Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обобщение практики рассмотрения судами Амурской области вопросов об освобождении от наказания или о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, в соответствии со ст. 10 УК РФ за 2011 год

В Амурском областном суде проведено обобщение практики рассмотрения судами Амурской области вопросов об освобождении от наказания или о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, в соответствии со ст.10 УК РФ.

Вопросы, связанные с применением уголовного закона, имеющего обратную силу, регулируются положениями ст.54 Конституции Российской Федерации, согласно которой если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон, нормами УК РФ (ст.9, 10), УПК РФ (глава 47), иными нормативными правовыми актами, решениями Конституционного Суда РФ, разъяснениями Пленума Верховного суда РФ, в т.ч. в постановлении № 21 от 20 декабря 2011 года «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора».

Нормы уголовного закона, имеющего обратную силу, подлежат применению:

- при рассмотрении дела по существу предъявленного обвинения судами первой и вышестоящей инстанций до стадии вступления приговора в законную силу;

- в стадии исполнения приговора в порядке главы 47 УПК РФ;

- в случае возбуждения надзорного производства и передачи дела на рассмотрение в суд надзорной инстанции, указанный суд также применяет положения уголовного закона, имеющего обратную силу.

При этом, в силу п.19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 21 от 20 декабря 2011 года «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора», в тех случаях, когда новый уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, не применен судом, постановившим приговор, такой вопрос не может быть рассмотрен по правилам, установленным главой 47УПК РФ.

Процедура рассмотрения вопросов, связанных со смягчением наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, в стадии исполнения приговора определяется главой 47 УПК РФ, Постановлением Пленума Верховного Суда РФ № 21 от 20 апреля 2011 года.

Судами Амурской области за 2011 год рассмотрено 2906 ходатайств об освобождении от наказания или о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, из них удовлетворено 1718 ходатайств.

В соответствии с п.13 ст.397, ч.3 ст.398 УПК РФ вопросы, связанные со смягчением наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу,разрешаются судом по месту отбывания наказания осужденным либо по месту применения принудительных мер медицинского характера.

На территории Амурской области находится семь исправительных учреждений для мужчин, в том числе один следственный изолятор.

С учетом изложенного, ходатайства осужденных, находящихся в местах лишения свободы и в следственном изоляторе, рассматривают Благовещенский городской, Свободненский городской, Белогорский районный, Ивановский районный и Сковородинский районный суды.

В ходе обобщения методом случайной выборки отобрано и изучено 130 материалов (по 20 материалов, рассмотренных Свободненским городским, Белогорским, Ивановским, Сковородинским районными судами, и 50 материалов, рассмотренных Благовещенским городским судом), рассмотренных в 2011 году указанными судами Амурской области по ходатайствам, поданным в порядке п.13 ст.397 УПК РФ.

По смыслу закона, если после поступления в суд ходатайства о приведении приговора в соответствии с действующим законодательством осужденный переведен в другое исправительное учреждение, дело рассматривается судом по месту фактического отбывания им наказания. При этом ходатайство осужденного, а также представленные материалы суд, в который эти документы поступили, должен направить в суд по месту фактического отбывания осужденным наказания.

Однако приведенные требования закона выполняются судами не всегда.

Так, 28 февраля 2011 года Благовещенским городским судом рассмотрено ходатайство осужденной Г. о приведении постановленных в отношении нее приговоров в соответствие с действующим законодательством по существу.

Отменяя данное постановление, судебная коллегия в кассационном определении от 16 июня 2011 года указала, что судом нарушены требования закона о рассмотрении вопросов, указанных в п.13 ст.397 УПК РФ, судом по месту отбывания наказания. Из материалов дела следует, что в ходе подготовительных действий, связанных с истребованием судом материалов, необходимых для рассмотрения ходатайства по существу, суд установил, что осужденная Г. для отбывания наказания убыла в ФКУ ИК-35 ГУФСИН России по Кемеровской области. При таких обстоятельствах, Благовещенский городской суд, вопреки требованиям ч.3 ст.396 УПК РФ, рассмотрел ходатайство Г.

Судам надлежит обеспечить рассмотрение ходатайств осужденных, а также по их поручению и адвокатов о приведении назначенного наказания в соответствие с действующим законодательством в разумные сроки (например, применительно к указанным в ч.3 ст.227 УПК РФ срокам рассмотрения уголовных дел в отношении лиц, содержащихся под стражей).

Однако, анализ изученных материалов позволяет сделать вывод о том, что имели место случаи, когда ходатайства осужденных рассматривались по истечении месяца со дня поступления ходатайства в суд.

Так, Сковородинским районным судом ходатайство осужденного Н., поступившее в суд 6 октября 2011 года, рассмотрено 29 ноября 2011 года; поступившее 7 октября 2011 года ходатайство осужденного П. рассмотрено 23 ноября 2011 года. При этом данных, свидетельствующих о непредставлении в установленный срок материалов, необходимых для принятия решения по ходатайству, не имеется, судебные заседания не откладывались, ходатайства рассмотрены по существу с первого раза.

В соответствии с ч.2 ст.399 УПК РФ указанные в части первой настоящей статьи лица, учреждения и органы должны быть извещены о дате, времени и месте судебного заседания не позднее 14 суток до дня судебного заседания.

Приведенные требования закона соблюдались судами не во всех случаях.

