Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Справка по результатам изучения случаев прекращения судами Амурской области производства по делу об административном правонарушении, передачи дела по подведомственности, а также возвращения протокола об административном правонарушении и других материалов

24 мая 2010 года первым заместителем председателя Верховного Суда Российской Федерации Серковым П.П. проведен семинар с использованием систем видеоконференц-связи с областными и равными им судами Сибирского и Дальневосточного федеральных округов, в ходе которого высказана озабоченность увеличением числа случаев необоснованного прекращения производства по делам об административных правонарушениях, передачи дел по подведомственности, а также возвращения протоколов об административном правонарушении в орган, должностному лицу, которые составили протокол, и дано поручение усилить контроль в целях исключения подобных случаев из практики нижестоящих судов.

В указанных целях Амурским областным судом организовано изучение нижестоящими судами практики совершения названных процессуальных действий мировыми судьями и судьями районных (городских) судов за первое полугодие 2010 года. Основу настоящей справки составили материалы, представленные судами по результатам изучения.

Положения статьей 30.7, 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях во взаимосвязи со статьями 46, 50 и 55 Конституции Российской Федерации и корреспондирующими им требованиями статьи 4 протокола № 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод закрепляют принцип недопустимости ухудшения положения лица, в отношении которого вынесено постановление по делу об административном правонарушении.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, содержащейся в пункте 3.1 постановления от 17 июля 2002 года № 13-П и в полной мере применимой к административному судопроизводству, исключения из общего правила о запрете поворота к худшему допустимы лишь в качестве крайней меры, когда допущенные в предшествующем разбирательстве существенные (фундаментальные) нарушения повлияли на исход дела и неисправление судебной ошибки искажало бы саму суть правосудия, смысл приговора как акта правосудия, разрушая необходимый баланс конституционно защищаемых ценностей, в том числе прав и законных интересов осужденных и потерпевших.

Кроме этого, действующий порядок производства по делу об административном правонарушении наделен законодателем свойством оперативности, что, в частности, выражается в сравнительно небольшом сроке давности привлечения виновного лица к административной ответственности (статья 4.5 КоАП РФ).

Эти обстоятельства предъявляют повышенные требования к качеству осуществления правосудия по делам об административных правонарушениях, поскольку во многих случаях не позволяют устранить допущенную при разбирательстве судебную ошибку на стадии последующего пересмотра постановления в вышестоящем суде, а необоснованное прекращение производства по делу и неправильное определение подведомственности, как правило, препятствуют несению лицом заслуженного наказания.

 Изложенными обстоятельствами обусловлен избранный для изучения круг вопросов. В предмет настоящего обобщения входят практика рассмотрения судами области следующих процессуальных вопросов:

- прекращение производства по делу об административном правонарушении при наличии обстоятельств, исключающих производство по делу об административном правонарушении;

- передача протокола об административном правонарушении и других материалов дела на рассмотрение по подведомственности;

- возвращение протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган, должностному лицу, которые составили протокол.

Учитывая, что управление транспортным средством, являющимся источником повышенной опасности, водителем, который находится в состоянии опьянения, существенно нарушает охраняемые общественные правоотношения независимо от роли правонарушителя, размера вреда, наступления последствий и их тяжести, особое внимание уделено случаям прекращения производства по делам, предусмотренным статьями 12.8 и 12.26 КоАП РФ.

 

Общие статистические данные

 

За первые шесть месяцев 2010 года мировыми судьями судебных участков Амурской области рассмотрено 34 126 дел об административных правонарушениях (по числу привлекаемых лиц; правонарушения, предусмотренные КоАП РФ). Из них:

с вынесением постановления о назначении административного наказания – 30 641;

с вынесением постановления о прекращении производства по делу – 2 342[1];

с вынесением определения о возвращении протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган, должностному лицу, которые составили протокол (п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ) - 290;

с вынесением определения о передаче протокола об административном правонарушении с материалами дела или дела на рассмотрение по подведомственности (п. 5 ч. 1 ст. 29.4 и п. 2 ч. 2 ст. 29.9 КоАП РФ) – 853.

 

За этот же период судьями районных (городских) судов (по первой инстанции) рассмотрены 1480 дел об административных правонарушениях, из них:

с вынесением постановления о назначении административного наказания – 894;

с вынесением постановления о прекращении производства по делу – 126.

