Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обзор кассационной практики судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда за первое полугодие 2011 года

Утверждено

Постановлением президиума

Амурского областного суда

                                                                                   «15» августа 2011 года

 За первое полугодие 2011 года судебной коллегией по уголовным делам Амурского областного суда по кассационным жалобам и представлениям на судебные решения районных и городских судов области рассмотрено 1045 кассационных дел в отношении 1133 лиц, что на 120 дел или 10,3 % меньше, чем за аналогичный период прошлого  года.

 

В рассмотрении дел в суде кассационной инстанции принимали участие  364 осуждённых, находящихся под стражей (в первом полугодии 2010 года – 286 лиц).

 

По кассационным  жалобам и представлениям на приговоры, постановления о прекращении дела и о применении мер медицинского характера к невменяемым (по существу дела) рассмотрено  388 дел в отношении 453 лиц, что соответствует уровню первого полугодия 2010 года.

 Отменены приговоры и постановления по существу дела в отношении 44 лиц.

 Обвинительные приговоры отменены в отношении 42 осуждённых:

- с направлением на новое судебное рассмотрение отменены приговоры в  отношении 31 лица, в том числе в отношении одного -  в связи с мягкостью назначенного наказания.

 Изменены приговоры в отношении 88 осуждённых, из них:

 с изменением квалификации преступления в отношении 37 лиц, в том числе со снижением наказания – в отношении  36 лиц,

со снижением наказания без изменения квалификации  - в отношении 51 лица.

 Оставлены без изменения  приговоры в отношении 321 лица. Стабильность приговоров составила 70,9% (первом полугодии 2010 года – 67,2%).

 

Из рассмотренных оправдательных приговоров в отношении 9 лиц  отменён  приговор  в отношении 1 лица,  стабильность составляет 89,9%.

 

 Приговоры отменялись и изменялись по следующим основаниям:

несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела- 8;

нарушение уголовно- процессуального законодательства – 34;

неправильное применение уголовного закона – 88.

 

В отношении 238 лиц вынесены другие кассационные определения, но без отмены или изменения приговоров в части квалификации преступления или меры наказания (отмена или изменение приговора по менее тяжкому обвинению,  исключение эпизода, изменение законодательства и т.п.).

 

 В кассационной инстанции по жалобам и представлениям на постановления, вынесенные на стадии судебного производства, в порядке судебного контроля и в порядке исполнения приговора рассмотрено 657 дел в отношении 680 лиц, что на 120 или 15,4%  меньше, чем в первом полугодии 2010 года, когда было рассмотрено 777 постановлений в отношении 832 лиц. Без изменения  отставлены постановления в отношении 491 лица. Стабильность составляет 74,9% (1 п/г 2010 года – 77,2%).

 

 

Отмена приговоров

 

Ошибки в применении норм уголовно – процессуального законодательства

 

Несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела повлекло отмену приговора

 

Приговором Свободненского городского суда от 11 марта 2011 года Е. осуждена по ч. 3 ст. 30 и п. «б» ч. 2 ст. 228.1, ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам, рассмотрев дело по кассационному представлению государственного обвинителя и кассационным жалобам защитников осуждённой, приговор отменила по следующим основаниям.

Органами предварительного следствия Е. обвинялась в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 и п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, т.е. в двух покушениях на незаконный сбыт наркотического средства в крупном размере – героина, массой 0,846 грамма и 1,813 грамма, совершённых 19 августа и 29 сентября 2010 года соответственно.

Согласно приговору суда Е. осуждена по ч. 3 ст. 30 и п. «б» ч. 2 ст.228.1 УК РФ за покушение на незаконный сбыт героина массой 0,846 грамма, совершённый 19 августа 2010 года.

Квалифицируя действия Е., связанные с наркотическим средством – героином массой 1,813 грамма (по факту от 29 сентября 2010 года), по ч. 1 ст.228 УК РФ, как незаконное хранение без цели сбыта наркотического средства, совершённое в крупном размере, суд указал, что после проведения первого оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» 19 августа 2010 года правоохранительными органами была достоверно установлена личность женщины, осуществляющей сбыт героина, а именно – Е., новых сведений о том, что после проведения указанного оперативно-розыскного мероприятия Е. продолжает сбывать наркотические средства, стороной обвинения не представлено.

