Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обзор кассационной практики судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда за 2010 год

Судебной коллегией по уголовным делам  Амурского областного суда за 2010 год рассмотрено в кассационном порядке по жалобам и представлениям  2357  уголовных дел в  отношении 2 568 лиц, что на 333 дела – 16,5% больше, чем в  предыдущем году (в 2009 году рассмотрено 2024 дела в отношении 2244 лиц), в том числе обжаловано  и опротестовано   844 приговоров суда (и других решений по существу дела) в отношении 957 лиц, что  на 24 приговора – 2,9% меньше, чем в предыдущем году (в 2009 году обжаловано 869 приговоров в отношении 1025 лиц).

 Оставлено без изменения 590 приговоров (других решений по существу дела) в отношении 659 лиц, т.е. стабильность приговоров (в лицах) в кассационной инстанции составила 68,9%  (в 2009 году -68,8%).

 

Изменены 183 приговора в отношении 203 лиц, т.е. 21,2%, в том числе:

 с изменением квалификации без снижения наказания -7,

с изменением квалификации и снижением наказания – 49,

со снижением наказания без изменения квалификации – 147.

 

 Отменены 71 приговор в отношении 95 лиц, т.е. 9,9 %,
           из них:

 дела направлены  на новое судебное рассмотрение в отношении 77 лиц,

 прекращены по реабилитирующим основаниям – в отношении 2 лиц, по иным основаниям – в отношении одного лица,

отменены приговоры  с оставлением в силе другого, менее тяжкого обвинения – 1;

отменены оправдательные приговоры в отношении 6 лиц.

 

Основаниями для отмены и изменения приговоров явились:

 несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела – 24,

 нарушение уголовно процессуального законодательства – 51,

 неправильное применение уголовного закона – 211,

 несправедливость назначенного наказания – 4.

 

Выше среднеобластного показатель стабильности обжалованных в кассационном порядке приговоров (иных решений по существу дела) в Тындинском районном суде – 86,4%,  Сковородинском районном суде – 83,3%, Благовещенском районном суде – 81,5%, Бурейском районном суде -  81%, Октябрьском районном суде - 80%.

 Снизилась по сравнению с 2009 годом  стабильность в Благовещенском городском суде с 80,1% до 72,4%, в   Ромненском районном суде – с  87,5% до  66,7%, Белогорском районном суде –  с 78,6% до   68,8%.

Ниже среднеобластного показатель стабильности приговоров также  в Серышевском районном суде – 50%, Белогорском городском суде -  54%, Шимановском районном суде – 56%, Тамбовском районном суде – 59,1%.

 

Обжаловано в кассационном порядке 1513 постановлений районных судов в отношении 1611 лиц (в  2009 году – 1115 постановлений в отношении 1219 лиц), из них оставлено без изменения 1221 постановление в отношении 1239 лиц, т.е. стабильность (в лицах) составила 76,9 % (2009 год – 78,7%,).

 Из  общего числа обжалованных постановлений судов обжаловано:

- 250 постановлений о применении и об отказе в применении  меры пресечения в виде заключения под стражу и её продлении, из которых отменено 5 или  2% (в 2009 году из 340 обжалованных отменено 12 – 3,5%);

- 101 постановление о возвращении дела прокурору, из которых отменены – 62, что составляет 61,4% (в 2009 году  из 77 обжалованных постановлений отменено 31  - 40,2%).

 

Отмена приговоров

 

Нарушение уголовно – процессуального закона

 

Приговором Белогорского городского суда от 10 сентября 2010 года Г. осужден по ч. 1 ст. 162 УК РФ с применением ч. 6.1 ст. 88, ч. 5 ст. 69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

Судебная коллегия по уголовным делам, рассмотрев дело по кассационному представлению государственного обвинителя, приговор отменила по следующим основаниям.

Согласно ч. 3 ст. 425 УПК РФ, в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не достигшего 16 лет, участие педагога является обязательным.

По смыслу указанной нормы закона в качестве педагога может выступать лицо, имеющее специальное образование и работающее в образовательном учреждении.

Согласно материалам уголовного дела, Г. на момент рассмотрения уголовного дела в суде исполнилось 15 лет и участие педагога при его допросе в суде являлось обязательным.

Как следует из протокола судебного заседания, в качестве педагога при допросе несовершеннолетнего подсудимого участвовала В., при этом каких-либо сведений о том, что это лицо имеет специальное образование педагогическое, что она работает в образовательном учреждении, в материалах дела не имеется, эти сведения судом также не выяснялись.

