Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обзор кассационной практики Амурского областного суда за 2011 год

За 12 месяцев 2011 года в Амурский областной суд поступило для рассмотрения в кассационной инстанции 2521 дело, что на 79 или на 3,2% больше, чем в 2010 году (2442 дела).

Судебной коллегией по уголовным делам рассмотрено в кассационном порядке по жалобам и представлениям 2473 дела в отношении 2632 лиц, что на 116 дел или 4,9% больше чем в предыдущем году (в 2010 году рассмотрено 2357 дел в отношении 2568 лиц).

Возвращено в суды без рассмотрения 60 дел (в 2010 году -88). Направлено в суды на дооформление для устранения препятствий к рассмотрению в кассационной инстанции 57 дел (в 2010 году – 49 дел).

Дела возвращались на дооформление: в Благовещенский городской суд - 16, Свободненский городской суд – 11, Бурейский и Мазановский районные суды - по 4, Тамбовский районный суд – 3, Константиновский, Свободненский, Архаринский, Магдагачинский, Завитинский районные суды – по 2, Белогорский, Тындинский Михайловский, Сковородинский, Шимановский, Зейский, Ивановский, Благовещенский районные суды –
по 1.

Причины возвращения дел на дооформление:

поступление кассационных жалоб и представлений по истечении срока на обжалование -18,

несоответствие жалоб требованиям закона – 12,

неознакомление участников процесса с протоколом судебного заседания и материалами дела – 13,

невыполнение требований ст.ст.358,359 УПК РФ – 6,

нерассмотрение поступивших замечаний на протокол – 5,

по другим основаниям - 3.

В рассмотрении дел в кассационной инстанции участвовало 736 лиц, содержащегося под стражей (в 2010 г. - 702).

 

Результаты кассационного рассмотрения

В 2011 году в кассационном порядке обжаловано и опротестовано 777 приговоров суда (и других решений по существу дела) в отношении 898 лиц, что на 67 приговоров – 7,9% меньше, чем в предыдущем году (в 2010 году обжаловано 844 приговора в отношении 957 лиц).

Оставлено без изменения 559 приговоров и других решений по существу дела в отношении 641 лица, т.е. стабильность (в лицах) в кассационной инстанции составила 71,4% (в 2010 году - 68,9% );

- изменено51 приговор в отношении 176 лиц, то есть 19,6% ( в 2010 году – 21,2%).

- отменено 67 приговоров в отношении 81 лица, т.е. 9 %
(2010 году -9,9 %).

По жалобам и представлениям рассмотрены оправдательные приговоры в отношении 20 лиц (в 2010 году – 14 лиц), из которых отменены - в отношении 9 лиц, т.е. стабильность составила 45% (в 2010 г.-57,1 %).

Не отменялись и не изменялись в 2011 году судебные решения по существу дела в Селемджинском районном суде.

Выше среднеобластного показатель стабильности обжалованных в кассационном порядке приговоров (иных решений по существу дела) в Серышевском районном суде -85%, Райчихинском городском суде – 84,3%, Белогорском районном суде – 83,3%, Благовещенском районном суде – 79,2%, Тындинском, Октябрьском районных судах – 75%, Бурейском районном суде – 74,2%, Архаринском районном суде – 73,9%, Благовещенском городском суде -73,2%.

Снизилась по сравнению с 2010 годом стабильность в Сковородинском районном суде – с 83,3% до 50% , Свободненском районном суде – с 75 до 53,3%, Ивановский районный суд – с 75 до 66,7%.

Ниже среднеобластного показателя стабильность в Мазановском районном суде -50%, Шимановском районном суде – 54,8% и др.

Обжаловано в кассационном порядке 1696 постановлений районных судов в отношении 1754 лиц, что на 183 или 12,1% больше, чем в 2010 году (в 2010 году рассмотрено 1513 постановлений в отношении 1611 лиц), из них оставлено без изменения 1319 постановлений в отношении 1345 лиц, стабильность (в лицах) составила 77,6% ( в 2010 году – 76,9%,).

Из общего числа обжалованных постановлений судов обжаловано:

- 361 постановлений о применении и об отказе в применении меры пресечения в виде заключения под стражу и её продлении, из которых отменено 14 или 3,9% (в 2010 году из 250 обжалованных отменено 5– 2%);

- 69 постановлений о возвращении дела прокурору, из которых отменены – 35, что составляет 50,7% (в 2010 году из 101 обжалованных постановлений отменено 62 - 61,4%).

I.Ошибки в применении норм уголовно-процессуального закона

 

1.1. Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, является основанием для отмены или изменения приговора в кассационном порядке

Приговором апелляционной инстанции Благовещенского городского суда Амурской области от 18 мая 2011 года отменён оправдательный приговор мирового судьи Амурской области по Благовещенскому городскому судебному участку № 6 от 07 февраля 2011 года в отношении Г.; Г. признан виновным и осуждён по ч. 1 ст. 116 УК РФ к штрафу в размере 3000 рублей.

Кассационным определением судебной коллегии Амурского областного суда от 23 августа 2011 года указанный апелляционный приговор в отношении Г. отменён ввиду нарушения уголовно-процессуального закона.

Давая оценку показаниям указанного свидетеля, суд апелляционной инстанции указал в приговоре, что показания свидетеля К. о том, что насильственные действия в отношении потерпевшей Г. были применены в области шеи, отчего потерпевшая наклонилась и закричала, не противоречат другим доказательствам, признанным судом достоверными.

Вместе с этим, как следует из протокола судебного заседания, свидетель К. не давала показаний о том, что Г. осуществлял воздействие рукой в область шеи С..

Напротив, согласно показаниям К., приведенным в протоколе судебного заседания, Г. подтолкнул С. рукой к выходу в спину, что соответствует показаниям осуждённого в судебном заседании.

Таким образом, приведенные в апелляционном приговоре выводы суда апелляционной инстанции не подтверждаются исследованными в ходе судебного заседания доказательствами; судом апелляционной инстанции не учтены действительные показания свидетеля К., которые могли существенно повлиять на выводы суда о виновности осужденного Г. в инкриминируемом ему преступлении, что в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 379 УПК РФ, п.п. 1, 2
ч. 1 ст. 380 УПК РФ является основанием для отмены приговора суда апелляционной инстанции и направления уголовного дела на новое апелляционное рассмотрение.

1.2. В соответствии со ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводит­ся только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвине­нию

1.2.1. Приговором Благовещенского городского суда Амурской области от 06 мая 2011 года Г. осуждён по ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии от 30 августа 2011 года указанный приговор изменён ввиду нарушения уголовно-процессуального закона.

