Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обзор кассационной практики Амурского областного суда за первое полугодие 2010 года

За первое полугодие 2010 года  судебной коллегией по уголовным делам Амурского областного суда в кассационном порядке рассмотрено 1165 дел в отношении 1283 лиц,  что на 192 дела или 19,7% больше по сравнению с аналогичным периодом 2009 года.

За анализируемый период  уменьшилось число дел, возвращённых в суды на дооформление: с 30 дел в первом полугодии 2009 года до 15 дел в первом полугодии 2010 года.

 По указанному основанию уголовные дела возвращались в  суды: Благовещенский, Свободненский городские – по 4 дела,  Белогорский городской – 2 дела, Шимановский районный – 2 дела,  Белогорский, Магдагачинский, Ромненский районные – по 1 делу.

 Дела  снимались с рассмотрения и  возвращались в суды  по следующим основаниям:

подача жалоб и представлений по истечении установленного законом срока на обжалование – 10;

неознакомление с материалами дела, нерассмотрение замечаний,  поданных на протокол судебного заседания, – 4;

несоответствие жалоб требованиям закона – 3.

 

С участием лиц, находящихся под стражей, рассмотрено в кассационном порядке 286 дел (в первом полугодии 2009 года - 270).

Судебной коллегией при рассмотрении дел в кассационном порядке вынесено 6 частных определений (1 п/г 2009 года – 8),   5 из которых вынесены  в связи с нарушениями  процессуального законодательства, допущенными  при рассмотрении   дел и  постановлении судебных решений (Шимановский районный суд - 1, Белогорский, Благовещенский, Райчихинский городские суды – по 1); одно – в связи с необеспечением своевременного рассмотрения уголовного дела (Михайловский районный суд). 

 

Результаты кассационного рассмотрения

 

 За первое полугодие 2010 года  в кассационном порядке обжаловано 388 приговоров, что на 38 или 8,9% меньше, чем за аналогичный период прошлого года (426).

Наиболее часто обжаловались приговоры по делам о  следующих преступлениях:

 против собственности (по числу лиц) – 178 или  39,5%,

 против жизни и здоровья – 110 или  24,4%,

 незаконном обороте наркотических средств – 77  или  17,1%.

 

 Из 388 обжалованных приговоров в отношении 451 лиц:

 оставлены без изменения приговоры в отношении 303 лиц, стабильность составила  67,2% (в первом полугодии 2009 года этот показатель составлял 74,3%);

 отменены приговоры в отношении 39 лиц  или 8,6 %,

 изменены  - в отношении 109 лиц или  24,2%.

Отменены приговоры с направлением на новое судебное рассмотрение в отношении 35 лиц, в том числе в связи с мягкостью назначенного наказания -  в отношении 2- х лиц.

Приговоры были изменены в связи:

с неправильной квалификацией – в отношении  28 лиц, в том числе  со снижением наказания, – в отношении  24 лиц,

со снижением наказания без изменения квалификации  - в отношении 81 лица.

 

Ввиду неправильного применения закона отменены и изменены приговоры в отношении 120 лиц; нарушения уголовно – процессуального законодательства повлекли отмену и изменение приговоров в отношении 21 лица; несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела  явилось причиной отменены и изменения  приговоров в отношении 5 лиц.

 

В кассационном порядке были обжалованы оправдательные приговоры в отношении 13 лиц, из которых  отменены   - в отношении 5 лиц,  стабильность составляет 61,5% (1 полугодие 2009 года -80%).

 

 В текущем году не отменялись и не изменялись приговоры Благовещенского районного суда.

Выше среднеобластного показателя стабильность приговоров, постановленных  Ромненским районным судом, – 90,9%,  Завитинским районным судом, – 87,5%, Магдагачинским районным судом, – 86,7%, Мазановским районным судом, – 85,7%, Сковородинским районным судом,  -  80%,  Селемджинским районным судом, – 77,8%, Тындинским районным судом, – 76,9%. Приведённые данные свидетельствуют о том, что качество отправления правосудия в Мазановском, Магдагачинском, Константиновском  районных судах   по сравнению с аналогичным периодом прошлого года повысилось.

 Значительно ниже среднеобластного показателя стабильность в  Тамбовском – 37,5%, Михайловском – 60%,  Шимановском – 62,5% районных судах, Белогорском городском суде – 50,9%, Райчихинском городском суде -  51,9%.

Обжаловано в кассационном порядке  777 постановлений судов первой инстанции в отношении 832 лиц, что на 330 или 60,3% превышает  уровень первого полугодия 2009 года. Без изменения  отставлены постановления в отношении 642 лиц. Стабильность составляет 77,2% (1 п/г 2009 года – 77,5%).

 Из обжалованных постановлений о возвращении дел прокурору в отношении 57 лиц отменены   постановления   в отношении 35 лиц (61%).

Рассмотрено  жалоб на постановления об избрании  и продлении меры пресечения в виде заключения под стражу  в отношении  119 лиц, что на 61 меньше, чем  за аналогичный период  2009 года (180 лиц), отменены постановления в отношении 2 лиц – 1,7% (первое полугодие 2009 года -3,3%).

 

Отмена приговоров

 

Ошибки в применении норм уголовно - процессуального законодательства

 

Назначение судебного заседания без проведения предварительного слушания при наличии ходатайства о прекращении уголовного дела повлекло отмену приговора

 

Приговором Благовещенского городского суда от 23 марта 2010 года А. осужден по ч. 2 ст. 159 УК РФ к 200 часам обязательных работ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 23 марта 2010 года, рассмотревшей дело по жалобе осужденного, приговор отменен, дело направлено на новое судебное  рассмотрение со стадии подготовки к судебному заседанию по следующим основаниям.

