Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обобщение практики назначения наказания судами Амурской области за 2010 год

Амурским  областным судом проведено обобщение практики назначения наказания судами области.

         Судебной коллегией по уголовным делам Амурского областного суда за 2010 год рассмотрено кассационных жалоб и представлений на 844 приговора в отношении 957 лиц, что на 24 приговора меньше, чем в 2009 году.

        Согласно данным судебной статистики, за 2010 год в кассационном порядке ввиду нарушений закона, допущенных при назначении наказания, отменены и изменены приговоры в отношении 151 лица (против 170 лиц в 2009 году), что составило 50,7 % от общего числа отменённых и изменённых приговоров (в 2009 г. этот показатель составлял 53,1 %); в надзорном порядке отменены и изменены по этому основанию приговоры в отношении 112 лиц (против 94-х лиц в 2009 году), что составило 69,1 % от числа всех отмененных и измененных приговоров (в 2009 г. – 53,7 %).

        Данные проведённого обобщения свидетельствуют о том, что ошибки, связанные с назначением наказания, по-прежнему носят распространенный характер.

        При назначении наказания судам следует неукоснительно соблюдать требования закона, согласно  которым наказание должно быть справедливым, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности совершённого преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного (ст. 6 УК РФ). При этом необходимо иметь в виду, что наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, исправления осуждённого и предупреждения совершения новых преступлений (ст. 43 УК РФ).

        Применяя нормы уголовного закона, регламентирующие назначение наказания, необходимо учитывать также разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, содержащиеся в Постановлении № 2 от 11 января 2007 года «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» с изменениями, внесёнными Постановлением Пленума № 21 от 29 октября 2009 года, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 20 от 29 октября 2009 года «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания».

 

        Статья 60 УК РФ устанавливает общие начала назначения наказания, представляющие совокупность основных требований, которыми должен руководствоваться суд, определяя вид и размер наказания.

        Так, в соответствии с названной нормой закона лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ, и с учётом положений общей части УК РФ.

        Однако, в некоторых случаях суды, назначая наказание, не выполняют общих требований закона.

        Так, кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 12 января 2010 года изменён приговор Тындинского районного суда от 5 октября 2009 года в отношении З., назначенное осуждённой наказание по ч. 1 ст. 198 УК РФ смягчено до 1 года лишения свободы. Основанием для изменения приговора явилось то, что санкция части 1 ст. 198 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 1 года, суд же назначил З. наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы, то есть назначил ей более строгое наказание, чем предусмотрено за совершённое ею преступление.

        Согласно ч. 3 ст. 60 УК РФ наказание назначается с учётом характера и степени общественной опасности совершённого преступления и личности виновного, в том числе обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, а также влияния назначаемого наказания на исправление осуждённого и на условия жизни его семьи.

        Анализ судебной практики показывает, что в ряде случаев суды назначают наказание без учёта указанных требований закона, недостаточно выясняют обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного назначения наказания, не в полном объёме исследуют данные о личности подсудимого, вследствие чего назначают несправедливое наказание.

       Так, приговором Благовещенского городского суда от 13 августа 2010 года Е. осуждён по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (за три факта) с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к 8 годам 3 месяцам лишения свободы. Как следует из приговора, суд, назначая наказание, принял во внимание то, что Е. положительно характеризуется по месту работы, месту жительства и Союзом ветеранов, однако, в то же время не учёл иные данные о личности Е., а именно то, что он принимал участие в боевых действиях в зоне чрезвычайного положения на территории Чеченской Республики, является ветераном боевых действий, имеет государственную награду – медаль «За отвагу». Поскольку суд оставил без внимания значимые данные о личности осуждённого, судебная коллегия своим определением от 19 октября 2010 года изменила приговор и смягчила назначенное Е. наказание.

 

        Смягчающие наказание обстоятельства перечислены в ст. 61 УК РФ. Перечень этих обстоятельств не является исчерпывающим, и суд вправе признать смягчающим любое другое обстоятельство, не указанное в ст. 61 УК РФ. В этом случае в приговоре необходимо указать, какое обстоятельство признается смягчающим, и доводы суда по принятому решению.

Вопреки указанным требованиям, суды не всегда признают имеющиеся смягчающие обстоятельства таковыми, что также приводит к назначению несправедливого наказания.

        Так, приговором апелляционной инстанции Октябрьского районного суда от 30 марта 2010 года осуждён Н. по ч. 1 ст. 260 УК РФ к штрафу в размере 5000 рублей. Судебная коллегия по уголовным делам кассационным определением от 25 мая 2010 года приговор изменила, поскольку суд в нарушение требований ст. 60 УК РФ не учёл имеющиеся смягчающие обстоятельства, в том числе то, что Н. имеет на иждивении малолетнего ребёнка, ущерб по делу возместил. Установив данные обстоятельства при назначении наказания, суд не признал их смягчающими наказание. Судебная коллегия смягчила назначенное Н. наказание в виде штрафа до 4500 рублей.

 

       При наличии малолетних детей, что в силу п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ является смягчающим обстоятельством, суды не всегда учитывают это при постановлении приговора.

        Так, приговором Свободненского городского суда от 22 июня 2010 года осуждена П. по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы. Согласно материалам дела, П. имеет на иждивении малолетнего ребенка. Судом же указанное обстоятельство смягчающим наказание не признано, основания непризнания данного обстоятельства в качестве смягчающего в приговоре не приведены, что свидетельствует о неправильном применении закона. Судебная коллегия своим кассационным определением от 17 августа 2010 года приговор изменила, признав смягчающим наказание П. обстоятельством наличие у нее малолетнего ребенка и снизив назначенное ей наказание.

