиняемый несет расходы, которые по смыслу ст. 135 УПК РФ относятся к иным расходам, подлежащим возмещению в случае возникновения у них права на реабилитацию.

Определение № 89-О13-2

Вопрос о размере процессуальных издержек, подлежащих взысканию с каждого из осужденных, подлежит рассмотрению одновременно с постановлением приговора

Приговором Самарского областного суда от 6 апреля 2010 года М. осужден по ч. 2 ст. 210 УК РФ, оправдан по п. п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления. Этим же приговором К. осужден: по ч. 1 ст. 210, п. «а» ч. 3 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30, п. п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1, ч. 1 ст. 30, п. п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, он же оправдан по п. п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ ввиду непричастности к совершению преступления.

Постановлено взыскать с М. и К. в соответствии с ч. 2 ст. 132 УПК РФ процессуальные издержки, связанные с оплатой труда адвокатов, участвовавших в уголовном деле по назначению суда.

На основании постановления судьи Самарского областного суда от 12 апреля 2010 года установлен размер процессуальных издержек, связанных с оплатой труда адвокатов, подлежащих взысканию с каждого из указанных лиц.

Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 14 марта 2012 года судебные решения в части взыскания с М. и К. процессуальных издержек, а также постановление судьи от 12 апреля 2010 года отменены по следующим основаниям.

Согласно п. 13 ч. 1 ст. 299, п. 3 ч. 1 ст. 309 УПК РФ, при постановлении приговора суд разрешает вопросы, касающиеся, в том числе, на кого и в каком размере должны быть возложены процессуальные издержки; в резолютивной части приговора должно содержаться, в частности, решение о распределении процессуальных издержек.

В соответствии с ч. 1 ст. 131 УПК РФ суммы, выплачиваемые адвокату за оказание им юридической помощи в случае участия адвоката в уголовном судопроизводстве по назначению, относятся к процессуальным издержкам, которые возмещаются за счет средств федерального бюджета либо средств участников уголовного судопроизводства.

Исходя из положений ст. 132 УПК РФ, при оправдании подсудимого по одной из статей предъявленного обвинения либо исключении одного или нескольких эпизодов процессуальные издержки, связанные с этим обвинением, принимаются на счет государства.

В силу ч. 6 ст. 132 УПК РФ процессуальные издержки возмещаются за счет средств федерального бюджета в случае имущественной несостоятельности лица, с которого они должны быть взысканы. Суд вправе освободить осужденного полностью или частично от уплаты процессуальных издержек, если это может существенно отразиться на материальном положении лиц, которые находятся на иждивении осужденного.

По настоящему делу эти требования закона не выполнены.

Как усматривается из материалов дела, в судебном разбирательстве по назначению суда защиту М. осуществляли адвокаты А. и Д., защиту К. - адвокат Мал.. Названным адвокатам из средств федерального бюджета на основании постановлений судьи выплачены соответствующие суммы.

В приговоре от 6 апреля 2010 г. суд постановил, что выплаченные адвокатам суммы должны быть взысканы с М. и К.. Однако при этом не разрешил вопрос о размере процессуальных издержек, подлежащих взысканию с каждого из осужденных, и не отразил свое решение по этому вопросу в резолютивной части приговора.

Позднее (12 апреля 2010 г.) судья вынес постановление, в котором указал, какие суммы подлежат взысканию с каждого из осужденных.

Между тем положения уголовно-процессуального закона не предусматривают возможность раздельного разрешения судом вопроса о размере процессуальных издержек.

В порядке ст. 397 УПК РФ вопрос о процессуальных издержках может быть разрешен лишь в тех случаях, когда этот вопрос не был решен при вынесении приговора.

