Arms
 
развернуть
 
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6
Тел.: (4162) 51-34-27
oblsud.amr@sudrf.ru
схема проезда
675000, г. Благовещенск, ул. Шевченко, д. 6Тел.: (4162) 51-34-27oblsud.amr@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Справка по результатам обобщения судебной практики по делам о разделе имущества супругов (бывших супругов), рассмотренными Амурским областным судом в порядке кассационного и надзорного судопроизводства в 2009 году.

Принятие Семейного  кодекса Российской Федерации в 1996 году повлекло за собой не только перемену в содержании большинства семейно-правовых институтов, но и в самом методе регулирования семейных отношений. Несмотря на то, что СК РФ вобрал в себя опыт, накопленный в правовом регулировании отношений супружеской собственности за годы советской власти, и предусмотрел гибкий механизм её приспособления к меняющимся потребностям семьи (брачный договор), правовое регулирование отношений семейной и,  прежде всего супружеской собственности, как признают теоретики семейного права, нельзя считать завершённым и совершенным.

В числе проблематики регулирования имущественных отношений супругов, необходимо отметить воздействие двух отраслевых правовых систем - семейного и гражданского права. Вопрос о соотношении между ними - это актуальный вопрос, который не всегда правильно определяется судами и влечет неверное разрешение спора. Суды не всегда учитывают приоритетное значение норм именно семейного законодательства в регулировании семейных правоотношений, не всегда применяют разъяснения Верховного Суда Российской Федерации, изложенные в Постановлении Пленума от 05.11.1998г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», в редакции от 06.02.2007г., а также  правоприменительную практику. При этом  не в полной мере учитывают, что  положения Гражданского кодекса РФ применяются в части, не противоречащей СК РФ.

Как показало изучение судебной практики, при рассмотрении судами первой инстанции гражданских дел о разделе имущества между супругами (бывшими супругами), судами часто допускаются нарушения норм материального права, связанные с неверным толкованием и неверным их применением, норм гражданского процессуального законодательства: неправильное определение обстоятельств, подлежащих доказыванию, неверное распределение между сторонами бремени доказывания, разрешаются вопросы о правах третьих лиц, не привлеченных к участию в деле, не даётся в судебных постановлениях оценка доводам сторон о вложении личных средств в супружеское имущество (от реализации имущества, приобретенного до брака, в порядке дара, наследования, по иным безвозмездным сделкам, после фактического прекращения брачных правоотношений  и т.д.)

Так, судебной коллегией по гражданским делам в 2009 году было рассмотрено 45 гражданских дел указанной категории, отменено решений по  14 делам, что составило 31,11 %, т.е. более трети от общего числа рассмотренных в порядке кассационного судопроизводства.

Представленные в справке примеры судебной практика наглядно свидетельствуют об ошибках, допускаемых судами при разрешении гражданских дел указанной категории.

 

Правоотношения, устанавливающие режим совместной собственности супругов, собственности каждого из них, её раздел, регулируются положениями ст.ст. 33-39 Семейного кодекса РФ. В соответствии с разъяснениями, данными в  Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», в состав имущества, подлежащего разделу, включается общее имущество супругов, имеющееся у них в наличии на время рассмотрения дела, либо находящееся у третьих лиц. При разделе имущества учитываются также общие долги супругов (п. 3 ст. 39 СК РФ) и право требования по обязательствам, возникшим в интересах семьи. В случаях, когда раздел имущества затрагивает интересы третьих лиц, суду в соответствии с п. 3 ст. 24 СК РФ необходимо обсудить вопрос о выделении этого требования в отдельное производство.

Однако судами Амурской области не всегда правильно применяются указанные требования законодательства.

1. Так, при рассмотрении гражданского дела по иску Г. о разделе совместно нажитого имущества супругов, выделе ½ доли в имуществе, в том числе квартиры, суд первой инстанции указал, что как следует из свидетельских показаний и объяснений сторон, спорное жилое помещение приобреталось не за счёт общих доходов супругов, а за счет денежных средств матери истца, то есть денежные средства вносились не супругами Г., а иным лицом. При этом, исходя из положений ч. 2 ст. 34 СК РФ и п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», суд первой инстанции пришел к выводу о том, что квартира не является полностью совместным имуществом супругов и не может подлежать разделу, иное затрагивало права на данное жилье третьих лиц передававших денежные средства на его приобретение.

Судебная коллегия, отменяя решение суда, с указанными выводами не согласилась, и указала, что общность имущества супругов предполагается, обязанность доказать обратное возложена на соответствующее заинтересованное лицо. Поскольку заинтересованными лицами требования о выделе долей в совместном имуществе супругов не заявлялись, и учитывая, что материалами дела подтверждается приобретение сторонами спорной квартиры в период брака, суду следовало разрешить заявленные требования Г. исходя из имеющихся в деле доказательств, и в пределах заявленных требований – то есть, разделить спорное имущество между сторонами с учётом правил, установленных частью 1 статьи 39 СК РФ.