В силу ст. 228 УПК РФ по поступившему уголовному делу судья должен проверить, имеются ли основания проведения предварительного слушания, предусмотренные ст. 229 УПК РФ.

 

В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 229 УПК РФ при наличии оснований для прекращения уголовного дела (в том числе и в связи с примирением сторон), суд должен провести предварительное слушание в порядке, предусмотренном ст. 234 УПК РФ.

Судом данные требования закона не выполнены.

Как следует из материалов дела, от потерпевшей поступило заявление, адресованное суду, о прекращении уголовного дела в отношении А. в связи с примирением с ним.

Несмотря на наличие указанного заявления, судья назначил дело к рассмотрению без проведения предварительного слушания.

Кроме того, суд направил копию постановления о назначении судебного заседания потерпевшей, указав неправильный адрес её проживания, в связи с чем в нарушение требований ч. 4 ст. 227, ч. 4 ст. 231 УПК РФ потерпевшая не была заблаговременно извещена судом о дате, времени и месте судебного заседания.

 

Дело рассмотрено судом в отсутствие потерпевшей. При этом ее заявление о прекращении уголовного дела в отношении А. в связи с примирением в соответствии со ст. 25 УПК РФ в судебном заседании не обсуждено и не рассмотрено.

 

Изменение обвинения  в судебном разбирательстве допускается, если  этим не   ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту

 

Приговором Белогорского городского суда от 6 ноября 2009 года Р. и Ч. осуждены по п. «а» ч. 3 ст. 111, п.п. «а,в,г» ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Приговор был обжалован государственным обвинителем, осужденными и их защитниками. Судебная коллегия, проверив материалы дела, своим кассационным определением от 19 января 2010 года приговор в части осуждения Р. и Ч. по п.п. «а,в,г» ч. 2 ст. 158 УК РФ отменила по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ст. ст. 297, 307 УПК РФ в приговоре необходимо мотивировать выводы суда относительно квалификации преступления по той или иной статье уголовного закона, его части либо пункту. Признавая подсудимого виновным в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям (тяжкие или особо тяжкие последствия, крупный или значительный ущерб, существенный вред), суд не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий признак, а обязан привести в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака.

Р. и Ч. органами предварительного следствия обвинялись по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ -  в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Суд по предложению государственного обвинителя признал Р. и Ч. виновными в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Д., опасного для жизни человека, совершенном группой лиц, а также в краже, то есть тайном хищении имущества Д., совершенной группой лиц по предварительному сговору, из одежды, находившейся при потерпевшем, с причинением значительного ущерба гражданину.

Однако из исследованных судом доказательств не следует, что между Р. и Ч. состоялся предварительный сговор на совершении кражи имущества из карманов одежды потерпевшего Д.. Кроме того, суд не указал в приговоре, в связи с чем он пришел к выводу о наличии в действиях осужденных указанного квалифицирующего признака.

Несмотря на то, что Р. и Ч. обвинение по квалифицирующим признакам «из одежды, находившейся при потерпевшем», с «причинением значительного ущерба гражданину» не предъявлялось, судом они осуждены именно по этим квалифицирующим признакам.

Согласно положениям ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Квалифицируя действия Р. и Ч. по п.п. «в,г» ч. 2 ст.158 УК РФ, суд вышел за пределы обвинения, изложенного в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых и обвинительном заключении, чем нарушил право осужденных на защиту.

 

Рассмотрение дела незаконным составом суда повлекло отмену приговора

 

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 8 апреля 2010 года приговор мирового судьи Амурской области по Благовещенскому городскому судебному участку № 8 от 23 октября 2009 года и апелляционное постановление Благовещенского городского суда от 8 февраля 2010 года в отношении У. отменены, уголовное дело передано на новое судебное разбирательство в ином составе судей со стадии принятия заявления потерпевшей к производству в порядке ст. 318 УПК РФ по следующим основаниям.

В соответствии  с требованиями ст. 63 УПК РФ  судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции, не может участвовать в новом рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции в случае отмены вынесенного с его участием приговора.

Из материалов дела следует, что мировым судьей Амурской области по Благовещенскому городскому судебному участку № 8 16 декабря 2008 года в отношении У. был постановлен обвинительный приговор, У. был осужден по
ч. 1 ст. 116 УК РФ за совершение насильственных действий, причинивших Ч. физическую боль, не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

Этот приговор апелляционным постановлением Благовещенского городского суда Амурской области от 11 февраля 2009 года был отменен.

После отмены приговора и возвращения уголовного дела в мировой суд тот же мировой судья в нарушение требований ч. 1 ст. 63 УПК РФ вновь рассмотрел уголовное дело и 23 октября 2009 года постановил обвинительный приговор.

При таких обстоятельствах указанный приговор подлежал отмене на основании ст. 381 УПК РФ, как постановленный незаконным составом суда, однако апелляционный суд так же, как и суд первой инстанции, не принял во внимание требования ч. 1 ст. 63 УПК РФ и оставил незаконный приговор без изменения.

 

В нарушение требований ст. 420 УПК РФ уголовное дело в отношении несовершеннолетнего рассмотрено в особом порядке

 

Приговором Ромненского районного суда от 22 марта 2010 года К. осужден по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года 6 месяцев.

