Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обзор судебной практики рассмотрения судами Амурской области в первом полугодии 2010 года ходатайств об избрании в отношении подозреваемых (обвиняемых) меры пресечения в виде заключения под стражу и ее продлении

В соответствии с планом работы судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда  проведено обобщение судебной практики рассмотрения судами области ходатайств об избрании в отношении подозреваемых (обвиняемых) меры пресечения в виде заключения под стражу и  ее продлении в первом полугодии 2010 года, при этом непосредственно было изучено 88 материалов и 39 постановлений судов, кассационная практика Амурского областного суда.

Согласно статистическим данным, в первом полугодии 2010 года судами Амурской области рассмотрены  602 ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, что на 26,2 % меньше, чем за аналогичный период 2009 года (760), из них удовлетворены – 577 (95,8%), что на 2,6 % больше, чем в 2009 году (93,2%).

Кроме того, за указанный период рассмотрены 833 ходатайства о продлении срока содержания под стражей,  то есть на 3,2 % меньше, чем  в  первом полугодии 2009 года (860), из них удовлетворены – 827 (99,2 %), в первом полугодии 2009 года указанный показатель составлял 97,8%.

В кассационном порядке в первом полугодии  2010 года обжалованы:

 - 42 постановления об удовлетворении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и  70 постановлений об удовлетворении ходатайств о продлении срока содержания под стражей (в 2009 году были обжалованы 75 и 105 постановлений соответственно), указанные постановления не отменялись;

 - 5 постановлений об отказе в удовлетворении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, из них отменено – 1;

- 2 постановления об отказе в удовлетворении ходатайств о продлении срока содержания под стражей, из них отменено - 1.

Результаты обобщения свидетельствуют о том, что при рассмотрении вопросов, связанных с избранием в отношении подозреваемых (обвиняемых) меры пресечения в виде заключения под стражу и  ее продлении, суды в большинстве случаев правильно применяли положения, закрепленные в ст.ст.108, 109, и 255 УПК РФ с учетом разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации №22 от 29 октября 2009 года «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста».

Часть 1 ст.108 УПК РФ прямо предписывает, что заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения, при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение.

По  смыслу ст.99 УПК РФ, одна лишь тяжесть совершенного преступления сама по себе не может служить достаточным основанием для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, поэтому суд, рассматривая ходатайство об избрании указанной меры пресечения,  должен  убедиться в наличии оснований, предусмотренных ст.97 УПК РФ.

При поступлении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемых (обвиняемых) суды в большинстве случаев тщательным образом исследовали изложенные в них доводы о необходимости избрания именно такой меры пресечения.

При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемых (обвиняемых) судами, как правило, учитывались: наличие достаточных данных, свидетельству­ющих о наличии события пре­ступления,  о возможной причастности к нему подозреваемого (обвиняемого), степень тяжести преступления, наличие данных о том, что подозреваемый (обвиняемый) угрожал потерпевшему, свидетелю, пытался или имеет намерение скрыться от органов предварительного следствия и суда, сведения о личности подозреваемого (обвиняемого): возраст, характеристики, сведения о судимости, состояние здоровья, семейное положение, род занятий, наличие постоянного места жительства, не нарушалась ли им ранее избранная мера пресечения.

Вместе с тем, проведенное обобщение показало, что отдельные суды принимали решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и при отсутствии в материалах, предоставленных в обоснование заявленного ходатайства, достаточных данных, свидетельствующих о невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения.

Так,  постановлением Константиновского районного суда от 11 февраля 2010 года в отношении Б., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного  п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ, была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

В качестве оснований избрания в отношении обвиняемого Б. указанной меры пресечения суд указал, что он обвиняется в совершении преступления средней тяжести,  ранее неоднократно привлекался к уголовной ответственности за аналогичные преступления,  должных выводов для себя не сделал, на путь исправления не встал, обвиняется в совершении  тяжкого преступления по уголовному делу,  которое находится в производстве Константиновского районного суда, находясь по указанному делу под подпиской о невыезде и надлежащем поведении, самовольно выехал в г.Благовещенск, по месту жительства характеризуется отрицательно,  в связи с чем пришел к выводу, что Б. может продолжить заниматься преступной деятельностью, скрыться от следствия и суда.