Вопрос о правах третьих лиц на имущество супругов, в случае, если данными лицами заявлялись такие требования, подлежит разрешению по правилам, изложенным в пункте 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» (в ред. от 06.02.2007г.). Кроме того, судебная коллегия так же не согласилась с выводом суда о том, что такого способа защиты нарушенного права, как выделение ½ доли в принадлежащем собственнику имуществе статьей 12 ГК РФ не предусмотрено, в связи с чем, не имеется оснований для выдела долей. Указанный вывод прямо противоречит положениям ст.ст. 2, 4 СК РФ, из анализа которых следует, что режим общей совместной собственности регулируется прежде всего нормами Семейного Кодекса РФ. Применение положений ГК РФ к режиму общей совместной собственности возможно только в том случае, если данные положения не противоречат СК РФ. Кроме того, установленный статьей 12 ГК РФ перечень способов защиты нарушенных прав не является исчерпывающим, абзацем 13 указанной статьи предусмотрена возможность защиты нарушенного права иными способами, предусмотренными законом.

(Кассационное определение № 33-2829/09)

                                                                                          

2. В.С. обратился в суд с иском к В.И. о разделе имущества, просил суд выделить в собственность В.И. квартиру, а ему - жилой дом, а также взыскать с ответчицы в его пользу денежную компенсацию в размере разницы стоимости делимого имущества.

Решением суда в собственность В.С. и В.И. выделено по 1/2 доли жилого дома с надворными постройками, в удовлетворении остальной части иска отказано.

Судебная коллегия отменила решение суда, указав на ошибочный вывод суда первой инстанции о том, что разделу может быть подвергнут только жилой дом как объект совместно нажитого в период брака имущества, в то время как на квартиру, приобретенную сторонами после расторжения брака, режим общей совместной собственности супругов не распространяется, поэтому она не может быть включена в состав делимого имущества.

Из материалов дела усматривалось, что в период брака сторонами был приобретен жилой дом, после расторжения брака на основании договора купли-продажи истец и ответчица приобрели в общую совместную собственность двухкомнатную квартиру.

Регулирование отношений супругов по поводу их общей совместной собственности установлено положениями ГК РФ. Согласно пункту 1 статьи 256 ГК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества. С учётом выделения в системе российского законодательства отрасли семейного законодательства, пункт 4 статьи 256 ГК РФ предусматривает, что порядок определения долей супругов в общем имуществе при его разделе и порядок такого раздела устанавливаются Семейным кодексом РФ. Вместе с тем после прекращения брачных отношений стороны также могут приобретать имущество в общую совместную собственность, которое в случае спора между бывшими супругами подлежит разделу по правилам гражданского законодательства.

При разрешении спора суд не обсудил вопрос о возможности определить доли истца и ответчицы в доме как совместно нажитом супругами имуществе по правилам Семейного кодекса РФ, также о возможности определить доли истца и ответчицы в квартире как общей совместной собственности по правилам Гражданского кодекса РФ, а затем о возможности выдела в собственность истцу и ответчице конкретного имущества с определением суммы компенсации.

(Кассационное определение № 33-1468/09)

 

В соответствии со ст. 34 СК РФ, совместным имуществом признается только то имущество, которое нажито супругами во время брака. При этом, судам следует помнить, что семейное законодательство признает брак, который был зарегистрирован в органах ЗАГСа. В случае, если имущество было нажито сторонами после прекращения брака, при рассмотрении спора подлежит доказыванию факт вложения именно общих средств в приобретение этого имущества.

Так же суды не всегда учитывают то обстоятельство, что  применение положений КоБС РСФСР при рассмотрении споров о разделе имущества возможно лишь к имуществу, нажитому супругами (одним из них) до 1 марта 1996 года.

 

3. К.Т. обратилась в суд с иском к К.В. о признании права собственности на ½ доли квартиры, приобретённой в период брака.

Решением суда иск К.Т. удовлетворен, за ней признано право собственности на 1/2 долю жилого помещения.

Как следовало из материалов дела, 14.02.1981г. между сторонами был зарегистрирован брак. Решением суда от 03.08.1984г. данный брак был расторгнут. Указанный факт зарегистрирован в книге регистрации актов гражданского состояния 05.02.2002г. при получении К.В. свидетельства о расторжении брака. На основании договора долевого участия в строительстве от 21.12.1993г. К.В. приобрел квартиру, решением суда от 06.03.2009г. за К.В. было признано право собственности на данную квартиру.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что в силу статьи 40 КоБС РСФСР и части 3 статьи 169 СК РФ брак между К. был прекращен только 05.02.2002г., в связи с чем спорная квартира является общим имуществом супругов, нажитым ими в период брака, в связи с чем на нее распространяется режим совместной собственности супругов.

Однако, судом не было принято во внимание то обстоятельство, что положения о совместной собственности супругов и положения о собственности каждого из супругов, установленные статьями 34-37 СК РФ, применяются к имуществу, нажитому супругами (одним из них) до 1 марта 1996 года.