С учётом данных обстоятельств суд пришёл к выводу об отсутствии у сотрудников Свободненского МСО УФСКН РФ по Амурской области законных оснований для проведения повторного оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» 29 сентября 2010 года и расценил данные действия как провокацию сбыта наркотического средства Е. со стороны сотрудников правоохранительных органов.

Судебная коллегия, не согласившись такими выводами суда, указала, что они не подтверждаются рассмотренными в судебном заседании доказательствами.

Уголовное дело по данному факту покушения было возбуждено в отношении неустановленного лица.

Как следует из материалов дела, личность женщины, осуществляющей сбыт героина, не была установлена как в ходе оперативно-розыскных мероприятий «проверочная закупка» 19 августа 2010 года, так и 29 сентября 2010 года; опознание Е. свидетелем, участвовавшим в роли покупателя наркотического средства героина в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий «проверочная закупка» 19 августа и 29 сентября 2010 года, было проведено только 5 ноября 2010 года, однако указанные доказательства не получили надлежащей оценки в приговоре.

Кроме того, придя к выводу, что Е. в период с 19 августа по 29 сентября 2010 года незаконно хранила без цели сбыта наркотическое средство героин массой 1,813 грамма, суд не учёл положения ст. 252 УПК РФ, в соответствии с которой судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению, а изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту. Такие действия органами предварительного расследования Е. не вменялись, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемой и обвинительном заключении не описаны,  то есть от указанного обвинения она не защищалась.

 В связи с указанными нарушениями уголовно-процессуального законодательства  приговор отменён, дело  направлено на новое судебное рассмотрение.

 

При наличии данных об отставании несовершеннолетнего обвиняемого в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, необходимо  проверить, мог ли он во время совершения общественно опасного деяния в полной мере осознавать общественную опасность своих действий и руководить ими

 

Приговором Белогорского городского суда от 29 ноября 2010 года Ш. осуждён по п. «а» ч. 3 ст. 158 , п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ с применением ч. 6.1 ст. 88 УК РФ, ч. 3 ст. 69, ст. 73 УК РФ к 2 годам 3 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 21 апреля 2011 года приговор отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно ч. 3 ст. 20 УК РФ, если несовершеннолетний достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности.

В соответствии со ст. 421 УПК РФ при производстве предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, подлежит доказыванию возраст несовершеннолетнего. При наличии данных, свидетельствующих об отставании в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, устанавливается также, мог ли несовершеннолетний в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

При наличии данных, свидетельствующих об отставании несовершеннолетнего в психическом развитии, в силу ст. 195, 196, ч. 2 ст.421 УПК РФ следует назначать комплексную психолого-психиатрическую экспертизу, в целях решения вопроса о его психическом состоянии и способности правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства.

Согласно материалам дела, несовершеннолетнему Ш. на момент совершения преступления исполнилось 14 лет, в заключении комиссии экспертов указано, что у него имеются признаки отставания в психическом развитии, обусловленные наличием органического заболевания головного мозга. На поставленный вопрос о том, соответствует ли психическое развитие Ш. его фактическому возрасту, эксперты пояснили, что определить соответствие психического развития Ш. существующим возрастным нормам не представляется возможным, поскольку его психическое развитие качественно отличается от нормального.

Каких  - либо иных процессуальных действий для выяснения соответствия психического развития Ш. его возрасту, в том числе допроса эксперта в соответствии с ч. 1 ст. 282 УПК РФ, судом не проведено, что ставит под сомнение законность его привлечения к уголовной ответственности.

С учётом изложенных обстоятельств судебная коллегия признала, что допущенные нарушения закона могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора.

 

 

Неустановление стоимости похищенного имущества, подлежащей в соответствии со ст.73 УПК РФ  доказыванию по делу, повлекло отмену приговора

 

Приговором Зейского районного суда от 20 января 2011 года А. признан виновным и осуждён по ч. 2 ст. 159 УК РФ за мошенничество, т.е. хищение сотового телефона путём обмана, совершённое с причинением значительного ущерба гражданину.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 3 марта 2011 года приговор отменён, дело возвращено прокурору для  устранения препятствий его рассмотрения судом.

В соответствии с требованиями ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию, в том числе, характер и размер вреда, причиненного преступлением.

По смыслу закона, предметом хищения, ответственность за которое предусмотрена ст. 159 УК РФ, является имущество, имеющее стоимостное выражение.

Согласно п. 3 ч. 1 ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении следователь указывает существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела.

Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора в силу ст. 307 УПК РФ также должна содержать описание преступного деяния.

В нарушение указанных требований закона стоимость похищенного А. сотового телефона в обвинительном заключении не указана.

Суд оставил без внимания нарушение, допущенное органами предварительного расследования, и постановил приговор, в описательно -мотивировочной части которого не указал стоимость похищенного телефона, что не соответствует требованиям п. 1 ч. 1 ст. 307 УПК РФ.

 

 

Обвинительный приговор не может быть постановлен, если в отношении того же лица по тому же обвинению имеется не отменённое постановление о прекращении уголовного преследования

 

Приговором Благовещенского городского суда от 26 июля 2010 года Кон., Ков. и Кир. осуждены  по пп. «а», «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ за незаконный сбыт 10 апреля 2008 года  наркотических средств, группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере.

Судебная коллегия по уголовным делам кассационным определением от 24 февраля 2011 года приговор в отношении  названных лиц по данному факту отменила, дело в этой части возвратила прокурору Амурской области для устранения препятствий его рассмотрения судом, указав следующее.

 

Согласно ст. 27 УПК РФ уголовное преследование в отношении подозреваемого или обвиняемого прекращается, если в отношении него имеется неотмененное постановление органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению.

 

Как следует из материалов дела, 20 ноября 2008 года уголовное преследование в отношении Кон. по факту незаконного сбыта 10 апреля 2008 года наркотического средства прекращено постановлением следователя на основании п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием события преступления; материалы дела в отношении Крош. выделены в отдельное производство.

25 ноября 2008 года в отношении Крош. возбуждено уголовное дело по п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ по факту незаконного сбыта ему наркотического средства 10 апреля 2008 года неустановленным лицом.

Указанное дело 25 ноября 2008 года постановлением следователя приостановлено в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, а после установления лица, сбывшего наркотическое средство 10 апреля 2008 года, – Кон., предварительное следствие возобновлено.

При этом, согласно представленным материалам, постановление следователя от 20 ноября 2008 года о прекращении уголовного преследования в отношении Кон. отменено не было.

Однако, следователь при наличии неотменённого постановления о прекращении уголовного преследования в отношении Кон. предъявил ей обвинение в совершении преступления, предусмотренного пп. «а», «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ и составил обвинительное заключение, в которое включил указанное обвинение.

 

По данному факту к уголовной ответственности привлечены  также Ков. и Кир.,  в отношении которых основания для принятия решения в соответствии со ст. 27 УПК РФ отсутствуют.

 

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу, что обвинительное заключение по делу составлено с нарушениями требований УПК РФ, исключающими возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, что явилось основанием для возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

 

 

В соответствии  с чч.3,6  ст.425 УПК РФ при допросе несовершеннолетнего  обвиняемого  участие педагога или психолога является обязательным.

 

Приговором Благовещенского районного суда Я. осуждён по
пп. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 158, ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 131, пп. «а», «в» ч. 2 ст. 158, ч. 3 ст. 69, ст. 70 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы.

Судебная коллегия по уголовным делам, рассмотрев дело по кассационным жалобам осуждённого и его законного представителя, приговор отменила, уголовное дело возвратила прокурору Благовещенского района для устранения препятствий его рассмотрения судом, указав следующее.

В соответствии с требованиями ч. 3 ст. 425 УПК РФ в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не достигшего возраста шестнадцати лет, либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии,  участие педагога или психолога обязательно.

Указанный порядок в силу ч. 6 ст. 425 УПК РФ распространяется и на проведение допроса несовершеннолетнего подсудимого.

Согласно материалам уголовного дела, Я. обвинялся органами предварительного расследования в совершении преступлений в несовершеннолетнем возрасте.

Как следует из заключений экспертов, у Я. обнаружены признаки лёгкой умственной отсталости (олигофрения в степени лёгкой дебильности).

Однако в нарушение требований закона Я. был допрошен по предъявленному обвинению в отсутствие педагога и психолога, указанные показания приведены судом в приговоре в качестве доказательств его вины. 

При допросе Я. в качестве подсудимого в судебном заседании педагог и психолог также отсутствовали.

С учётом изложенных обстоятельств судебная коллегия признала, что в ходе предварительного следствия и в судебном заседании было нарушено право несовершеннолетнего Я. на защиту, что повлекло отмену приговора.