 

        По-прежнему суды допускают ошибки, связанные с тем, что вопреки фактическим обстоятельствам дела, не признают смягчающим наказание обстоятельством противоправность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления (п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

        Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 16 ноября 2010 года изменён приговор Свободненского городского суда от 22 сентября 2010 года в отношении К., назначенное ему наказание смягчено. Как установлено приговором, в ходе ссоры К. с потерпевшим последний оскорбил К. нецензурной бранью и нанёс ему один удар в область лица. Данные действия потерпевшего явились поводом для последующего совершения преступления К. и свидетельствуют о противоправности поведения потерпевшего, явившегося поводом для совершения преступления, что не было учтено судом в качестве смягчающего наказание обстоятельства и повлекло назначение несправедливого наказания.

       По смыслу закона явка с повинной в качестве обстоятельства, смягчающего наказание (п. и ч. 1 ст. 61 УК РФ), учитывается в тех случаях, когда лицо в устном или письменном виде добровольно сообщило органу, осуществляющему уголовное преследование, о совершённом им или с его участием преступлении (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 2 от 11.01.2007 г. «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»).

        При решении вопроса о признании сообщения о преступлении в качестве смягчающего наказание обстоятельства – явки с повинной суды должны проверять, являлось ли сообщение добровольным и не связано ли это с тем, что лицо было задержано по подозрению в совершении преступления и подтвердило свое участие в нём. При этом следует иметь в виду, что сообщение о преступлении не всегда зафиксировано в протоколе о явке с повинной, оно может содержаться в объяснении лица по поводу преступления, в рапорте сотрудника органа расследования о сообщении конкретного лица о преступлении, в протоколе допроса лица, в «чистосердечном признании» и т.д.

        Однако суды не всегда уделяют внимание исследованию сведений, указывающих на то, каким образом органам следствия стало известно о совершённом преступлении, что в итоге приводит к постановлению несправедливого приговора.

        Кассационным определением судебной коллегией по уголовным делам от 21 декабря 2010 года изменён приговор Константиновского районного суда от 19 октября 2010 года в отношении М., которая осуждена по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров – к 3 годам лишения свободы. Из материалов дела следует, что М. сообщила об обстоятельствах совершения ею кражи денег у Т. в объяснении, до которого в материалах дела данных о причастности М. к совершению преступления не имелось, и сведениями об этом правоохранительные органы не располагали, уголовное дело по данному факту было возбуждено после её сообщения. Таким образом, указанное добровольное сообщение о совершённом преступлении представляло собой явку с повинной, что не было учтено судом. Судебная коллегия устранила нарушение, признала обстоятельством, смягчающим наказание М., явку с повинной, в связи с чем смягчила назначенное ей наказание.

 

        По смыслу закона активное способствование раскрытию и расследованию преступления выражается в том, что виновный предоставляет органам следствия информацию, до того им неизвестную.

        Приговором Константиновского районного суда от 22 сентября 2010 года осуждён Ч. по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году лишения свободы. Согласно материалам дела, при задержании и в ходе проверки показаний на месте Ч. рассказал об обстоятельствах совершённого им преступления, в том числе о месте и времени приобретения им наркотического средства. До момента допроса Ч. в качестве подозреваемого и проверки его показаний на месте происшествия органы предварительного расследования не располагали конкретными сведениями об обстоятельствах совершённого Ч. преступления, которые позволили сформулировать ему обвинение. Судебная коллегия своим кассационным определением от 23 ноября 2010 года изменила приговор в отношении Ч., признала его активное способствование раскрытию и расследованию преступления в качестве смягчающего наказание обстоятельства и смягчила назначенное ему наказание.

        Для правильного определения указанного смягчающего наказание обстоятельства надо иметь в виду, что это обстоятельство имеется и в том случае, если лицо совершило активные действия по раскрытию и расследованию преступления, а в судебном заседании изменило свою позицию. Поскольку способствование раскрытию и расследованию преступления совершено на предварительном следствии, то изменение позиции не исключает признание указанного обстоятельства, смягчающим наказание.

        Постановлением президиума Амурского областного суда от 6 сентября  2010 года изменён приговор Ивановского районного суда от 14 декабря 2006 года в отношении З., признано смягчающим наказание обстоятельством активное способствование раскрытию и расследованию преступления, снижено назначенное наказание. Изменяя приговор, президиум указал, что в соответствии с ч. 2 ст. 16 УПК РФ суд обеспечивает обвиняемому возможность защищаться всеми  не запрещенными законом способами и средствами. Таким образом, по смыслу закона избранный обвиняемым способ защиты не может исключить указанное смягчающее обстоятельство (активное способствование раскрытию и расследованию преступления), установленное в ходе расследования. Раскрытие преступления – компетенция органов следствия, поэтому активное способствование раскрытию преступления является оконченным на стадии предварительного следствия. Изменение подсудимым показаний в судебном заседании не влияет на оценку того, активно ли он способствовал раскрытию преступления.

        Органами предварительного следствия действия З. (давшего подробные признательные показания в качестве обвиняемого, при проверке показаний на месте) были расценены как активное способствование раскрытию преступления, которое указано в обвинительном заключении как обстоятельство, смягчающее наказание З.. Как следует из приговора, суд, признав показания З. в качестве обвиняемого и протокол проверки показаний на месте допустимыми и достоверными доказательствами, использовал их в качестве доказательств, подтверждающих вину З. в инкриминируемом ему деянии, однако не признал наличие смягчающего обстоятельства – активного способствования раскрытию преступления,  указав,  что подсудимый в ходе предварительного следствия и в суде неоднократно менял своё отношение к предъявленному обвинению, пытаясь уменьшить степень своей вины за содеянное. Однако такая позиция  суда противоречит требованиям уголовно-процессуального закона.