Постановление № 399-П11

Президиум краевого суда необоснованно взыскал процессуальные издержки с лица, поскольку в обжалуемой части приговор был отменен

Постановлением Забайкальского краевого суда от 2 февраля 2012 года приговор Ингодинского районного суда г. Читы от 1 ноября 2010 года в части осуждения П. по ч. 2 ст. 222 УК РФ отменен, уголовное дело прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24, п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ в связи с отсутствием состава преступления.

Постановлено процессуальные издержки, связанные с оплатой услуг адвоката К., взыскать с П..

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ от 17 октября 2012 года постановление президиума Забайкальского краевого суда в части взыскания с П. процессуальных издержек, связанных с оплатой труда адвоката, отменено.

В обоснование принятого решения Судебная коллегия указала следующее.

Как следует из материалов дела, интересы П. в заседании суда надзорной инстанции по назначению представлял адвокат К..

В соответствии с п. 5 ч. 2 ст. 131 УПК РФ суммы, выплачиваемые адвокату за оказание им юридической помощи в случае участия адвоката в уголовном судопроизводстве по назначению, относятся к процессуальным издержкам.

Согласно ч. 1 ст. 32 УПК РФ процессуальные издержки взыскиваются с осужденного или возмещаются за счет средств федерального бюджета.

В своей надзорной жалобе в президиум Забайкальского краевого суда П.. просил исключить из его осуждения ч. 2 ст. 222 УК РФ и приводил доводы в обоснование этого. Президиум доводы осужденного признал обоснованными и приговор в части осуждения П. по ч. 2 ст. 222 УК РФ отменил за отсутствием в его действиях состава преступления, за осужденным было признано право на реабилитацию. Одновременно президиумом было принято решение произвести оплату труда адвоката К. за защиту интересов П. в суде надзорной инстанции из средств федерального бюджета и указанную сумму взыскать с осужденного.

Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 12 ноября 2008 года № 1074-О-П указал, что, конкретизируя конституционные положения о праве на бесплатную юридическую помощь в предусмотренных законом случаях и о защите права собственности, законодатель урегулировал в УПК РФ как порядок и условия обеспечения обвиняемому права на помощь защитника (адвоката), в том числе, по назначению (ст. ст. 16, 47 и 49 - 52 УПК РФ), так и возможность освобождения обвиняемого от возмещения расходов на оплату труда адвоката в случаях отказа от его помощи, реабилитации обвиняемого или его имущественной неприкосновенности (ч. ч. 4 - 6 ст. 132 УПК РФ).

Согласно ч. 5 ст. 132 УПК РФ в случае реабилитации лица процессуальные издержки возмещаются за счет средств федерального бюджета.

Поскольку рассмотрение уголовного дела судом надзорной инстанции проведено только в рамках обвинения П. по ч. 2 ст. 222 УК РФ, которое было исключено из приговора и за осужденным признано право на реабилитацию, Судебная коллегия признала, что решение президиума о взыскании с П. судебных издержек противоречит требованиям закона.

Определение № 72-Д12-11

При решении вопроса о взыскании процессуальных издержек, связанных с вознаграждением адвокату, суд не исследовал обстоятельства, необходимые для принятия законного решения

Приговором Кемеровского областного суда от 10 августа 2011 года З. признан виновным и осужден по ч. 2 ст. 209, ч. 3 ст. 30 - п. п. «ж», «з» ч. 2 ст.105 УК РФ.

Этим же приговором он освобожден от уголовной ответственности: по ч. 1 ст. 203 УК РФ на основании ст. 78 УК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, а также по п. п. «а», «ж» ч. 2 ст. 126 УК РФ - на основании примечания к ст. 126 УК РФ.

Постановлением Кемеровского областного суда от 29 июня 2012 года признано наличие оснований для частичного освобождения З. от уплаты процессуальных издержек.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 ноября 2012 года указанное постановление отменено, материалы направлены на новое рассмотрения в связи со следующим.