Кассационным определением  судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 20 мая 2010 года приговор отменен, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Приговор в отношении К., которым он признан виновным в преступлении, совершённом в несовершеннолетнем возрасте, постановлен судом в соответствии с главой 40 УПК РФ в особом порядке судебного разбирательства.

Однако суд, рассматривая дело, не учёл, что уголовно-процессуальный закон не предусматривает возможность применения особого порядка принятия судебного решения в отношении несовершеннолетнего, поскольку в силу ч. 2 ст. 420 УПК РФ производство по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, осуществляется в общем порядке, установленном частями 2 и 3 УПК РФ, с изъятиями, предусмотренными главой 50 этого Кодекса.

По смыслу закона, если по уголовному делу обвиняемый является несовершеннолетним, такое дело должно рассматриваться в общем порядке, поскольку только полное исследование всех обстоятельств совершенного деяния и всесторонний учет особенностей личности несовершеннолетнего могут обеспечить принятие справедливого решения.

 

По аналогичным основаниям кассационным определением от 15 апреля 2010 года отменен приговор Сковородинского районного суда от 26 февраля 2010 года в отношении Ш., осужденного по ч. 1 ст. 161 УК РФ.

 

Приговор может быть основан лишь на допустимых доказательствах

 

Приговором Ивановского районного суда от 19 ноября 2009 года Э. осужден по ч. 2 ст. 264 УК РФ (в ред. Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ).

Проверив дело по жалобам сторон, судебная коллегия своим кассационным определением от 21 января 2010 года приговор отменила, дело направила  на новое судебное рассмотрение, при этом наряду с другими указала на следующие основания.

Суд в обоснование своих выводов сослался на заключение  автотехнической экспертизы №600, которое, согласно протоколу судебного заседания, в судебном заседании не исследовалось, что свидетельствует о нарушении положений, закреплённых  в ч. 3 ст. 240 УПК РФ, согласно которым приговор может быть основан на доказательствах, непосредственно исследованных в судебном заседании. 

Кроме того, в силу ч.ч. 5,7 ст. 235 УПК РФ, если суд принял решение об исключении доказательства, то данное доказательство теряет юридическую силу и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения, а также исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства.

 Суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым.

Однако, в нарушение указанных требований  закона   ранее  признанные судом недопустимыми доказательствами  протокол следственного эксперимента и  заключение автотехнической экспертизы №496 были исследованы в судебном заседании и использовались при постановлении приговора для обоснования выводов суда о виновности Э. в совершении преступления.

 

 При этом суд по собственной инициативе принял решение о признании ранее исключённых доказательств допустимыми, чем нарушил принципы уголовного судопроизводства, закрепленные в ст. 15 УПК РФ, согласно которым уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон; суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты; суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав; стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.

 

Неправильное применение уголовного закона

 

Суд, назначив наказание в виде исправительных работ, не указал, в каком размере следует производить удержание из заработной платы осужденного в доход государства

 

Приговором Тамбовского районного суда от 1 февраля 2010 года М. осужден по ч. 1 ст. 116 УК РФ к 2 месяцам исправительных работ; по ч. 1 ст. 119 УК РФ к 1 году лишения свободы; по п.п. «а, в, г, ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы; с применением положений ч. 2 ст. 69, ст. 71, ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ окончательно назначено 4 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 23 марта 2010 года, рассмотревшей дело  по жалобам сторон, приговор в части осуждения М. по ч. 1 ст. 116 УК РФ отменен, дело в этой части прекращено по следующим основаниям.

Назначив М. по ч. 1 ст. 116 УК РФ наказание в виде исправительных работ на срок 2 месяца, суд в нарушение п. 4 ч. 1 ст. 308 УПК РФ и ч.ч. 2, 3 ст. 50 УК РФ не указал, в каком размере следует производить удержание из заработной платы осужденного в доход государства, то есть наказание по указанной статье судом фактически не назначено.

Исходя из  изложенного, учитывая положения ч. 1 ст. 387 УПК РФ, судебная коллегия приговор в части осуждения М. по ч. 1 ст. 116 УК РФ отменила, дело в этой части прекратила.

 

Окончательное наказание, назначенное по совокупности приговоров на основании ч. 4 ст. 70 УК РФ, должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору  

 

Приговором Благовещенского городского суда от 21 января 2010 года Т., ранее судимый, осужден по п.п. «а,б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ – к 2 годам 2 месяцам лишения свободы в колонии-поселении.

В кассационном представлении государственный обвинитель  поставил вопрос об  отмене приговора ввиду неправильного применения уголовного закона при назначении наказания Т..

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 18 марта 2010 года приговор отменен по следующим основаниям.

Согласно ч. 4 ст. 70 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

При условном осуждении неотбытым является весь срок наказания, который назначался условно.

Из материалов дела следует, что ранее, приговором Ивановского районного суда Амурской области от 18 сентября 2008 года, Т. был осужден по п.п. «а,б,в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам 3 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года.

Обжалуемым приговором Т. признан виновным и осужден за совершение в течение испытательного срока преступления средней тяжести, предусмотренного п.п. «а,б» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

С учетом приведенных требований закона, наказанием, неотбытым Т. по предыдущему приговору, является лишение свободы сроком 2 года 3 месяца.

Назначив Т. по п.п. «а,б» ч. 2 ст. 158 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ путем присоединения к вновь назначенному наказанию части неотбытого наказания по предыдущему приговору – в виде лишения свободы сроком на 2 года 2 месяца, суд нарушил требования ч. 4 ст. 70 УК РФ.