 

        Ошибки, связанные с определением наличия таких смягчающих наказание обстоятельств, как явка с повинной и активное способствование раскрытию и расследованию преступления, носили в 2010 году самый распространённый характер, и явились основанием для изменения 30-ти приговоров в отношении 36-ти лиц. В частности, такие ошибки допустили суды: Благовещенский городской (5), Константиновский (4), Райчихинский (3), Благовещенский, Магдагачинский районный, Свободненский городской, Белогорский (городской и районный) (по 2), а также Зейский, Серышевский, Октябрьский районные суды.

 

        Встречаются случаи, когда суды в нарушение требований п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ не признавали в качестве смягчающего наказание обстоятельства добровольное возмещение имущественного ущерба, причинённого в результате преступления, несмотря на то, что такое возмещение имело место.

        Так, приговором Белогорского городского суда от 25 июня 2010 года осуждены В. и С. Изменяя приговор, судебная коллегия в кассационном определении от 19 октября 2010 года указала на то, что судом не в полной мере учтены обстоятельства, имеющие значение для назначения справедливого наказания. Судом установлено, что на следующий день после поступления в правоохранительные органы заявления потерпевшего о совершённом В. и С. в отношении него преступлении и возбуждении уголовного дела по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ в отношении указанных лиц, В. и С. возвратили похищенное у потерпевшего имущество; претензий материального характера потерпевший к осуждённым не имел. При таких данных, когда похищенное имущество было возвращено потерпевшему самими осуждёнными, у суда имелись основания для признания в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, добровольное возмещение имущественного ущерба.

 

        В некоторых случаях суды, признавая наличие смягчающих наказание обстоятельств, назначали осуждённому максимально возможное наказание.

        Приговором Белогорского районного суда от 25 декабря 2009 года осуждён Ф. по ч. 1 ст. 109 УК РФ к 2 годам лишения свободы. Изменяя данный приговор, судебная коллегия по уголовным делам в кассационном определении от 9 марта 2010 года указала, что назначенное Ф. наказание нельзя признать справедливым, поскольку, признав в качестве смягчающих его наказание обстоятельств признание вины и раскаяние в содеянном, суд назначил Ф. за совершённое им преступление максимальное наказание, предусмотренное санкцией ч. 1 ст. 109 УК РФ, то есть фактически назначил наказание без учёта смягчающих наказание обстоятельств.

 

        Согласно ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части первой статьи 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

        При особом порядке судебного разбирательства наказание не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершённое преступление (ч. 7 ст. 316 УПК РФ).

        Однако некоторые суды игнорируют указанные требования закона.

        Так, приговором Благовещенского городского суда Амурской области от 27 октября 2010 года осуждён М. по ч. 1 ст. 318 УК РФ к 3 годам лишения свободы. В силу ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года, с возложением на осуждённого определённых обязанностей. Как следует из приговора, суд признал смягчающим наказание М. обстоятельством активное способствование раскрытию и расследованию преступления, которое предусмотрено п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, а также отсутствие отягчающих обстоятельств. Санкция ч. 1 ст. 318 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет. Таким образом, с учётом необходимости применения положений ч. 1 ст. 62 УК РФ и ч. 7 ст. 316 УПК РФ (дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства) наказание, которое могло быть назначено М. за совершённое им преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 318 УК РФ, не могло превышать 2 лет 2 месяцев 20 дней лишения свободы (2/3 от 5 лет = 3 года 4 месяца и 2/3 от 3 лет 4 месяцев = 2 года 2 месяца 20 дней). Однако суд, вопреки указанным требованиям закона, назначил М. наказание в виде лишения свободы на срок 3 года. Судебная коллегия по уголовным делам кассационным определением от 21 декабря 2010 года приговор в отношении М. изменила, снизив назначенное ему наказание до 2 лет лишения свободы.

        Несмотря на чёткие и ясные предписания закона, указанная ошибка носит довольно распространённый характер, и была допущена многими судами области: Благовещенским городским судом (11), Архаринским районным, Белогорским городским, Константиновским районным, Свободненским районным (по 2), Свободненским городским, Райчихинским городским, Селемджинским районным, Шимановским районным судами.

 

        Обстоятельства, отягчающие наказание, указаны в статье 63 УК РФ. К числу отягчающих обстоятельств относится рецидив преступлений.

        Однако, признавая рецидив преступлений, суды не всегда учитывают положения ч. 4 ст. 18 УК РФ, устанавливающей обстоятельства, при которых рецидив отсутствует.

        Приговором Благовещенского городского суда от 6 сентября 2010 года осуждён У. по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228. 1 УК РФ (по трём фактам) и по ч. 1 ст. 228 УК РФ (по двум фактам) с применением ч. 3 ст. 69, ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ к 4 годам 8 месяцам лишения свободы.

        Судебная коллегия, изменяя приговор кассационным определением от 2 декабря 2010 года, указала, что суд необоснованно признал наличие отягчающего наказание У. обстоятельства рецидив преступлений, поскольку из приговора следует, что У. осуждался приговором от 3 декабря 2008 года по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год. При этом условное осуждение по данному приговору У. не отменялось, и он не направлялся для отбывания наказания в исправительное учреждение. Неправильное применение уголовного закона повлекло исключение из приговора указание суда на отягчающее наказание обстоятельство – рецидив преступлений и снижение назначенного осуждённому наказания.

        Приговором Сковородинского районного суда от 20 августа 2010 года К. осуждён по пп. «а, «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ к 3 годам 8 месяцам лишения свободы.