с вынесением определения о возвращении протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган, должностному лицу, которые составили протокол  - 39;

с вынесением определения о передаче протокола об административном правонарушении с материалами дела или дела на рассмотрение по подведомственности – 421.

 

За первое полугодие 2010 года судьями рассмотрены 3 927 дел об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 12.8 КоАП РФ (мировыми судьями – 3 381, судьями районных (городских) судов – 546), из них:

с вынесением постановления о назначении административного наказания – 3175 (мировыми судьями – 2992, судьями районных (городских) судов – 183);

с вынесением постановления о прекращении производства по делу – 209 (мировыми судьями – 197, судьями районных (городских) судов – 12).

с вынесением определения о возвращении протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган, должностному лицу, которые составили протокол – 14 (мировыми судьями – 7, судьями районных (городских) судов – 7);

с вынесением определения о передаче протокола об административном правонарушении с материалами дела или дела на рассмотрение по подведомственности – 529 (мировыми судьями – 185, судьями районных (городских) судов – 344).

 

За указанный период мировыми судьями рассмотрено 901 дело об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 12.26 КоАП РФ (судьями районных (городских) судов указанная категория дел не рассматривалась). Из них:

с вынесением постановления о назначении административного наказания - 770;

с вынесением постановления о прекращении производства по делу – 78.

с вынесением определения о возвращении протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган, должностному лицу, которые составили протокол - 2;

с вынесением определения о передаче протокола об административном правонарушении с материалами дела или дела на рассмотрение по подведомственности – 51.

 

 

Прекращение производства по делу

об административном правонарушении

 

В соответствии с частью 1 статьи 24.5 КоАП РФ обстоятельствами, исключающими производство по делу, и в силу этого влекущими его прекращение являются: отсутствие события административного правонарушения; отсутствие состава административного правонарушения; действие лица в состоянии крайней необходимости; издание акта амнистии; отмена закона, установившего административную ответственность; истечение сроков давности привлечения к административной ответственности; наличие по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, либо постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении, либо постановления о возбуждении уголовного дела; смерть физического лица.

Помимо этого, производство по делу подлежит прекращению в случае освобождения лица от административной ответственности с объявлением устного замечания ввиду малозначительности совершенного административного правонарушения (ст. 2.9, п. 2 ч. 1.1 ст. 29.9 КоАП РФ).

Анализ представленных материалов показал, что наиболее распространенными основаниями прекращения производства по делу явились истечение сроков давности привлечения к административной ответственности, отсутствие состава или события административного правонарушения, состояние крайней необходимости, а также малозначительность совершенного деяния.

В то же время прекращение производства по таким основаниям, как издание акта амнистии, отмена закона об административной ответственности, наличие по тому же факту противоправных действий (бездействия) постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении или постановления о возбуждении уголовного дела, в практике применения КоАП РФ за исследуемый период не встречалось.

Отсутствие состава административного правонарушения как одно из оснований, исключающих производство по делу об административном правонарушении, носит реабилитирующий характер. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что факт деяния имел место, однако при этом отсутствовал хотя бы один из необходимых признаков, в совокупности образующих состав административного правонарушения: объект посягательства (правонарушения), субъект правонарушения, его объективная и субъективная стороны.

В этой связи необходимо учитывать, что законом специально определены признаки, характеризующие физическое лицо как субъект противоправного деяния, каковыми являются не достижение возраста, с которого лицо может быть привлечено к административной ответственности, и его невменяемость (ст. 2.3 и 2.8 КоАП РФ).

Дополнительно к положениям закона правоприменительной практикой конкретизированы требования к тому, чтобы считаться субъектом правонарушения, предусмотренного нормой той или иной главой КоАП РФ.

Так, в пункте 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 года № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» разъяснено, что субъектом административного правонарушения, предусмотренного главой 12 КоАП РФ, является водитель, под которым понимают лицо, управляющее транспортным средством, независимо от того, имеется ли у него право управления транспортными средствами всех категорий или только определенной категории либо такое право отсутствует вообще. К водителю также приравнивается лицо, обучающее вождению.