В силу ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению, при этом изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Согласно предъявленному подсудимому органами предварительного следствия обвинению, в инспекцию Гостехнадзора были предоставлены подложные договоры купли-продажи пяти буровых станков БТС-150 Б-М. Кем были представлены данные документы в государственный орган, в постановлении о привлечении Г. в качестве обвиняемого, не указано.

Однако приговором суда признано, что подложные договоры купли-продажи пяти буровых станков БТС-150 Б-М в инспекцию Гостехнадзора были предоставлены Г..

По смыслу закона более тяжким считается обвинение, когда в обвинение включаются дополнительные, не вмененные обвиняемому факты, увеличивающие фактический объём обвинения, хотя и не изменяющие юридической оценки содеянного.

Существенно отличающимся обвинением от первоначального по фактическим обстоятельствам следует считать всякое иное изменение формулировки обвинения, если при этом нарушается право подсудимого на защиту.

Поскольку органами предварительного расследования обвинение Г. в предоставлении подложных договоров купли-продажи пяти буровых станков БТС-150 Б-М в инспекцию Гостехнадзора предъявлено не было, судебная коллегия исключила указание на это обстоятельство из приговора.

1.2.2. Приговором Свободненского городского суда Амурской области от 22 июня 2011 года Ш. осуждён по ч. 2 ст. 159 УК РФ.

 

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 22 сентября 2011 года приговор изменён ввиду нарушения уголовно-процессуального закона.

Органами предварительного следствия Ш. обвинялся в совершении мошенничества, предусмотренного ч.2 ст.159 УК РФ, то есть в хищении денег в сумме 56000 рублей, принадлежащих П., путём обмана, выразившегося в том, что он ввёл её в заблуждение, сообщив, что для решения вопроса об условно – досрочном освобождении её сына потребуется указанная сумма, причинив значительный ущерб потерпевшей, а также в совершении вымогательства - требования у П. передать 60000 рублей под угрозой применения насилия к ней и её сыну, то есть преступлении, предусмотренном ч.1 ст.163 УК РФ.

Согласно приговору, суд оба факта преступных действий Ш. квалифицировал по ч.2 ст.159 УК РФ, указав, что Ш., требуя от потерпевшей деньги, сообщал ложные сведения о том, что они необходимы для погашения карточного долга её сына.

Согласно ст. 252 УПК РФ, суд вправе изменить обвинение и квалифицировать действия подсудимого по другой статье уголовного закона, по которой подсудимому не было предъявлено обвинение, лишь при условии, если действия подсудимого, квалифицируемые по новой статье закона, вменялись ему в вину, не содер­жат признаков более тяжкого преступления и существенно не отличаются по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому дело принято к производству суда, а изменение обвинения не ухудшает положения подсудимого и не нарушает его права на защиту.

Как видно из приговора, суд, признав установленным, что Ш. совер­шил оконченное хищение путём обмана на сумму 116000 рублей, ухудшил тем самым положение осуждённого, выйдя за пределы предъявленного обви­нения, поскольку ему инкриминировалось хищение таким способом только 56000 рублей.

Квалифицируя действия Ш. по ч. 2 ст. 159 УК РФ, суд не учёл также, что санкция указанной нормы закона предусматривает более строгое наказание, чем санкция ч. 1 ст. 163 УК РФ.

Кроме того, суд нарушил право на защиту, существенно изменив формулировку обвинения, вменив другое деяние, отличающееся по объективной стороне, по моменту окончания преступления, а также, вопреки требованиям закона, суд установил обстоятельства, которые не вменялись Ш., а именно то, что он сообщил П. ложные сведения о том, что её сын проиграл в карты значительную сумму, часть которой за П. выплатил он (Ш.), а часть необходимо выплатить ей.

С учётом изложенного, судебная коллегия исключила осуждение Ш. по ч. 2 ст. 159 УК РФ за хищение им денежных средств в сумме 60 000 рублей.

 

1.3. Нарушение процедуры судебного разбирательства повлекло отмену приговора

Приговором Мазановского районного суда от 27 сентября 2011 года осуждён В. по ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 17 ноября 2011 года указанный приговор отменён ввиду нарушения уголовно-процессуального закона.

В соответствии со ст. 291 УПК РФ по окончании исследования представленных сторонами доказательств председательствующий опрашивает стороны, желают ли они дополнить судебное следствие. В случае заявления ходатайства о дополнении судебного следствия суд обсуждает его и принимает соответствующее решение. После разрешения ходатайств и выполнения связанных с этим необходимых судебных действий председательствующий объявляет судебное следствие оконченным.

Согласно ст. 292 УПК РФ, по окончании судебного следствия проводятся прения сторон, которые состоят из речей государственного обвинителя и защитника.

Как следует из протокола судебного заседания, после исследования в судебном заседании материалов уголовного дела защитником подсудимого - адвокатом Ю. было заявлено ходатайство о прекращении уголовного дела в отношении В. в связи с его деятельным раскаянием.

Выслушав мнение государственного обвинителя, не возражавшего против прекращения уголовного дела по указанному основанию, суд удалился в совещательную комнату, по возвращении из которой был оглашён обвинительный приговор.

Таким образом, судебное следствие по уголовному делу окончено не было, судебные прения не проводились, что является существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства, влекущим отмену приговора и направление дела на новое судебное рассмотрение.

 

 

II.Неправильное применение уголовного закона

 

2.1.Ошибки в квалификации действий виновных

2.1.1. Приговором Благовещенского городского суда от 16 мая 2011 года Т., Г., Ф., К.А. и К.О. осуждены за совершение разбоя группой лиц по предварительному сговору с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Кассационным определением от 8 сентября 2011 года приговор изменён по следующим основаниям.

Из установленных судом обстоятельств преступного деяния следует, что Т., Г., Ф., К.А. и К.О. договорились о совершении разбойного нападения с целью хищения чужого имущества на кафе «Принцесса», в ходе которого буду угрожать револьвером, имеющимся у К.А.. Находясь в помещении кафе, Т., демонстрируя револьвер, наставил его на официантку Ф. и потребовал открыть денежный ящик, однако никаких попыток причинить револьвером телесные повреждения потерпевшей им не предпринималось.

Согласно показаниям осужденного Т., револьвер с собой в кафе он взял для того, чтобы напугать работников кафе, но не применять к ним насилие.

Согласно заключению эксперта № 1026от 27 декабря 2010 года револьвер, изъятый у К.А., к категории огнестрельного оружия не относится, так как технически не исправен и для стрельбы не пригоден.