Вместе с тем, в материалах, представленных следователем  в обоснование заявленного ходатайства, какие-либо данные о том, что Б. привлекается к уголовной ответственности за тяжкое преступление по уголовному делу, находящемуся в производстве Константиновского районного суда,  отсутствуют, нет в них и сведений о том, что по указанному делу Б. нарушил избранную в отношении него меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Кроме того, из представленных материалов  следует, что уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п.«в» ч.2 ст.158 УК РФ, было возбуждено следователем СО при ОВД по Константиновскому району 13 января 2010 года  по факту хищения неустановленными лицами 6 января 2010 года в с.Константиновка Константиновского района Амурской области имущества Д. стоимостью 10000 рублей.

Данных о том, что Б. было известно о возбуждении уголовного дела и о том, что он подозревается в совершении указанного преступления, в представленных материалах не имеется.

Мера пресечения – подписка о невыезде и надлежащем поведении была избрана в отношении Б. 11 февраля 2010 года, в указанной подписке  Б. указал адрес, по которому он  проживает в г.Благовещенске.

В этот же день Б. был допрошен в качестве подозреваемого, затем ему было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного
п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ, и он был допрошен в качестве обвиняемого.

После этого следователь возбудил ходатайство об избрании в отношении обвиняемого Б. меры пресечения в виде заключения под стражу, при этом данных о том, что Б. нарушил избранную в отношении него меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении или о том, что она была отменена, суду не представил.

Суд, удовлетворяя заявленное следователем ходатайство, указанным обстоятельствам в постановлении оценки не дал.

Не всегда суды учитывают разъяснения, содержащиеся в пункте 5  постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации №22 от 29 октября 2009 года, согласно которым судам необходимо обращать особое внимание на применение меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении женщин, имеющих несовершеннолетних детей. При поступлении в суд ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении таких подозреваемых или обвиняемых суду следует располагать данными, свидетельствующими о том, что дети будут находиться на попечении близких родственников или иных лиц либо будут помещены в детские учреждения.

Так, постановлением Тамбовского районного суда в отношении  Д, обвиняемой в совершении  преступления, предусмотренного п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ, была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Несмотря на то, что в представленных суду материалах имелись сведения о   наличии у Д.  малолетнего ребенка, суд принял решение об избрании в отношении обвиняемой меры пресечения в виде заключения под стражу, не истребовав данных о том, что ребенок Д.   будет находиться на попечении ее близких родственников или иных лиц либо помещен в детское учреждение.

Не все суды своевременно уяснили указание, содержащееся в  постановлении Пленума Верховного Суда  РФ от 29 октября 1009 года « О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста» о том, что с целью исключения неопределенности при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого или обвиняемого, в резолютивной части судебного решения о применении меры пресечения должно быть указано до какой даты и на какой срок принято соответствующее решение ( п.21 постановления).

По указанным основаниям были изменены в кассационном порядке постановления об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу: Шимановского районного   суда  от  27  января  2010   года  в отношении Р., Благовещенского городского суда от 18 апреля 2010 года в отношении   Г., Райчихинского городского суда от 27 марта 2010 года  в отношении С., Мазановского районного суда от 17 февраля 2010 года  в отношении Ч., Михайловского районного суда Амурской области от 28 мая 2010 года в отношении Л., Селемджинского районного суда от 19 апреля 2010 года в отношении  Д., в которых суды, избирая названную меру пресечения, не указывали данные обстоятельства, в связи с чем постановления дополнены указаниями о дате, до которой приняты соответствующие решения.  

Не учитывалось указанное требование закона судами и при сохранении меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подсудимого при назначении судебного заседания по поступившему в суд уголовному делу.

Так, назначая судебное заседание по делу в отношении Х., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч.2 ст.158 УК РФ, и оставляя избранную в отношении обвиняемого меру пресечения в виде  заключения под стражу без изменения, Белогорский городской суд в постановлении от 09 марта 2010 не указал до какой даты и на какой срок  он продлил избранную в отношении обвиняемого меру пресечения.