В связи с аналогичными нарушениями отменен приговор Тындинского районного суда от 16 декабря 2010 года в отношении П., осуждённого за совершение преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

 

Суд апелляционной инстанции незаконно прекратил дело, возбужденное  по ч.1 ст.116 УК РФ дознавателем с согласия прокурора, за примирением сторон

 

Приговором апелляционной инстанции Райчихинского городского суда от 19 ноября 2010 года приговор мирового судьи Амурской области Прогрессовского судебного участка от 12 октября 2010 года, которым Д. признан виновным и осуждён по ч. 1 ст. 116, ст. 70 УК РФ к 2 годам 15 дням лишения свободы, отменён, уголовное дело прекращено в связи с примирением сторон.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 3 февраля 2011 года приговор апелляционной инстанции отменён, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение по следующим основаниям.

Как видно из приговора, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу, что по делу была нарушена процедура привлечения Д. к уголовной ответственности, поскольку дело возбуждено дознавателем без заявления законного представителя потерпевшего, при этом руководствовался положением ч. 2 ст. 20 УПК РФ, согласно которой уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 116 УК РФ, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.

Вместе с тем, прекращая производство по делу в связи с примирением сторон, суд не учёл требования  ч.4 ст.20 и ч. 4 ст. 147 УПК РФ, в соответствии с которыми руководитель следственного органа, следователь, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают уголовное дело о любом преступлении, указанном в чч. 2, 3 ст. 20 УПК РФ, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя в случаях, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.

Согласно закону такое уголовное дело может быть прекращено в связи с примирением сторон лишь в порядке, установленном ст. 25 УПК РФ и в предусмотренных ст. 76 УК случаях, т.е. если обвиняемое лицо впервые совершило преступление небольшой или средней тяжести, примирилось с потерпевшим и загладило причинённый вред.

Из материалов дела следует, что уголовное дело в отношении Д. возбуждено дознавателем с согласия прокурора по сообщению главного врача МУЗ «Больница рабочего посёлка ПГТ «Прогресс» о доставлении малолетнего С., который пояснил, что был избит сожителем своей матери, убежал из дома, так как мать за него не заступается. Согласно объяснению Саф., она не желает привлекать Д. к уголовной ответственности за нанесение побоев её малолетнему сыну.

Д. ранее судим, мировым судьёй осуждён за совершение преступления в период испытательного срока.

Указанные обстоятельства имеют значение для принятия правильного решения, однако судом апелляционной инстанции не учтены при прекращении производства по делу в отношении Д. в связи с примирением сторон.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения закона признаны судебной коллегией существенными, поскольку повлияли на постановление законного и обоснованного решения.

 

Ошибки в применении норм уголовного закона

Изменение приговоров

 

Незаконное осуждение по ч. 1 ст. 222 УК РФ за хранение и ношение боеприпасов к гладкоствольному огнестрельному  оружию

 

Приговором Константиновского районного суда от 17 ноября 2010 года Ц. признан виновным и осуждён по ч. 1 ст. 222 УК РФ за незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия – обреза двуствольного охотничьего ружья модели ИЖ-58 и четырёх снаряженных патронов к нему 16 калибра, относящихся к боеприпасам к ручному гладкоствольному огнестрельному оружию.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 13 января 2011 года приговор изменён, исключено осуждение Ц. по ч. 1 ст.222 УК РФ за незаконное хранение и ношение четырёх снаряженных патронов 16 калибра к ручному гладкоствольному огнестрельному оружию, в связи с тем, что суд, признав Ц. виновным  в совершении указанных действий, не учёл, что ст.222 УК РФ не предусматривает уголовную ответственность за незаконные действия с боеприпасами к гражданскому гладкоствольному оружию.

 

Действия виновного, направленные на открытое хищение чужого имущества, не доведённые до конца по независящим от него обстоятельствам, неправильно  квалифицированы как оконченное преступление

 

Приговором Благовещенского городского суда от 12 апреля 2011 года В. осуждён по ч. 1 ст. 161 УК РФ за открытое хищение чужого имущества.

 Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 7 июня 2011 года приговор изменён ввиду неправильного применения закона.

Согласно ст. 29 УК РФ, преступление признаётся оконченным, если в совершённом лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ.

Неоконченным преступление признаются приготовление к преступлению и покушение на преступление.

Уголовная ответственность за неоконченное преступление наступает по статье   настоящего Кодекса, предусматривающей ответственность за оконченное преступление, со ссылкой на статью 30 настоящего Кодекса.