Постановлением Благовещенского городского суда от 4 февраля 2011 года ходатайство осужденного З. о приведении постановленных в отношении него приговоров в соответствие с действующим законодательством удовлетворено частично.

Кассационным определением судебной коллегии от 28 апреля 2011 года постановление отменено, материалы с ходатайством осужденного направлены на новое судебное рассмотрение.

В качестве одного из оснований отмены судебного решения коллегия указала, что до сведения З. судом доведено, что рассмотрение его ходатайства состоится 24 декабря 2010 года. Позднее рассмотрение ходатайства отложено на 4 февраля 2011 года, однако данных о том, был ли извещен З. об отложении судебного заседания, в представленных материалах не имеется. При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу, что осужденный З. надлежащим образом не был извещен судом о месте, дате и времени рассмотрения его ходатайства.

Допущены случаи несоблюдения указанных в законе сроков извещения в Сковородинском районном суде (материал в отношении Ц.), Свободненском городском суде (материал в отношении Т.).

Результаты обобщения свидетельствуют о том, что ходатайства осужденных о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, как правило, удовлетворяются.

Так, из 130 поданных ходатайств отказано в приведении приговоров в соответствие с действующим законодательством лишь 12 лицам. При этом, Свободненским городским судом удовлетворены 17 из 19 ходатайств осужденных о приведении приговоров в соответствие с действующим законодательством, во всех случаях наказания снижены; Белогорским районным судом ходатайства 17 осужденных удовлетворены, наказание снижено в 13 случаях; Сковородинским районным судом ходатайства 12 осужденных удовлетворены, их действия переквалифицированы на новую редакцию УК РФ, при этом наказание снижено только половине осужденных (6); Ивановским районным судом действия 16 осужденных переквалифицированы на новую редакцию уголовного закона, наказание снижено также половине осужденных (8).

В то же время, Благовещенским городским судом из удовлетворенных 38 ходатайств осужденных наказание снижено 9 лицам.

Согласно п.2 ч.1 ст.399 УПК РФ вопросы об освобождении от наказания или о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, в соответствии со ст.10 УК РФ рассматриваются судом по ходатайству осужденного, однако в соответствии с разъяснением, содержащимся в п.30 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 2011 года № 21, с учетом положений ч.4 ст.399УПК РФ о том, что осужденный может осуществлять свои права с помощью адвоката, вопросы, связанные с исполнением приговора, могут рассматриваться судом и по ходатайству адвоката.

Кроме того, в соответствии с позицией Конституционного суда РФ, выраженной в Постановлении от 20 апреля 2006 года № 4-П, положение УПК РФ, согласно которому вопрос об освобождении от наказания или о смягчении наказания в связи с изданием уголовного закона, имеющего обратную силу, решается судом по ходатайству осужденного, не может рассматриваться как освобождающее уполномоченные государственные органы и должностных лиц от обязанности самостоятельно инициировать применение нового уголовного закона.

В силу ст.10 УК РФ ходатайство об освобождении от наказания или о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, может быть заявлено и лицом, отбывшим наказание, но имеющим судимость.

В случае повторного обращения осужденного с ходатайством об освобождении от наказания или о смягчении наказания на основании п.13 ст.397 УПК РФ, когда по ходатайству, заявленному ранее по тем же основаниям, судом уже вынесено постановление об отказе в его удовлетворении, такое ходатайство рассмотрению не подлежит и в его принятии должно быть отказано. Если указанное обстоятельство установлено в ходе рассмотрения судом ходатайства осужденного, то производство по такому ходатайству подлежит прекращению (п.18 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 20 декабря 2011 года № 21 «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора»).

Вышеприведенные положения закона не всегда учитываются судами.

Так, постановлением президиума Амурского областного суда от 8 августа 2011 года удовлетворено надзорное представление прокурора, постановление Райчихинского городского суда Амурской области от 30 августа 2005 года о приведении приговора Райчихинского городского суда Амурской области от 28 мая 2002 года в отношении Б. в соответствие с действующим законодательством отменено, производство по ходатайству осужденного прекращено.

Принимая решение об удовлетворении ходатайства осужденного Б. о приведении приговора Райчихинского городского суда Амурской области от 28 мая 2002 года в соответствие с действующим законодательством, суд не учел, что постановлением Райчихинского городского суда от 14 июля 2004 года аналогичное ходатайство начальника межрайонной уголовно-исполнительной инспекции по г. Райчихинску и Бурейскому району уже было удовлетворено.

Согласно ч.2 ст.399 УПК РФ, при наличии ходатайства осужденного об участии в судебном заседании суд обязан обеспечить его непосредственное участие в судебном заседании либо предоставить возможность изложить свою позицию путем использования систем видеоконференц-связи.

По смыслу закона осужденный также вправе изложить свою позицию через своего представителя.

Из 130 изученных материалов по ходатайствам осужденных о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, 16 ходатайств рассмотрено с участием осужденных.

В соответствии с ч.4 ст.399 УПК РФ при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора, осужденный может осуществлять свои права с помощью адвоката.

Из изученных в ходе обобщения материалов усматривается, что при рассмотрении Благовещенским городским судом 50 ходатайств осужденных, защитники из числа адвокатов участвовали в 6 случаях, из 20 ходатайств, поданных осужденными в Белогорский районный суд, защитники участвовали в судебном заседании в 8 случаях, из 20 ходатайств, поданных осужденными в Ивановский районный суд, в 1 судебном заседании принимал участие адвокат. В материалах, представленных Сковородинским районным и Свободненским городским судами, данных об участии защитников не имеется.