Аналогичные ошибки допускались Белогорским городским судом по делам в отношении:  С., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных  ч.1 ст.161, ч.4 ст.111, п.п. «а,г» ч.2 ст.161 УК РФ;  М., обвиняемого  в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «б,в» ч.2 ст.158, п. «в» ч.4 ст.162 УК РФ;  Б., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.161, ч.1 ст.228 УК РФ; Я., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ; Ш., обвиняемой в  совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ; З., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п.«а» ч.3 ст.158, п. «б» ч.2 ст.158 УК РФ; П, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных  п.«а» ч.3 ст.158, ч.1 ст.166 УК РФ, а также Тамбовским районным судом по делам в отношении: Е., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.111 УК РФ; З., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ; Т., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.228 УК РФ, С., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст.158 УК РФ.

Не всегда учитывается правовая позиция Европейского Суда по правам человека, закрепленная в п.19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации №22 от 29 октября 2009 года, согласно которой обоснованность выдвинутого против лица подозрения является неотъемлемой частью гарантий от произвольного ареста или заключения под стражу, однако, рассматривая ходатайство об избрании подозреваемому  (обвиняемому) в качестве меры пресечения - заключение под стражу, суд не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом ему преступлении.

Михайловский районный суд, удовлетворяя ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Л., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ,   в постановлении от 28 мая 2010 года счел установленным, что  Л. совершил инкриминируемое ему преступление.

Аналогичные ошибки  при продлении срока содержания под стражей обвиняемых допускались: Свободненским городским судом по делу М.,  Благовещенским городским судом по делу  Г., Сковородинским районным судом по делу Г., Михайловским районным судом  по делу Б..

В соответствии с пунктом 3 части 7 статьи 108 УПК РФ, если при рассмотрении ходатайства о заключении под стражу в качестве меры пресечения в отношении подозреваемого, обвиняемого одной из сторон будет заявлено ходатайство об отложении судебного заседания для предоставления ею дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, судья обсуждает такое ходатайство в судебном заседании с участием сторон и, в случае признания его обоснованным, выносит постановление о продлении срока задержания не более чем на 72 часа с момента вынесения судебного решения, указав  дату и время, до которых продлевается срок задержания.

Вместе с тем, не все суды правильно исчисляют указанный срок.

Так, постановлением Белогорского районного суда от 17 апреля 2010 года срок задержания Г., подозреваемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ, был продлен на 72 часа. Как следует из протокола судебного заседания, судебное заседание было закрыто  17 апреля 2010 года в 10 часов 05 минут.

Несмотря на то, что 72 часа, на которые суд продлил срок задержания подозреваемого Г.,  истекали в 10 часов 05 минут 20  апреля 2010 года, суд указал в постановлении, что продляет срок его задержания до 11 часов 21  апреля 2010 года.

Ходатайство следователя об избрании в отношении подозреваемого  Г. меры пресечения в виде заключения под стражей было рассмотрено судом 20 апреля 2010 года в 15 часов 40 минут, то есть после истечения срока, до которого мог быть  продлен срок задержания подозреваемого, что является недопустимым.

По-прежнему, в некоторых случаях суды не учитывали позицию Европейского Суда по правам человека о недопустимости обоснования необходимости  избрания меры пресечения в виде заключения под стражу и ее продлении предположением, что лицо может скрыться, только на основании строгости возможного наказания и тяжести предъявленного, но еще не доказанного обвинения, без исследования конкретных обстоятельств и персональных данных подозреваемых и обвиняемых.

Например, Благовещенский городской суд, назначая судебное заседание по делу  несовершеннолетнего М., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных  п.п. «в, г» ч.2 ст.161, ч.1 ст.139, п. «в» ч.4 ст.132  УК РФ, и оставляя  без изменения избранную в отношении него  меру пресечения в виде содержания под стражей, в постановлении от 25 января 2010 года указал, что  М.  может скрыться  от суда, продолжить заниматься преступной деятельностью, оказать давление на потерпевшую, ссылаясь лишь на  тяжесть преступлений, в совершении которых тот обвиняется.

Европейский Суд по правам человека в своих решениях неоднократно подчеркивал, что строгость наказания, которое может быть назначено по приговору суда, является существенным элементом оценки риска того, что обвиняемый может скрыться и повторно совершить преступление, однако необходимость продления срока заключения не может быть оценена исключительно с абстрактной точки зрения, с учетом лишь тяжести предъявленного обвинения, поэтому при решении вопроса о продлении  срока содержания обвиняемого под стражей суд обязан проанализировать личную ситуацию обвиняемого, особые стороны его характера или поведения, которые могли бы оправдать заключение.