По смыслу закона грабёж считается оконченным, если виновный имеет реальную возможность распорядиться изъятым имуществом по своему усмотрению.

Однако из  описания преступного деяния, установленного приговором  суда, следует, что, выхватив у потерпевшей сотовый телефон, В. направился в сторону ул. Кузнечной, намереваясь распорядиться похищенным по своему усмотрению,  в нескольких метрах от места преступления В. был остановлен охранниками общежития и у него изъят похищенный телефон.

 При таких обстоятельствах действия В., направленные на хищение телефона и распоряжение им впоследствии по своему усмотрению, не были доведены до конца, по не зависящим от него обстоятельствам. Исходя из изложенного, судебная коллегия переквалифицировала действия осуждённого с ч.1 ст.161  УК РФ на ч.3 ст.30 , ч.1 ч.161 УК РФ.

 

Действия по сбыту одного  наркотического средства, совершённые в несколько приёмов, не образуют совокупности преступлений

 

Приговором Благовещенского городского суда от 22 февраля 2011 года М. признан виновным и осужден за  два факта  сбыта наркотического средства в крупном размере по п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ (за каждое преступление).

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 10 мая 2011 года приговор изменён по следующим основаниям.

 Как следует из материалов дела и установлено  приговором суда, в сентябре 2009 года М. с целью сбыта незаконно изготовил наркотическое средство гашишное масло, которое привёз в г. Благовещенск, где 24 ноября 2009 года  незаконно сбыл 1,26 г, 9 марта 2010 года – 1,4 г и 0,86 г.

В указанных действиях М. судом признано наличие совокупности преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст. 228.1 и п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, т.е. незаконного сбыта наркотического средства в крупном размере.

Установленные судом первой инстанции обстоятельства свидетельствуют о том, что М. сбыл одновременно изготовленное наркотическое средство – масло каннабиса за несколько раз, при этом  каждый факт продажи являлся этапом реализации ранее возникшего  единого умысла на сбыт гашишного масла, в связи с чем его действия не образуют совокупности преступлений и должны рассматриваться как единое продолжаемое преступление.

Учитывая изложенное, судебная коллегия по уголовным делам действия М. по данным фактам квалифицировала как единое продолжаемое преступление, предусмотренное п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ.

 

Обстоятельства, не подлежащие учёту при назначении наказания, исключены из приговора

 

Приговором Благовещенского городского суда от 30 марта 2011 года Ф. осуждена по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 2 ст. 158, ч. 5 ст. 69 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

 Судебная коллегия по уголовным делам определением от 26 мая 2011 года приговор изменила, исключив указания суда об учёте при назначении наказания, что подсудимая ранее неоднократно судима, по месту регистрации не проживает, не имеет постоянного места проживания на территории РФ, с 2004 по 2009 года находилась в федеральном розыске.

 Как следует из материалов дела, на момент совершения преступления Ф. имела одну непогашенную судимость, которая была учтена судом при признании рецидива преступлений в качестве обстоятельства, отягчающего наказание. Погашенные судимости в соответствии с ч. 6 ст. 86 УК РФ не подлежат учёту при постановлении приговора.

Ссылки суда при назначении наказания на то, что Ф. по месту регистрации не проживает, не имеет постоянного места проживания на территории РФ, противоречат положениям  ст. 27 Конституции РФ, согласно которой каждому, кто законно находится на территории РФ, гарантировано право свободно передвигаться и выбирать место пребывания и жительства.

Нахождение Ф. в федеральном розыске, согласно ст.60 УК РФ, не относится к обстоятельствам, подлежащим учёту при назначении наказания виновному.  

Обстоятельства, которые не могли учитываться судом при назначении наказания, повлияли на постановление справедливого приговора, в связи с чем судебная коллегия снизила назначенное Ф. наказание.

 

Осуждение за незаконную перевозку без цели сбыта наркотического средства в особо крупном размере исключено из приговора.

 

Приговором Завитинского районного суда от 22 февраля 2011 года М. признан виновным по ч. 2 ст. 228 УК РФ, то есть  в незаконном изготовлении, хранении и перевозке без цели сбыта наркотических средств в особо крупном размере.

Исключая из приговора осуждение М. за незаконную перевозку без цели сбыта наркотического средства в особо крупном размере, судебная коллегия указала следующее.