Вместе с тем, надлежащее обеспечение осужденного защитником является обязательным условием постановления законного судебного решения.

Так, в соответствии с п.1 ч.1 ст.51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если обвиняемый не отказался от защитника в порядке, установленном ст.52 УПК РФ.

По смыслу ст. 51 УПК, выявленному Конституционным Судом РФ (определение от 8 февраля 2007 года № 252-О-П), Конституция РФ определяет начальный, но не конечный момент осуществления обвиняемым права на помощь адвоката (защитника), поэтому оно должно обеспечиваться на всех стадиях уголовного процесса, в том числе при производстве в надзорной инстанции, а также при исполнении приговора.

Указанные требования закона выполняются судами не в полной мере.

Так, по кассационной жалобе осужденного З. отменено постановление Благовещенского городского суда от 19 сентября 2011 года. Основанием для отмены послужило нарушение УПК РФ, выразившееся в том, что согласно протоколу судебного заседания, вопрос об обеспечении З. защитником при отсутствии данных о том, что осужденный отказался от услуг защитника, судом не обсуждался, мнение осужденного, присутствовавшего в судебном заседании, по данному вопросу не выяснялось.

По смыслу ч.1 ст.52 УПК РФ, если обвиняемый отказался от защитника ввиду отсутствия средств на оплату его труда, суд обязан обеспечить обвиняемого защитником за счет средств государства. Приведенные требования закона в полной мере действуют и на стадии разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора, однако не всегда учитываются судами.

Так, судом кассационной инстанции отменено постановление Ивановского районного суда от 8 июня 2011 года, которым ходатайство осужденного Л. о приведении приговора в соответствие с действующим законодательством удовлетворено частично. Как следует из материалов, осужденный Л. письменно отказался от помощи адвоката, при этом заявил, что отказ связан с его материальным положением. Однако, несмотря на то, что отказ от защитника был вынужденным, а не добровольным, адвокат осужденному при рассмотрении его ходатайства предоставлен не был, в связи с чем право на защиту осужденного Л. было нарушено.

В соответствии с п.32 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 20 декабря 2011 года № 21 «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора», если в поступивших материалах не содержится достаточных данных для рассмотрения ходатайства или представления и в судебном заседании восполнить их невозможно, суд в ходе подготовки к его рассмотрению возвращает эти материалы для соответствующего оформления. В случае отсутствия документов, которые обязаны представить администрация учреждения или орган, исполняющий наказание, суд не вправе отказать в принятии ходатайства осужденного, его законного представителя или адвоката. Суд оказывает содействие в сборе сведений, которые не могут быть получены или истребованы осужденным, его законным представителем или адвокатом либо администрацией учреждения или органа, исполняющего наказание.

С учетом изложенного, судам надлежит учитывать, что к числу обстоятельств, подлежащих проверке, относятся как сведения о наличии в отношении осужденного иных приговоров, подлежащих приведению в соответствие с действующим законодательством, так и данные о том, вносились ли в оцениваемые судебные решения изменения вышестоящими судами.

Приведенные требования закона не выполнены судом при рассмотрении ходатайства осужденного Ш. Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 24 ноября 2011 года постановление Белогорского районного суда от 23 июня 2011 года, которым по ходатайству осужденного Ш. приведены в соответствие с действующим законодательством постановленные в отношении приговоры, изменено.

Основанием для изменения постановления явилось то обстоятельство, что, приводя приговор Завитинского районного суда Амурской области от 26 января 2007 года в соответствие с действующим законодательством, суд указал, что Ш. следует считать осужденным по п. «б» ч.2 ст.158 УК РФ по факту кражи от 14 ноября 2006 года с применением ч.2 ст.68 УК РФ.

При этом суд не принял во внимание, что кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 22 марта 2007 года приговор Завитинского районного суда Амурской области от 26 января 2007 года дополнен указанием о назначении Ш. по факту кражи от 14 ноября 2006 года по п. «б» ч.2 ст.158 УК РФ наказания с применением ч.3 ст.68 УК РФ.

Кроме того, как следует из представленных материалов, приговором Ивановского районного суда Амурской области от 15 сентября 2008 года Ш.был осужден по ч.1 ст.119, ч.1 ст.321 УК РФ с применением ч.2 ст.69, ст.70 УК РФ к 5 годам лишения свободы. Впоследствии, постановлением Президиума Амурского областного суда от 02 февраля 2009 года, указанный приговор был изменен, действия Ш., квалифицированные по ч.1 ст.119 и ч.1 ст.321 УК РФ, квалифицированы по ч.1 ст.321 УК РФ, из приговора исключено указание о назначении Ш. наказания с применением ч.2 ст.69 УК РФ, окончательное наказание назначено по ст. 70 УК РФ.

Оставление судом без учета вышеназванных обстоятельств повлекло изменение судебного решения, и подобная ошибка носит распространенный характер.

По аналогичным основаниям в кассационном порядке отменены постановления: Свободненского городского суда от 25 июля 2011 года (в отношении Ч.); Благовещенского городского суда от 9 августа (в отношении М.), от 16 августа 2011 года (в отношении П.), от 18 апреля 2011 года (в отношении К.); Белогорского районного суда от 9 августа 2011 года (в отношении Н.).