По смыслу закона, в  решении о применении заключения под стражу в качестве меры пресечения либо о продлении срока содержания под стражей должны быть отражены исследованные в судебном заседании конкретные обстоятельства, а также доказательства, подтверждающие наличие этих обстоятельств, вне зависимости от того, на какой стадии судопроизводства и в какой форме - в виде отдельного постановления (определения) или в виде составной части постановления (определения), выносимого по иным вопросам (в том числе о назначении судебного заседания, об отмене приговора и о направлении уголовного дела на новое рассмотрение) - оно принимается.

Вместе с  тем, не исключены случаи принятия судами решений о продлении срока содержания обвиняемого под стражей на основании одной лишь тяжести предъявленного обвинения и обстоятельств, которые сами по себе не являются основаниями для продления срока содержания обвиняемого под стражей.

Так, назначая судебное заседание  по делу З.,  обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п.«а» ч.3 ст.158, п. «б» ч.2 ст.158 УК РФ, и оставляя избранную в отношении него меру пресечения в виде заключения под стражу без изменения, суд в постановлении от 25 января 2010 года  сослался на то, что он обвиняется в совершении умышленных преступлений против собственности, относящихся к категории средней тяжести и тяжких, характеризуется отрицательно, не работает, ранее судим, имеет не снятые и не погашенные в установленном законом порядке судимости.

При этом в нарушение требований закона суд  не указал в постановлении, сохраняют ли свое значение обстоятельства, послужившие основаниями избрания в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу, предусмотренные ст.97 УПК РФ, не обсудил вопрос о возможности применения альтернативных мер пресечения.

Не все суды учитывают требования  ч.2 ст.109 УПК РФ, согласно которым продление срока содержания обвиняемого под стражей свыше двух месяцев возможно только при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения. Продление такого срока свыше шести месяцев возможно лишь при наличии одновременно двух условий: обвинения лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления и особой сложности уголовного дела.

По смыслу указанных требований закона, выводы суда об особой сложности уголовного дела должны быть мотивированы  в постановлении.

Однако, Белогорский районный суд 17 января 2010 года продлил срок содержания под стражей С., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных  п.п. «а,г» ч.2 ст.161, п.п. «а,г» ч.2 ст.161,   ч.1 ст.161,                        п.п. «а,в» ч.2 ст.163 УК РФ, на 2 месяца, а всего до  07 месяцев 14 суток, сославшись в постановлении   на то, что он обвиняется в совершении ряда  тяжких преступлений и средней тяжести, данные о его личности, при этом суждений  о том, представляет ли уголовное дело особую сложность,  в постановлении   не привел.

Аналогичные ошибки были допущены указанным судом при продлении срока содержания под стражей обвиняемых М. и С.,  Тамбовским районным судом при продлении срока содержания под стражей обвиняемых К. и З..

Кроме того, в постановлении о продлении срока содержания под стражей обвиняемого М. Белогорский районный суд указал, что мера пресечения может быть продлена в пределах установленного по уголовному делу срока производства предварительного следствия. Поскольку срок предварительного следствия по уголовному делу был продлен до 05 марта 2010 года, то и срок содержания под стражей обвиняемого должен быть продлен до указанного срока.

Вместе с тем данные выводы суда не основаны на требованиях закона и противоречат правовой позиции, выраженной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 22 марта 2005 года № 4-П                       «О проверке конституционности положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих порядок и сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направлением уголовного дела в суд, в связи с жалобами ряда граждан», согласно которой прокурор, при утверждении обвинительного заключения (обвинительного акта) и направлении уголовного дела в суд обязан проверить, не истекает ли установленный судом срок содержания обвиняемого под стражей и достаточен ли он для того, чтобы судья имел возможность принять решение о наличии или отсутствии оснований для дальнейшего применения заключения под стражу на судебных стадиях производства по делу. Если к моменту направления дела в суд этот срок истекает или если он оказывается недостаточным для того, чтобы судья в стадии подготовки к судебному заседанию мог принять решение о наличии или отсутствии оснований для дальнейшего применения заключения под стражу, прокурор в соответствии со статьями 108 и 109 УПК Российской Федерации обязан обратиться в суд с ходатайством о продлении срока содержания обвиняемого под стражей.

В соответствии с требованиями ст.ст.94, 108 УПК РФ, срок содержания лица под стражей исчисляется с момента его задержания.