В случае установления в судебном заседании факта того, что лицо не является субъектом административного правонарушения, судьи приходили к выводу об отсутствии в действиях данного лица состава административного правонарушения.

Так, 5 мая 2010 года в отношении Стрельниковой А.С. был составлен протокол об административном правонарушении по части 2 статьи 12.8 КоАП РФ, из которого следует, что 5 мая 2010 года в 03-40 минут на ул. Амурская, 151 в г. Благовещенске Стрельникова А.С.передала управление автомобилем лицу, находящемуся в состоянии алкогольного опьянения.

В ходе рассмотрения дела Стрельникова А.С. подтвердила факт передачи права управления, однако пояснила, что водительского удостоверения не имеет и никогда его не получала.

Мировой судья, исследовав материалы дела, в том числе справку органов ГИБДД о том, что информация о выдаче Стрельниковой А.С. водительского удостоверения в АИПС «Водитель» отсутствует, пришел к следующему.

Часть 2 статьи 12.8 КоАП РФ предполагает административную ответственность за передачу управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения, с назначением административного наказания в виде лишения права управления транспортными средствами.

Согласно разъяснениям, отраженным в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 года № 18, при квалификации административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.8 КоАП РФ, необходимо учитывать, что субъектом данного правонарушения является водитель транспортного средства независимо от того, является ли он владельцем данного транспортного средства.

С учетом приведенных норм Стрельникова А.С. не является субъектом вмененного ей в вину административного правонарушения, следовательно, в ее действиях отсутствует состав правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.8 КоАП РФ. Постановлением мирового судьи по Благовещенскому городскому судебному участку № 1 от 18 мая 2010 года производство по делу прекращено.

В значительном числе случаев производство по делу прекращалось ввиду установленных пороков субъективной стороны состава правонарушения – отсутствия вины или невозможности ее установления по материалам дела.

Согласно протоколу об административном правонарушении 28 декабря 2009 года в 18-50 часов на 1 км автодороги Серышево – Введеново Каплун С.В. управлял автомобилем, находясь в состоянии алкогольного опьянения, то есть совершил административное правонарушение, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ.

В судебном заседании Каплун С.В. вину в совершении административного правонарушения не признал, пояснил, что не был пьяным и не согласился с результатом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

В ходе рассмотрения дела мировым судьей по Благовещенскому городскому судебному участку № 1 было установлено, что акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения содержит запись водителя о несогласии с результатами освидетельствования, а в установленном порядке на медицинское освидетельствование в организацию здравоохранения Каплун С.В. не направлялся. При указанных обстоятельствах в силу требований ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ акт освидетельствования на месте исключен судьей из числа допустимых доказательств по делу.  

Поскольку вина Каплун С.В. в совершении административного правонарушения представленными судье материалами не доказана, постановлением от 24 февраля 2010 года производство по делу прекращено в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

Несмотря на то, что в подавляющем большинстве случаев выводы о прекращении производства по делу по указанному основанию были основаны на имеющихся материалах дела и действующем законе, имели место случаи необоснованного прекращения производства по делу.

Постановлением мирового судьи по Благовещенскому городскому судебному участку № 2 от 29 января 2010 года прекращено производство по делу об административном правонарушении по части 1 статьи 12.26 КоАП РФ в отношении Черетаева Д.А ввиду отсутствия в его действиях состава административного правонарушения.

Как следует из постановления мирового судьи, основанием к прекращению производства по делу послужили отсутствие в поступивших на рассмотрение мирового судьи материалах указаний, конкретизирующих выявленный инспектором ДПС признак «поведение, не соответствующее обстановке» (не указано, каким образом поведение водителя не соответствовало обстановке), а также пояснений понятых. Данные обстоятельства, по мнению мирового судьи, свидетельствовали об отсутствии состава вмененного административного правонарушения. 

Отменяя постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении, заместитель председателя Амурского областного суда указал следующее.

 Согласно пункту 10 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов (утв. Постановлением Правительства от 26 июня 2008 года № 475), направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения водитель транспортного средства подлежит при наличии достаточных оснований полагать, что он находится в состоянии опьянения, и отрицательном освидетельствовании на состоянии алкогольного опьянения.

Признаки, дающие основание полагать, что лицо находится в состоянии опьянения, перечислены в пункте 3 Правил. В число указанных признаков входит поведение, не соответствующее обстановке.