        Судебная коллегия по уголовным делам кассационным определением от 2 ноября 2010 года изменила приговор, исключила указания о признании обстоятельством, отягчающим наказание К., рецидива преступлений и о назначении ему наказания с применением ст. 68 УК РФ и снизила назначенное К. наказание по следующим основаниям. Из материалов дела следует, что К. ранее судим по приговору от 22 ноября 2007 года по ч. 1 ст. 330 УК РФ, то есть за совершение преступления небольшой тяжести; кроме того, он судим по приговору от 22 мая 2008 года с применением условного осуждения, при этом условное осуждение ему не отменялось и он не направлялся для отбывания наказания в места лишения свободы. При таких обстоятельствах указанные судимости К. не могли учитываться судом при признании рецидива преступлений.

 

        Перечень отягчающих наказание обстоятельств, установленный ст. 63 УК РФ, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

        Согласно ч. 2 ст. 63 УК РФ, если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

        Однако нередки случаи, когда суды нарушают указанное требование закона, учитывая при назначении наказания обстоятельства, которые в силу названной нормы закона не могли учитываться повторно.

        Так, приговором апелляционной инстанции Благовещенского городского суда от 1 октября 2010 года осуждён Б. по ч. 1 ст. 119 УК РФ. Изменяя данный приговор ввиду нарушения судом требований ч. 2 ст. 63 УК РФ, судебная коллегия в кассационном определении от 25 ноября 2010 года указала следующее. Действия Б. квалифицированы судом по ч. 1 ст. 119 УК РФ; при назначении наказания суд признал в качестве отягчающего наказание обстоятельства – «совершение преступления с использованием оружия», вместе с тем, использование оружия при угрозе убийством при установленных судом обстоятельствах создавало условия для реального восприятия потерпевшим такой угрозы, то есть являлось способом совершения преступления, и поэтому не могло учитываться в качестве отягчающего наказание обстоятельства.

        Приговором Зейского районного суда от 14 апреля 2010 года С. осуждён за нарушение им при управлении автомобилем правил дорожного движения, совершённое в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть человека и причинение тяжкого вреда здоровью двум лицам. Действия С. квалифицированы по ч. 4 ст. 264 УК РФ. При этом суд, решая вопрос о виде и размере наказания, принял во внимание нахождение С. в момент совершения дорожно-транспортного происшествия в состоянии алкогольного опьянения и тяжесть наступивших последствий в виде смерти потерпевшей. Судебная коллегия кассационным определением от 3 июня 2010 года приговор в отношении С. изменила, исключив из приговора указания суда об учёте при назначении наказания приведённых выше обстоятельств и снизив назначенное С. наказание, поскольку нахождение его в состоянии опьянения и наступление последствий в виде смерти человека являются частью объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 264 УК РФ, и не могли учитываться при назначении наказания.

        Изменён кассационной инстанцией (кассационное определение от 16 ноября 2010 года) и приговор Белогорского районного суда от 22 января 2010 года в отношении К., осуждённого по ч. 1 ст. 105 УК РФ, поскольку при назначении наказания К. суд учёл наступившие тяжкие последствия от его действий, тогда как тяжкие последствия (смерть человека) являются неотъемлемым признаком такого состава преступления, как убийство, и не могут учитываться дважды.

 

        По-прежнему суды продолжают учитывать при назначении наказания осуждённому непризнание им своей вины в совершении преступления, отсутствие раскаяния в содеянном, непринятие мер по заглаживанию вреда, привлечение в прошлом к уголовной ответственности, наличие погашенных судимостей, отсутствие работы, стабильного заработка, постоянного места жительства, совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения, что является расширительным толкованием ст. 63 УК РФ и повлекло изменение приговоров.

        Так, приговором Благовещенского городского суда от 26 ноября 2009 года осуждён И. по ч. 2 ст. 228 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 5 годам лишения свободы. При назначении И. наказания суд учёл, в том числе то, что он скрывался от правоохранительных органов, в связи с чем находился в розыске, не имеет постоянного места работы и стабильного источника доходов, не имеет регистрации и постоянного места жительства на территории РФ. Исключая из приговора ссылки на данные обстоятельства, судебная коллегия в кассационном определении от 4 февраля 2010 года указала на то, что они не могут быть учтены при назначении наказания, поскольку факт того, что осуждённый не реализовал гарантированные ему ст. 27 и 37 Конституции РФ права на свободу передвижения и свободу распоряжения своими способностями к труду, выбора рода деятельности и профессии, не может порождать для него неблагоприятных юридических последствий при решении судом вопросов, связанных с назначением наказания.

        Приговором Октябрьского районного суда от 4 февраля 2010 года осужден Л. по п. «в» ч. 2 ст. 158, ч. 1 ст. 158, ч. 2 ст. 162 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы. Изменяя приговор, судебная коллегия в кассационном определении от 25 марта 2010 года указала, что учёт судом при назначении Л. наказания того, что материальный ущерб от совершённых им преступлений не заглажен, не основан на законе, поскольку УК РФ не предусматривает такое обстоятельство в качестве влияющего на наказание.

 

        Встречаются ошибки и при применении правил статьи 64 УК РФ.

        В законе указано, что назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление, возможно при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления. Исключительными могут быть признаны как отдельные смягчающие обстоятельства, так и совокупность таких обстоятельств.

        Однако суды не всегда учитывают эти требования закона при постановлении приговора.