 

По аналогичным основаниям кассационным определением от 25 февраля 2010 года отменен приговор Шимановского районного суда от 23 декабря 2009 года в отношении Л., осуждённого по п. «а» ч. 2 ст. 166, п. «б» ч. 2 ст. 158, п. «б» ч. 2 ст. 158, ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ч. 3 ст. 69, ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ к 2 годам 2 месяцам лишения свободы.

 

Суд необоснованно назначил отбывание наказания в колонии-поселении

 

Приговором Благовещенского городского суда от 19 февраля 2010 года Х. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158  УК РФ с применением ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ к 3 годам 3 месяцам лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 6 апреля 2010 года приговор в части назначения вида исправительного учреждения отменен, назначено Х. отбывание наказания в исправительной колонии общего режима по следующим основаниям.

Согласно п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ, мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение тяжких преступлений, ранее не отбывавшим лишение свободы, отбывание наказания назначается в исправительных колониях общего режима.

Указанным приговором Х. осужден по совокупности приговоров, в соответствии с которыми он осуждён за преступление, относящееся к категории тяжких (п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ), и преступление, относящееся к категории преступлений средней тяжести (п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ).

Вместе с тем, без учета данных обстоятельств, суд назначил Х. по совокупности приговоров для отбывания наказания колонию-поселение.

 

По аналогичным основаниям кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 20 апреля 2010 года отменен приговор Белогорского городского суда от 25 февраля 2010 года в отношении П. в части назначения вида исправительного учреждения.

 Указанным приговором П. осуждён по ч. 1 ст. 166, ч. 1 ст. 166 УК РФ (в ред. Федерального закона от 8.12.2003 года № 162-ФЗ) с применением ст. 69, ст. 70 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил отменить приговор в части назначения П. отбывания наказания в исправительной колонии общего режима и назначить ему отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима, указывая на неправильное применение судом уголовного закона.

Судебная коллегия представление удовлетворила, приговор в части назначения вида исправительного учреждения отменила.

Из материалов дела следует, что П. ранее был судим по ч. 1 ст. 166 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ и отбывал наказание в местах лишения свободы. Суд не учёл требования п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ о том, что мужчинам при рецидиве преступлений, если осужденный ранее отбывал лишение свободы, отбывание наказания назначается в исправительной колонии строгого режима, и ошибочно назначил отбывание наказания П. в исправительной колонии общего режима.

 

Вопросы квалификации

 

Суд квалифицировал по совокупности преступлений  одни и те же деяния должностного лица, предусмотренные общей (ст. 285 УК РФ) и специальной (ст. 292 УК РФ) нормами  закона

 

Приговором Свободненского городского суда от 24 марта 2010 года Р. осужден по ч. 1 ст. 285, ч. 2 ст. 292 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 18 мая 2010 года приговор в части осуждения Р. по ч. 1 ст. 285 УК РФ отменен, дело в указанной части прекращено по следующим основаниям.

Согласно приговору, старший инспектор дорожно-патрульной службы Р., являясь должностным лицом, находясь при исполнении своих должностных обязанностей, в нарушение установленных требований, используя служебные полномочия вопреки интересам службы, из личной заинтересованности, с целью улучшения личных показателей в работе по выявлению административных нарушений ПДД, имея единый умысел на совершение неоднократного злоупотребления своими должностными полномочиями, осознавая, что его действиями будут существенно нарушены интересы государства в сфере соблюдения законности при производстве по делам об административных правонарушениях, дискредитирована деятельность ОВД по г. Свободному и Свободненскому району, вынес постановления - квитанции о наложении административных штрафов в отношении Д. и К. за совершение ими административных нарушений  Правил дорожного движения, которые фактически не совершались.

Указанные действия Р. суд квалифицировал по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285 УК РФ, как  злоупотребление должностными полномочиями, то есть использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, когда это деяние совершено из иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов государства, и ч. 2 ст. 292 УК РФ, как служебный подлог, то есть внесение должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений, когда эти деяния совершены из иной личной заинтересованности и  повлекли существенные нарушения охраняемых законом интересов государства.

 Согласно ч.3 ст.17 УК РФ, если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме.

Суд признал, что злоупотребления Р. служебными полномочиями заключались в вынесении в отношении Д. и К. постановлений - квитанций о наложении административных штрафов, в которые были внесены заведомо ложные сведения о месте, дате, времени и существе административных нарушений дорожного движения, которые фактически не совершались, то есть в служебном подлоге.

Таким образом, суд квалифицировал по совокупности преступлений  одни и те же деяния должностного лица, предусмотренные общей (ст. 285 УК РФ) и специальной (ст. 292 УК РФ) нормами, без учета того, что последняя норма представляет частный случай злоупотребления служебными полномочиями должностного лица. При таких обстоятельствах   осуждение Р. по ч.1 ст.285 УК РФ является излишним.

 

Приговор в части осуждения лица по ст. 319 УК РФ отменен, уголовное дело в указанной части прекращено, в связи с отсутствием в деянии состава преступления

 

Приговором Тындинского районного суда от 23 декабря 2009 года Ч. осужден по ч. 1 ст. 115, ст. 319, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к 6 годам 1 месяцу лишения свободы.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 18 марта 2010 года, рассмотревшей дело по жалобе осуждённого, приговор в части осуждения Ч. по ст. 319 УК РФ отменён, производство по делу в этой части прекращено.

Судебная коллегия, отменяя приговор, указала, что уголовная ответственность по ст. 319 УК РФ наступает за публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением.