С учётом изложенных обстоятельств  судебная коллегия признала, что судом не было обеспечено участие надлежащего педагога при допросе несовершеннолетнего, чем были нарушены гарантированные уголовно-процессуальным законом права осужденного.

 

Приговором Белогорского городского суда от 30 июня 2010 года К. осужден за совершение преступлений, предусмотренных п. «г» ч. 3 ст. 228.1, ч. 1 ст. 228, ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 7 сентября 2010 года приговор отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение.

В силу ст. 240 УПК РФ в судебном разбирательстве все доказательства подлежат непосредственному исследованию. Оглашение показаний, данных при производстве предварительного расследования, возможно лишь в случаях, предусмотренных ст. 276, 281 УПК РФ.

В соответствии со ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены.

Данное право предполагает, что заслушивание показаний свидетелей должно носить состязательный характер, обвиняемый должен иметь возможность оспорить показания свидетелей, задать интересующие его вопросы. В то же время использование в ходе разбирательства показаний свидетеля, ранее данных органам предварительного следствия и суду, допускается, но с соблюдением установленного ст. 281 УПК РФ порядка.

В силу ч. 1 ст. 281 УПК РФ оглашение показаний свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, допускается с согласия сторон в случае неявки свидетеля, за исключением случаев, предусмотренных частью второй настоящей статьи.

Как видно из приговора, суд использовал в качестве доказательств обвинения показания свидетеля К., данные им в ходе предварительного следствия, которые были оглашены в ходе судебного заседания.

Из протокола судебного заседания следует, что государственный обвинитель в судебном заседании заявил ходатайство об оглашении показаний неявившегося свидетеля К., данных им в ходе предварительного следствия, поскольку указанный свидетель уклоняется от явки в суд, а отложение судебного заседания до его явки приведёт к затягиванию рассмотрения дела. Сторона защиты возражала против удовлетворения заявленного ходатайства.

Несмотря на отсутствие согласия сторон, суд огласил показания свидетеля К., данные им в ходе предварительного следствия, при этом никаких мотивов в обоснование принятого решения не привёл и не указал, какие из обстоятельств, предусмотренных ч. 2 ст. 281 УПК РФ, являются основаниями для оглашения показаний указанного свидетеля.

При таких обстоятельствах решение суда об оглашении показаний неявившегося свидетеля при отсутствии согласия сторон не отвечает требованиям закона, так как из материалов дела не следует, что возможность непосредственного его допроса в судебном заседании с участием сторон, в том числе подсудимым и его защитником, была исключена.

Кроме того, в соответствии со ст. 244 УПК РФ в судебном заседании стороны обвинения и защиты пользуются равными правами, в том числе на представление доказательств и участие в их исследовании.

         Согласно ст. 247 УПК РФ судебное разбирательство уголовного дела проводится при обязательном участии подсудимого, за исключением случаев, предусмотренных частями четвертой и пятой настоящей статьи. При неявке подсудимого рассмотрение уголовного дела должно быть отложено.

Как следует из материалов уголовного дела, 19 апреля 2010 года подсудимый К. в судебное заседание не явился по болезни. Однако суд продолжил судебное следствие в отсутствие подсудимого, осмотрев вещественные доказательства – наркотические средства.

Указанные нарушения закона признаны существенными, поскольку затрагивают гарантированные законом права и законные интересы обвиняемого и повлияли на постановление законного и обоснованного приговора.

 

 

Приговор отменён ввиду несоблюдения требований
         п.3 ч.1 ст.220 УПК РФ

 

Приговором Завитинского районного суда от 20 июля 2010 года Т. и И. осуждены за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, пп. «а», «б» ч.2 ст.158 УК РФ.

 Кассационным определением  судебной коллегии по уголовным делам от 14 сентября 2010 года приговор отменён, дело возвращено прокурору для  устранения препятствий его рассмотрения судом.

На основании п. 3 ч. 1 ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении должны быть указаны существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела.

По смыслу закона, предметом хищения, ответственность за которое предусмотрена ст. 158 УК РФ, может являться лишь имущество, имеющее стоимостное выражение.

Поэтому по делам рассматриваемой категории в обвинительном заключении в обязательном порядке должна быть указана стоимость похищенного имущества.

 В нарушение названных требований закона в обвинительном заключении отсутствуют сведения о стоимости похищенного имущества, а также о его принадлежности.