Кроме того, суд кассационной инстанции отменил постановление Свободненского городского суда от 29 марта 2011 года, которым отказано в удовлетворении ходатайства осужденному П. о приведении в соответствие с действующим законодательством вынесенных в отношении него приговоров, указав при этом, что судом не были учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на решение по делу. Так, отказывая в удовлетворении ходатайства осужденного о приведении приговора от 11 августа 2009 года в соответствие с действующим законодательством, суд не принял мер к пересмотру приговоров от 2 марта 2007 года, 19 марта 2007 года и 20 марта 2007 года.

По аналогичным основаниям в кассационном порядке отменены постановления: Благовещенского городского суда от 11 августа 2011 года (в отношении В.), от 11 мая 2011 года (в отношении А.); Свободненского городского суда от 24 июня 2011 года (в отношении П.), от 4 мая 2011 года (в отношении К.), от 20 мая 2011 года (в отношении П.), от 6 апреля 2011 года (в отношении Л.).

Рассматривая ходатайства о смягчении наказания вследствие издания закона, имеющего обратную силу, судам надлежит учитывать и требования п.1 ст.380 УПК РФ, в соответствии с которыми судебное решение признается не соответствующим фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, если выводы суда, приведенные в судебном решении, не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

Названные обстоятельства послужили одним из оснований отмены постановления Сковородинского районного суда от 6 апреля 2011 года, которым ходатайство осужденного Ж. о приведении постановленных в отношении него приговоров в соответствие с действующим законодательством удовлетворено частично. Суд кассационной инстанции указал, что, приведя в соответствие с изменениями, внесенными в уголовный закон Федеральным законом от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ, постановленные в отношении осужденного Ж. приговоры Благовещенского городского суда Амурской области от 18 сентября 2008 года и от 3 ноября 2010 года, суд первой инстанции не высказал суждений о том, подлежит ли приведению в соответствие с изменениями в уголовный закон, улучшающими положение осужденного, приговор Благовещенского городского суда Амурской области от 21 июля 2006 года. При этом, из представленных материалов следует, что постановленные в отношении Ж. приговоры Благовещенского городского суда от 21 июля 2006 года и от 18 сентября 2008 года в судебном заседании не исследовались, копии данных приговоров судом не запрашивались, согласно протоколу судебного заседания судом исследована лишь копия приговора Благовещенского городского суда Амурской области от 3 ноября 2010 года.

При рассмотрении дел названной категории судами допускаются и иные ошибки при применении уголовно-процессуального закона.

Так, постановлением президиума Амурского областного суда от 30 января 2012 года отменено постановление Благовещенского городского суда от 11 мая 2011 года, которым ходатайство осужденного З. о приведении постановленных в отношении него приговоров в соответствие с действующим законодательством удовлетворено частично, производство по ходатайству осужденного прекращено.

Основанием для принятия судом надзорной инстанции такого решения послужили следующие обстоятельства. Согласно материалам дела, 14 апреля 2011 года в Благовещенский городской суд поступило ходатайство осужденного З. о приведении постановленных в отношении него приговоров в соответствие с действующим уголовным законом, судебное заседание по рассмотрению которого назначено на 11 мая 2011 года. Однако 11 мая 2011 года судебное заседание отложено на 12 мая 2011 года. В этот же день от начальника отдела ФКУ ИЗ-28/1 УФСИН России по Амурской области получена информация, что осужденный З. направлен в ФКУ ИК-5 для отбывания наказания. 12 мая 2011 года состоялось судебное заседание, по результатам которого судом было вынесено постановление о направлении ходатайства осужденного по территориальной подсудности в Сковородинский районный суд.

24 июня 2011 года осужденный З. убыл в ФКУ ИК-2, в связи с чем его ходатайство постановлением Сковородинского районного суда направлено по территориальной подсудности в Белогорский районный суд, где 8 ноября 2011 года рассмотрено по существу.

При таких обстоятельствах, президиум пришел к выводу, что никаких судебных заседаний, результатом которых могло явиться вынесение Благовещенским городским судом обжалуемого постановления от 11 мая 2011 года, не проводилось.

По смыслу закона суд должен привести в соответствие с уголовным законом, улучшающим положение осужденного, все судебные решения, которые каким-либо образом влияют на положение осужденного. Указанные требования закона выполняются судами не всегда.

Так, постановлением президиума Амурского областного суда от 31 октября 2011 года постановление Ивановского районного суда Амурской области от 15 марта 2004 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 18 мая 2004 года в отношении Т. изменены:

- из вводных частей постановления и кассационного определения исключены указания на судимость Т. по приговору Белогорского городского суда Амурской области от 26 октября 1993 года;

- резолютивные части постановления и кассационного определения дополнены указанием об исключении из приговора судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 28 ноября 2000 года и кассационного определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 сентября 2001 года указания на судимость Т. по приговору Белогорского городского суда Амурской области от 26 октября 1993 года, отягчающее обстоятельство – рецидив преступлений;

- снижено наказание, назначенное Т. по п. «к» ч.2 ст.105 УК РФ, до 14 лет 11 месяцев лишения свободы;

- снижено наказание, назначенное Т. по ч.3 ст.30, п.п. «а», «к» ч.2 ст.105, до 13 лет 11 месяцев лишения свободы;

- постановлено считать Т. осужденным по совокупности преступлений, предусмотренных п. «к» ч.2 ст.105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ), ч.3 ст.30, п.п. «а», «к» ч.2 ст.105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ), в соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний к 21 году 10 месяцам лишения свободы.