По смыслу закона, если лицо лишь демонстрировало оружие или угрожало заведомо непригодным или незаряженным оружием или имитацией оружия, не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, то эти действия не могут быть квалифицированы как совершение разбоя с применением предмета, используемого в качестве оружия (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года № 29).

С учетом установленных обстоятельств дела, судебная коллегия исключила из приговора осуждение Т., Г., Ф., К.А. и К.О. по квалифицирующему признаку разбоя «с применением предмета, используемого в качестве оружия» и снизила назначенное наказание.

 

2.1.2. Приговором Свободненского районного суда от 10 мая 2011 года Л. , Г. осуждёны по п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ за совершение кражи по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в жилище, они и Д. осуждены также по ч.3 ст.166 УК РФ за неправомерное завладение автомобилем без цели хищения, совершённое группой лиц по предварительному сговору, с причинением особо крупного ущерба.

 

Кассационным определением от 26 июля 2011 года приговор изменён ввиду неправильного применения уголовного закона.

Как установлено судом, 27 октября 2010 года примерно в 23 часа 30 минут Г. и Л. пришли к дому № 68 по ул. Призейской села Желтоярово для того, чтобы попросить водителя увезти их на грузовом автомобиле в с. Заган. Воспользовавшись тем, что входная дверь дома не заперта, Л. и Г. зашли в дом, в котором никого не оказалось. Увидев чужие личные вещи, воспользовавшись отсутствием владельцев, Л. и Г. решили их похитить. С этой целью, договорившись между собой, находясь внутри помещения, Л. и Г., тайно завладели имуществом К. – мобильным телефоном марки «Motorolla», стоимостью 1000 рублей, и курткой из смесовой ткани, стоимостью 1500 рублей. С похищенным имуществом с места происшествия скрылись, похищенным имуществом распорядились, причинив своими действиями К. материальный ущерб на общую сумму 2500 рублей.

По смыслу закона под незаконным проникновением в помещение следует понимать противоправное тайное или открытое в них вторжение с целью совершения кражи.

Однако, как установлено судом, цель, с которой Л. и Г. вошли в дом
потерпевшего, была иной. Умысел на совершение кражи возник, когда они находились в доме.

Исходя из изложенного, судебная коллегия действия Л. и Г. переквалифицировала с п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ на п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, как тайное хищение чужого имущества группой лиц по предварительному сговору.

Приговор в части осуждения Л., Д. и Г. по факту угона автомобиля, принадлежащего Д.М., также изменён, поскольку суд, квалифицируя действия осуждённых по признаку – «с причинением особо крупного ущерба», не учёл, что при квалификации действий виновных по указанному признаку суду следует исходить из фактически понесенных владельцем расходов, связанных с ремонтом автомобиля, если он поврежден во время угона.

Как следует из показаний потерпевшего Д.М., угнанный автомобиль, стоимостью 1500000 рублей, в тот же день был обнаружен в исправном состоянии, без повреждений; ущерба ему причинено не было.

При таких обстоятельствах судебная коллегия переквалифицировала действия Д., Г. и Л. с ч. 3 ст. 166 УК РФ на п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ, как неправомерное завладение автомобилем без цели хищения группой лиц по предварительному сговору.

 

2.1.3. Приговором Белогорского районного суда Амурской области от 15 сентября 2011 года П. осуждёна по ч. 1 ст. 108 УК за убийство, совершённое при превышении пределов необходимой обороны.

 

Кассационным определением от 01 декабря 2011 года приговор изменён ввиду неправильного применения уголовного закона.

Судебная коллегия пришла к выводу о том, что суд правильно установив фактические обстоятельства дела, дал неверную юридическую оценку действиям П., поскольку не учел, что П. органами предварительного следствия не обвинялась в убийстве, ей было предъявлено обвинение в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

В связи с изложенным, действия П. судебной коллегией были переквалифицированы с ч. 1 ст. 108 УК РФ на ч. 1 ст. 114 УК РФ – умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой обороны.

 

2.1.4. Приговором Зейского районного суда Амурской области от 07 июня 2011 года Р.Г. и Р.В. осуждены за совершение действий, связанных с незаконным оборотом наркотических средств.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 09 августа 2011 года приговор изменён ввиду неправильного применения уголовного закона при квалификации действий виновных.

Суд установил, что 24 ноября 2010 года в период с 16 часов 46 минут до 17 часов 30 минут Р.В., получив от иного лица денежные средства для приобретения наркотического средства в г. Свободный Амурской области, выполняя отведенную ему роль в составе организованной группы, с целью дальнейшей перевозки и сбыта приобрёл наркотическое средство – героин в количестве 2,181 грамм, что является крупным размером, и хранил его при себе до 17 часов 30 минут этого же дня, когда указанное наркотическое средство было у него изъято сотрудниками УФСКН по Амурской области.

Указанные действия Р.Г. и Р.В. квалифицированы судом по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, как покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, организованной группой.

Согласно ч. 3 ст. 30 УК РФ покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

В соответствии с ч. 1 ст. 30 УК РФ приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления.

Из установленных судом обстоятельств совершения преступления следует, что в действиях Р.Г. и Р.В. отсутствуют признаки покушения, то есть действий, непосредственно направленных на совершение преступления, однако усматривается умышленное создание условий для совершения преступления (сбыта наркотических средств), не доведенного до конца по независящим от виновных обстоятельствам.

.

Исходя из изложенного, судебная коллегия приговор в отношении Р.Г. и Р.В. изменила, действия осуждённых переквалифицировала на ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.

2.1.5. Апелляционным приговором Благовещенского городского суда от 27 июня 2011 года отменён приговор и.о. мирового судьи по Благовещенскому городскому судебному участку № 10 от 30 июля 2010 года в отношении Б; Б. признан виновным и осуждён за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ.

Кассационным определением от 03 ноября 2011 года указанный апелляционный приговор изменён ввиду неправильного применения уголовного закона.

Действия Б. квалифицированы Благовещенским городским судом по ч. 1 ст. 158 УК РФ, как тайное хищение чужого имущества.

По смыслу закона кража считается оконченной, если виновный имеет реальную возможность пользоваться или распоряжаться похищенным имуществом по своему усмотрению.

Покушением на преступление, согласно ч.3 ст.30 УК РФ, признаются умышленные действия лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

Как следует из материалов уголовного дела, после завладения имуществом потерпевшего, Б. был задержан сотрудниками ОРЧ УР УВД по Амурской области, осуществлявшими наблюдение за ним, и похищенное имущество было у него изъято.