По смыслу уголовного закона, под незаконной перевозкой наркотических средств понимаются умышленные действия лица, которое в нарушение общего порядка перевозки указанных средств перемещает  их без цели сбыта из одного места в другое с использованием любого вида транспорта.

При этом вопрос о наличии в действиях лица незаконной перевозки без цели сбыта и об отграничении указанного состава преступления от незаконного хранения без цели сбыта наркотического средства во время поездки решается с учетом направленности умысла, фактических обстоятельств перевозки, количества, размера, объема наркотических средств, места их нахождения, а также других обстоятельств дела.

Как следует из приговора, автомобиль (такси) был использован М. для поездки к железнодорожному вокзалу, во время которой он содержал наркотическое средство при себе с целью дальнейшего употребления; использование железнодорожного транспорта М. было обусловлено необходимостью поездки в г. Хабаровск, наркотическое средство при этом он содержал в своих вещах. Сведений о том, что железнодорожным транспортом М. воспользовался для перевозки наркотического средства, в материалах дела не имеется.

При этом количество наркотического средства – 428 грамм гашишного масла не исключало возможности его перемещения и без использования транспортного средства.

С учетом указанных обстоятельств судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии оснований для квалификации действий М. как незаконной перевозки наркотического средства без цели сбыта в особо крупном размере.

 

 

Рассмотрение вопросов, связанных с исполнением приговора

 

Приведение приговоров в соответствие с изменениями, внесёнными  в Уголовный кодекс РФ, имеющими  согласно  ст.10 УК РФ обратную силу

 

Постановление об отказе в  приведении приговора в соответствие с действующим законодательством отменено в связи с неправильным применением уголовного закона

 

Кассационным определением судебной коллегии от 14 июля 2011 года отменено постановление Свободненского городского суда от 28 апреля 2011 года, которым отказано в удовлетворении ходатайства осуждённого Т. о приведении приговора в соответствие с уголовным законом.

Федеральным законом от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ в ч. 2 ст. 158 и ч.1 ст. 109 УК РФ внесены изменения: исключён нижний предел санкции ч. 2 ст.158 УК РФ в виде исправительных работ, санкция ч. 1 ст. 109 УК РФ дополнена альтернативным наказанием в виде исправительных работ.

Как следует из постановления, судья, анализируя изменения, внесённые Федеральным законом от 7 марта 2011 года в ч. 2 ст. 158, ч. 1 ст.109 УК РФ, по которым осуждён Т., пришёл к выводу, что данные изменения не улучшают положение осуждённого, поскольку не связаны с назначенным Т. наказанием в виде лишения свободы.

Однако, принимая такое решение, суд не учел, что указанные изменения в УК РФ иным образом улучшают положение осуждённого, в связи с чем в соответствии со ст. 10 УК РФ имеют обратную силу.

Судебная коллегия, отменив постановление, направила материалы на новое судебное разбирательство.

 

Постановлением Благовещенского городского суда от 11 марта 2011 года осуждённому Р. отказано в удовлетворении ходатайства о приведении постановленного в отношении него приговора в соответствие с изменениями, внесёнными в уголовный закон.

Судебная коллегия, рассмотрев дело по кассационной жалобе осуждённого, кассационным определением от 26 мая 2011 года постановление суда отменила, указав следующее.

В соответствии со ст. 399 УПК РФ при рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговоров, стороны должны быть извещены о дате, времени и месте судебного заседания, осуждённый может осуществлять свои права с помощью адвоката.

Вместе с тем, как следует из представленных материалов, ходатайство осуждённого суд рассмотрел в отсутствие заявителя, при этом не выяснил причину его неявки, не удостоверился, надлежащим ли образом он был уведомлён, желал ли осуществлять свои права самостоятельно или с помощью адвоката.

Уведомление о дате судебного заседания и расписку относительно вопроса участия адвоката в судебном заседании Р. получил после рассмотрения его ходатайства судом первой инстанции.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу, что осуждённый был лишён возможности реализовать свои права, предоставленные ему законом, в связи с чем судебное решение отменила.

 

 

Постановлением Свободненского городского суда от 21 апреля 2011 года удовлетворено ходатайство К. о приведении приговора в соответствие с внесенными в УК РФ изменениями, имеющими обратную силу: действия К. переквалифицированы на ч. 2 ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ, в остальной части приговор оставлен без изменения.