Изменяя указанные решения, президиум Амурского областного суда указал, что приговором Белогорского городского суда Амурской области от 26 октября 1993 года Т. осужден за злостное хулиганство, то есть действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу, отличающиеся по своему содержанию особой дерзостью, выразившейся в причинении потерпевшему легкого вреда здоровью и уничтожении имущества, совершенные лицом, ранее судимым за хулиганство. Указанные действия Т. квалифицированы судом по ч.2 ст.206 УК РСФСР, и ему назначено наказание в виде пяти лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Федеральным законом от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ в ст.213 УК РФ были внесены изменения, в соответствии с которыми согласно ч.1 ст.213 УК РФ хулиганством признавалось «грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия».

В связи с этим, совершенное Т. деяние под признаки состава преступления, предусмотренного ст.213 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ), не подпадает. В то же время в нем усматриваются признаки иного состава преступления, предусмотренного ч.2 ст.115 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) – умышленное причинение легкого вреда здоровью, совершенное из хулиганских побуждений, которое в соответствии с ч.2 ст.15 УК РФ относится к категории преступлений небольшой тяжести, а в соответствии с п. «а» ч.4 ст.18 УК РФ судимости за умышленные преступления небольшой тяжести при признании рецидива преступлений не учитываются.

Кроме того, учитывая, что за преступление, предусмотренное ч.2 ст.115 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ), Т. не могло быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет, на момент совершения преступлений, за которые Т. осужден приговором от 28 ноября 2000 года, судимость по приговору от 26 октября 1993 года в силу п. «в» ч.3 ст.86 УК РФ считается погашенной.

Оставление без учета судом обстоятельств, которые могли существенно повлиять на его выводы, в соответствии с п.2 ст.380 УПК РФ послужило основанием отмены постановления Благовещенского городского суда от 29 июня 2011 года, которым ходатайство осужденного Е. о приведении постановленных в отношении него приговоров в соответствие с действующим законодательством удовлетворено частично.

Так, действия Е. по приговору от 29 марта 2002 года суд в постановлении квалифицировал по п.п. «а», «в», «г», «д» ч.2 ст.161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) – как грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, и с причинением значительного ущерба гражданину. Вместе с тем, судом не учтено, что Федеральным законом от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ из ч.2 ст.161 УК РФ исключен признак совершения грабежа с причинением значительного ущерба гражданину, а п. «д» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции названного Закона (и в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) предусмотрена ответственность за грабеж, совершенный в крупном размере (по данному признаку грабежа Елизарьев не осужден).

Для правильного решения вопроса о том, имеет ли уголовный закон обратную силу, судам надлежит руководствоваться положениями ст.9 УК РФ, согласно которой преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния. При этом, статья 10 УК РФ устанавливает, что уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

Правила действия уголовного закона во времени не всегда применяются судами верно.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 19 июля 2011 года изменено постановление Ивановского районного суда от 27 апреля 2011 года, которым по ходатайству осужденного Г. приведены в соответствие с действующим законодательством постановленные в отношении приговоры. Основанием для изменения постановления явилось то, что суд, переквалифицировав действия Г. по приговору от 10 ноября 2003 года с ч.1 ст.222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ) на ч.1 ст.222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ), не учел то обстоятельство, что уголовная ответственность за незаконные действия с гладкоствольным охотничьим ружьем Федеральным законом от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ устранена. С учетом изложенного, судебная коллегия исключила из приговора от 10 ноября 2003 года осуждение Г. по ч.1 ст.222 УК РФ и вывод суда о назначении наказания по ч.3 ст.69 УК РФ.

Встречаются случаи, когда суды, переквалифицировав действия осужденного на новую редакцию закона, фактически не указывают уголовный закон, подлежащий применению.

Так, постановлением Белогорского районного суда от 31 мая 2011 года ходатайство осужденного И. о приведении постановленных в отношении него приговоров в соответствие с изменениями, внесенными в уголовный закон, улучшающими положение осужденного и имеющими обратную силу на основании ст.10 УК РФ, удовлетворено частично. Отменяя указанное постановление, судебная коллегия в кассационном определении от 27 октября 2011 года указала, что, рассматривая ходатайство осужденного И., суд оставил без внимания, что ч.3 ст.158 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ содержит три пункта: «а) с незаконным проникновением в жилище; б) из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода; в) в крупном размере». Постановив считать И. осужденным по каждому из семи фактов краж в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ, по двум эпизодам хищения имущества суд не указал квалифицирующие признаки преступлений, то есть фактически не указал уголовный закон, который он считает необходимым применить.

Аналогичные ошибки допущены по делам в отношении С. и Р..

Так, кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 4 октября 2011 года изменено постановление Ивановского районного суда от 27 июля 2011 года, которым ходатайство осужденного С. удовлетворено частично. Основанием для изменения явилось то, что при рассмотрении ходатайства судом не было учтено, что ч.1 ст.213 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ содержит два пункта: «а) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия; б) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы». Переквалифицировав действия С. с ч.1 ст.213 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) на ч.1 ст.213 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), судья фактически не указал уголовный закон, который он считает необходимым применить.