Таким образом, Б. не имел реальной возможности пользоваться или распоряжаться похищенным имуществом по своему усмотрению, т.е. его умысел не был доведен до конца по независящим от него обстоятельствам. При таких обстоятельствах судебная коллегия переквалифицировала действия Б. с ч. 1 ст. 158 УК РФ на ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 158 УК РФ.

 

2.2.Ошибки при назначении наказания

2.2.1 Суд необоснованно признал наличие особо опасного рецидива преступлений и назначил отбывание наказания в исправительной колонии особого режима

Приговором Мазановского районного суда Амурской области от 5 сентября 2011 года О. осуждён за совершение ряда краж чужого имущества к наказанию в виде лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Кассационным определением от 3 ноября 2011 года приговор суда изменён ввиду неправильного применения уголовного закона по следующим основаниям.

Согласно п. «г» ч. 1 ст. 58 УК РФ отбывание лишения свободы назначается мужчинам, осужденным к пожизненному лишению свободы, а также при особо опасном рецидиве преступлений - в исправительных колониях особого режима.

В соответствии с п. «а» ч. 3 ст. 18 УК РФ рецидив преступлений признается особо опасным при совершении лицом тяжкого преступления, за которое оно осуждается к реальному лишению свободы, если ранее это лицо два раза было осуждено за тяжкое преступление к реальному лишению свободы.

 

В обоснование принятого решения о наличии в действиях О. особо опасного рецидива суд указал на его судимости от 31 мая 2000 года по п. «в» ч. 3 ст. 158, ч. 4 ст. 150 УК РФ к 6 годам лишения свободы, а также от 17 июля 2008 года по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Однако судом не было учтено, что приговором от 31 мая 2000 года действия О. были квалифицированы по п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона № 63-ФЗ от 13.06.1996 года) как кража, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в иное хранилище, лицом, ранее два раза судимым за хищение, и по ч. 4 ст. 150 УК РФ, как вовлечение несовершеннолетнего в совершение тяжкого преступления иным способом, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, а впоследствии, Федеральным законом от 8 декабря 2003 года №162-ФЗ, статья 158 УК РФ изложена в новой редакции, не предусматривающей наличие квалифицирующего признака «лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство».

В силу ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу.

На момент постановления обжалуемого приговора действия О., за которые он осужден приговором от 31 мая 2000 года, образовывали деяния, предусмотренные пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) - кража, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенная группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в иное хранилище, и ч. 1 ст. 150 УК РФ - вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления иным способом, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста.

Указанные преступления в соответствии со ст. 15 УК РФ относятся к категории средней тяжести.

При таких обстоятельствах в действиях О. отсутствуют признаки особо опасного рецидива. Учитывая, что О. совершил тяжкое преступление и ранее, приговором от 17.07.2008 года, он был судим за тяжкое преступление, то в его действиях, согласно п. «б» ч. 2 ст. 18 УК РФ имеется опасный рецидив преступлений.

Исходя из изложенного, судебная коллегия приговор изменила и назначила О. отбывать наказание в исправительной колонии строгого режима.

 

2.2.2. Несовершеннолетнему, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, не может быть назначено наказание в виде лишения свободы

Приговором Свободненского городского суда Амурской области от 23 августа 2011 года С. осуждён за совершение ряда краж, грабёж и за заранее не обещанное приобретение имущества, заведомого добытого преступным путем.

Как следует из приговора, суд назначил С., совершившему преступление в возрасте 16 лет, по ч. 1 ст. 175 УК РФ наказание в виде лишения свободы на срок один год.

Поскольку санкция ч. 1 ст. 175 УК РФ предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы до двух лет, указанное преступление в соответствии со ст. 15 УК РФ относится к преступлениям небольшой тяжести.

Согласно ч. 6 ст. 88 УК РФ наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до шестнадцати лет преступление небольшой или средней тяжести впервые, а также остальным несовершеннолетним осужденным, совершившим преступления небольшой тяжести впервые.

Поскольку на момент совершения указанного преступления С. являлся несудимым, то в соответствии с требованиями ч.6 ст.88 УК РФ ему не могло быть назначено по указанной статье наказание в виде лишения свободы. В связи с изложенным судебная коллегия приговор изменила, смягчив наказание.

2.2.3 Наказание в виде обязательных работ в нарушение закона назначено женщине, имеющей ребёнка в возрасте до трёх лет

Приговором Шимановского районного суда Амурской области от 13 октября 2011 года К. осуждена по ч. 1 ст. 306 УК РФ к 180 часам обязательных работ.

Кассационным определением от 1 декабря 2011 года приговор изменён, осуждённой назначено наказание в виде штрафа по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 49 УК РФ обязательные работы заключаются в выполнении осужденным в свободное от основной работы или учебы время бесплатных общественно полезных работ.

В соответствии с ч. 4 ст. 49 УК РФ обязательные работы не назначаются женщинам, имеющим детей в возрасте до трех лет.

Как видно из материалов дела, К. имеет на иждивении двоих малолетних детей, в том числе сына в возрасте до трех лет.

При таких данных К. не могло быть назначено наказание в виде обязательных работ.

 

2.2.4. Суд, рассмотрев дело в особом порядке, при назначении наказания не выполнил требования ч.7 ст.316 УПК РФ

Приговором Благовещенского городского суда Амурской области от 8 сентября 2011 года Б. осуждён по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

Кассационным определением от 17 ноября 2011 года приговор изменён в связи с неправильным применением уголовного закона при назначении наказания.

В соответствии с требованиями ч. 7 ст. 316 УПК РФ наказание осуж­денному по делу, рассмотренному в особом порядке судебного разбиратель­ства, не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное пре­ступление.

Максимальный срок наиболее строгого вида наказания, предусмотренный ч. 1 ст. 228 УК РФ, составляет 3 года лишения свободы, следовательно, при особом по­рядке судебного разбирательства с учётом положений ч. 7 ст. 316 УПК РФ максимально возможным является наказание в виде 2 лет лишения свободы (две трети от 3 лет).

Суд признал смягчающими наказание Б. обстоятельствами полное признание вины и раскаяние в содеянном, наличие на иждивении несовершеннолетнего ребенка, активное способствование раскрытию и рассле­дованию преступления.

При наличии указанных смягчающих обстоятельств назначение Б. максимального наказания в виде лишения свободы при особом порядке судебного разбирательства нельзя признать справедливым. Учитывая изложенное, судебная коллегия наказание смягчила.

 

2.2.5.Ограничение свободы может быть назначено несовершеннолетнему осуждённому только в качестве основного наказания

Приговором Свободненского городского суда Амурской области от 25 апреля 2011 года Д. и Т. осуждены по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы с ограничением свободы.