Аналогичные нарушения допущены и в постановлениях о привлечении Т. и И. в качестве обвиняемых.

Суд же названные выше нарушения, допущенные органами предварительного расследования, оставил без внимания и постановил приговор, в котором также не указаны стоимость и принадлежность похищенного имущества, что не соответствует требованиям п. 1 ч. 1 ст. 307 УПК РФ.

В связи с аналогичными нарушениями отменен приговор Октябрьского районного суда от 20 июля 2010 года в отношении М., осужденной за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ.

 

Приговор отмене ввиду  нарушения  судом права подсудимого на защиту

 

Приговором Михайловского районного суда от 8 июня 2010 года  С., К. и Б. осуждены по ч. 1 ст. 139 УК РФ. Кроме того, С. осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ, а К. -  по ч. 1 ст. 119, ч. 1 ст. 112 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 23 сентября 2010 года приговор отменен, дело направлено на новое судебное рассмотрение ввиду нарушения права на защиту.

В соответствии с ч. 6 ст. 49 УПК РФ одно и то же лицо не может быть  защитником двух обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого.

Согласно п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им обвиняемого.

Как следует из материалов дела, защиту интересов К. на предварительном следствии осуществлял адвокат К..

Этот же адвокат осуществлял защиту интересов подсудимого С. в судебном заседании с 24 февраля 2009 года.

 Согласно материалам уголовного дела, между интересами С. и К. имеются существенные противоречия.

Так, в ходе досудебного производства по делу К. виновным себя в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 139, ч. 1 ст. 119 и ч. 1 ст. 112 УК РФ, не признав, утверждал, что Е. не избивал.

С. же виновным себя в совершении преступлений, предусмотренных
ч. 1 ст. 139 и ч. 4 ст.
111 УК РФ, признавал. При этом С. в своих показаниях на предварительном следствии утверждал, что К. избивал потерпевшего Е. возле магазина «Престиж», в том числе баллонным ключом по голове. Также С. пояснял, что он, К. и Б. вместе проникли в дом Ф. без разрешения.

В судебном заседании К. также заявил, что не совершал инкриминируемые ему преступления.

С. в судебном заседании признал себя виновным в совершении преступлений и подтвердил свои показания, данные на предварительном следствии, в том числе те, в которых он уличал К..

 Несмотря  на наличие обстоятельств, исключающих участие адвоката К. в производстве по уголовному делу, суд назначил указанного адвоката защитником подсудимого С..

 

 

Приговор отменен, дело направлено на новое судебное рассмотрение в связи с нарушением судом требований ст. 70 УК РФ

 

Приговором Константиновского районного суда от 30 сентября 2010 года К., ранее судимый, осужден по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытой части наказания по приговору от 3 декабря 2008 года окончательно назначено наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы.

Судебная коллегия по уголовным делам Амурского областного суда, рассмотрев дело по кассационному представлению государственного обвинителя,  приговор отменила ввиду неправильного применения закона.

Согласно ч. 5 ст. 74 УК РФ (в редакции 1996 года), в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока умышленного преступления средней тяжести, умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления суд отменяет условное осуждение и назначает ему наказание по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 70 УК РФ при назначении наказания по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору суда.

Из материалов уголовного дела следует, что К. ранее, приговором Константиновского районного суд от  16 сентября 2008 года, осужден по ч. 3 ст. 30, п.п. «а,б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, условно с испытательным сроком 2 года.

Преступление, предусмотренное п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ,  относящееся к категории средней тяжести, за которое К. осужден по настоящему делу, совершено им 17 июля 2010 года, то есть в течение испытательного срока, установленного приговором от 16 сентября 2008 года.

 

Однако суд  не применил при назначении наказания правила, предусмотренные ст.70 УК РФ, что  является основанием для отмены приговора.

 

Приговором Зейского районного суда от 7 июня 2010 года Х., ранее судимый, осужден за совершение преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 158, ст. 70 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 27 июля 2010 года приговор отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Согласно п. «в» ч. 7 ст. 79 УК РФ, если в течение оставшейся не отбытой части наказания осужденный совершил умышленное преступление, суд назначает ему наказание по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ.

При этом суд должен руководствоваться требованиями, изложенными в ч. 4 ст. 70 УК РФ, согласно которым окончательное наказание должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору.

При условно-досрочном освобождении от наказания неотбытым сроком признается весь срок, на который лицо освобождено от наказания.