Ранее, 29 ноября 2011 года, Кемеровским областным судом выносилось постановление о взыскании с З. процессуальных издержек.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда от 8 февраля 2012 года это постановление было отменено и дело направлено на новое судебное рассмотрение, при этом суд кассационной инстанции обратил внимание на то, что З. освобожден от уголовной ответственности по определенным статьям УК РФ, на необходимость обсуждения доводов осужденного, изложенных в жалобе, о его семейном положении, состоянии здоровья, отказе от защитника, несогласии с произведенными расчетами по оплате услуг защитника.

Вместе с тем, как следует из протокола судебного заседания, при новом рассмотрении, материалы дела в части данных о семейном и материальном положении З. не исследовались, его доводы об отсутствии заработка, его имущественной несостоятельности, семейных обстоятельствах остались без оценки.

Кроме того, в постановлении не приведено данных о том, заявлял ли З. отказ от защитника.

Таким образом, судом не исследованы и не оценены обстоятельства, подлежащие выяснению при принятии решения о взыскании процессуальных издержек, в том числе об имущественной состоятельности осужденного, его семейном и материальном положении, наличии или отсутствии отказа от услуг защитника.

В постановлении не приведены и данные в обоснование правильности расчета взыскиваемой общей суммы процессуальных издержек, не ясно, за услуги каких конкретных адвокатов и на основании каких конкретных решений они выплачены.

Не приведено в постановлении и данных о том, что З. является осужденным по конкретным статьям УК РФ, что является основанием согласно ст. 132 УПК РФ к обсуждению вопроса о взыскании с него процессуальных издержек.

Отсутствуют в постановлении данные о том, что З. освобожден от уголовной ответственности, помимо ч. 1 ст. 203 УК РФ, и по п. п. «а», «ж» ч.2 ст. 126 УК РФ на основании примечания к ст. 126 УК РФ.

Кроме того, как следует из протокола судебного заседания, в судебном заседании Кемеровского областного суда при новом рассмотрении дела в этой части осужденный З. и его защитник не участвовали, постановлено провести судебное заседание в отсутствие З. на основании его заявления, и дело в части разрешения вопроса о взыскании процессуальных издержек рассмотрено судом с участием государственного обвинителя.

Таким образом, вопрос о рассмотрении дела в части взыскания процессуальных издержек в отсутствие самого осужденного разрешен без выяснения наличия или отсутствия у него документов, подтверждающих его доводы об имущественном положении, без обсуждения возможности рассмотреть данное конкретное дело при сложившихся конкретных обстоятельствах и разрешить по существу вопрос об освобождении осужденного от возмещения процессуальных издержек в его отсутствие.

Между тем, согласно правовой позиции Конституционного Суда, изложенной им в определении от 12 ноября 2008 года N 1074-О-П, вопрос о наличии оснований для освобождения лица от возмещения процессуальных издержек должен быть самостоятельным предметом судебного разбирательства, и осужденному должна быть предоставлена возможность довести до суда свою позицию по поводу суммы взыскиваемых издержек и своего имущественного положения.

Указанные нарушения требований закона явились основанием для отмены постановления.

Определение № 81-О12-75

Суд необоснованно снизил размер оплаты труда адвоката за дни посещения им подсудимого в СИЗО

Действующий Порядок расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия или суда, не ставит решение вопроса об оплате труда адвоката по конкретному уголовному делу в зависимость от характера оказываемой защитником юридической помощи. В связи с этим посещение адвокатом подсудимого в СИЗО должно оплачиваться так же, как и его участие в судебном заседании по данному делу, а участие в судебном заседании в порядке ст. 397 УПК РФ – как участие в рассмотрении уголовного дела по существу.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Магаданского областного суда от 14 января 2009 года заявление адвоката Ш. об оплате его труда по защите осужденного Б. удовлетворено частично и оплата его труда за дни посещения подсудимого в СИЗО произведена из расчета 298 рублей 37 копеек за один день с учетом районного коэффициента и процентных надбавок. Оплата труда адвоката за ознакомление с материалами уголовного дела и за участие в судебном заседании произведена в большей размере исходя из подсудности уголовного дела и его сложности.