Судом кассационной инстанции отменено постановление Сковородинского районного суда от 1 ноября 2011 года о частичном удовлетворении ходатайства осужденного Р. о приведении постановленных в отношении него приговоров в соответствие с действующим законодательством, в котором вопреки выводам суда о необходимости квалификации действий осужденного Р. по приговору Зейского районного суда от 20 марта 2007 года по ч.4 ст.111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), а также о том, что условное осуждение Р. по приговору мирового судьи Амурской области по Зейскому городскому судебному участку от 20 сентября 2002 года подлежат отмене на основании ч.4 ст.74 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), в резолютивной части постановления ошибочно указано об отмене Р. условного осуждения на основании ч.5 ст.74 УК РФ и ошибочно указано, что Р. следует считать осужденным приговором Зейского районного суда от 20 марта 2007 года по ч.4 ст.111 УК РФ – без ссылки на Федеральный закон от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ.

Кроме того, по аналогичным основаниям в кассационном порядке отменены постановления: Белогорского районного суда от 16 мая 2011 года (в отношении К.); Ивановского районного суда от 10 августа 2011 года (в отношении С.).

По смыслу закона при рассмотрении судом вопросов об освобождении от наказания или о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, в постановлении в соответствии со ст.10 УК РФ обязательно должно содержаться указание на внесенные в закон изменения, а также должны быть приведены мотивы смягчения или невозможности смягчения наказания.

Однако, принимая решение о переквалификации действий осужденных на новый закон, смягчающий наказание, суды, зачастую не учитывая позицию Конституционного Суда РФ, выраженную в Постановлении № 4 от 20 апреля 2006 года, оставляют наказание без изменения.

Так, постановлением Благовещенского городского суда от 25 апреля 2011 года действия С., осужденного к лишению свободы приговором Константиновского районного суда от 25 декабря 2009 года, переквалифицированы с п. «б» ч.2 ст.111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) на п. «б» ч.2 ст.111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), при этом суд не усмотрел оснований для смягчения осужденному наказания. В обоснование своего вывода суд указал лишь то, что С. назначено наказание в виде лишения свободы в пределах санкции ч.2 ст.111 УК РФ. Изменяя постановление суда и принимая решение о снижении С. наказания, судебная коллегия в кассационном определении от 8 сентября 2011 года указала, что указанное судом обстоятельство, с учетом исключения Федеральным Законом от 7 марта 2011 года из санкции ч.2 ст.111 УК РФ нижнего предела наказания в виде лишения свободы, не может свидетельствовать об отсутствии оснований для смягчения наказания осужденному.

Отсутствие надлежащего обоснования выводов суда послужило одним из оснований отмены постановления Сковородинского районного суда от 6 апреля 2011 года в отношении Ж. о приведении в соответствие с действующим законодательством постановленных в отношении него приговоров Благовещенского городского суда Амурской области от 18 сентября 2008 года и от 3 ноября 2010 года.

Мотивируя вывод об отсутствии оснований для смягчения назначенного Ж. наказания, суд в обжалуемом постановлении указал, что «наказание, назначенное судом за основное преступление, а также наказание, назначенное по совокупности преступлений по приговору от 18 сентября 2008 года Благовещенского городского суда Амурской области, определено с учетом требований ч.2 ст.43 УК РФ, а также с учетом характера и степени общественной опасности преступления, личности виновного, в том числе обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, с учетом влияния назначенного наказания на исправление осужденного и условия его жизни».

Вместе с тем, приведенная формулировка суда не позволяет прийти к однозначному выводу о том, к какому именно приговору (приговорам) относится вывод суда об отсутствии оснований для смягчения назначенного осужденному Ж. наказания. Кроме того, неясно, какое преступление суд счел «основным» и какое наказание признано судом назначенным по совокупности преступлений (тогда как ни по одному из приговоров окончательное наказание Ж. с применением положений ст.69 УК РФ не назначалось).

Анализ судебной практики показывает, что недостаточная обоснованность выводов суда в 2011 году явилась наиболее распространенной ошибкой, допускаемой всеми судами, рассматривающими материалы указанной категории.

Применяя нормы об обратной силе уголовного закона, необходимо учитывать разъяснения Конституционного Суда РФ, изложенные в Постановлении от 20.04.2006 № 4-П о том, что положения ч.2 ст.10 УК РФ о сокращении наказания в пределах, предусмотренных новым уголовным законом, в системной связи с ч.1 той же статьи означают, что при приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом, независимо от того, в какой процессуальной стадии решается данный вопрос, подлежат применению все установленные УК правила как общие, так и специальные, в соответствии с которыми вопрос о наказании разрешается при постановлении приговора, включая правила назначения наказания ниже низшего предела, при наличии смягчающих обстоятельств, а также при рецидиве преступлений. Тем самым в уголовно-правовых отношениях обеспечивается реализация принципов справедливости и равенства всех перед законом и судом.

Вместе с тем, анализ судебной практики показывает, что положения уголовного закона о правилах назначения наказания судами соблюдаются не всегда.

Так, постановлением Белогорского районного суда от 17 июня 2011 года ходатайство осужденного Д. о приведении приговоров в соответствие с действующим законодательством удовлетворено, действия Д. по приговору Белогорского городского суда от 13 марта 2007 года переквалифицированы, в том числе по 9 эпизодам краж на п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ). На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений Д. назначено 6 лет 10 месяцев лишения свободы. В соответствии с ч.5 ст.69 УК РФ определено 7 лет 4 месяца лишения свободы.