Как следует из материалов дела, Х., согласно постановлению Белогорского районного суда от 16 июня 2008 года, освобожден условно-досрочно от отбывания наказания по приговору Амурского областного суда от 16 февраля 1999 года на неотбытый срок 3 года 11 месяцев 4 дня.

Учитывая требования ч. 4 ст. 70 УК РФ, окончательное наказание, назначаемое Х., должно быть больше как наказания назначенного судом по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (2 года 6 месяцев лишения свободы), так и не отбытой части наказания по приговору от 16 февраля 1999 года (3 года 11 месяцев 4 дня лишения свободы), то есть должно превышать 3 года 11 месяцев 4 дня лишения свободы.

Суд, назначив Х. окончательное наказание в виде 3 лет лишения свободы, не выполнил указанные требования закона, то есть не применил уголовный закон, подлежащий применению, что повлекло отмену приговора.

 

Изменение приговоров

 

Вопросы квалификации

 

Приговором Благовещенского районного суда от 2 августа 2010 года И. осужден за совершение преступления, предусмотренного п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 07 октября 2010 года приговор изменен, действия И. переквалифицированы на ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 228 УК РФ.

Судом действия И. квалифицированы по п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, как незаконный сбыт наркотического средства в особо крупном размере, совершенный группой лиц по предварительному сговору.

По смыслу уголовного закона, под незаконным сбытом наркотических средств следует понимать любые способы их возмездной либо безвозмездной передачи другим лицам (продажу, дарение, обмен и т.д.), а также иные способы реализации, при этом передаваемое наркотическое средство должно находиться во владении лица, осуществляющего такую передачу.

Из приведенных в приговоре  доказательств следует, что наркотическое средство И. приобрел путем сбора верхушечных частей растения конопли по просьбе и для В.. Собранная им конопля ему не принадлежала, распорядиться он ею не мог, поскольку собирал ее вместе с М., который, как установлено судом, состоял в предварительном сговоре с В. и К. на незаконное приобретение и изготовление наркотических средств с целью последующего сбыта. Для какой цели В. и К. нужна была конопля, И. не знал.

 Учитывая, что своими действиями И. способствовал совершению преступления В. и К., судебная коллегия признала, что совершённые И. действия являются пособничеством в незаконном приобретении наркотического средства без цели сбыта, совершенном в особо крупном размере, в связи с чем переквалифицировала действия И. с п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 228 УК РФ.

 

Приговором Завитинского районного суда Амурской области от 14 июля 2010 года С. и Д. осуждены по пп. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 7 сентября 2010 года приговор изменен ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Согласно приведенным в приговоре показаниям потерпевшей К., причиненный  в результате хищения ущерб в сумме 9600 рублей является для нее значительным.

Вместе с этим, из протокола судебного заседания следует, что потерпевшая К. не сообщала суду о значительности для нее причиненного ущерба в сумме 9600 рублей.

Кроме того, по смыслу закона, при квалификации действий лица, совершившего кражу, по признаку причинения гражданину значительного ущерба судам следует, руководствуясь примечанием 2 к статье 158 УК РФ, учитывать имущественное положение потерпевшего, стоимость похищенного имущества и его значимость для потерпевшего, размер заработной платы, пенсии, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство, и др.

Как усматривается из протокола судебного заседания, обстоятельства, которые могли бы свидетельствовать о наличии или отсутствии в действиях подсудимых квалифицирующего признака, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (кража, совершенная с причинением значительного ущерба гражданину),  – в ходе судебного разбирательства не исследовались.

Мотивы квалификации действий С. и Д. по данному признаку в приговоре не приведены.

 

Исходя из изложенного, судебная коллегия исключила из приговора осуждение С. и Д. по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

 

Нарушение закона при назначении наказания

 

Приговором Мазановского районного суда от 6 сентября 2010 года П. осужден по ч.3 ст. 30, п. «г» ч.3 ст. 228.1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы. В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено наказание 4 года 2 месяца лишения свободы. Окончательное наказание П. назначено на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров в виде лишения свободы на срок 4 года 6 месяцев.

Кассационным определением судебной коллегии от 9 ноября 2010 года приговор изменен ввиду необоснованного применения правил ст.70 УК РФ.

Как следует из материалов дела, П. приговором Мазановского районного суда от 19 декабря 2008 года был осужден по п. «а» ч.2 ст. 158, п. «а» ч.2 ст. 158, ч. 2 ст. 69 УК РФ к 3 годам лишения свобод, условно с испытательным сроком 4 года.