Решение об оплате труда адвоката за дни посещения им подсудимого в СИЗО в меньшем размере судебная коллегия обосновала тем, что посещение адвокатом своего подзащитного в следственном изоляторе не может быть приравнено к участию адвоката в судебном заседании или ознакомлению с материалами дела.

Признав такое решение суда не соответствующим как примененному самим судом Порядку расчета оплаты труда адвоката, так и положениям ст.53 УПК РФ, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ определением от 26 августа 2010 года отменила постановление и направила материал на новое судебное разбирательство.

Определение N 93-О10-11

Процессуальные издержки, связанные с оплатой труда адвоката при рассмотрении вопросов в отношении невменяемых в порядке исполнения приговора, подлежат взысканию в том же размере, что и при рассмотрении дела

Постановлением Суздальского районного суда Владимирской области от 18 мая 2009 г. заявление адвоката Е. об оплате ее труда по защите интересов Л. при рассмотрении ходатайства администрации Владимирской областной психиатрической больницы N 4 о продлении принудительного лечения Л. в психиатрическом стационаре специализированного типа удовлетворено из расчета 298 рублей 37 копеек за один день.

Такой минимальный размер оплаты одного дня труда адвоката согласно подп. 4 п. 3 Порядка расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, утвержденного приказом Министерства юстиции Российской Федерации и Министерства финансов Российской Федерации от 15 октября 2007 г. N 199/87н, установлен по иным делам, не предусмотренным подп. 1 - 3 этого же пункта.

Между тем в соответствии с подп. 3 п. 3 указанного Порядка размер оплаты труда защитника по уголовным делам в отношении подозреваемых, обвиняемых (подсудимых), которые в силу физических или психических недостатков не могут самостоятельно осуществлять свое право на защиту, составляет 550 рублей за один день.

Районный суд, ошибочно полагая, что подп. 3 п. 3 данного Порядка предусматривает оплату труда адвоката лишь по уголовным делам, а не по рассматриваемым в порядке исполнения приговора ходатайствам, счел невозможным его применение по данному материалу, что не основано на законе.

В связи с этим Судебная коллегия отменила постановление и последующие судебные решения и направила материал на новое судебное разбирательство.

Определение N 86-Д10-9

Взыскание с осужденного процессуальных издержек, связанных с возмещением расходов защитнику, по делу, рассмотренному в установленном гл. 40 УПК РФ порядке, признано незаконным

По приговору Угличского районного суда Ярославской области от 24 марта 2005 г. с учетом изменений, внесенных постановлением президиума Ярославского областного суда от 11 января 2006 г., Б. осужден за совершение совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 158, п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 158, п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, к 3 годам лишения свободы. Постановлено взыскать с Б. процессуальные издержки, связанные с возмещением расходов защитнику, в размере 2 700 рублей.

В надзорной жалобе, адресованной Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, Б. просил отменить состоявшиеся в отношении его судебные решения, считая их незаконными в части, касающейся разрешения вопроса о взыскании процессуальных издержек.

Судебная коллегия изменила приговор суда и постановление президиума, исключила из них указание на взыскание процессуальных издержек с Б. в размере 2 700 рублей в доход государства, поскольку дело судом первой инстанции было рассмотрено в установленном гл. 40 УПК РФ порядке, а в соответствии с ч. 10 ст. 316 УПК РФ по делам, рассмотренным в таком порядке, процессуальные издержки, предусмотренные ст. 131 УПК РФ, взысканию с подсудимого не подлежат.

Определение N 8-Д11-1

В судебном решении должны быть указаны сведения, исходя из которых произведен расчет сумм, подлежащих взысканию в качестве процессуальных издержек.