Однако, при продлении срока содержания обвиняемого под стражей суды не всегда правильно исчисляли срок, до которого указанная мера пресечения может быть продлена.

Так, постановлением Свободненского городского суда от 29 января 2010 года срок содержания под стражей А., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч.4 ст.158, п.п. «а,б» ч.4 ст.158 УК РФ, продлен на один месяц, а всего до трех месяцев, то есть до 11 марта 2010 года.

Вместе с тем, из представленных материалов следует, что по подозрению в совершении преступлений в порядке ст.ст.91, 92 УПК РФ А. был задержан 09 декабря 2009 года, 10 декабря 2009 года А. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.4 ст.158 УК РФ.

Постановлением Свободненского городского суда от 11 декабря 2009 года в отношении  обвиняемого А. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Продляя срок содержания под стражей обвиняемого А. до 11 марта 2010 года, суд исчислил срок содержания обвиняемого под стражей  с момента избрания указанной меры пресечения, без учета времени, в течение которого он был задержан по подозрению в совершении преступления.

В ходе обобщения выявлен факт, когда суд отказал   в удовлетворении ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей обвиняемого без достаточных на то оснований.

Так, определением судебной коллегии от 29 июня 2010 года отменено постановление Благовещенского городского суда от 04 июня 2010 года, которым отказано в удовлетворении ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.3 ст. 286 УК РФ.

В кассационном определении судебная коллегия указала, что                       К. обвиняется в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы от 3 до 10 лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет.

В обоснование ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей следователь сослался   на тяжесть и общественную опасность преступления, в котором  обвиняется К., а также на то, что, находясь на свободе, в связи со своим служебным положением тот может повлиять на установление истины по делу путём склонения свидетелей и потерпевшего к даче ложных показаний.

Суд, отказывая в удовлетворении ходатайства, в постановлении указал, что органами предварительного следствия не представлено данных, свидетельствующих о том, что  на потерпевшего и свидетелей может быть оказано давление с целью склонения их к даче ложных показаний.

При этом суд не дал оценки представленным следователем и исследованным в судебном заседании материалам, из которых следует, что К. пытался  склонить свидетеля С. к даче благоприятных для него показаний, хотя они могли существенно повлиять на выводы суда.

По смыслу закона, решение о заключении обвиняемого под стражу или о продлении срока его содержания под стражей, принятое на стадии предварительного расследования, сохраняет свою силу после окончания дознания или предварительного следствия и направления уголовного дела в суд только в течение срока, на который данная мера пресечения была установлена.

Не все суды выполняют  указания, содержащиеся в  Постановлении Конституционного Суда РФ от 22 марта 2005 года №4-П, а также Постановлении Пленума Верховного Суда  РФ от 29 октября 2009 года,  согласно которым, суд может принять решение об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или о продлении срока ее действия только по результатам рассмотрения этого вопроса в условиях состязательности сторон и при обеспечении прав участников судопроизводства. Это решение должно отражать исследованные в судебном заседании фактические обстоятельства вне зависимости от того, на какой стадии судопроизводства оно принимается.

В случае принятия судом в стадии подготовки к судебному заседанию решения об оставлении без изменения меры пресечения в виде заключения под стражу, т.е. фактически о ее продлении, необходимо обеспечить обвиняемому и его защитнику (если он участвует в деле) право участвовать в рассмотрении судом данного вопроса, изложить свои аргументы и представить подтверждающие их доказательства в соответствии с процедурой, предусмотренной статьями 108, 109 и 255 УПК РФ.

Так, судебная коллегия кассационным определением от 04 февраля 2010 года отменила постановление Свободненского городского суда от 14 января 2010 года в части оставления без изменения меры пресечения в виде заключения под стражу  в отношении обвиняемых  С. и Д., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст. 160 УК РФ,  указав на допущенные нарушения закона, выразившиеся в следующем.

 В случае принятия судом в стадии подготовки к судебному заседанию решения об оставлении без изменения меры пресечения в виде заключения под стражу, т.е. фактически о ее продлении, необходимо обеспечить обвиняемому и его защитнику право участвовать в рассмотрении судом данного вопроса, изложить свои аргументы и представить подтверждающие их доказательства в соответствии с процедурой, предусмотренной статьями 108 УПК РФ.