Кассационным определением от 21 июля 2011 года приговор изменён, поскольку суд при назначении наказания неправильно применил закон.

В соответствии с ч. 5 ст. 88 УК РФ ограничение свободы назначается несовершеннолетним осуждённым только в виде основного наказания.

Согласно материалам дела, осуждённые являются несовершеннолетними, поэтому судом наказание в виде ограничения свободы было назначено необоснованно, в связи с чем из приговора суда исключено.

 

2.2.6. Противоправное поведение потерпевшего, явившееся поводом для совершения преступления, в нарушение п. «з» ч.1 ст.61 УК РФ не признано смягчающим наказание обстоятельством

Кассационным определением от 22 сентября 2011 года изменён приговор Белогорского городского суда Амурской области от 29 июля 2011 года в отношении С., осуждённой по ч. 1 ст. 111 УК РФ, ввиду неправильного применения уголовного закона при назначении наказания, выразившегося в том, что суд, установив, что С. причинила Б. телесные повреждения из-за высказанных в ее адрес со стороны потерпевшей оскорблений, в нарушение требований п.»з» ч.1 ст.61 УК РФ не признал указанное поведение потерпевшей обстоятельством, смягчающим наказание.

 

2.2.7. При назначении наказания суд не учёл положения п. «и» ч.1 ст.61, ч.3 ст.68, ч.7 ст.316 УПК РФ

Приговором Бурейского районного суда Амурской области от 31 августа 2011 года С. осуждён за совершение ряда краж и мошенничество.

Кассационным определением от 25 августа 2011 года приговор изменён ввиду неправильного применения уголовного закона.

В обоснование своей позиции судебная коллегия указала следующее.

Приговором суда признано, что С. похитил сотовый телефон, принадлежащий П., а также телевизор, принадлежащий Т..

Как видно из материалов дела, явившись с повинной, С. правоохранительным органам сообщил сведения о том, что принадлежащий П. сотовый телефон он «заложил» в магазин «Ланкон», расположенный в доме №75 п. Светлый; а похищенный им телевизор он продал женщине, назвав её адрес.

В дальнейшем, в ходе осмотров места происшествия, проведенных в связи с сообщением С., указанные телефон и телевизор были изъяты, а затем приобщены к делу в качестве вещественных доказательств.

Приведенные данные свидетельствуют, что С. активно способствовал розыску похищенного им имущества.

Суд же, располагая такими сведениями, вопреки требованиям п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ не признал указанное обстоятельство смягчающим наказание С., и не привел в приговоре мотивов данного решения.

Кроме того, суд указал в приговоре, что при назначении наказания С. (совершившему преступления при рецидиве) применяет положения ч. 3 ст. 68 УК РФ, в соответствии с которой при любом виде рецидива преступлений, если судом установлены смягчающие обстоятельства, предусмотренные статьей 61 УК РФ, срок наказания может быть назначен менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ, и назначает С. наказание без учета положений ч. 2 ст. 68 УК РФ.

В соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК РФ при постановлении приговора в особом порядке назначенное подсудимому наказание не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Частью 1 статьи 158 и частью первой статьи 159 УК РФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет; частями 2 и 3 ст. 158 УК РФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до пяти и шести лет соответственно.

С учетом требований ч. 7 ст. 316 УПК РФ, по ч. 1 ст. 158 и ч. 1 ст. 159 УК РФ не могло быть назначено более одного года четырех месяцев лишения свободы. Исходя из положений ч. 2 ст. 68 УК РФ, минимальным наказанием по данным статьям УК РФ при рецидиве преступлений (при рассмотрении дела в особом порядке) является пять месяцев десять дней лишения свободы.

В соответствии с приведенными положениями закона по ч. 2 ст. 158 УК РФ С. не могло быть назначено более трех лет четырех месяцев лишения свободы, а минимальным наказанием при рецидиве преступлений (с учетом рассмотрения дела в особом порядке) является один год один месяц десять дней лишения свободы; по ч. 3 ст. 158 УК РФ ему не могло быть назначено более четырех лет лишения свободы, а минимальным наказанием при рецидиве преступлений (с учетом рассмотрения дела в особом порядке) является один год четыре месяца лишения свободы.

Суд же в противоречие собственному выводу о применении при назначении наказания С. ч. 3 ст. 68 УК РФ назначил ему за каждое преступление более одной третьей части максимального срока лишения свободы.

Учитывая изложенные обстоятельства, судебная коллегия снизила наказание, назначенное С. за каждое из совершенных им преступлений и по совокупности преступлений.

 

 

3. Ошибки при разрешении гражданского иска.

 

При рассмотрении гражданского иска по уголовному делу суд должен руководствоваться положениями ГК РФ

3.1. Кассационным определением от 29 сентября 2011 года приговор Райчихинского городского суда Амурской области от 11 августа 2011 года в отношении несовершеннолетнего П., осуждённого по ч. 1 ст. 105 УК РФ, отменён в части гражданского иска, дело направлено на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 1074 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет самостоятельно несут ответственность за причиненный вред на общих основаниях.

В соответствии с ч. 2 ст. 1074 ГК РФ в случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) или попечителем, если они не докажут, что вред возник не по их вине. Если несовершеннолетний в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, оставшийся без попечения родителей, был помещен под надзор в учреждение для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, это учреждение обязано возместить вред полностью или в недостающей части, если не докажет, что вред возник не по его вине.

Суд, принимая решение о взыскании в пользу Е. денежных сумм в счет возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда с несовершеннолетнего П., сослался на требования ч. 1 ст. 1074 ГК РФ о том, что такие несовершеннолетние самостоятельно несут ответственность за причиненный вред на общих основаниях.

Вместе с тем иные положения данной нормы закона суд оставил без внимания; вопрос о наличии у несовершеннолетнего дохода или иного имущества, достаточного для возмещения вреда, не выяснялся; необходимость привлечения в качестве гражданского ответчика учреждения, воспитанником которого являлся несовершеннолетний П., не обсуждалась, на что обоснованно указывается в кассационной жалобе потерпевшей.

 

3.2. Кассационным определением от 28 июля 2011 года приговор Благовещенского городского суда Амурской области от 8 июня 2011 года в отношении Ш., осуждённого по ч. 3 ст. 264 УК РФ за нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека, отменён в части гражданского иска.

Как следует из материалов дела, потерпевшей П. по делу был заявлен иск о взыскании материального ущерба в сумме 58425,25 рублей и компенсации морального вреда в сумме 1000 000 рублей.

Данные исковые требования потерпевшая П. поддержала в судебном заседании.