Самарский областной суд 19 октября 2010 г. вынес постановление о взыскании с осужденных З.В., З.А., Т., Р., С., Ж., Г., Н. и Ф. солидарно в качестве процессуальных издержек расходов, связанных с вызовом в суд граждан в качестве свидетелей и потерпевших, в сумме 5 499 рублей 70 копеек.

В кассационных жалобах осужденные Т. и Р., ставя вопрос об отмене постановления, ссылались, в частности, на то, что они не имеют отношения к данным издержкам, поскольку свидетели и потерпевший вызывались в суд в связи с обвинением в отношении других осужденных.

Отменяя постановление суда и направляя дело на новое судебное рассмотрение, Судебная коллегия указала следующее.

В силу ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановление судьи должно быть законным, обоснованным и мотивированным, в нем наряду с другими обстоятельствами должны быть приведены мотивы решения суда о взыскании с осужденных той или иной суммы процессуальных издержек.

В обжалуемом постановлении не приведено сведений, исходя из которых произведен расчет взысканной с осужденных суммы денег.

Таким образом, решение о сумме взысканных процессуальных издержек ничем не мотивировано.

Исходя из изложенного, а также в связи с другими нарушениями уголовно-процессуального закона, допущенными при вынесении данного постановления, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала его незаконным, необоснованным и немотивированным.

Определение N 46-О11-34

В нарушение ст. 63 УПК РФ вопрос о взыскании процессуальных издержек рассмотрен судьей, ранее выносившим решение по этому же вопросу, после отмены вынесенного им постановления

Постановлением судьи Красноярского краевого суда от 13 мая 2010 г. с осужденного Л. взысканы процессуальные издержки за оплату труда адвоката в сумме 5 375 руб. 75 коп. и 86 460 руб.

Обжалуя постановление судьи, осужденный в своей кассационной жалобе, в частности, указал на вынесение постановления судьей, решение которого по этому же вопросу ранее было отменено.

Судебная коллегия, исходя из положений ст. 63 УПК РФ и правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации относительно повторного участия судьи в деле, признала доводы Л. о незаконном составе суда обоснованными, отменила постановление судьи и направила материал на новое судебное разбирательство.

Основанием принятого Судебной коллегией решения явилось наличие вынесенного тем же судьей Красноярского краевого суда ранее, 28 апреля 2009 г., постановления о взыскании с Л. в доход федерального бюджета расходов по оплате труда адвоката Г. Оспаривая законность указанного постановления судьи, Л. ссылался на нарушение своего процессуального права на участие в судебном заседании при рассмотрении данного вопроса. Кроме того, осужденный полагал, что расходы на услуги адвоката, назначенного ему судом в порядке ст. ст. 47 и 51 УПК РФ при отсутствии его ходатайства об этом, должны оплачиваться из средств федерального бюджета и не должны возмещаться им самим.

Данное решение было отменено определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 марта 2010 г. с направлением материала на новое судебное разбирательство.

При таких обстоятельствах рассмотрение вопроса о взыскании процессуальных издержек с осужденного, выражавшего с этим несогласие, судьей, которым уже принималось решение по существу, не соответствует требованиям и смыслу уголовно-процессуального закона.

Определение N 53-О10-61

Поскольку вопрос о взыскании процессуальных издержек в соответствии с п. 13 ч. 1 ст. 299 УПК РФ входит в число разрешаемых судом при постановлении приговора вопросов, он подлежит исследованию в судебном заседании

По приговору Самарского областного суда от 24 ноября 2009 г. с Ж. и других осужденных постановлено взыскать процессуальные издержки, связанные с оплатой труда адвокатов, участвовавших в уголовном деле по назначению суда.