Следовательно, суд обязан надлежащим образом известить стороны о месте и времени рассмотрения данного вопроса. Если кто-то из сторон изъявил желание участвовать в суде при разрешении вопроса по поводу меры пресечения, то суд обязан обеспечить их участие в суде. 

Обвиняемые С. и  Д. о месте и времени судебного заседания надлежащим образом не извещались,  в судебном заседании при рассмотрении вопроса о мере пресечения не присутствовали, в связи с чем они были ограничены в возможности довести до суда свою позицию по указанному вопросу, что является нарушением их права на защиту.

Постановлением Свободненского городского суда от 06 мая 2010 года судебное заседание по делу З., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ, назначено на 13 мая 2010 года, избранная в отношении обвиняемой З. мера пресечения в виде заключения под стражу оставлена без изменения.

Как следует из протокола судебного заседания,  вопрос о мере пресечения в отношении обвиняемой З. был рассмотрен в ее отсутствие в связи с тем, что 06 мая 2010 года  обвиняемая не была доставлена в судебное заседание из ФБУ ИЗ-28/1 г.Благовещенска.

Вместе с тем, из сообщения начальника  ФБУ ИЗ-28/1 г.Благовещенска следует, что З. не была направлена 04 мая 2010 года в ИВС Свободненского ГРОВД по причине изменения графика движения спецвагона РЖД, ее отправка перенесена на 07 мая 2010 года.

Несмотря на то, что срок содержания под стражей обвиняемой  З.  истекал только 19 мая 2010 года, до истечения указанного срока обвиняемая могла быть доставлена в суд, суд  не принял мер для обеспечения права обвиняемой  участвовать в рассмотрении судом вопроса о мере пресечения и в нарушение требований уголовно-процессуального закона рассмотрел указанный вопрос в ее отсутствие.

Суды не всегда правильно применяют требования закона, при определении срока содержания подсудимого под стражей по делу, находящемуся в производстве суда.

В соответствии с ч.3 ст.237 УПК РФ, при возвращении уголовного дела прокурору судья принимает решение о мере пресечения в отношении обвиняемого содержащегося под стражей, с указанием срока ее действия и перечисляет его за прокуратурой. В случае отмены указанного постановления вышестоящим судом, и направления дела на новое судебное рассмотрение, время содержания обвиняемого под стражей исчисляется за судом.

При повторном поступлении уголовного дела в суд в общий срок содержания лица под стражей, предусмотренный частью 2 статьи 255 УПК РФ, засчитывается время содержания под стражей со дня первоначального поступления уголовного дела в суд до возвращения его прокурору.

По смыслу ч.2 ст.255 УПК РФ,  период после вынесения приговора до вступления его в законную силу, а если приговор обжалован в соответствии со ст.354 УПК РФ, до рассмотрения в апелляционном или кассационном порядке жалобы или представления в шестимесячный срок содержания осужденного под стражей не входит.

Ввиду неправильного исчисления срока содержания подсудимого под стражей кассационным определением судебной коллегии от 18 февраля 2010 года отменено постановление Благовещенского городского суда от 26 января 2010 года, которым  подсудимому У., обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, продлен срок содержания под стражей на два месяца, всего до десяти месяцев, то есть до 29 марта 2010 года.

Как следует из представленных материалов, уголовное дело в отношении У. поступило в суд 24 декабря 2008 года.

22 января 2009 года уголовное дело было возвращено прокурору для устранения препятствий  его рассмотрения судом, мера пресечения в отношении обвиняемого У. оставлена без изменения - заключение под стражу.

06 февраля 2009 года уголовное дело поступило в прокуратуру.

06 марта 2009 года уголовное дело поступило  в Благовещенский городской суд.

04 июня 2009 года по делу был постановлен обвинительный  приговор, который 27 августа 2009 года был отменен судом кассационной инстанции.

21 сентября 2009 года  уголовное дело  поступило в Благовещенский городской суд.

25 ноября 2009 года срок содержания У. под стражей был продлен на два месяца, всего до восьми месяцев, то есть до 29 января 2010 года.

26 января 2010 года срок содержания У. под стражей продлен на два месяца, всего до десяти месяцев, то есть до 29 марта 2010 года.

На момент принятия судом решения о продлении срока содержания подсудимого  У. под стражей (26 января 2010 года) исчисляемый за судом срок фактически  составил 9 месяцев 12 суток, а не 8 месяцев, как ошибочно указал суд, в связи с чем вопрос о продлении срока содержания под стражей до 10 месяцев решен после истечения восьмимесячного срока, что недопустимо.