Суд принял решение о взыскании в ее пользу с гражданского ответчика 58425 рублей 25 копеек в счет возмещения материального ущерба, 100000 рублей в счет компенсации морального вреда.

Как видно из протокола судебного заседания, ответчик Ч., возражая против требований П. о возмещения материального ущерба, ссылался на заключение им договора обязательного страхования автогражданской ответственности с ОАО «Спасские ворота», которое, по его мнению, и является надлежащим ответчиком по иску в данной части.

Однако, вопреки требованиям ст. 307 УПК РФ, мотивы, по которым доводы ответчика признаны необоснованными, в приговоре не приведены.

Разрешая требования П. о компенсации морального вреда, суд, сославшись на положения ст. 151, 1099-1101 ГК РФ, с учетом материального положения ответчика Ч. принял решение о частичном удовлетворении исковых требований и взыскании с него в пользу П. компенсации морального вреда в сумме 100 000 рублей. Вместе с тем, как видно из протокола судебного заседания, какие-либо документы, отражающие материальное положение гражданского ответчика, судом не исследовались.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия приговор в части разрешения иска отменила, а дело в этой части направила на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

 

4. Рассмотрение вопросов в порядке исполнения приговоров

4.1. Ошибки при рассмотрении ходатайств об условно - досрочном освобождении

4.1.1.При наличии ходатайства осуждённого об участии в судебном заседании суд обязан обеспечить его участие в рассмотрении вопроса об условно – досрочном освобождении от наказания

Кассационным определением от 22 ноября 2011 года отменено постановление Ивановского районного суда от 14 сентября 2011 года в отношении Т., которым отказано в удовлетворении ходатайства осуждённого об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Ходатайство Т. об условно-досрочном освобождении от наказания рассмотрено в отсутствие осужденного. Как следует из протокола судебного заседания от 14 сентября 2011 года, суд при рассмотрении данного ходатайства, не выясняя причину отсутствия осуждённого в судебном заседании, сославшись на то, что Т. извещен надлежащим образом, постановил рассмотреть ходатайство в его отсутствие.

Вместе с тем, в представленных материалах имеется ходатайство осужденного Т. об обеспечении его личного участия в судебном заседании при рассмотрении вопроса об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания. Однако судом данное ходатайство по существу не рассмотрено.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия пришла к выводу о том, что Т. был лишен возможности реализовать права, гарантированные ему ч.2 ст.399 УПК РФ, в связи с чем отменила постановление суда, материалы по ходатайству осужденного направила на новое судебное рассмотрение.

 

4.1.2. Если осуждённый обратился с ходатайством об условно – досрочном освобождении ранее срока, установленного ч.3 ст.79 УК РФ, суд не вправе рассматривать его по существу

 

Кассационным определением судебной коллегии от 27 сентября 2011 года постановление Сковородинского районного суда Амурской области от 13 июля 2011 года, которым отказано в удовлетворении ходатайства осуждённого Ш. об условно-досрочном освобождении, отменено, производство прекращено, в связи с тем, что осуждённый не отбыл установленную законом часть наказания.

В соответствии с ч. 1 ст. 79 УК РФ лицо, отбывающее лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению от отбывания наказания, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

Согласно ч. 3 ст. 79 УК РФ, условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осуждённым не менее двух третей срока наказания, назначенного лицу, ранее условно-досрочно освобождавшемуся, если условно-досрочное освобождение было отменено по основаниям, предусмотренным п. «в» ч. 7 ст. 79 УК РФ.

Осуждённый отбывает наказание по приговору Михайловского районного суда от 19 октября 2010 года, которым он осуждён по п. «б» ч.2 ст.158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы.

Как следует из представленных материалов, ранее, приговором Михайловского районного суда от 24 февраля 2005 года, Ш. был осуждён по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ к трём годам шести месяцам лишения свободы.

Постановлением Сковородинского районного суда от 7 июля 2006 года Ш. был освобождён условно-досрочно от отбывания наказания, назначенного указанным приговором, на неотбытый срок 1 год 7 месяцев 2 дня.

Впоследствии, приговором мирового судьи Амурской области по Михайловскому районному судебному участку от 26 ноября 2007 года, Ш. осужден по ст. 119 УК РФ с применением п. «в» ч. 7 ст. 79, ст. 70 УК РФ к одному году одному месяцу лишения свободы.

При таких данных условно - досрочное освобождение от отбывания наказания по приговору от 19 октября 2010 года может быть применено к Ш. только после фактического отбытия им не менее двух третей срока наказания.

Учитывая, что указанным приговором суда Ш. назначено наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы, вопрос об условно – досрочном освобождении может быть поставлен по отбытии не менее одного года. На момент подачи ходатайства Ш. (21 июня 2011 года) и его рассмотрения судом (13 июля 2011 года) он отбыл менее двух третей назначенного срока наказания. В связи с изложенным, оснований для рассмотрения ходатайства Ш. об условно-досрочном освобождении не имелось.

4.1.3.Требование о возмещении имущественного вреда реабилитированному рассматривается в порядке, предусмотренном ст.399 УПК РФ, с соблюдением прав заинтересованных лиц

Кассационным определением от 15 ноября 2011 года отменено постановление Благовещенского городского суда Амурской области от 15 августа 2011 года, которым с казны Российской Федерации в лице Министерства Финансов Российской Федерации в пользу реабилитированной З. взыскана сумма, выплаченная ею за оказание юридической помощи в ходе производства по уголовному делу.

Требование о возмещении реабилитированному имущественного вреда разрешается судьёй в порядке, установленном ст. 399 УПК РФ для рассмотрения вопросов, связанных с исполнением приговора.

Согласно ч. 6 ст. 399 УПК РФ в судебном заседании вправе участвовать прокурор. Это право предполагает, что прокурор должен быть своевременно уведомлен о месте, дате и времени судебного заседания.

Как следует из протокола судебного заседания, 26 июля 2011 года в ходе рассмотрения заявления З. участвующим в рассмотрении заявления прокурором было заявлено ходатайство о запросе справки из Адвокатской палаты, в связи с чем рассмотрение заявления было отложено без указания конкретной даты.

15 августа 2011 года рассмотрение заявления З. было продолжено с участием её представителя - адвоката С., при этом данных о том, что прокурор и Управление Федерального казначейства по Амурской области были уведомлены о месте и времени судебного заседания по рассмотрению заявления З., в материалах дела не имеется.

 

Поскольку прокурор и Управление Федерального казначейства по Амурской области были лишены возможности реализовать предусмотренное законом право, судебная коллегия постановление отменила, материалы направила на новое судебное рассмотрение.