Поскольку основанием к выдвижению сотрудником милиции требования о прохождении медицинского освидетельствования в организации здравоохранения послужили отрицательный результат освидетельствования водителя на месте, а также зафиксированные инспектором ДПС в рамках предоставленной ему компетенции признаки опьянения, соответствующее требование должностного лица ГИБДД было законным. При этом закон не предъявляет требований конкретизировать или иным образом раскрыть признак «поведение, не соответствующее обстановке» в протоколе о направлении водителя на медицинское освидетельствование.

Во всяком случае при наличии сомнений в законности требований сотрудника милиции в целях правильного и своевременного рассмотрения дела мировой судья был вправе вызвать в суд лицо, выдвинувшее требование о прохождении медосвидетельствования (п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года № 5). Этого сделано не было.

Помимо этого, в силу ч. 5 ст. 25.7 КоАП РФ судья обладает полномочием по самостоятельному опросу понятых и отсутствие в материалах дела их пояснений не создает препятствий для решения вопроса об административной ответственности лица.

 Таким образом, неполное выяснение всех обстоятельств дела повлекло преждевременные выводы о наличии обстоятельств, исключающих дальнейшее производство по делу. Постановление мирового судьи было отменено (постановление заместителя председателя Амурского областного суда от 19 марта 2010 года № 4-7-131/10).

В практике судебного рассмотрения дел об административных правонарушениях возникают сложности с разграничением отсутствия события административного правонарушения и состава правонарушения в качестве оснований прекращения производства по делу.

Обстоятельства, свидетельствующие об отсутствии события правонарушения, отграничиваются законодателем от обстоятельств отсутствия состава правонарушения. Несомненно, эти две категории весьма близки и взаимосвязаны, однако под событием принято понимать сам факт административного правонарушения либо возможность его установления. Состав же правонарушения, как уже отмечалось, представляет собой специфическую правовую конструкцию, состоящую из четырех неотъемлемых элементов: объекта правонарушения, субъекта правонарушения, его объективной и субъективной сторон. То есть отсутствие состава правонарушения не всегда может свидетельствовать об отсутствии его события (например, когда правонарушение объективно имеет место, однако лицо, совершившее его, еще не достигло возраста административной деликтоспособности, или когда дееспособное лицо совершает правонарушение, находясь в невменяемом состоянии).

Примером смешения этих двух категорий и неправильного определения основания для прекращения производства по делу может быть следующее дело, рассмотренное мировым судьей по Зейскому городскому судебному участку.

9 декабря 2009 года в отношении Люжуйлин Л.Ф. был составлен протокол об административном правонарушении по части 1 статьи 12.8 КоАП РФ, из которого следует, что 9 декабря 2009 года в 22-00 часа на перекрестке ул. Мухина – пер. Серова в г. Зея Амурской области Люжуйлин Л.Ф. управляла автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, чем нарушила п. 2.7 ПДД РФ.

При рассмотрении дела об административном правонарушении Люжуйлин Л.Ф. пояснила, что с протоколом об административном правонарушении не согласна, поскольку в указанный день она совершила ДТП, с места происшествия уехала домой, где после перенесенного стресса употребила спиртное и легла отдыхать. Автомобилем в состоянии опьянения не управляла. К ней домой приехали сотрудники ДПС, пригласили в дежурный автомобиль, где освидетельствовали на состояние опьянения и составили протокол.

Инспекторы ДПС, допрошенные в судебном заседании в качестве свидетелей, пояснили, что 9 декабря 2009 года им поступило сообщение о ДТП, произошедшем на перекрестке ул. Мухина – пер. Серова. Прибыв на место происшествия, они обнаружили поврежденный автомобиль. Потерпевший водитель сообщил, что автомобиль, совершивший столкновение с его автомобилем, скрылся с места происшествия. Через некоторое время им сообщили, что подозреваемый автомобиль находится во дворе одного из домов по ул. Мухина. Они проследовали по указанному адресу и обнаружили во дворе автомобиль. Водитель автомобиля Люжуйлин Л.Ф. находилась дома, они пригласили ее в дежурный автомобиль, в присутствии понятых провели освидетельствование на состояние опьянения. Очевидцами управления Люжуйлин Л.Ф. автомобилем в состоянии опьянения они не являлись.