По смыслу указанного уголовного закона публичными могут признаваться такие оскорбления, которые заведомо высказываются в присутствии многих лиц с целью либо нарушения нормальной деятельности органов власти, либо ущемления их авторитета, а равно унижения чести и достоинства конкретного представителя власти.

Вместе с тем, как видно из приговора, оскорбления в виде грубой нецензурной брани в адрес сотрудников милиции С. и П., осужденным высказаны в своей квартире в присутствии только своих близких родственников – матери и родной сестры, при отсутствии там других лиц.

Данных, свидетельствующих о том, что Ч., высказывая оскорбления, унижающие честь и достоинство потерпевших, желал сделать их достоянием многих лиц с указанной выше целью, в приговоре не приведено.

При таких обстоятельствах в действиях Ч. отсутствует признак публичности, что исключает его уголовную ответственность по ст. 319 УК РФ.

В связи с отсутствием в материалах дела заявлений потерпевших С. и П. о привлечении Ч. к уголовной ответственности за  преступление, предусмотренное ч.1 ст.130 УК РФ, относящееся к категории дел частного обвинения, его действия не подлежат переквалификации на данную статью уголовного закона.

 

 

Изменение приговоров

 

Вопросы квалификации

 

Судом при постановлении приговора  не учтены требования ст. 37 УК РФ

 

Кассационным определением от 8 апреля 2010 года приговор Михайловского районного суда от 5 февраля 2010 года в отношении Д. изменён: действия Д. переквалифицированы с ч. 4 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 114 УК РФ, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны.

 

Изменяя приговор, судебная коллегия указала на то, что судом  при квалификации действий осуждённого не учтены требования закона.

Согласно ч. 2 ст. 37 УК РФ защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышение пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

 

Доводы Д. о том, что она причинила колото-резанные ранения К. в целях защиты от его насильственных действий, совершённых  в отношении неё, не опровергнуты доказательствами, исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре.

 

 Из показаний осуждённой, которые согласуются с иными доказательствами, следует, что К. стал просить спиртное у своей матери, кидался на неё, поэтому она вступилась за  мать. Тогда К. стал наносить удары ей (Д.) по телу, а затем, находясь на кровати, схватил  за волосы и одежду, она, чтобы К. отпустил её, схватила нож и ударила им К. в шею.  Приведённые в приговоре доказательства свидетельствует о наличии нападения со стороны  К. на Д., от которого она была вправе защищаться. Вместе с тем указанные действия потерпевшего, который никаких предметов не имел, очевидно для Д. не представляли опасности для её жизни, поэтому избранный ею способ защиты – нанесение указанных ударов острым предметом – явно не соответствовал характеру и опасности этого посягательства.

 

Судом необоснованно признано наличие совокупности преступлений в тождественных, однородных действиях осуждённого, направленных к единой цели – сбыту всего имеющегося наркотического средства

 

Приговором Благовещенского городского суда Ч. осуждена по ч. 3 ст. ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ  (по шести фактам покушений на незаконный сбыт наркотических средств).

 

Судебная коллегия по уголовным делам, рассмотрев 23 марта 2010 года дело по кассационному представлению государственного обвинителя, жалобам осужденной и ее защитника, приговор изменила, квалифицировав все действия Ч. по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ.

 

Изменяя приговор, судебная коллегия указала, что действия Ч. не образуют совокупности преступлений и должны рассматриваться как единое продолжаемое преступление, поскольку обстоятельства, установленные судом первой инстанции, свидетельствуют о том, что Ч. с целью сбыта приобрела  наркотическое средство - маковую соломку общим весом не менее 1173,68 г., которую впоследствии сбыла  в рамках оперативно-розыскных мероприятий  за несколько раз. При этом каждый факт продажи указанного наркотического средства являлся этапом реализации ранее возникшего  единого умысла на  его сбыт.

    

Отмена постановлений

 

Постановление об отказе в удовлетворении ходатайства о восстановлении срока кассационного обжалования приговора отменено, пропущенный срок на обжалование приговора восстановлен

 

Постановлением судьи Ивановского районного суда от 18 февраля 2010 года защитнику осужденного Б. – адвокату Р. в удовлетворении ходатайства о восстановлении срока кассационного обжалования приговора от 21 декабря 2009 года отказано.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 8 апреля 2010 года, рассмотревшей материалы дела по жалобе защитника, постановление  судьи отменено,  кассационный срок  обжалования приговора адвокату Р. восстановлен по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 312 УПК РФ копии приговора в течение пяти суток с момента его провозглашения должны быть вручены осужденному, его защитнику и государственному обвинителю.

Согласно ч. 2 ст. 357 УПК РФ, пропущенный срок обжалования восстанавливается в случае, если копии обжалуемого судебного решения лицам, указанным в ч. ч. 4 и 5 ст. 354 УПК РФ (в их числе - защитник), были вручены по истечении пяти суток со дня его провозглашения.

Из материалов дела видно, что копия приговора заказным письмом была направлена защитнику 23 декабря 2009 года по адресу, указанному в ордере адвоката, однако в связи с истечением срока хранения на почте заказное письмо было возвращено в суд. Согласно расписке, копия приговора вручена адвокату 9 февраля 2010 года.

В суде кассационной инстанции защитник пояснил, что извещения о том, что необходимо получить заказное письмо, в его адрес в декабре 2009 г. и январе 2010 г. не поступали, не дождавшись получения копии приговора по почте, он сам получил её, обратившись в суд 9 февраля 2010 года. Его пояснения  материалы дела не опровергают.