        Приговором Свободненского городского суда от 5 марта 2010 года осуждён Т. за совершение пяти преступлений сексуального характера с использованием беспомощного состояния потерпевшей, в отношении лица, заведомо не достигшего четырнадцатилетнего возраста, за каждое из которых ему назначено наказание с применением ст. 64 УК РФ в виде 2 лет лишения свободы, а по совокупности преступлений – в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы. Отменяя данный приговор в связи с его несправедливостью вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания, судебная коллегия в кассационном определении от 27 апреля 2010 года указала следующее. При назначении наказания суд учитывал, что Т. имеет постоянное место жительства, работает, является единственным кормильцем в семье, единственным родителем своей дочери, мать которой умерла, тяжких последствий для здоровья потерпевшей не наступило, смягчающие обстоятельства: отсутствие судимостей, полное признание вины, раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию преступлений, явку с повинной, наличие на иждивении двоих малолетних детей. Вместе с тем, суд фактически не учёл характер и степень общественной опасности совершённых преступлений, которые относятся к категории особо тяжких преступлений и представляют повышенную общественную опасность, а также оставил без внимания установленные обстоятельства преступлений, согласно которым Т. неоднократно совершал преступления против половой неприкосновенности в отношении собственной малолетней дочери. Кроме того, в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, суд учёл наличие у Т. двоих малолетних детей, в том числе и малолетней дочери, в отношении которой им были совершены преступления, что также является неправильным.

 

        Иногда суды, фактически назначая более мягкое наказание, чем предусмотрено законом, не указывают в приговоре о применении положений ст. 64 УК РФ.

        Так, приговором Благовещенского городского суда от 10 июня 2010 года осуждён Г. по п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ (по двум фактам) к 1 году исправительных работ с удержанием 5% из заработка в доход государства за каждый факт. Санкция указанной нормы закона предусматривает наказание в виде штрафа либо лишения свободы. Суд при назначении наказания исходил из совокупности смягчающих наказание обстоятельств, отсутствия отягчающих обстоятельств, то есть фактически применил положения ст. 64 УК РФ, однако в резолютивной части приговора, назначив Г. наказание за каждое из совершённых им преступлений в виде исправительных работ, не сослался на ст. 64 УК РФ. Допущенная ошибка явилась основанием для внесения кассационной инстанцией в приговор соответствующих изменений (кассационное определение от 10 августа 2010 года).

        Аналогичная ошибка допущена Шимановским районным судом в приговоре от 16 июля 2010 года в отношении С. и Т., осуждённых за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 186 УК РФ.

 

        Не всегда правильно применяются судами положения закона о наказании в виде обязательных работ и исправительных работ.

        В соответствии с ч. 4 ст. 49 УК РФ обязательные работы не назначаются лицам, признанным инвалидами первой группы, беременным женщинам, женщинам, имеющим детей в возрасте до трех лет.

        Приговором Белогорского городского суда от 27 января 2010 года осуждена Н. по ч. 1 ст. 116 УК РФ к обязательным работам, при этом суд не учёл, что у осуждённой Н. на иждивении находится малолетний ребенок, родившийся 7 декабря 2007 года, то есть не достигший возраста трёх лет. При таких обстоятельствах судебная коллегия по уголовным делам кассационным определением от 29 июня 2010 года изменила приговор, поскольку у суда не имелось оснований для назначения Н. наказания в виде обязательных работ.

 

        Согласно ст. 50 УК РФ исправительные работы устанавливаются на срок от двух месяцев до двух лет. Из заработной платы осуждённого к исправительным работам производятся удержания в доход государства в размере, установленном приговором суда, в пределах от пяти до двадцати процентов.

        Однако Мазановский районный суд своим приговором от 16 августа 2010 года осудил К. по ч. 1 ст. 228 УК РФ, при этом указал в резолютивной части приговора размер удержаний, которые следует производить из заработной платы К. в доход государства, но в нарушение требований закона не указал размер назначенного наказания (срок исправительных работ), то есть фактически не назначил К. наказание. Судебная коллегия своим кассационным определением от 30 октября 2010 года приговор в отношении К. отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение.

 

        При совершении совокупности преступлений применяются правила, предусмотренные ст. 69 УК РФ, в соответствии с которой наказание назначается отдельно за каждое совершённое преступление. Часть 2 ст. 69 УК РФ предусматривает два принципа назначения наказания: путём поглощения менее строгого наказания  более строгим либо путём полного или частичного сложения назначенных наказаний.

        Согласно ч. 2 ст. 71 УК РФ штраф исполняется самостоятельно при сложении его с ограничением свободы, арестом, лишением свободы.

        Иногда суды не учитывают это требование закона.

        Так, приговором Ивановского районного суда от 9 августа 2010 года осуждена П. по ч. 1 ст. 116 УК РФ к штрафу в размере 1500 рублей, по ч. 1 ст.119 УК РФ – к 1 году лишения свободы, по п. «д» ч. 2 ст. 127 УК РФ – к 3 годам лишения свободы. В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём поглощения менее строгого наказания более строгим – к 3 годам лишения свободы со штрафом в размере 1500 рублей. На основании ч. 2 ст. 71 УК РФ наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно. Наказание в виде лишения свободы в соответствии со ст. 73 УК РФ постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года.

        Исключая из приговора указание суда о самостоятельном исполнении наказания в виде штрафа, судебная коллегия в кассационном определении от 14 октября 2010 года указала, что суд назначил осуждённой наказание по совокупности преступлений по правилам ч. 2 ст. 69 УК РФ путём поглощения менее строгого наказания более строгим, однако в то же время указал о самостоятельном исполнении наказания в виде штрафа (что допустимо при применении принципа сложения наказаний).

 

        По смыслу уголовного закона при полном или частичном сложении наказаний в виде исправительных работ сложению подлежат только сроки исправительных работ, сложение процентов удержаний из заработной платы не допускается.

        Приговором Благовещенского городского суда от 10 июля 2010 года К. и Г. осуждены по п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ (по двум фактам), за каждый из которых им назначено наказание с применением ч. 4 ст. 88 УК РФ в виде 1 года исправительных работ с удержанием 5% заработка в доход государства, и по пп. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ч. 4 ст. 88 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 5% заработка в доход государства. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения назначенных наказаний окончательно К. и Г. назначено наказание в виде 2 лет исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства, с применением условного осуждения. То есть суд, применяя принцип частичного сложения назначенных наказаний, сложил не только сроки исправительных работ, но и проценты удержаний из заработка. Указанное нарушение послужило основанием для изменения приговора в кассационном порядке и назначения Г. и К. в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ наказания в виде 2 лет исправительных работ с удержанием 5% заработка в доход государства каждому.