Допрошенные в ходе судебного разбирательства понятые пояснить о том, управляло ли привлекаемое лицо транспортным средством, находясь в состоянии опьянения, не смогли, очевидцами этого они также не были.

При указанных обстоятельствах мировой судья счел, что материалами дела не опровергнуты доводы Люжуйлин Л.Ф. об употреблении ею алкоголя уже после возвращения домой, что привело судью к выводу об отсутствии в ее действиях состава административного правонарушения.

Однако, давая оценку таким выводам во внепроцессуальном порядке, следует отметить, что установленный в судебном заседании факт неуправления лицом транспортным средством либо объективной невозможности его установления (с учетом положений ст. 1.5 КоАП РФ) указывает на отсутствие противоправных действий (бездействия), то есть факта административного правонарушения как такового. И, несмотря на то, что событие представляет собой правовую категорию, отражающую объективную сторону состава административного правонарушения, при наличии двух конкурирующих оснований прекращения производства по данному делу подлежало применению специальное по отношению к составу правонарушения основание – отсутствие события правонарушения.

В практике отмечены два случая освобождения от административной ответственности по причине совершения административного правонарушения в состоянии крайней необходимости. Оба случая имели место при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, судьями Благовещенского городского суда. Состоянием крайней необходимости были признаны: доставление потерпевшей по ее просьбе к родственнице, которая является врачом и могла бы оказать медицинскую помощь; оставление водителем места ДТП в связи с прорывом в квартире трубы с горячей водой, тогда как там находился маленький ребенок (соответствующие примеры в справке, подготовленной Благовещенском городским судом, не приведены).    

Отдельного внимания заслуживает вопрос о прекращении производства по делу в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

Анализ материалов, предоставленных судами области, указывает на то, что в отдельных случаях необходимость прекращения производства по делу по указанному основанию возникает в условиях, когда судьями не были предприняты необходимые и достаточные меры для соблюдения названного срока.

В качестве примера может быть приведено дело, рассмотренное мировым судьей по Зейскому городскому судебному участку.

Так, в отношении Авдюкова Д.В. был составлен протокол об административном правонарушении по части 4 статьи 12.8 КоАП РФ, из которого следовало, что 16 апреля 2010 года водитель управлял транспортным средством в состоянии опьянения, то есть совершил однородное правонарушение, предусмотренное частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ.

Протокол об административном правонарушении в отношении Авдюкова Д.В. поступил мировому судье 22 апреля 2010 года и определением от этого же числа дело об административном правонарушении назначено к рассмотрению на 12 мая 2010 года. На рассмотрение дела Авдюков Д.В. не явился, причина неявки не установлена, сведения о надлежащем извещении отсутствовали. Слушание дела было отложено на 1 июня 2010 года. В указанный день привлекаемое лицо к судье также не явилось, сведения об извещении отсутствовали. Слушание дела было вновь отложено на 17 июня 2010 года. На рассмотрение дела 17 июня 2010 года Авдюков Д.В. не явился, причина неявки неизвестна, сведения о надлежащем извещении отсутствовали. Постановлением мирового судьи от 17 июня 2010 года дело об административном правонарушении прекращено ввиду истечения срока давности привлечения лица к административной ответственности.

Изучение приведенной ситуации (исходя из сведений, отраженных в представленной справке) показывает, что мировым судьей не предприняты достаточные меры к своевременному рассмотрению дела.

Часть 4 статьи 12.8 КоАП РФ (кроме этого также и ч. 3 ст. 12.8, ч. 2 ст. 12.26 и ч. 2 ст. 12.7 Кодекса) содержит безальтернативную санкцию в виде административного ареста.

В соответствии с частью 3 статьи 25.1 КоАП РФ при рассмотрении дела об административном правонарушении, влекущем административный арест, присутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу, является обязательным, что само по себе исключает возможность вынесения постановления о назначении административного наказания по указанным статьям в отсутствие привлекаемого лица.

Поэтому неоднократная неявка лица в судебное заседание без уважительных причин давала судье законные основания для применения в отношении водителя такой меры обеспечения производства по делу, как привод (ст. 27.15 КоАП РФ). Судя по представленным материалам, этого сделано не было.