29 марта 2010 года приговором того же суда П. был осужден по п. «а», «б» ч.2 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы. В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение П. по приговору Мазановского районного суда от 19 декабря 2008 года было отменено. На основании ст.70 УК РФ, по совокупности приговоров, путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытой части наказания по приговору от 19 декабря 2008 года, окончательно П. к отбытию назначено 3 года 1 месяц лишения свободы.

Преступление, за которое П. осужден обжалуемым приговором, совершено им 22 августа 2009 года, то есть до вынесения приговора от 29 марта 2010 года.

Суд правильно  применил правила ч.5 ст.69 УК РФ,  частичного сложив наказания, назначенные настоящим приговором и приговором от 22 августа 2009 года. В то же время суд необоснованно применил правила ст. 70 УК РФ и  частично присоединил неотбытое  наказание, назначенное  приговором суда от 19 декабря 2008 года, поскольку оно уже было частично присоединено к наказанию, назначенному приговором от 29 марта 2010 года, то есть неотбытое наказание по приговору от 19 декабря 2008 года было присоединено дважды (приговором от 29 марта 2010 г. и настоящим приговором).

С учетом изложенного, судебная коллегия исключила из приговора указание суда о назначении П. наказания с  применением ст. 70 УК РФ.

 

Нарушение судом при назначении наказаний требований ч. 7 ст. 316 УПК РФ и ст. 62 УК РФ повлекло изменение приговора и смягчение назначенного наказания

 

Приговором Свободненского городского суда от 22 июня 2010 года П. осуждена по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам 3 месяцам лишения свободы, в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено наказание в виде лишения свободы на срок 2 года 6 месяцев.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 17 августа 2010 года приговор изменен, назначенное осужденной наказание смягчено.

Приговор в отношении П. постановлен судом в особом порядке, установленном главой 40 УПК РФ.

В соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК РФ при постановлении обвинительного приговора суд назначает наказание, которое не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Согласно ст. 62 УК РФ, при наличии смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных п.п. «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих наказание обстоятельств, срок или размер наказания не могут превышать более двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

В силу п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ смягчающим обстоятельством признается активное способствование раскрытию и расследованию преступления.

По смыслу закона при назначении наказания по правилам ст. 62 УК РФ суд в силу ч. 7 ст. 316 УПК РФ исчисляет две трети срока наказания от двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Как видно из приговора, суд признал смягчающим наказание П. обстоятельством, активное способствование раскрытию преступления, а также отсутствие отягчающих наказание обстоятельств.

Исходя из изложенного, наказание, которое могло быть назначено П. за совершенное ею преступление, предусмотренное п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, не могло превышать 2 лет 2 месяцев 20 дней лишения свободы (2/3 от 5 лет = 3 года 4 месяца и 2/3 от 3 лет 4 месяцев = 2 года 2 месяца 20 дней).

Однако суд вопреки указанным требованиям закона назначил П. наказание за содеянное в виде 2 лет 3 месяцев лишения свободы.

Неправильное применение уголовного закона повлекло изменение приговора и снижение назначенного осужденной наказания.

 

Неправильное назначение вида исправительной колонии

 

Приговором Свободненского районного суда от 27 августа 2010 года К.  осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ к одному году шести месяцам лишения свободы. В силу ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение по приговору Свободненского районного суда Амурской области от 19 февраля 2010 года отменено, и окончательное наказание назначено на основании ст. 70 УК РФ  в виде лишения свободы на срок три года четыре месяца лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Судебная коллегия по уголовным делам Амурского областного суда кассационным определением от 14 октября 2010года приговор  в части вида исправительного учреждения, в котором осуждённому надлежит отбывать наказание, признала незаконным.

По смыслу уголовного закона, в случае, если условно осужденный в период испытательного срока совершил новое преступление, суд, решая вопрос об отмене условного осуждения на основании ч. 4 или ч. 5 ст. 74 УК РФ, назначает вид исправительного учреждения по правилам ст. 58 УК РФ с учетом тяжести как преступлений, совершенных в период испытательного срока, так и преступлений, за совершение которых было назначено лишение свободы условно.

Приговором Свободненского районного суда от  19 февраля 2010 года К. осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, которое в силу ч. 4 ст. 15 УК РФ относится к категории тяжких преступлений.

В соответствии с п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение тяжких преступлений, ранее не отбывавшим лишение свободы, отбывание лишения свободы назначается в исправительных колониях общего режима.