Проверив материалы уголовного дела, Судебная коллегия Верховного Суда РФ установила, что согласно протоколу судебного заседания вопрос о взыскании процессуальных издержек с осужденных в судебном заседании фактически не обсуждался. В частности, суд не исследовал вопрос об имущественной несостоятельности осужденного Ж. в порядке ч. 6 ст. 131 УПК РФ, на что Ж. обоснованно обратил внимание в своей кассационной жалобе, ссылаясь на имеющееся в деле заявление, в котором им указывалось на наличие данного обстоятельства. На этом же в ходе производства по делу акцентировали внимание суда и другие осужденные, что требовало соответствующей оценки.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в ряде решений, в том числе в определении от 12 ноября 2008 г. N 1074-О-П, вопрос о взыскании процессуальных издержек с осужденного должен решаться на основе общих принципов и правил, действующих в стадии судебного разбирательства, то есть с участием заинтересованного лица, которое имеет право выразить свое мнение по вопросу о возмещении расходов, связанных с оплатой труда адвоката, участвующего в деле по назначению.

Поскольку рассмотрение судом указанного вопроса произведено без участия осужденных, Судебная коллегия отменила приговор в части взыскания процессуальных издержек со всех осужденных и направила дело в этой части на новое судебное разбирательство.

Определение N 46-О10-54

В состав процессуальных издержек в виде сумм, выплачиваемых адвокату-защитнику, участвующему в уголовном деле по назначению, входят, в частности, расходы, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи вне судебного заседания, в том числе в помещении СИЗО

По уголовному делу в отношении М. и других, находящемуся в стадии судебного разбирательства, постановлением Ростовского областного суда от 2 августа 2010 г. заявление адвоката Р. о выплате ему за июль 2010 г. из средств федерального бюджета 9 548 руб. за восемь дней участия в судебных заседаниях и 3 580 руб. 50 коп. за два дня работы в следственном изоляторе и за один день ознакомления с материалами дела удовлетворено частично: удовлетворено в части выплаты 9 548 руб. и оставлено без удовлетворения в части выплаты 3 580 руб. 50 коп.

Отказывая в удовлетворении заявленных адвокатом Р. требований, судья в своем постановлении указал, что «в мае, июне, июле 2010 г. судебные заседания по настоящему делу в каждом случае носили непродолжительный характер, заканчивались к 12-13 часам, никаких препятствий адвокатам для ознакомления с материалами уголовного дела, оказания необходимой помощи подсудимым после окончания судебных заседаний в дни, работа в которые судом оплачена, не имелось».

Признавая решение суда об отказе в удовлетворении заявления адвоката об оплате трех дней незаконным, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала в своем определении следующее.

Исходя из положений ст. 53 УПК РФ, адвокат, участвуя в уголовном деле в качестве защитника, правомочен отстаивать законные интересы своего доверителя не только в судебном заседании, но и во всем уголовном судопроизводстве. Порядок расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, в зависимости от сложности уголовного дела, утвержденный приказом Министерства юстиции Российской Федерации и Министерства финансов Российской Федерации от 15 октября 2007 г. N 199/87н, не содержит запрета на оплату юридической помощи, оказанной адвокатом вне судебного заседания, в том числе и в помещении СИЗО. Напротив, из этого нормативного акта следует, что оплачивается участие адвоката во всем уголовном судопроизводстве по назначению, и время его занятости исчисляется в днях, во время которых адвокат выполнял поручения в интересах своего подзащитного.

В связи с этим Судебная коллегия направила материал на новое судебное разбирательство, указав на необходимость проверки достоверности сведений об оказанной адвокатом Р. юридической помощи подзащитному М. 7, 14 и 15 июля 2010 г.

Определение N 41-О10-129

Пункт 13 части 4 статьи 47 УПК РФ предоставляет осужденному право снимать, в том числе и с помощью технических средств, копии с материалов уголовного дела за свой счет. Действующее законодательство не предусматривает предоставление осужденному копии всего уголовного дела за счет государства.

Осужденный Р., отбывающий наказание в исправительной колонии, обратился в областной суд с ходатайством о предоставлении ему копии всех материалов уголовного дела, а также об освобождении его от уплаты государственной пошлины на основании п. 20 ст. 333.36 Налогового кодекса РФ.