В то же время другой сложившейся в практике проблемой стали препятствия к своевременному рассмотрению дела об административном правонарушении, вызванные неисполнением органом внутренних дел (милицией) выносимых судьями определений о приводе лица.

Согласно протоколу об административном правонарушении 3 января 2010 года в 22-20 часов Бакин И.А. управлял автомобилем, не имея права управления транспортными средствами, не выполнил законное требование сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, то есть совершил административное правонарушение, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 12.26 КоАП РФ.

После поступления дела на рассмотрение судебное разбирательство мировым судьей по Благовещенскому городскому судебному участку № 1 неоднократно откладывалось (25 января, 8 февраля, 24 февраля, 3 марта 2010 года). В судебное заседание Бакин И.А. не явился, извещался о месте и времени рассмотрения дела заказной корреспонденцией. Определения о приводе указанного лица выносились судьей 25 января, 8 февраля и 24 февраля 2010 года и сотрудниками УВД г. Благовещенска не исполнены.

При указанных обстоятельствах постановлением мирового судьи от 4 марта 2010 года производство по делу прекращено в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

 

Довольно часто в практике встречаются случаи прекращения производства по основанию, установленному ст. 2.9 и п. 2 ч. 1.1 ст. 29.9 КоАП РФ (малозначительность совершенного административного правонарушения). Так, по причине малозначительности судьями выносились постановления о прекращении производства по делам, предусмотренным следующими статьями КоАП РФ – 5.21, 6.9, 7.17, 7.27, 10.8, 14.1, 15.5, 15.6, 19.4, 19.5, 19.7, 20.1, 20.25.

Основанием для выводов о малозначительности совершенного правонарушения служили характер и степень его общественной опасности. Если в результате совершения административного правонарушения не возникло существенной угрозы охраняемым общественным отношениям, причинения вреда личности, обществу или государству, лицо освобождалось от административной ответственности с объявлением устного замечания (например, срок представления налоговой декларации в налоговый орган пропущен незначительно и т.п.).

При этом Пленум Верховного Суда Российской Федерации ориентировал суды на то, что при назначении наказания за правонарушения, предусмотренные статьями 12.8 и 12.26 КоАП РФ, надлежит учитывать, что они не могут быть отнесены к малозначительным, а виновные в их совершении лица - освобождены от административной ответственности, поскольку управление водителем, находящимся в состоянии опьянения, транспортным средством, являющимся источником повышенной опасности, существенно нарушает охраняемые общественные правоотношения независимо от роли правонарушителя, размера вреда, наступления последствий и их тяжести (п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 года № 18).

Представляется, что указанная правовая позиция актуальна не только для административных правонарушений в области безопасности дорожного движения, но и ряда других, угроза существенного нарушения общественных интересов при совершении которых презюмируется. В частности, это касается нарушений требований пожарной безопасности (ст. 20.4 КоАП РФ).

За исследуемый период случаев признания правонарушений, предусмотренных ст. 12.8 и 12.26, а также ст. 20.4 КоАП РФ, малозначительными не установлено.

 

Передача протокола об административном правонарушении и других материалов дела на рассмотрение по подведомственности

 

В соответствии с требованиями законодательства об административных правонарушениях вопрос о том, относится ли рассмотрение дела об административном правонарушении к компетенции судьи, решается на стадии подготовки дела к рассмотрению (п. 1 ст. 29.1 КоАП РФ).

В силу п. 5 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ, если дело не относится к компетенции судьи, к которому протокол об административном правонарушении и другие материалы дела поступили на рассмотрение, судьей выносится определение о передаче протокола об административном правонарушении и других материалов дела на рассмотрение по подведомственности.

Определение о передаче дела на рассмотрение по подведомственности может состояться и по результатам рассмотрения дела, если будет выяснено, что рассмотрение дела не относится к компетенции рассмотревших его судьи, органа, должностного лица (п. 2 ч. 2 ст. 29.9 КоАП РФ).

Анализ представленных материалов показывает, что нередко мотивом к вынесению определения о передаче материалов дела на рассмотрение по подведомственности (подсудности) служили выводы судьи о том, что административное расследование по делу фактически не проводилось.