В обоснование вывода об отсутствии оснований для смягчения наказания суд указал, что приговором К. назначено наказание в виде лишения свободы в пределах санкции ч. 2 ст. 162 УК РФ. Иных мотивов принятого решения суд не привёл.

Вместе с тем в соответствии с Постановлением Конституционного Суда РФ от 20 апреля 2006 года №4-П, закон, улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу и подлежит применению в конкретном деле независимо от стадии судопроизводства, при этом содержащаяся в ст.10 УК РФ норма предполагает в системе действующего уголовно – процессуального регулирования применение при решении вопроса о сокращении назначенного наказания норм, как Особенной части, так и Общей части УК РФ.

 Исходя из того, что суд  надлежащим  образом не мотивировал  принятое решение,  судебная коллегия по уголовным делам  кассационным определением от 5 июля 2011 года постановление изменила и, учитывая, что Федеральным законом  №26-ФЗ от 7 марта 2011 года из санкции ч. 2 ст. 162 УК РФ исключён нижний предел лишения свободы,  исходя из требований  ст.10 УК РФ,  снизила назначенное наказание,  указав, что само по себе назначение наказания в пределах санкции  соответствующей статьи не может свидетельствовать об отсутствии оснований для смягчения наказания осуждённому.

 

Постановлением Свободненского городского суда от 4 мая 2011 года отказано в удовлетворении ходатайства Д., осуждённого по пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 116 УК РФ, о приведении приговора в соответствие с действующим законодательством.

Судебная коллегия по уголовным делам кассационным определением от 12 июля 2011 года постановление изменила, смягчив Д. наказание, назначенное по пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ и по совокупности преступлений.

Принимая решение, судебная коллегия указала следующее.

Федеральным законом от 29 июня 2009 года № 141-ФЗ внесены улучшающие положение осуждённых изменения в УК РФ, ст. 62 УК РФ изложена в новой редакции, в соответствии с которой при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Наказание Д. по пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ было назначено с учётом предусмотренных п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ смягчающих наказание обстоятельств, отягчающих наказание обстоятельств не установлено.

В связи с изложенным, максимальный срок наказания, который может быть назначен Д. по указанной норме закона, с применением правил ч. 1 ст.62 УК РФ в редакции закона от 7 марта 2011 года, не может составлять 13 лет 4 месяца (2/3 от 20 лет).

Поскольку приговором суда Д. по пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ было назначено наказание в виде лишения свободы на срок 14 лет 6 месяцев, судебная коллегия с учётом внесенных в закон изменений, имеющих обратную силу, снизила наказание, как за совершённое преступление, так и по совокупности преступлений.

Принятие судом немотивированного решения об отказе

в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания явилось основанием для отмены постановления

 

Постановлением Свободненского городского суда от 26 апреля 2011 года осуждённому М. отказано в удовлетворении ходатайства об его условно-досрочном освобождении от  отбывания наказания по приговору суда.

Рассмотрев дело по кассационным жалобам осуждённого и его защитника, судебная коллегия определением от 21 июня 2011 года постановление отменила, направив материалы на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

По смыслу закона при решении вопроса о том, нуждается ли лицо, отбывающее лишение свободы, для своего исправления в полном отбывании наказания, судом должны быть исследованы и оценены все обстоятельства, имеющие значения для решения указанного вопроса, в том числе характер и степень общественной опасности совершённого преступления, данные о личности виновного, а также его поведение за весь период отбывания наказания; а также учтено мнение представителя исправительного учреждения и прокурора.

Отказывая в удовлетворении ходатайства осуждённого,  суд указал, что за период отбывания наказания М. допустил три нарушения правил внутреннего распорядка, неотбытая часть наказания является значительной, а также сослался на «общественную значимость» совершённых преступлений.

Однако указанные выводы не соответствуют материалам дела, исследованным в судебном заседании, из которых следует, что взыскания, наложенные на осуждённого, погашены, М. ранее не судим, неоднократно поощрялся администрацией исправительного учреждения, характеризуется положительно, отбыл установленную законом часть наказания, дающую право обратиться с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Данным обстоятельствам суд оценки не дал, мотивов, по которым не согласился с мнением представителя исправительного учреждения и прокурора, полагавших, что осуждённый не нуждается в дальнейшем отбывании наказания, назначенного судом, в постановлении не привел.