Ссылка суда на осведомленность защитника о дате и времени провозглашения приговора не может быть признана надлежащим основанием для отказа в восстановлении срока на кассационное обжалование.

 

Необоснованное возвращение уголовного дела прокурору

 

Постановлением Ивановского районного суда от 21 января 2010 года уголовное дело в отношении Ф., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 268 УК РФ, возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Принимая решение о возвращении уголовного дела прокурору, суд указал, что, утвердив в отношении Ф. обвинительное заключение по ч. 2 ст. 268 УК РФ, прокурор не учел, что постановлением следователя от 21 ноября 2009 года принято решение о прекращении уголовного преследования Ф. по ч. 3 ст. 264 УК РФ, по которой возбуждалось уголовное дело, и о дальнейшей квалификации действий Ф. по ч. 2 ст. 268 УК РФ. Поскольку уголовное дело возбуждалось по одному факту - по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ, и по данному делу в качестве обвиняемого было привлечено одно лицо, прекращение уголовного преследования Ф. по данной статье УК РФ в соответствии с ч. 4 ст. 24 УПК РФ означало прекращение уголовного дела, что исключало возможность дальнейшего уголовного преследования Ф. по данному делу по ч. 2 ст. 268 УК РФ.

В кассационном представлении государственный обвинитель  поставил вопрос об отмене постановления, указывая на то, что решение о прекращении уголовного дела не принималось.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 16 марта 2010 года представление удовлетворено, постановление отменено по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 4 ст. 24 УПК РФ уголовное дело подлежит прекращению в случае прекращения уголовного преследования в отношении всех подозреваемых или обвиняемых, за исключением случаев, предусмотренных п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, то есть в связи с непричастностью подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления.

Из указанной нормы закона следует, что принятие решения о прекращении уголовного преследования подозреваемого или обвиняемого по делу в таком случае закон связывает с прекращением уголовного дела, если у органов предварительного следствия отсутствуют основания для уголовного преследования каких-либо лиц по данному делу.

Таких обстоятельств по настоящему делу не имеется.

Как следует из материалов дела, данное уголовное дело было возбуждено по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ, не в отношении конкретного лица, а по факту дорожно-транспортного происшествия, в результате которого был сбит двигавшийся на велосипеде гражданин Ф., а также пассажир велосипеда гражданка К., получившая телесные повреждения, от которых скончалась в больнице.

Согласно материалам уголовного дела, до вынесения следователем постановления от 21 ноября 2009 года мера пресечения Ф. или иным лицам не избиралась, о подозрении в совершении преступления никто не уведомлялся и не задерживался и, вопреки выводам суда, обвинение по ч. 3 ст. 264 УК РФ никому не предъявлялось.

Изложенное свидетельствует о том, что уголовное преследование в отношении Ф., равно как и в отношении иных лиц, по ч. 3 ст. 264 УК РФ не осуществлялось.

По смыслу, выявленному Конституционным Судом РФ в Постановлении от 14 января 2000 года № 1-П, возбуждение уголовного дела является начальной, самостоятельной стадией уголовного процесса, в ходе которой устанавливаются поводы и основания к возбуждению уголовного дела, в том числе достаточность данных, указывающих на признаки преступления, их юридическая квалификация, обстоятельства, исключающие возбуждение уголовного дела, а также принимаются меры по предотвращению или пресечению преступления, закреплению его следов, обеспечению дальнейшего расследования и рассмотрения дел в соответствии с установленной законом подследственностью и подсудностью.

Статья УК РФ, указанная в постановлении о возбуждении уголовного дела, представляет собой первоначальную юридическую оценку совершенного деяния. Вопрос об окончательной квалификации деяния решается после установления всех элементов состава, в том числе, субъекта преступления.

При этом установление органами предварительного следствия субъекта преступления - лица, виновного в совершении дорожно-транспортного происшествия, по факту которого возбуждено уголовное дело, возможно лишь в ходе осуществления предварительного расследования по данному делу.

В процессе расследования обстоятельств преступления, по которому было возбуждено настоящее уголовное дело, следователь пришел к выводу о том, что гражданка К. погибла в результате нарушений Правил дорожного движения, допущенных Ф..

В связи с этим следователь 21 ноября 2009 года вынес постановление «об установлении обстоятельств совершения преступления и переквалификации действий», которым прекратил уголовное преследование Ф. по ч. 3 ст. 264 УК РФ, признав, что его действия следует квалифицировать по ч. 2 ст. 268 УК РФ.

Впоследствии Ф. было предъявлено обвинение по этой же статье УК РФ.

По смыслу закона, в случае возбуждения уголовного дела по факту преступления и установления в процессе расследования в этих действиях признаков иного преступления, не требующего возбуждения уголовного дела, следователь вправе принять решение об осуществлении уголовного преследования по данному делу по иной статье УК РФ, что в соответствии с ч. 4 ст. 27 УПК РФ исключает прекращение уголовного дела.