 Суд   в нарушение указанных требований закона назначил К. отбывание наказания в колонии – поселении.

 С учетом изложенного, судебная коллегия отменила назначение осужденному К. отбывание наказания  в колонии-поселении и назначила ему отбывание назначенного судом наказания в исправительной колонии общего режима.

Отмена постановлений

 

Возвращение уголовного дела прокурору

 

Постановлением Благовещенского районного суда от 15 июля 2010 года, уголовное дело в отношении Г. возвращено прокурору Благовещенского района для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Как следует из постановления суда, основанием для возвращения уголовного дела прокурору явилось то обстоятельство, что в ходе судебного заседания при установлении личности подсудимого Г. было установлено, что он является якутом по национальности, его родной язык - якутский, русским языком он владеет недостаточно, в ходе предварительного расследования Г. не был обеспечен переводчиком, следственные документы, в том числе  обвинительное заключение, не были переведены на его родной язык, что повлекло нарушение права подсудимого на защиту.

Однако  указанные выводы суда судебной коллегией по уголовным делам Амурского областного суда, рассмотревшей дело в кассационном порядке,  признаны несостоятельными по следующим основаниям.

Статья 18 УПК РФ предусматривает, что участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном УПК РФ; документы, подлежащие обязательному вручению обвиняемому, должны быть переведены на его родной язык или на язык, которым он владеет.

Необходимость обеспечения обвиняемому права на пользование родным языком в условиях ведения уголовного судопроизводства на русском языке не исключает того, что законодатель вправе установить с учетом положений статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, такие условия и порядок реализации данного права, чтобы они не препятствовали разбирательству дела и решению задач правосудия в разумные сроки, а также защите прав и свобод других участников уголовного судопроизводства. В свою очередь, органы предварительного расследования, прокурор и суд своими мотивированными решениями вправе отклонить ходатайство об обеспечении тому или иному участнику судопроизводства помощи переводчика, если материалами дела будет подтверждаться, что такое ходатайство явилось результатом злоупотребления правом.

Как следует из материалов уголовного дела, в ходе производства предварительного следствия Г. неоднократно разъяснялись положения ст.46, 47 УПК РФ и его права, в том числе право давать показания и объяснения на родном языке или языке, которым он владеет, пользоваться услугами переводчика бесплатно.

В ходе расследования Г. не заявлял о том, что не владеет русским языком, ходатайств о приглашении переводчика не заявлял.

По окончанию следствия Г. также не просил переводчика и не требовал перевода процессуальных документов на родной язык.

Из материалов дела следует, что Г. имеет среднее образование, проходил службу в уголовно-исполнительной системе Республики Саха (Якутия).

При проведении амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы Г. помощью переводчика не воспользовался, понимал обращенную русскую речь, общался с экспертами на русском языке, обладая неплохим словарным запасом, используя, в том числе, крылатые выражения.

 

При таких обстоятельствах, судебная коллегия отменила постановление суда, поскольку его выводы не основаны на фактических обстоятельствах дела.

 

 

 

Рассмотрение судами жалоб в порядке, установленном ст. 125 УПК РФ

 

Постановление, вынесенное по итогам рассмотрения жалобы, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, отменено в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела

 

Постановлением Архаринского районного суда от 25 июня 2010 года  З. отказано в удовлетворении жалобы на ответ прокурора Архаринского района об отказе в возбуждении производства по уголовному делу по вновь открывшимся обстоятельствам.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 30 ноября 2010 года постановление отменено, материалы направлены на новое судебное рассмотрение, в связи с тем, что выводы суда не подтверждаются материалами дела.

Согласно требованиям ст. 240 УПК РФ, судебное решение может быть основано лишь на тех материалах, которые были исследованы в судебном заседании.

В соответствии с п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 1 от 10 февраля 2009 г. "О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" при подготовке к рассмотрению жалобы судья истребует по ходатайству лиц, участвующих в судебном заседании, или по собственной инициативе материалы, послужившие основанием для решения или действия должностного лица, а также иные данные, необходимые для проверки доводов жалобы. Результаты исследования отражаются в протоколе судебного заседания, копии таких материалов хранятся в производстве по жалобе.

Однако из представленных материалов следует, что материалы проверки по заявлению З. от органов прокуратуры не истребовались и не исследовались, в связи с чем невозможно сделать однозначный вывод о том, проводилась ли прокурором проверка по заявлению З. по вновь открывшимся обстоятельствам либо прокурор ограничился ответом.