Областной суд отказал осужденному Р. в удовлетворении данного ходатайства.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации оставила постановление суда без изменения, мотивировав свое решение следующим.

Как видно из материалов дела, суд по заявлениям Р. неоднократно высылал ему копии документов: 4 копии приговора областного суда, 2 копии кассационного определения, копии протоколов осмотра места происшествия и заключения экспертов на 9 листах. Р. также получил копию протокола судебного заседания.

Копии приговора суда, копии кассационного определения, копии заключения экспертизы получало и доверенное лицо Р.

Данное уголовное дело состоит из трех томов на более чем семистах страницах.

Отказывая Р. в удовлетворении его заявления, суд разъяснил, что он может ознакомиться с материалами уголовного дела в полном объеме, сняв за свой счет копии с имеющихся в деле интересующих его документов, в том числе с помощью технических средств, но не самостоятельно, поскольку как УПК РФ, так и УИК РФ не предусматривают возможности обеспечения его доставки в суд для реализации такого права, а через своих представителей - своего адвоката либо через иного доверенного лица.

Определение N 6-О10-31

Неизвещение осужденного о дате, месте и времени рассмотрения вопроса о взыскании процессуальных издержек, связанных с оплатой труда адвоката за его участие в рассмотрении материала в установленном ст. ст. 396, 397 УПК РФ порядке, повлекло отмену постановления

26 мая 2010 г. Алтайский краевой суд рассмотрел в установленном ст. ст. 396, 397 УПК РФ порядке заявление С., осужденного по приговору Алтайского краевого суда от 24 декабря 2003 г. к наказанию в виде лишения свободы, о зачете ему в срок наказания 6 дней содержания под стражей. В судебном заседании принимали участие осужденный С. и назначенный ему судом адвокат.

На следующий день, 27 мая 2010 г., Алтайский краевой суд в отсутствие осужденного вынес постановление об оплате участия защитника в судебном заседании 26 мая 2010 г. и взыскании с С. в регрессном порядке этой суммы.

Поскольку осужденный в судебное заседание, в котором разрешался вопрос о взыскании процессуальных издержек, не вызывался, о дате, месте и времени рассмотрения данного вопроса не уведомлялся и, соответственно, не мог довести до суда свою позицию, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила постановление от 27 мая 2010 г. и направила материал на новое судебное разбирательство.

Определение N 51-О10-58

В соответствии с ч. 4 ст. 132 УПК РФ, если подозреваемый или обвиняемый заявил об отказе от защитника, но отказ не был удовлетворен и защитник участвовал в уголовном деле по назначению, то расходы на оплату труда адвоката возмещаются за счет средств федерального бюджета

По приговору Тамбовского областного суда от 17 ноября 2009 г. Ж. осуждена по ч. 2 ст. 303 УК РФ, Б. осужден по ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 303 УК РФ.

19 ноября 2009 г. Тамбовский областной суд постановил взыскать с осужденной Ж. процессуальные издержки в сумме 14 322 рубля за участие в судебном заседании адвоката С.М.

20 ноября 2009 г. Тамбовский областной суд постановил взыскать с осужденного Б. процессуальные издержки в сумме 13 128 рублей 50 копеек за участие в судебном заседании адвоката С.С.

Однако Судебная коллегия установила, что Ж. и Б. в судебном заседании отказались от защитников, в связи с чем адвокаты С.М. и С.С. участвовали в деле по назначению суда.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия, сославшись на положения ч. 4 ст. 132 УПК РФ, отменила постановления об оплате труда адвоката в части взыскания процессуальных издержек с осужденных Ж. и Б.

Определение N 13-О09-36

Подготовлено судебной коллегией

по уголовным делам Амурского областного суда

опубликовано 10.10.2013 05:08 (МСК)