 

По аналогичным основаниям кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 25 марта 2010 года отменено постановление Ивановского районного суда от 1 февраля 2010 года о возвращении уголовного дела в отношении обвиняемых К., Т., Ч. прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

 

 

Постановлением Селемджинского районного суда от 30 апреля 2010 года уголовное дело в отношении П., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 161 УК РФ,   возвращено прокурору Селемджинского района для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Возвращая уголовное дело в отношении П. прокурору, суд указал, что в соответствии с тре­бованиями ст. 151 УПК РФ, следователи внутренних дел проводят предвари­тельное следствие по уголовным делам, предусмотренным ч.ч. 2,3 ст. 161 УК РФ. При этом в соответствии со ст. 150 УПК РФ по уголовным делам, преду­смотренным ч. 1 ст. 161 УК РФ, проводится дознание. В соответствии со ст. 152 УПК РФ следователь, установив после вынесения постановления о прекращении уголовного дела в части, что уголовное дело ему не подследственно, был обязан передать уго­ловное дело руководителю следственного органа для направления по подследственности. Продолжать расследование и оканчивать его составлением обвинительного заключения следователь был не вправе, так как по оконча­нию дознания составляется обвинительный акт. Указанные обстоятельства свидетельствуют о составлении обвинительного заключения с нарушением норм уголовно-процессуального закона.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 22 июня 2010 года, рассмотревшей материалы дела по представлению прокурора, постановление отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд со стадии судебного разбирательства по следующим основаниям.

Производство по данному делу предварительного расследования в форме предварительного следствия, а не дознания, означает лишь более сложную процедуру расследования, обеспечивающую более полные гарантии установления истины и обеспечения прав участников процесса, а, значит, вопреки выводу суда, данное обстоятельство не исключает возмож­ность постановления судом приговора или иного решения на основании дан­ного обвинительного заключения.

 

Постановлением Завитинского районного суда от 28 апреля 2010 года уголовное дело в отношении В., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 161, п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ, возвращено прокурору.

Суд, принимая указанное  решение, указал, что уголовное дело в отношении В. по п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ по факту совершения 15 сентября 2009 года из хулиганских побуждений иных насильственных действий в отношении потерпевшего К. не возбуждалось.

 

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 22 июня 2010 года, рассмотревшей дело по представлению государственного обвинителя, постановление отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд со стадии судебного разбирательства  ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

 

Судом не дано надлежащей оценки тому обстоятельству, что в материалах уголовного дела имеется постановление о возбуждении уголовного дела по факту нанесения 15 сентября 2009 года телесных повреждений К. по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, в отношении неустановленного лица. Указывая в постановлении, что по данному факту уголовное дело в отношении В. не возбуждалось, и делая в связи с этим вывод об отсутствии обвинения как такового, суд не учел положений уголовно-процессуального закона (ч. 1 ст. 223.1 УПК РФ), который не требует в случае, если уголовное дело возбуждено по факту совершения преступления и в ходе дознания получены достаточные данные для подозрения лица в совершении преступления, повторно возбуждать уголовное дело уже в отношении конкретного лица.

 

 

Рассмотрение жалобы в порядке ст.125 УПК РФ при отсутствии предусмотренных законом оснований

 

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 2 февраля 2010 года постановление Благовещенского городского суда от 2 декабря 2009 года в части удовлетворения жалобы Я. о признании незаконным бездействия следователя по ОВД СУ СК при прокуратуре РФ по Амурской области, выразившегося в неразрешении ходатайства заявителя в срок, предусмотренный ст. 121 УПК РФ, а также о признании незаконными действий данного следователя, выразившихся в несвоевременном предоставлении результатов рассмотрения ходатайства заявителя, - отменено и производство по жалобе Я. в этой части прекращено по следующим основаниям.

По смыслу закона, в суд в порядке ст. 125 УПК РФ могут быть обжалованы не любые действия (бездействие) указанных должностных лиц, а только те, которые способны причинить вред правам и свободам  участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Как это следует из материалов дела, Я., являясь обвиняемым по уголовному делу, 26.10.2009 года обратился с ходатайством к следователю о разрешении ему выезда в г. Коломну, не получив ответ, воспользовался своим правом участника уголовного судопроизводства и 2 ноября 2009 года вновь обратился к следователю с аналогичным ходатайством. Это ходатайство следователем было разрешено постановлением от 5 ноября 2009 года.

Таким образом, нарушение прав обвиняемого Я., ходатайство которого от 26 октября 2009 года о разрешении выезда в г. Коломну не было разрешено следователем, было устранено самим следователем, который разрешил аналогичное ходатайство Я. 5 ноября 2009 года. Несвоевременное сообщение при этом Я. о принятом 5 ноября 2009 года решении по ходатайству не нарушило какие-либо права и свободы обвиняемого и не затруднило его доступ к правосудию.

 

Ненадлежащее извещение судом заявителя о месте, дате и времени рассмотрения его жалобы, поданной в порядке ст.125 УПК РФ

 

Постановлением Благовещенского городского суда от 7 декабря 2010 года жалоба Р. о признании заведомо незаконным уведомления № 216-21-08 от 26.10.2009 года первого заместителя руководителя СУ СК при прокуратуре РФ по Амурской области и возложении обязанности на руководителя СУ СК при прокуратуре РФ по Амурской области устранить допущенные нарушения законности, оставлена без удовлетворения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 25 февраля 2010 года, рассмотревшей представленные материалы по жалобе заявителя, постановление отменено, жалоба Р. направлена на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В силу положений ч. 3 ст. 125 УПК РФ, судья обязан обеспечить своевременное извещение о месте, дате и времени судебного заседания заявителя, его защитника, представителя (законного представителя), прокурора, руководителя следственного органа, следователя, осуществляющего расследование по делу, по которому принесена жалоба, а также иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением. Неявка в судебное заседание надлежащим образом извещенных лиц не препятствует рассмотрению жалобы на действия и решения должностных лиц, указанных в ч. 1 ст. 125 УПК РФ.

Из протокола судебного заседания следует, что жалоба рассмотрена в отсутствие заявителя Р.. Принимая решение о рассмотрение жалобы в  его отсутствие, суд учитывал, что заявитель был надлежащим образом уведомлен о времени и месте рассмотрения его жалобы.