Как неоднократно указывал Европейский Суд по правам человека в своих решениях («Долгова против Российской Федерации» «Шухардин против Российской Федерации»), продляя срок содержания под стражей в отношении нескольких лиц, суд должен проанализировать личную ситуацию каждого обвиняемого, особые стороны его характера или поведения, которые могли бы оправдать заключение.

Вместе с тем, Белогорским городским судом принимались решения об оставлении без изменения избранной в отношении нескольких обвиняемых меры пресечения в виде заключения под стражу без приведения в постановлениях убедительных оснований для ее продления в отношении каждого из них.

Так, постановлением от 23 апреля 2010 года  назначено судебное заседание по уголовному делу в отношении К. и Б., обвиняемых в совершении ряда тяжких преступлений и преступлений средней тяжести,  мера пресечения - заключение под стражу в отношении   названных лиц продлена на 3 месяца, то есть до 12 июля 2010 года.

Продлевая избранную в отношении обвиняемых К. и  Б. меру пресечения в виде заключения под стражу, суд  в постановлении сослался лишь на то, что оснований  для изменения избранной меры пресечения не имеется; других  обстоятельств, свидетельствующих о наличии  оснований для продления срока содержания обвиняемых под стражей в постановлении не привел, не проанализировал личную ситуацию каждого обвиняемого,  вопрос о возможности  применения альтернативных мер пресечения, в том числе, отдачи под присмотр родителей  в отношении несовершеннолетнего Б. не  рассмотрел.

Постановлением от 28 января 2010 года производство по уголовному делу в отношении Т., В.А., В.Д., Р., В.М.,  Ю., обвиняемых в совершении ряда тяжких преступлений   и средней тяжести приостановлено, мера пресечения в отношении  указанных лиц оставлена без изменения - заключение под стражу.

Отменяя указанное постановление, судебная коллегия в кассационном определении от 18 февраля 2010 года указала, что в случае продления срока содержания лица под стражей суд в постановлении должен указать конкретные обстоятельства, обосновывающие продление срока, а также доказательства, подтверждающие наличие этих обстоятельств.

В обоснование решения о продлении срока содержания под стражей подсудимых Т., В.А., В.Д., Р., В.М.,  Ю., суд сослался лишь на то, что  преступления, в которых обвиняются подсудимые, относятся к категории преступлений средней тяжести и тяжких, оснований для отмены ранее избранной в отношении них меры пресечения – заключения под стражу или ее изменения не имеется, сведений о том, что состояние здоровья подсудимых препятствует их содержанию под стражей, суду не представлено.

Таким образом,   при   решении вопроса о продлении избранной в отношении подсудимых меры пресечения суд фактически принял во внимание одну лишь тяжесть преступлений, в совершении которых обвиняются названные лица, не привел в постановлении конкретных обстоятельств, обосновывающих необходимость продления срока их содержания под стражей, а также доказательства, подтверждающие наличие этих обстоятельств, не проанализировал личную ситуацию каждого подсудимого.

При таких обстоятельствах вывод суда о необходимости  продления  срока содержания под стражей подсудимых нельзя признать обоснованным.

Проведенное обобщение свидетельствует о том, что не все судьи знают и правильно применяют закон, разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, правовую позицию Европейского Суда по правам человека по данному вопросу, а в некоторых случаях игнорируют требования закона.  В целях устранения допущенных ошибок и обеспечения правильного применения  уголовно-процессуального законодательства при рассмотрении ходатайств об избрании в отношении подозреваемых (обвиняемых) меры пресечения в виде заключения под стражу и ее продлении судьям следует изучить и использовать в работе рекомендации, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации №22 от 29 октября 2009 года «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста», повысить требовательность к представлению дознавателями и следователями доказательств обоснованности ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и продлении срока содержания под стражей, особое внимание обратить на требования, предъявляемые к судебным решениям, касающимся меры пресечения по делам, находящимся в производстве судов, необходимость указывать в судебном решении об оставлении ранее избранной меры пресечения конечный срок содержания обвиняемого под стражей.

  

Судебная коллегия по уголовным делам

Амурского областного суда

опубликовано 08.09.2010 03:10 (МСК), изменено 08.09.2010 03:21 (МСК)