Изменяя указанное постановление, суд кассационной инстанции в своем определении от 29 сентября 2011 года указал, что наказание, назначенное Д. по совокупности преступлений по правилам ч.3 и 5 ст.69 УК РФ, не соответствует требованиям закона, согласно которым окончательное наказание в виде лишения свободы не может превышать более чем наполовину максимальный срок наказания в виде лишения свободы, предусмотренный за наиболее тяжкое из совершенных преступлений.

С учетом применения положений ч.7 ст.316 УПК РФ максимальный срок наказания за наиболее тяжкое из совершенных Д. преступлений (п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ) составляет 4 года лишения свободы (2/3 от 6 лет), поэтому окончательное наказание по совокупности преступлений (по правилам как ч.3, так и ч.5 ст.69 УК РФ) не может превышать 6 лет лишения свободы.

В судебной практике имеют место случаи, когда, несмотря на внесенные в ст.74 и 79 УК РФ изменения, улучшающие положение осужденных, вопрос о наличии или отсутствии оснований для сохранения условного осуждения, а также условно-досрочного освобождения судами не обсуждается.

Названное обстоятельство послужило одним из оснований отмены постановления Сковородинского районного суда от 6 апреля 2011 года, в отношении Ж.

По смыслу ст.10 УК РФ, уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

Как показывает судебная практика, судами указанные требования уголовного закона соблюдаются не всегда.

Так, кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 21 июня 2011 года изменено постановление Благовещенского городского суда от 19 апреля 2011 года, которым удовлетворено ходатайство осужденного Ш. о приведении постановленных в отношении него приговоров в соответствие с действующим законодательством, по следующим основаниям.

При переквалификации действий Ш. с п.п. «а, б, в» ч.3 ст.162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ) на п.п. «а, в» ч.4 ст.162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ), суд не учел, что санкция ч.3 ст.162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ) предусматривала наказание в виде лишения свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с конфискацией имущества, а санкция ч.4 ст.162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от восьми до пятнадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового, то есть не является более мягким наказанием.

При разрешении вопросов о приведении приговоров в соответствие с действующим законодательством в порядке, предусмотренном п.13 ст.397 УПК РФ, суд не вправе разрешать вопросы, относящиеся к компетенции суда первой, кассационной либо надзорной инстанций.

Так, кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 28 апреля 2011 года отменено постановление Благовещенского городского суда от 4 февраля 2011 года, которым удовлетворено ходатайство осужденного З. о приведении постановленных в отношении него приговоров в соответствие с действующим законодательством.

Рассматривая ходатайство З. в порядке исполнения приговора, суд смягчил наказание, назначенное осужденному по приговору от 18 июля 2002 года, назначив по ч.1 ст.158 УК РФ наказание в виде исправительных работ сроком на 18 месяцев с удержанием из заработной платы осужденного 5 % в доход государства. Указанное решение мотивировано судом ссылкой на то обстоятельство, что суд, постановивший приговор, нарушил требования ч.6 ст.88 УК РФ.

Однако, принимая данное решение в порядке п.13 ст.397 УПК РФ, Благовещенский городской суд вышел за рамки предоставленных ему уголовно-процессуальным законом полномочий, не учел, что изменение приговора, вступившего в законную силу, в связи с неправильным применением уголовного закона в соответствии со ст.409 УПК РФ относится к компетенции суда надзорной инстанции.

Кроме того, рассматривая ходатайства осужденных о приведении постановленных в отношении них приговоров в соответствие с законом, имеющим обратную силу, суды не всегда изучают материалы надлежащим образом, допускают противоречия и технические ошибки.

Так,президиум Амурского областного суда постановлением от 17 октября 2011 года изменил постановление Белогорского районного суда Амурской области от 21 марта 2011 года в отношении С., указав на следующие ошибки:

- указание суда на то, что действия С. по приговору Благовещенского районного суда Амурской области от 1 сентября 2010 года переквалифицированы с п.п. «а», «б» ч.2 ст.158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ), является неверным, поскольку на момент совершения С. указанного преступления (12 апреля 2010 года) и на момент постановления приговора указанная статья УК РФ действовала в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ;

- кроме того, согласно постановлению Благовещенского городского суда Амурской области от 28 февраля 2007 года С. освобожден условно-досрочно от наказания по приговору Благовещенского городского суда Амурской области от 28 июня 2004 года на неотбытый срок 2 года 10 месяцев 29 дней. Однако, приводя в соответствие с действующим законодательством приговор Зейского районного суда Амурской области от 17 мая 2010 года, суд не учел, что в результате снижения окончательного наказания по приговору Благовещенского городского суда Амурской области от 28 июля 2004 года на четыре месяца, на указанный период также снизился и неотбытый С. срок наказания, на который он был условно-досрочно освобожден постановлением от 28 февраля 2007 года, при этом неотбытый срок составил не 2 года 10 месяцев 29 дней, а 2 года 6 месяцев 29 дней, и данный срок истек 26 сентября 2009 года;

- при таких обстоятельствах, суду надлежало исключить из постановления и указание о назначении С. окончательного наказания по правилам ст.70 УК РФ.

Белогорский районный суд, частично удовлетворив ходатайство осужденного Н. о приведении постановленных в отношении него приговоров в соответствие с действующим законодательством, в описательно-мотивировочной части постановления от 1 ноября 2010 года указал об отсутствии оснований для приведения приговора Благовещенского городского суда от 20 мая 2002 года в части осуждения Н. по ч.4 ст.150 УК РФ в соответствие с действующим законодательством и снижения срока наказания по указанной статье. При этом, в резолютивной части названного постановления суд указал о назначении Н. окончательного наказания по правилам ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п.п. «а», «в», «г» ч.2 ст.158 и ч.1 ст.175 УК РФ, не указав ч.4 ст.150 УК РФ, которая входила в совокупность преступлений при назначении наказания по правилам ч.3 ст.69 УК РФ при постановлении приговора от 20 мая 2002 года.