 

        Согласно ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание по совокупности преступлений небольшой и средней тяжести, назначенное путём полного или частичного сложения наказаний, не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершённых преступлений.

        Однако встречаются случаи, когда суды, назначая наказание по совокупности преступлений и указывая о частичном сложении назначенных наказаний, фактически применяют принцип полного сложения наказаний.

Так, кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 3 июня  2010 года изменён приговор Белогорского районного суда от 31 марта 2010 года в отношении В., снижено назначенное ему на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ наказание по совокупности преступлений. Как следует из приговора, суд назначил В. наказание по ч. 1 ст. 228 УК РФ – 6 месяцев лишения свободы, по ч. 2 ст.228 УК РФ с применением ч. 6.1 ст. 88 УК РФ – 1 год 6 месяцев лишения свободы. Назначая В. наказание по совокупности данных преступлений, суд указал, что применяет принцип частичного сложения назначенных наказаний, однако  назначил В. наказание на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ в виде 2 лет лишения свободы, то есть фактически применил принцип полного сложения наказаний.

 

        Правила назначения наказания по совокупности приговоров, установленные ст. 70 УК РФ, применяются в тех случаях, когда лицо, в отношении которого имеется приговор, до полного отбытия назначенного наказания вновь совершает преступление. Окончательное наказание по совокупности приговоров назначается путём присоединения к наказанию, назначенному по последнему приговору, полностью или частично неотбытой части наказания по предыдущему приговору.

        Однако некоторые суды ненадлежащим образом выполняют указанные требования закона.

        Так, приговором Константиновского районного суда от 30 сентября 2010 года осуждён К. по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 4 месяцам лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путём частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытого наказания по приговору от 3 декабря 2008 года окончательно назначено 1 год 6 месяцев лишения свободы. Судебная коллегия по уголовным делам, рассмотрев 23 ноября 2010 года дело по кассационному представлению прокурора, отменила приговор в связи с неправильным применением уголовного закона, дело направила на новое судебное рассмотрение, указав следующее. Из материалов дела следует, что преступление, предусмотренное п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, К. совершил в течение испытательного срока, установленного приговором от 16 сентября 2008 года, а также в период условно-досрочного освобождения по приговору от 3 декабря 2008 года. Суд в соответствии с требованиями п. «в» ч. 7 ст. 79 УК РФ учёл, что К. совершил новое преступление в период условно-досрочного освобождения от отбывания наказания по приговору от 3 декабря 2008 года, однако не принял во внимание, что на момент совершения им этого преступления испытательный срок по приговору от 16 сентября 2008 года не истёк, каких-либо суждений по данному вопросу суд в приговоре не привёл.

 

        Исходя из требований ч. 4 ст. 70 УК РФ, окончательное наказание, назначенное по совокупности приговоров, должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершённое преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда. При условно-досрочном освобождении от наказания неотбытым сроком признаётся весь срок, на который лицо освобождено от наказания. Однако, по-прежнему, суды не всегда правильно применяют указанные требования закона.

        Приговором Зейского районного суда от 7 июня 2010 года Х. был осуждён по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ путём частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытого наказания по предыдущему приговору суда (от 16 февраля 1999 года) окончательно ему было назначено 3 года лишения свободы.

        Отменяя данный приговор ввиду неправильного применения уголовного закона, судебная коллегия в кассационном определении от 27 июля 2010 года указала следующее. Согласно материалам дела, Х. был освобождён от отбывания наказания, назначенного ему приговором суда от 16 февраля 1999 года, условно-досрочно с неотбытым сроком 3 года 11 месяцев 4 дня. Таким образом, назначая Х. окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 3 года, суд нарушил требования ч. 4 ст. 70 УК РФ, согласно которым окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершённое преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору.

 

        В соответствии с ч. 1 ст. 73 УК РФ суду предоставляется право назначить наказание условно, если он придёт к выводу о возможности исправления осуждённого без реального отбывания наказания, в отношении лиц, которым назначаются наказания в виде исправительных работ, ограничения по военной службе, содержания в дисциплинарной воинской части или лишения свободы на срок до 8 лет.

        Согласно ч. 3 ст. 73 УК РФ при назначении условного осуждения суд устанавливает испытательный срок, в течение которого условно осуждённый должен своим поведением доказать своё исправление. В случае назначения лишения свободы на срок до одного года или более мягкого вида наказания испытательный срок должен быть не менее шести месяцев и не более трёх лет, а в случае назначения лишения свободы на срок свыше одного года – не менее шести месяцев и не более пяти лет.

        Однако приговором Благовещенского городского суда от 19 июля 2010 года С. осужден по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228. 1 УК РФ (в редакции Федерального закона № 162-ФЗ от 8.12.2003 г.) с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы. В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 6 лет.

        Допущенное нарушение закона явилось одним из оснований для изменения данного приговора кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 12 октября 2010 года.

        По смыслу закона условным может быть признано лишь основное наказание. Дополнительные наказания приводятся в исполнение реально, о чём следует указывать в резолютивной части приговора (п. 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 2 от 11.01.2007 г.).

        Однако приговором Зейского районного суда от 11 ноября 2010 года Н. осуждён по ч. 4 ст. 33, ч. 3 ст. 306, пп. «а», «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с лишением права занимать должности в органах государственной власти или органах местного самоуправления, связанные с осуществлением функций представителя власти, сроком на 3 года. На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год 6 месяцев, с возложением определённых обязанностей. При этом, как следует из резолютивной части приговора, суд применил условное осуждение ко всему наказанию, как основному, так и дополнительному, назначенному Н..