К примеру, из 530 дел об административных правонарушениях по ст. 12.8 КоАП РФ, поступивших на рассмотрение судей Благовещенского городского суда в первом полугодии 2010 года, 340 были переданы по указанному основанию на рассмотрение мировым судьям, действующим на территории судебного района.

В таких случаях судьи ссылались на разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, отраженные в Постановлении от 24 марта 2005 года № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

В соответствии с этими предписаниями административное расследование представляет собой комплекс требующих значительных временных затрат процессуальных действий, направленных на выяснение всех обстоятельств административного правонарушения, их фиксирование, юридическую квалификацию и процессуальное оформление. Проведение административного расследования должно состоять из реальных действий, направленных на получение необходимых сведений, в том числе путем проведения экспертизы, установления потерпевших, свидетелей, допроса лиц, проживающих в другой местности.

Установив, что административное расследование фактически не проводилось, судье районного суда при подготовке дела к рассмотрению следует решить вопрос о его передаче мировому судье на основании пункта 5 части 1 статьи 29.4 КоАП РФ. В случае проведения административного расследования по делу об административном правонарушении в отраслях законодательства, не указанных в части 1 статьи 28.7 КоАП РФ, судья выносит определение о передаче дела на рассмотрение мировому судье на основании пункта 5 части 1 статьи 29.4 КоАП РФ.

Однако в отдельных случаях судьями допускались ошибки в процессуальном оформлении действий по передаче протокола и иных материалов дела по подведомственности.

Показательным в этом смысле является дело об административном правонарушении, возбужденное в отношении Ан В.М. по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Дело об административном правонарушении в отношении указанного лица было возбуждено определением инспектора ДПС ГИБДД от 13 апреля 2010 года, этим же определением принято решение о проведении административного расследования. После составления в отношении Ан В.М. протокола об административном правонарушении материалы дела на основании ч. 3 ст. 23.1 Кодекса были направлены на рассмотрение в Благовещенский городской суд.

Определением судьи Благовещенского городского суда от 4 мая 2010 года определение инспектора ДПС о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования отменено; материалы дела об административном правонарушении направлены по подведомственности на рассмотрение мирового судьи по Благовещенскому городскому судебному участку № 7.

Признавая такие действия судьи городского суда ошибочными, заместитель председателя Амурского областного суда при пересмотре дела в порядке надзора отметил следующее.

В силу пункта 1 статьи 29.1 КоАП РФ при подготовке к рассмотрению дела об административном правонарушении судья выясняет вопрос о том, относится ли к его компетенции рассмотрение данного дела.

В случае необходимости судьей выносится определение о передаче протокола об административном правонарушении и других материалов дела на рассмотрение по подведомственности (п. 5 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ).

Изложенные положения позволяют судье решить вопрос о подведомственности дела об административном правонарушении с передачей дела лицу, уполномоченному на его рассмотрение, но не предоставляют полномочий на отмену определения должностного лица о возбуждении дела об административном правонарушении. Суждения судьи об отсутствии реальных действий, из которых должно складываться административное расследование, и, как следствие, о том, что расследование фактически не поводилось, не являются поводом к отмене определения должностного лица о проведении данной процедуры, а влекут передачу дела на рассмотрение мировому судье на основании п. 5 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ.

При таких условиях определение судьи Благовещенского городского суда от 4 мая 2010 года в части отмены определения инспектора ДПС от 13 апреля 2010 года не отвечает требованиям процессуального закона (постановление заместителя Амурского областного суда от 20 августа 2010 № 4-7-428/10).

 

Возвращение протокола об административном правонарушении

и других материалов дела в орган, должностному лицу, которые составили протокол

 

Исчерпывающий перечень оснований для возращения протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган, должностному лицу, которые составили протокол, отражен в пункте 4 части 1 статьи 29.4 КоАП РФ.

В этой связи типичными основаниями к совершению данного процессуального действия являлись:

- составление протокола и оформление других материалов дела неправомочными лицами (например, истечение срока полномочий должностного лица, составление протокола об административном правонарушении лицом, неуполномоченным на это законом);

- неправильное составление протокола и оформления других материалов дела (отсутствие сведений о лице, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, наличие в протоколе неоговоренных исправлений и т.п.);

- неполнота представленных материалов, которая не может быть восполнена при рассмотрении дела (документы, приложенные к протоколу, не заверены надлежащим образом, не представлены акты проверок и т.п.).