 

4.2. Ошибки при рассмотрении вопросов в порядке ст. 10 УК РФ

4.2.1. Ходатайство осуждённого о смягчении назначенного наказания в связи с принятием после вступления в законную силу приговора суда закона, имеющего обратную силу, не подлежит рассмотрению, если по аналогичному ходатайству имеется не отменённое постановление суда

Кассационным определением от 1 декабря 2011 года отменено постановление Благовещенского городского суда Амурской области от 16 сентября 2011 года о приведении в соответствие с действующим законодательством приговоров, постановленных в отношении Д., производство по ходатайству прекращено.

Вопросы об освобождении от наказания или о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего в соответствии со ст. 10 УК РФ обратную силу, подлежат рассмотрению в порядке, предусмотренном ст. 396 - 399 УПК РФ.

По смыслу закона, принимая решение о приведении приговоров в соответствие с действующим уголовным законом, суд обязан учесть все изменения, внесённые в уголовный закон на момент рассмотрения такого ходатайства.

Из поступившего в Благовещенский городской суд ходатайства от 15 августа 2011 года следует, что осуждённый Д. просил о приведении постановленного в отношении него приговора Константиновского районного суда от 21 октября 2009 года в соответствие с изменениями, внесёнными в Уголовный кодекс РФ Федеральным законом № 26-ФЗ от 7 марта 2011 года.

Постановлением суда от 16 сентября 2011 года в удовлетворении ходатайства отказано.

Однако, приняв такое решение, суд не учёл, что ранее Д. уже обращался в суд с таким ходатайством, по результатам его рассмотрения 20 апреля 2011 года судом принято решение, которое вступило в законную силу, оно имелось в материалах дела, и было предметом исследования в судебном заседании.

При таких обстоятельствах у суда не имелось оснований для повторного разрешения в порядке п. 13 ст. 379 УПК РФ вопросов, которые были рассмотрены ранее, вынесенное постановление суда вступило в законную силу.

 

4.2.2. При рассмотрении ходатайства осуждённого о приведении приговора в соответствие с изменениями, внесёнными в УК РФ, он имеет право на защиту

 

Кассационным определением судебной коллегии от 29 ноября 2011 года отменено постановление Благовещенского городского суда от 19 сентября 2011 года о приведении в соответствие с действующим законодательством приговора, постановленного в отношении З., материалы направлены на новее судебное рассмотрение.

В соответствии с ч. 4 ст. 399 УПК РФ при рассмотрении судом вопросов, связанных с исполнением приговора, осужденный может осуществлять свои права с помощью адвоката.

 

В соответствии со ст. 48 Конституции РФ каждый имеет право на получение квалифицированной юридической помощи и право пользоваться помощью адвоката (защитника).

Право обвиняемого на защиту в судебном разбирательстве сохраняется на всех стадиях уголовного процесса, в том числе при рассмотрении судом вопросов, связанных с исполнением приговора.

В силу п. 1 ч. 1 ст. 51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если подозреваемый, обвиняемый не отказался от него в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ.

Согласно ч. 3 ст. 51 УПК РФ суд обеспечивает защитника в уголовном судопроизводстве, если он не приглашён самим обвиняемым, его законным представителем, а также иными лицами по его поручению или с его согласия.

Как следует из представленных материалов, в ходе подготовки к судебному заседанию по рассмотрению ходатайства осуждённого З. о приведении постановленного в отношении него приговора в соответствие с действующим уголовным законом, в адрес ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Амурской области для вручения осужденному З. было направлено извещение о дате, времени и месте судебного заседания, в котором содержалось разъяснение его права пользоваться помощью защитника.

Однако сведения о том, что осужденный З. отказался от услуг защитника в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ, в материалах дела отсутствуют.

Несмотря на это, вопрос об обеспечении З. защитником судом не обсуждался, мнение осужденного, присутствовавшего в судебном заседании, по данному вопросу не выяснялось.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу о том, что право осуждённого З. на защиту было нарушено.

 

4.2.3. Неуказание в постановлении суда пункта части 3 статьи 158 УК РФ в редакции ФЗ №26 от 7 марта 2011 года, на который переквалифицированы действия осуждённого, является неправильным применением закона, влекущим его отмену

 

Кассационным определением от 25 октября 2011 года отменено постановление Ивановского районного суда Амурской области от 10 августа 2011 года, которым приведены в соответствие с действующим законодательством приговоры, постановленные в отношении С..

При решении вопроса о пересмотре постановленных в отношении С. приговоров в соответствие с действующим законодательством, суд пришёл к правильному выводу о том, что Федеральным законом от 7 марта 2011 г. №26-ФЗ в санкцию ч. 3 ст. 158 УК РФ внесены изменения, которые имеют обратную силу и улучшают положение осужденного, а изменения в ч. 1 ст. 105 УК РФ, имеющие обратную силу, не вносились.

Вместе с тем, при рассмотрении ходатайства судом не было учтено, что ч. 3 ст. 158 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ содержит три пункта: а) с незаконным проникновением в жилище; б) из неф­тепровода, нефтепродуктопровода, газопровода; в) в крупном размере.

Постановив считать С. осуждённым по приговору от 14 июля 2006 г. по ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ), суд фактически не указал уголовный закон, который он счи­тает необходимым применить.

Данные обстоятельства свидетельствуют о неправильном применении уголовного закона, в связи с чем судебная коллегия отменила постановление с направ­лением материалов на новое судебное рассмотрение.

4.2.4. При приведении приговора в соответствие с изменениями, внесёнными в Уголовный кодекс законом, имеющим обратную силу, суд обязан обсудить вопрос о наличии или отсутствии оснований для снижения наказания

 

Кассационным определением судебной коллегии от 10 ноября 2011 года изменено постановление Сковородинского районного суда Амурской области от 6 апреля 2011 года в отношении С., которым приведены в соответствие с действующим законодательством постановленные в отношении него приговоры.

Согласно постановлению, суд, учитывая, что Федеральным законом от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ в ч.1 ст.111 УК РФ внесены изменения, в соответствии с которыми исключён нижний предел наказания в виде лишения свободы, переквалифицировал действия осуждённого на ч.1 ст.111 УК РФ в новой редакции, при этом наказание за данное преступление оставил без изменения, указав, что наказание назначено с учётом характера и степени общественной опасности преступления, личности виновного, обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, с учётом влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. Изложенное свидетельствует о том, что суд, рассматривая ходатайство осуждённого, оценивал справедливость наказания, назначенного приговором суда по закону, действовавшему на момент его постановления.

Вместе с тем, суд не учёл требования ч.2 ст.10 УК РФ, согласно которым, если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом.