        Судебная коллегия по уголовным делам кассационным определением от 23 декабря 2010 года приговор изменила и, наряду с тем, что суд не конкретизировал орган, в котором Н. лишён права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, исключила из приговора указание о назначении Н. дополнительного наказания.

 

        Совершение преступления в течение испытательного срока порождает определённые правовые последствия в зависимости от категории вновь совершённого преступления (ч. 5 ст. 74 УК РФ).

        Согласно ч. 5 ст. 74 УК РФ (в редакции, действовавшей в анализируемый период) в случае совершения условно осуждённым в течение испытательного срока умышленного преступления средней тяжести, умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления суд отменяет условное осуждение и назначает ему наказание по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ.

        Однако суды иногда допускают нарушения указанных требований закона.

        Приговором Константиновского районного суда от 30 сентября 2010 года К., судимый 16 сентября 2008 года с применением условного осуждения, а также судимый 3 декабря 2008 года, осуждён по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы.

        Судебная коллегия своим кассационным определением от 23 ноября 2010 года отменила данный приговор, дело направила на новое судебное рассмотрение в связи с нарушением судом требований ч. 5 ст. 74 УК РФ. Согласно материалам дела преступление, за которое К. осуждён по указанному приговору, и которое относится к категории преступлений средней тяжести, совершено им 17 июля 2010 года, то есть в течение испытательного срока, установленного приговором от 16 сентября 2008 года. Вместе с тем, то обстоятельство, что на момент совершения К. нового преступления испытательный срок по приговору от 16 сентября 2008 года не истек, суд при назначении наказания не учёл, суждения по данному вопросу в приговоре не привёл. Таким образом, назначая К. наказание, суд не отменил ему условное осуждение по приговору от 16 сентября 2008 года и не применил правила ст. 70 УК РФ, что повлекло назначение несправедливого наказания.

       В настоящее время, решая вопрос об отмене условного осуждения, необходимо учитывать, что часть 5 ст. 74 УК РФ изменена. Если в прежней редакции названная норма закона предусматривала, что суд должен отменить условное осуждение и назначить наказание по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ, в случае совершения условно осуждённым в течение испытательного срока умышленного преступления средней тяжести, умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления, то в  соответствии с изменениями, внесёнными в ст. 74 УК РФ Федеральным законом № 26-ФЗ от 7 марта 2011 года, суд отменяет условное осуждение в случае совершения условно осуждённым умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления.

      

        Некоторые суды продолжают игнорировать требования закона при назначении наказания несовершеннолетним.

        В соответствии с п. 6 ст. 88 УК РФ несовершеннолетнему осуждённому, совершившему в возрасте до шестнадцати лет преступление небольшой или средней тяжести впервые, а также остальным несовершеннолетним осуждённым, совершившим преступления небольшой тяжести впервые, наказание в виде лишения свободы не может быть назначено.

        Приговором Ивановского районного суда от 9 августа 2010 года осуждена несовершеннолетняя П., в том числе, по ч. 1 ст. 119 УК РФ к 1 году лишения свободы. Судебная коллегия своим кассационным определением от 14 октября 2010 года приговор изменила, поскольку указанное преступление относится к категории преступлений небольшой тяжести, П. совершила его впервые, на момент совершения преступления П. не достигла 18 лет. При таких данных наказание П. не могло быть назначено в виде лишения свободы.

 

        Приговором Благовещенского городского суда от 14 июля 2010 года Е., которому на момент совершения преступления исполнилось 15 лет, осуждён по пп. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы. Назначая наказание Е. в виде лишения свободы, суд указал в приговоре, что на момент совершения преступления он судим по приговору от 28 апреля 2010 года. Однако суд не принял во внимание, что преступление, в совершении которого обвинялся Е., совершено до постановления приговора от 28 апреля 2010 года. Таким образом, суд не вправе был назначать Е. наказание за указанное преступление в виде лишения свободы. Допущенное судом нарушение явилось основанием для изменения приговора кассационной инстанцией.

 

        Постановлением президиума Амурского областного суда от 15 февраля 2010 года изменён приговор Белогорского городского суда от 22 июля 2009 года в отношении У. и Б., на основании ст. 73 УК РФ постановлено считать назначенное им наказание условным с испытательным сроком 8 месяцев.

        Изменяя приговор, президиум сослался на положения ч. 1 ст. 6, ч. 2 ст. 43 УК РФ, а также ст. 430 УПК РФ, в соответствии с которой при постановлении приговора в отношении несовершеннолетнего подсудимого суд, помимо иных вопросов, обязан решить вопрос о возможности условного осуждения.

       Судом У. и Б. осуждены по пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к наказанию в виде исправительных работ на срок 1 год  с удержанием 10 % из заработка в доход государства. При этом вопрос о возможности назначения им наказания с применением ст. 73 УК РФ судом не обсуждался. Из материалов дела следует, что У. и Б. совершили преступление в четырнадцатилетнем возрасте, являлись воспитанниками детского дома, обучались в 8 классе средней школы, ранее  не судимы, вину в совершении преступления признали в полном объеме, размер причиненного ущерба составляет 210 рублей. При таких данных президиум пришёл к выводу, что их исправление возможно без реального отбывания назначенного им наказания в условиях контроля за их поведением со стороны специализированного государственного органа, что не лишит их возможности получить образование.

 

        Продолжают допускаться ошибки, связанные с назначением наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

        В соответствии со ст. 47 УК РФ лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью состоит в запрещении занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления либо заниматься определенной профессиональной или иной деятельностью.

        По смыслу закона при назначении в качестве основного или дополнительного вида наказания лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью суды должны точно указывать в приговоре определённую конкретными признаками категорию должностей или виды деятельности, на которые распространяется запрет.