В материалах дела также отсутствуют копии  документов, на которые ссылался суд в обоснование принятого решения.

Допущенные  при рассмотрении жалобы нарушения закона явились основанием для отмены постановления суда.

 

Постановлением Благовещенского городского суда от 31 мая 2010 года жалоба Ж. о признании незаконным бездействия следственного органа возвращена заявителю для устранения недостатков.

Отменяя указанное постановление, судебная коллегия по уголовным делам Амурского областного суда в кассационном определении от 12 августа 2010 года указала, что жалоба подлежит возвращению заявителю для устранения недостатков в тех случаях, когда жалоба не содержит необходимых сведений, что препятствует ее рассмотрению (отсутствуют сведения о том, какие действия или решения обжалованы, жалоба не подписана заявителем, полномочия защитника или представителя заявителя не подтверждены соответствующими документами), с указанием в постановлении  указанных обстоятельств и разъяснением права вновь обратиться в суд.

Как следует из постановления, судья, возвращая жалобу Ж. для устранения её недостатков, сослался на то, что в жалобе не указано бездействие какого конкретного должностного лица следственного отдела обжалуется заявителем, что препятствует рассмотрению жалобы.

Однако из жалобы Ж. следует, что он обжалует бездействие должностного лица следственного отдела, который не уведомил его о принятом решении по сообщению о преступлении, кроме того, он не осведомлен, у кого именно в производстве находится его заявление, считает, что это нарушает его право на доступ к правосудию.

При таких данных, неуказание в жалобе фамилии должностного лица следственного органа, в производстве которого находится заявление Ж., не является основанием  для отказа в принятии жалобы заявителя и препятствием для её рассмотрения судом.

 

Постановлением Благовещенского городского суда Амурской области от 2 ноября 2010 года жалоба К. о признании незаконным решения руководителя следственного органа об отказе в удовлетворении ходатайства об отводе следователя оставлена без удовлетворения.

В силу ч. 3 ст. 29 и ст. 125 УПК РФ в ходе досудебного производства по уголовному делу могут быть обжалованы в суд не любые действия (бездействие) и решения руководителя следственного органа, а лишь те, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Согласно правовой позиции, выраженной в Постановлении Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 года № 5-П, в ходе досудебного производства по уголовному делу могут быть обжалованы в суд действия и решения органа расследования, если они не только затрагивают собственно уголовно-процессуальные отношения, но и порождают последствия, выходящие за их рамки, существенно ограничивая при этом конституционные права и свободы личности, и отложение проверки законности и обоснованности таких действий и решений до стадии судебной разбирательства может причинить ущерб, восполнение которого в дальнейшем окажется неосуществимым.

В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством вопрос о том, надлежащим ли следователем произведено предварительное следствие, разрешается судом в стадии судебного производства по уголовному делу.

С учетом изложенного, обжалуемое решение руководителя следственного органа от 25 июня 2010 года об отказе в удовлетворении ходатайства об отводе следователя, исходя из его характера, не может быть признано способным причинить ущерб конституционным правам и свободам потерпевшего, невосполнимый в дальнейшем - при рассмотрении судом уголовного дела по факту хищения его денежных средств.

При таких обстоятельствах оснований для рассмотрения жалобы заявителя К. по существу у суда не имелось.

Помимо этого, согласно правовой позиции, выраженной в Постановлении Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 года № 5-П, суд при проверке в период предварительного расследования тех или иных процессуальных актов не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по уголовному делу. Иное противоречило бы конституционному принципу независимости суда (ст. 120 Конституции РФ), гарантирующему в условиях состязательного процесса объективное и беспристрастное осуществление правосудия по уголовным делам.

В обоснование принятого решения суд указал о том, что руководителем следственного органа действия следователя оценены по всем частям статьи 61 УПК РФ; допущенное следователем нарушение было устранено, признание незаконными действий (бездействия) следователя не свидетельствует о том, что указанное лицо заинтересовано в исходе дела, поэтому решение руководителя следственного органа является законным и обоснованным.

Таким образом, суд в период предварительного расследования сделал суждение о производстве этого расследования надлежащим следователем, то есть предрешил вопрос, который впоследствии может стать предметом судебного разбирательства по данному уголовному делу.

 

 

Вопросы, связанные с исполнением приговоров

 

Постановление, вынесенное в порядке ст. 400 УПК РФ, отменено, производство по ходатайству осужденного прекращено, в связи с неправильным применением уголовного закона.