Однако из расписки Р. следует, что постановление о назначении жалобы к рассмотрению и извещение о том, что судебное заседание по его жалобе назначено, он получил после рассмотрения жалобы.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу, что Р. не был надлежащим образом извещен судом о месте, дате и времени рассмотрения его жалобы, и тем самым лишён возможности реализовать свои права, предоставленные ему уголовно-процессуальным законодательством.

 

 

Суд  не вправе рассматривать в порядке ст.125 УПК РФ жалобу, если её доводы были предметом рассмотрения и оценки  суда при постановлении  приговора

 

Постановлением Благовещенского городского суда от 28 октября 2009 года жалоба В., поданная в порядке ст. 125 УПК РФ на постановление следователя Благовещенского МСО СУ СК при прокуратуре РФ по Амурской области от 9 апреля 2009 года об отказе в возбуждении уголовного дела, оставлена без удовлетворения.

Осуждённый В. обжаловал постановление суда в кассационном порядке.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 21 января 2010 года постановление суда отменено, производство по жалобе прекращено по следующим основаниям.

По смыслу закона, если будет установлено, что поданная жалоба направлена на проверку обстоятельств, при которых были получены доказательства по уголовному делу, направленному в суд для рассмотрения по существу, либо по которому уже постановлен приговор или иное окончательное решение, судья в зависимости от того, на какой стадии находится производство по жалобе, выносит постановление об отказе в принятии жалобы к рассмотрению или о прекращении производства по жалобе. При этом судья разъясняет заявителю его право обратиться в суд в порядке статьи 402 УПК РФ, то есть обжаловать постановленный приговор и принятые в ходе судебного разбирательства по данному уголовному делу решения в порядке надзора.

Из поданной В. жалобы следует, что заявитель указал на нарушения закона, допущенные при собирании доказательств, положенных в основу его обвинения.

Как следует из материалов дела, на момент поступления жалобы В. в суд уголовное дело в отношении заявителя было рассмотрено и 30 апреля 2009 года в отношении В. постановлен приговор.

Из приговора следует, что предметом рассмотрения суда уже были доводы В., изложенные в жалобе, поданной в суд в порядке ст. 125 УПК РФ: о незаконных методах ведения следствия, допущенных в отношении него при расследовании уголовного дела. Суд в приговоре дал оценку доводам В. и признал их несостоятельными.

При указанных обстоятельствах у суда не имелось оснований для повторного рассмотрения аналогичных доводов В..

 

Решение о прекращении производства по жалобе является незаконным

 

Постановлением Благовещенского городского суда от 19 апреля 2010 года производство по жалобе заявителя К. на постановление следователя о прекращении уголовного дела и возложении обязанности продолжить производство по делу - прекращено.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 8 июня 2010 года, рассмотревшей представленные материалы по представлению прокурора, постановление отменено, материалы направлены на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Суд не выполнил требований ст. 125 УПК РФ, в соответствии с которой судья обязан проверить законность и обоснованность обжалованных действий (бездействия) и решений следователя.

Из содержания жалобы К. следует, что заявитель оспаривает постановление следователя о прекращении уголовного дела в связи с декриминализацией деяний, принятое без его согласия; считает, что такое решение следователя лишило его права на судебную защиту от необоснованного обвинения.

По смыслу п. 2 ст. 24 и п. 2 ст. 27 УПК РФ, в случае, когда до вынесения приговора и вступления его в законную силу новым уголовным законом устраняется преступность и наказуемость деяния, уголовное дело подлежит прекращению, при этом прекращение уголовного дела и уголовного преследования не допускается, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает.

Доводу жалобы К. о том, что уголовное дело и уголовное преследование в отношении него прекращено без его согласия, суд оценки не дал, жалобу в этой части не рассмотрел.

Суд принял решение о прекращении производства по жалобе в части, касающейся возложения обязанности на следователя продолжить производство по делу, указав в описательно-мотивировочной части постановления, что оснований для возобновления уголовного дела не имеется.

При этом суд не учёл, что решение о прекращении производства по жалобе может быть принято в случаях, если в судебном заседании будет установлено, что жалоба с теми же доводами уже удовлетворена прокурором либо руководителем следственного органа, если после назначения судебного заседания жалоба отозвана заявителем, а также, если предварительное расследование по уголовному делу окончено и уголовное дело направлено в суд для рассмотрения по существу.

Поскольку указанные обстоятельства отсутствуют, решение о прекращении производства по жалобе является незаконным.

 

Приведённый анализ кассационной практики судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда свидетельствует о том, что в целом по области  количество допускаемых ошибок не уменьшается. Несмотря на регулярную публикацию решений по конкретным уголовным делам, направление в районные (городские) суды обзоров судебной практики, проведение семинарских занятий с судьями,  на настоящий момент не удалось добиться  существенного  уменьшения количества отмененных и измененных решений. Обращает на себя внимание тот факт, что многие приведённые в обзоре ошибки систематически повторяются. Председателям городских, районных судов необходимо повысить  эффективность работы по ознакомлению судей с постановлениями Пленума Верховного Суда РФ,  опубликованной судебной практикой Верховного Суда РФ, а также  Амурского областного суда  с целью учёта её в правоприменительной деятельности.

 

 

Судебная коллегия по уголовным

делам Амурского областного суда

опубликовано 17.08.2010 08:41 (МСК), изменено 17.08.2010 08:54 (МСК)