        Однако суды не всегда учитывают указанные требования закона.

        Приговором Октябрьского районного суда от 31 марта 2010 года П. осуждён по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ к 3 годам лишения свободы с лишением права занимать должности в правоохранительных органах сроком на 1 год 6 месяцев. В силу ст. 73 УК РФ назначенное наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год 6 месяцев. Судебная коллегия по уголовным делам 27 мая 2010 года изменила приговор, указав, что в нарушение требований ст. 47 УК РФ дополнительное наказание назначено судом не конкретно, без указания определенных должностей, функций либо характера деятельности, на занятие которыми наложен запрет. Исходя из этого, судебная коллегия внесла уточнение о назначении П. дополнительного наказания в виде лишения права занимать в правоохранительных органах должности, связанные с осуществлением функций представителя власти.

       Аналогичная ошибка допущена Тамбовским районным судом в приговоре от 8 февраля  2010 года в отношении Д., осуждённого по ч. 2 ст. 290 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с лишением права занимать должности на государственной службе сроком на 2 года, Зейским районным судом по делу в отношении Н., осуждённого приговором от 11 ноября 2010 года по ч. 4 ст. 33, ч. 3 ст. 306, пп. «а», «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ. 

 

        Согласно положениям статей 360, 383, 387 УПК РФ, при повторном рассмотрении уголовного дела положение осуждённого не может быть ухудшено, то есть не может быть усилено наказание либо применён закон о более тяжком преступлении, если первоначальный приговор не был отменён за мягкостью наказания или в связи с необходимостью применения закона о более тяжком преступлении по кассационной жалобе потерпевшего или по кассационному представлению прокурора.

        Некоторые же суды игнорируют указанные требования закона и при новом рассмотрении дела назначают осуждённому более суровое наказание, несмотря на то, что первоначальный приговор в отношении него за мягкостью назначенного наказания не отменялся.

        Так, приговором Шимановского районного суда от 21 октября 2010 года И. осуждён по ч. 1 ст. 264 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы. В силу ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года, с лишением права управлять транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев. Однако, согласно первоначальному приговору того же суда (от 16 апреля 2010 года) по тому же делу, который впоследствии был отменён кассационной инстанцией в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, И. за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ, было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 10 месяцев. При этом первоначальный приговор по основанию чрезмерной мягкости назначенного наказания сторонами не обжаловался и судом кассационной инстанции не отменялся. Таким образом, при новом рассмотрении дела суд усилил наказание, что не соответствует требованиям уголовно-процессуального закона.

       Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 21 декабря 2010 года данный приговор был изменён, назначенное осуждённому наказание снижено.

 

        При назначении осуждённым вида исправительного учреждения необходимо учитывать правила, установленные ст. 58 УК РФ.

        В соответствии с ч. 3 ст. 58 УК РФ лицам, осуждённым к лишению свободы, не достигшим к моменту вынесения судом приговора восемнадцатилетнего возраста, отбывание наказания назначается в воспитательных колониях.

       Согласно ч. 3 ст. 140 УИК РФ все осуждённые, достигшие возраста 19 лет, переводятся для дальнейшего отбывания наказания из воспитательной колонии либо из изолированного участка воспитательной колонии, функционирующего как исправительная колония общего режима, в исправительную колонию общего режима.

        Приговором Серышевского районного суда от 13 апреля 2010 года осуждён И. по ч. 4 ст. 111, п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к 8 годам лишения свободы.

        Отменяя приговор и направляя дело на новое судебное разбирательство ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, судебная коллегия в кассационном определении от 22 июня 2010 года указала также на то, что при назначении И. отбывания лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, суд не учёл, что И. совершил особо тяжкие преступления в несовершеннолетнем возрасте, и на момент постановления приговора достиг совершеннолетия, в связи с чем ему должна была быть назначена для отбывания наказания исправительная колония общего режима.

        По смыслу закона, в случае, если условно осуждённый в период испытательного срока совершил новое преступление, суд, решая вопрос об отмене условного осуждения на основании ч. 4 или ч. 5 ст. 74 УК РФ, назначает вид исправительного учреждения по правилам ст. 58 УК РФ с учётом тяжести как преступлений, совершённых в период испытательного срока, так и преступлений, за совершение которых было назначено лишение свободы условно (п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 14 от 12.11.2001 г. «О практике назначения судами видов исправительных учреждений».

        В силу п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ мужчинам, осуждённым к лишению свободы за совершение тяжких преступлений, ранее не отбывавшим лишение свободы, отбывание лишения свободы назначается в исправительных колониях общего режима.

        Приговором Свободненского районного суда от 27 августа 2010 года К., ранее судимый 19 февраля 2010 года по ч. 2 ст. 228 УК РФ 3 годам 3 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, осуждён по ч. 1 ст. 228 УК РФ с применением ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ к 3 годам 4 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

        Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 14 октября 2010 года приговор изменён: отменено назначение осуждённому К. вида исправительного учреждения – колония-поселение и назначено отбывание наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии общего режима, поскольку ранее, приговором от 19 февраля 2010 года, К. осуждался за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, которое в соответствии с ч. 4 ст. 15 УК РФ относится к категории тяжких преступлений. Таким образом, осужденному К. судом необоснованно был назначен более мягкий вид исправительного учреждения, чем предусмотрено уголовным законом.

 С целью повышения качества отправления правосудия по уголовным делам председателям районных (городских) судов  надлежит обеспечить изучение обобщения федеральными и мировыми судьями и принять дополнительные меры, направленные на исключение нарушений закона при назначении осужденным наказания.

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Амурского областного суда

 

опубликовано 14.04.2011 04:05 (МСК), изменено 14.04.2011 04:16 (МСК)