Помимо этого, придя к выводу о необходимости снижения Н. наказания, назначенного приговором Благовещенского городского суда Амурской области от 20 мая 2002 года, суд ошибочно оставил без изменения наказания, назначенные приговорами того же суда от 28 октября 2002 года, по которому окончательное наказание назначено с применением положений ч.5 ст.69 УК РФ, а также от 15 октября 2009 года, при назначении окончательного наказания по которому применены положения ст.70 УК РФ.

Президиум Амурского областного суда, указав на вышеперечисленные нарушения, отменил постановление Белогорского районного суда Амурской области от 1 ноября 2010 года с направление материалов на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе.

Постановлением Ивановского районного суда от 27 апреля 2011 года ходатайство осужденного Б. о приведении постановленного в отношении него приговора в соответствие с действующим законодательством удовлетворено частично. Отменяя постановление, судебная коллегия в кассационном определении от 4 августа 2011 года указала следующее. Удовлетворяя частично ходатайство Б., суд постановил считать последнего осужденным по ст.167 ч.2, ст.205 ч.3, ст.222 ч.1, ст.209 ч.2, ст.222 ч.3, ст.166 ч.4 УК РФ, однако согласно приговору Верховного суда Чеченской республики от 10 июля 2006 года, Б. признан виновным и осужден по ч.1 ст.222, ч.2 ст.209, ч.3 ст.222, ч.3 ст.205, ч.4 ст.166, ч.2 ст.167, ч.3 ст.205, ч.2 ст.167 УК РФ. При этом в постановлении Ивановского районного суда от 27 апреля 2011 года отсутствуют мотивы об исключении из приговора осуждения Б., по ч.3 ст.205 и ч.2 ст.167 УК РФ.

Аналогичные ошибки допущены судами при рассмотрении дел в отношении Ш. и Я..

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 17 ноября 2011 года отменено постановление Благовещенского городского суда от 11 апреля 2011 года, которым частично удовлетворено ходатайство осужденного Ш. о приведении постановленных в отношении него приговоров в соответствие с действующим законодательством.

Как следует из обжалуемого постановления, судом принято решение о переквалификации действий Ш. по приговору Тындинского районного суда Амурской области от 4 октября 2010 года с п. «а» ч.2 ст.158 УК РФ, п.п. «а», «б», «в» ч.2 ст.158 УК РФ, п. «а» ч.4 ст.158 УК РФ, п. «а» ч.4 ст.158 УК РФ, п. «а» ч.4 ст.158 УК РФ, п. «а» ч.4 ст.158 УК РФ, п. «а» ч.4 ст.158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ) на п. «а» ч.2 ст.158 УК РФ, п.п. «а», «б», «в» ч.2 ст.158 УК РФ,п. «а» ч.4 ст.158 УК РФ, п. «а» ч.4 ст.158 УК РФ, п. «а» ч.4 ст.158 УК РФ,п. «а» ч.4 ст.158 УК РФ, п. «а» ч.4 ст.158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта № 26-ФЗ).

Вместе с тем, согласно имеющейся в представленных материалах копии приговора Тындинского районного суда Амурской области от 4 октября 2010 года, Ш. осужден названным приговором не за вышеперечисленные преступления, а за преступления, предусмотренные п. «а» ч.2 ст.158 УК РФ, п.п. «а», «в» ч.2 ст.158 УК РФ, п. «в» ч.3 ст.158 УК РФ, п.п. «а», «б», «в» ч.2 ст.158 УК РФ, п.п. «а», «б» ч.2 ст.158 УК РФ, ч.3 ст.69 УК РФ, ч.5 ст.69 УК РФ.

По нормам уголовного закона, указанным в постановлении Благовещенского городского суда Амурской области от 11 апреля 2011 года, Ш. приговором Тындинского районного суда Амурской области от 4 октября 2010 года не осуждался.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 11 октября 2011 года отменено постановление Благовещенского городского суда от 7 июля 2011 года, в отношении Я., осужденного приговором мирового судьи Амурской области по Благовещенскому районному судебному участку от 7 июня 2008 года. Суд переквалифицировал действия Я. с ч.2 ст.260 УК РФ на ч.2 ст.260 УК РФ (в редакции ФЗ от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), при отсутствии к тому оснований, поскольку из приговора мирового судьи Амурской области по Благовещенскому районному судебному участку от 7 июня 2008 года следует, что Я. указанным приговором осужден по ч.3 ст.260 УК РФ.

 

Итоги обобщения позволяют сделать вывод о том, что при рассмотрении ходатайств осужденных о приведении назначенного наказания в соответствие с действующим законодательством судами допускаются нарушения уголовного и уголовно-процессуального законов.

С целью выработки единой правоприменительной практики по рассмотрению дел данной категории, а также во избежание выявленных недостатков, председателям районных (городских) судов надлежит обеспечить изучение данного обобщения судьями.

 

 

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Амурского областного суда

 

 

опубликовано 18.04.2012 02:45 (МСК), изменено 18.04.2012 02:46 (МСК)