 

Постановлением Благовещенского городского суда от 3 сентября 2010 года осужденному Ч. отказано в удовлетворении ходатайства о снятии с него судимости.

 Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 19 октября 2010 года  постановление суда отменено, производство  по ходатайству прекращено по следующим основаниям.

 Согласно ст.400 УПК РФ вопрос о снятии судимости решается судом по ходатайству лица, отбывшего наказание.

 В соответствии с ч.5 ст.86 УК РФ, если осуждённый после отбытия наказания вёл себя безупречно, то по его ходатайству суд может снять с него судимость до истечения срока погашения судимости.

 Из изложенных требований закона следует, что право ходатайствовать о  снятии судимости осуждённый вправе после отбытия наказания.

Как следует из материалов дела, 19 декабря 2008 года Ч. освобожден условно-досрочно от отбывания наказания, назначенного приговором Благовещенского городского от 13 октября 2008 года, на неотбытый срок 2 года 6 месяцев 12 дней. Он обратился в суд с ходатайством о снятии с него указанной судимости 16 июля 2010 года, то есть до истечения срока условно-досрочного освобождения.

По смыслу закона, если поступившее в суд ходатайство не подлежит рассмотрению по существу, то судья выносит постановление об отказе в принятии ходатайства к рассмотрению, и если указанные обстоятельства установлены в судебном заседании, то производство по жалобе подлежит прекращению.

Однако суд не учел, что ходатайство о снятии судимости подано Ч. преждевременно и рассмотрел  его по существу, отказав в его удовлетворении.

 

Постановлением Белогорского районного суда Амурской области от 19 июля 2010 года ходатайство осужденного П. о приведении приговора в соответствие с действующим законодательством удовлетворено частично.

Отменяя постановление, судебная коллегия по уголовным делам Амурского областного суда в кассационном определении от 30 сентября 2010 года указала, что согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в определениях от 11 июля 2006 года № 351-О и № 406-О, реализация конституционного права каждого осужденного просить о смягчении назначенного ему наказания предполагает обязанность государства обеспечить рассмотрение судом соответствующего обращения осужденного на основе состязательности и равноправия сторон с тем, чтобы он имел возможность защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (статья 45, часть 2; статья 46, часть 1, Конституции Российской Федерации). Поскольку решение данного вопроса имеет для осужденного не меньшее значение, чем вопросы, разрешаемые судом в ходе рассмотрения уголовного дела по существу или при проверке законности и обоснованности приговора в кассационном и надзорном порядке, ему должно быть в полной мере обеспечено право, гарантированное в статье 48 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

Кроме того, Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 26 декабря 2003 года № 20-П, а также в Определении от 8 февраля 2007 года № 257-О-П  указал, что Конституция Российской Федерации определяет начальный, но не конечный момент осуществления обвиняемым права на помощь адвоката (защитника), поэтому оно должно обеспечиваться обвиняемому на всех стадиях уголовного процесса, в том числе при исполнении приговора.

В соответствии с ч.4 ст.399 УПК РФ при рассмотрении судом вопросов, связанных с исполнением приговора, осужденный может осуществлять свои права с помощью адвоката.

Как следует из представленных материалов, в адрес начальника исправительного учреждения для вручения П. было направлено уведомление о том, что ходатайство осужденного о приведении приговора в соответствие с действующим законодательством будет рассматриваться в Белогорском районном суде 19 июля 2010 года, при этом осужденному были разъяснены процессуальные права, предусмотренные ст. 399 УПК РФ, в том числе право заявлять ходатайства, а также осуществлять свои права с помощью адвоката.

Данное уведомление П. получил 6 июля 2010 года, указав в расписке, что нуждается в услугах адвоката по назначению суда.

Однако данное ходатайство было оставлено судом без внимания и в судебном заседании не разрешалось.

 Учитывая, что при рассмотрении ходатайства осуждённого допущено существенное нарушение закона, поскольку он был  лишен возможности реализовать предоставленное ему законом право на помощь защитника, судебная коллегия отменила постановление суда и направила материалы на новое судебное рассмотрение.

 

 С целью исключения судебных ошибок и повышения качества отправления правосудия по уголовным делам председателям районных (городских) судов следует обеспечить изучение обзора на занятиях  федеральных и мировых судей.

 

 

 Судебная коллегия по уголовным делам

 Амурского областного суда

опубликовано 06.04.2011 10:15 (МСК)