Поскольку изменения, внесённые в ч.1 ст.111 УК РФ, касаются наказания в виде лишения свободы, которое отбывается осуждённым, судебная коллегия снизила наказание, назначенное ему за указанное преступление и по совокупности приговоров.

V. Ошибки при разрешении вопроса о процессуальных издержках.

5.1.Процессуальные издержки не могут быть взысканы с подсудимого

В ходе рассмотрения уголовного дела в отношении Б. защиту его интересов в судебном заседании осуществлял по назначению суда адвокат Н., который обратился с заявлением об оплате его труда.

Постановлением Сковородинского районного суда от 3 октября 2011 года заявление адвоката удовлетворено, вынесено постановление об оплате его труда, а процессуальные издержки взысканы с подсудимого.

Кассационным определением от 1 декабря 2011 года постановление суда в части взыскании процессуальных издержек с Б. отменено по следующим основаниям.

Своё решение о взыскании процессуальных издержек, связанных с оплатой услуг адвоката, с подсудимого Б., суд в описательно-мотивировочной части постановления мотивировал тем, что подсудимый не заявлял отказа от защитника, является совершеннолетним, трудоспособным лицом.

Однако принятое судом решение в части взыскания оплаты услуг адвоката с Б. не соответствует положениям ч. 1 ст. 132 УПК РФ, в соответствии с которой процессуальные издержки подлежат взысканию с осуждённого,каковым Б. не являлся, по уголовному делу он имеет статус подсудимого, приговор в отношении него не постановлен.

Таким образом, оснований для взыскания судебных издержек с Б. у суда не имелось.

 

6. Ошибки при рассмотрении жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ

6.1. Неизвещение заинтересованных лиц о рассмотрении жалобы на постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела повлекло отмену постановления суда

 

Кассационным определением судебной коллегии от 24 ноября 2011 года отменено постановление Благовещенского городского суда от
1 сентября 2011 года, которым жалоба адвоката на постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела удовлетворена, постановление следователя признано незаконным, на руководителя СО по
г. Благовещенску СУ СК РФ по Амурской области возложена обязанность устранить допущенные нарушения.

В соответствии с ч. 3 ст. 125 УПК РФ суд проверяет законность и обоснованность действий (бездействия) и решений дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора не позднее чем через 5 суток со дня поступления жалобы в судебном заседании с участием заявителя и его защитника, законного представителя или представителя, если они участвуют в уголовном дела, иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением, а также с участием прокурора, следователя, руководителя следственного органа.

Как следует из представленных материалов, постановлением старшего следователя СО по г. Благовещенску СУ СК РФ по Амурской области отказано в возбуждении уголовного дела в отношении А. по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, то есть в связи с отсутствием в его действиях состава преступлений, предусмотренных ст. 105 и ч. 1 ст. 108 УК РФ.

Таким образом, А. является лицом, чьи интересы непосредственно затрагиваются данным постановлением.

Вместе с тем, рассматривая жалобу представителя заявителя – адвоката Я., суд о дате её рассмотрения А. не известил, рассмотрел жалобу без его участия.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 года № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», судья обязан обеспечить своевременное извещение о месте, дате и времени судебного заседания лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым решением, к которым относятся, в том числе, подозреваемый (обвиняемый) в случае обжалования потерпевшим постановления о прекращении уголовного дела (либо об отказе в возбуждении уголовного дела).

Принимая во внимание, что порядок рассмотрения жалобы, предусмотренный ст. 125 УПК РФ, не соблюден, судебная коллегия постановление суда отменила, материалы по жалобе направила на новое судебное рассмотрение.

 

6.2. В порядке ст.125 УПК РФ подлежат проверке жалобы на постановления, действия (бездействия) должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование на стадии досудебного производства, если предварительное расследование по делу не закончено

Кассационным определением судебной коллегии от 15 сентября 2011 года постановление Благовещенского городского суда Амурской области от 27 июля 2011 года об оставлении без удовлетворения жалобы С., поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, отменено, производство по жалобе прекращено по следующим основаниям.

Заявитель обратилась в Благовещенский городской суд Амурской области с жалобой, в которой указала, что 8 февраля 2011 года её сын С.В. был осуждён приговором Благовещенского городского суда за совершение преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, однако с данным приговором она, как защитник (осуществ­лявшая защиту наряду с адвокатом), не согласна, поскольку в ходе досудеб­ного производства по делу работниками оперативных и следственных орга­нов в отношении сына оперативно-розыскные мероприятия, следственные и процессуальные действия проводились незаконно, адвокаты не осуществляли его защиту, вина С.В. не доказана, шприц с наркотическим средством ему подбросили, право С.В. на защиту при про­ведении с его участием различных следственных и процессуальных дейст­вий было нарушено.

Обжалование действий (бездействия) должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, их постановлений в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, возможно только на досудебном этапе уголовного судопроизводства, который завершается моментом передачи уголовного дела в суд первой инстанции для рассмотрения по существу.

Как следует из содержания жалобы заявителя С., она обжаловала действия и решения должностных лиц на досудебных стадиях производства по уголовному делу в отношении её сына. Однако 8 февраля 2011 г. Благовещенским городским судом по данному уголовному делу постановлен обвинительный приговор, вступивший в законную силу.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, сформулированной в Определении от 18.11.2004 г. № 369-0 и ряде других определений, из предписаний ст.ст. 45, 46 Конституции РФ не следует, что после вступления приговора в законную си­лу необходимо обеспечить проверку законности и обоснованности действий (бездействия) и решений органов предварительного расследования в процедуре, предусмотренной
ст. 125 УПК РФ, поскольку такая проверка осуществлена судом в ходе рассмотрения дела по существу. Осуществление же такой проверки в процедуре, предусмотренной ст. 125 УПК РФ, фактически означало бы подмену установленной законодателем в пределах его компетенции процедуры принятия и контроля решений по уголовному делу на различных стадиях уголовного судопроизводства путем проведения параллельного разбирательства и, как следствие, означало бы вмешательство в деятельность судов при отправлении правосудия, что в соответствии с ч. 1 ст. 120 Конституции РФ является недопустимым.

При таких обстоятельствах при наличии вступившего в законную силу приговора оснований для рассмотрения доводов жалобы С. в порядке ст. 125 УПК РФ у суда не имелось, поскольку эти об­стоятельства подлежали проверке судом первой инстанции при рассмотрении дела по существу.

 

Обобщение кассационной практики направляется в районные (городские) суды Амурской области для изучения и использования в правоприменительной деятельности.

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Амурского областного суда

опубликовано 10.04.2012 09:47 (МСК)