 

 

 Рассмотрение жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ

 

Производство по жалобе прекращено в связи с отсутствием оснований для её рассмотрения

 

Постановлением Благовещенского городского суда от 3 мая 2011 года оставлена без удовлетворения жалоба П. о признании незаконным и необоснованным бездействия заместителя руководителя отдела СК РФ по Амурской области, выразившегося в неосуществлении приёма, регистрации и процессуального рассмотрения заявления о преступлении.

Судебная коллегия по уголовным делам, рассмотрев кассационную жалобу заявителя П., кассационным определением от 14 июля 2011 года постановление отменила, а производство по жалобе прекратила по следующим основаниям.

Как следует из представленных материалов, П. обратилась в Следственный комитет РФ с заявлением о привлечении к уголовной ответственности судей Верховного суда РФ, за вынесение заведомо неправосудного судебного решения в отношении её мужа – Х..

Заместителем руководителя отдела СК РФ по Амурской области П. направлено уведомление о том, что её жалоба в соответствии с п. 33 Инструкции о едином порядке приёма, регистрации и проверки сообщений о преступлениях в системе СК при Прокуратуре РФ не требует проверки в порядке ст.144, 145 УПК, поскольку в заявлении отсутствуют данные о признаках преступления.

Оставляя жалобу без удовлетворения, суд указал, что заявление П. рассмотрено процессуальным лицом в пределах его компетенции и в установленном законом порядке.

Однако суд не учёл, что в соответствии со ст.125 УПК РФ с жалобой на процессуальные решения и действия (бездействие) руководителя следственного органа вправе обратиться любой участник уголовного судопроизводства или иное  лицо в том случае, если процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения  указанного должностного лица, принятые на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, способны причинить ущерб конституционным правам и свободам таких лиц, либо затруднить доступ к правосудию,  а также действующий в интересах заявителя защитник, законный представитель или представитель.

Исходя из указанных требований закона, при решении вопроса о принятии жалобы суду необходимо выяснить, подана ли она надлежащим лицом и имеется ли предмет обжалования в соответствии со ст. 125 УПК РФ, а при отсутствии оснований для судебной проверки жалоба подлежит прекращению.

П. обратилась в суд с жалобой в защиту интересов осуждённого Х., однако она не относится к числу лиц, которые вправе обратиться в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ в интересах осуждённого лица, в связи с чем у суда не мелось законных оснований для рассмотрения жалобы по существу.

 

Невыполнение требований закона о надлежащем извещении заинтересованных лиц повлекло отмену постановления суда

 

Постановлением Благовещенского городского суда от 3 мая 2011 года удовлетворена жалоба Н. о признании незаконным бездействия руководства СУ СК РФ по Амурской области об отказе  в проведении проверки сообщения о преступлении по заявлению ОАО «Страховая группа «Региональный Альянс» Амур-ДАСК-Авто».

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 7 июля 2011 года, рассмотревшей кассационную жалобу руководителя СУ СК РФ по Амурской области, постановление отменено, материалы направлены на новое судебное рассмотрение.

Согласно ч.3 ст.125 УПК РФ, судья проверяет законность и обоснованность действий (бездействия) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора с участием заявителя, его защитника, законного представителя или представителя, если они участвуют в уголовном деле, иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением, а также с участием прокурора, следователя, руководителя следственного органа.

Таким образом,   в соответствии с требованиями ст. 125 УПК РФ на суд, рассматривающий жалобу, возлагается обязанность по надлежащему извещению лиц, имеющих право участвовать в судебном заседании, в том числе лиц, чьи действия (бездействие) обжалуются в суд.

Руководство следственного управления СК РФ по Амурской области, чьё бездействие было обжаловано Н. в порядке ст. 125 УПК РФ, являются лицами, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым решением.

Вместе с тем жалоба рассмотрена в отсутствие указанных заинтересованных лиц, сведений об их извещении о дате, времени и месте судебного заседания в материалах дела не имеется.

Отменяя постановление, судебная коллегия указала, что руководство СУ СК РФ по Амурской области было лишено возможности участвовать в рассмотрении жалобы и реализовывать свои права, предоставленные уголовно-процессуальным законом.

 

Председателям районных (городских) судов, мировым судьям необходимо повысить эффективность работы по ознакомлению судей с кассационной практикой Амурского областного суда в целях её учёта в правоприменительной деятельности.

 

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Амурского  областного суда


опубликовано 12.09.2011 02:59 (МСК), изменено 12.09.2011 03:03 (МСК)