Между тем, представленные материалы свидетельствует о том, что в ряде случаев возвращение протоколов было произведено в нарушение норм процессуального закона.

Так, определениями мирового судьи по Благовещенскому городскому судебному участку № 9 от 27 мая 2010 и 31 мая 2010 года протоколы об административных правонарушениях, составленные начальником Управления Пенсионного фонда РФ в городе Благовещенске в отношении директоров ООО «Наши окна» Грачева А.Н., ООО «Русский проект» Кондакова С.А., ООО «Монтаж плюс» Васюхно А.А., ООО «Красный крест» Ципалова О.А. по ст. 15.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, возвращены составившему их лицу.

Анализ действующего законодательства свидетельствует об ошибочности указанного процессуального действия.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ при подготовке к рассмотрению дела об административном правонарушении разрешается вопрос о возвращении протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган, должностному лицу, которые составили протокол, в случае составления протокола и оформления других материалов дела неправомочными лицами.

Пунктом 4 части 5 статьи 28.3 Кодекса (в редакции  Федерального закона от 28.12.2009 N 380-ФЗ) полномочием на составление протоколов об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 15.4 КоАП РФ, наделены должностные лица государственных внебюджетных фондов.

При этом буквальное толкование данной нормы с учетом используемых в КоАП РФ средств юридической техники указывает на то, что примечание «в части административных правонарушений, связанных с перечислением сумм взносов в соответствующие государственные внебюджетные фонды» относится к основаниям возбуждения названными должностными лицами дел об административных правонарушениях по ст. 15.8 КоАП РФ.

Таким образом, протоколы об административных правонарушениях не могли быть возвращены ввиду несоблюдения положений п. 3 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ – данные процессуальные документы составлены уполномоченным лицом.

Поводом к возвращению протоколов об административных правонарушениях также не могла стать неверная квалификация вмененного административного правонарушения, поскольку проверка правильности юридической основы административного преследования не входит в число действий, совершаемых при подготовке к рассмотрению дела об административном правонарушении, а значит этот вопрос должен быть разрешен при рассмотрении дела по существу, то есть уже после его принятия к рассмотрению.

Более того, при вынесении определений не учтены разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, согласно которым, несмотря на обязательность указания в протоколе об административном правонарушении наряду с другими сведениями, перечисленными в части 2 статьи 28.2 КоАП РФ, конкретной статьи КоАП РФ или закона субъекта Российской Федерации, предусматривающей административную ответственность за совершенное лицом правонарушение, право окончательной юридической квалификации действий (бездействия) лица КоАП РФ относит к полномочиям судьи.

Если при рассмотрении дела будет установлено, что протокол об административном правонарушении содержит неправильную квалификацию совершенного правонарушения, судья может переквалифицировать действия (бездействие) лица на другую статью, предусматривающую состав правонарушения, имеющий единый родовой объект посягательства, при условии, что это не ухудшает положения лица, в отношении которого возбуждено дело, и не изменяет подведомственности его рассмотрения (п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).

Глава 15 КоАП РФ содержит нормы, посвященные административной ответственности за нарушение установленного срока представления в орган государственного внебюджетного фонда информации об открытии или о закрытии счета в банке или иной кредитной организации, что обязывало мирового судью самостоятельно решить вопрос о надлежащей квалификации административного правонарушения.

При указанных обстоятельствах определения о возвращении протоколов об административных правонарушениях по своему содержанию не соответствуют процессуальным требованиям КоАП РФ.

 

 

Судья

Амурского областного суда                                                       Бушманов А.П.

 

Помощник судьи                                                                       Емшанов И.С.

 

 

 

 

 



[1] Здесь и далее в статистических данных имеются в виду дела, производство по которым прекращено в связи с наличием обстоятельств, исключающих дальнейшее производство по делу (ст. 24.5 КоАП РФ), освобождением от административной ответственности и объявлением устного замечания (ст. 2.9 КоАП РФ), передачей материалов дела прокурору, в орган предварительного следствия или в орган дознания в случае, если в действиях (бездействии) содержатся признаки преступления (п. 3 ч. 1.1 ст. 29.9 КоАП РФ). 

 

опубликовано 06.04.2012 03:21 (МСК)