Вопросы определения долей в общей совместной собственности супругов при разделе имущества и раздела общей совместной собственности супругов относительно имущества, нажитого до 01.03.1996г., регулируются статьями 21 и 36 КоБС РСФСР.

Кроме того, суд не учёл, что по смыслу норм КоБС РСФСР, наличие брака не исключает возможность возникновения у супруга права собственности на приобретённое имущество, если доказан факт приобретения этого имущества в период раздельного проживания супругов при прекращении ими семейных отношений.

(Кассационное определение № 33-1753/09)

 

4. У.Е. обратилась в суд с иском к У.И. о выплате компенсации за долю в общем имуществе, указав, что на основании решения мирового судьи им принадлежит на праве общей долевой собственности квартира из трёх комнат общей площадью 56,7 кв.м. В данной квартире ей и её детям принадлежит 3/4 доли, что составляет 43 кв.м. общей и 30,75 кв.м. жилой площади, а ответчику – 1/4 доля, что составляет 14 кв.м. общей и 10 кв.м. жилой площади.

После расторжения брака ответчик продолжал проживать в квартире, бремя содержания её не нёс, постоянно находился в состоянии опьянения, угрожал ей и детям. В августе 2008 г. добровольно покинул спорное жилое помещение, переехав жить к матери. 01.10.2008 г. ответчик по решению суда был лишен родительских прав в отношении несовершеннолетнего сына. Ответчик не имеет существенного интереса в использовании имущества, комнаты размером в 10 кв.м. в квартире нет, выдел доли в натуре невозможен.

В связи с тем, что доля ответчика незначительна и не может быть реально выделена, истица просила суд взыскать с неё в пользу У.И. денежные средства в сумме 400 000 руб. в счет оплаты компенсации за его долю в квартире, исходя из рыночной стоимости спорной квартиры.

Судом исковые требования У.Е. удовлетворены.

Судебная коллегия отменила решение суда, поскольку вывод о незначительности доли сделан судом с учетом с одной стороны долей всех других сособственников, со стороны ответчика - только его, в то время, как у каждого из них доли равные. При этом в мотивировочной части решения не указано, допускается ли такой вариант раздела имущества  действующим законодательством.

Выдел доли в натуре суд признал невозможным с учетом конфигурации квартиры и с учетом соглашения о порядке пользования, который сложился еще до расторжения брака между истицей и ответчиком.

Отсутствие существенного интереса ответчика суд мотивировал добровольным его уходом из квартиры, в то время как ответчик ссылался на вынужденность своего ухода, и в материалах дела имелись доказательства в подтверждение этого довода, а суд этим доказательствам оценки не дал.

Кроме того, п.4 ст. 252 ГК РФ предусматривает выплату участнику долевой собственности компенсации вместо выдела его доли остальными собственниками имущества.

Из материалов дела следовало, что собственников спорной квартиры четверо: ответчики и двое детей, один из которых несовершеннолетний. У.К. является совершеннолетней, привлечена к участию в деле в качестве третьего лица, однако суд не исследовал вопрос о её участии в выплате ответчику компенсации за его долю и не включил её в число лиц, которым перераспределил долю ответчика в общем совместном имуществе.

(Кассационное определение № 33-1775/09)

 

5. К.Г. обратилась в суд с иском к К.А. о признании квартиры общим имуществом супругов, определении долей в праве собственности, признании права собственности на долю в квартире, указав, что в результате размена квартиры на основании договора мены от 28.06.1999 в собственность К.С. перешла часть коммунальной пятикомнатной квартиры. 12.04.2000 между истицей и К.С. был зарегистрирован брак, и они совместно проживали в указанном жилом помещении до дня смерти К.С.. В июне 2001 года была произведена перепланировка всей квартиры, в результате которой пятикомнатная коммунальная квартира была преобразована в две отдельные квартиры с самостоятельными входами. В результате произведенных капитальных вложений увеличилась площадь жилого помещения и его стоимость. 22.07.2008 К.С. умер, открылось наследство, в состав которого вошла указанная квартира. Наследниками,  кроме истицы,  является также сын К.С. – К.А. Просила суд признать квартиру общим имуществом супругов К.С. и К.Г., определить доли супругов равными, признав за ней право собственности на ½ долю квартиры, и за К.С. признать право собственности на ½ долю квартиры.

Решением суда иск был удовлетворен частично, квартира признана общей собственностью К.С. и К.Г., ½ доля в праве собственности на указанную квартиру определена истице.

Рассматривая её требования о признании квартиры общей совместной собственностью, суд исходил из того, что в период совместного проживания супругами совместно было произведено два капитальных ремонта жилого помещения, что значительно увеличило его стоимость, в связи с чем, пришел к выводу об удовлетворении заявленных требований. Материалами дела подтверждалось то обстоятельство, что капитальный ремонт спорной квартиры производился К.С. и К.Г. совместно, из общих средств. Кроме того, в материалах дела имелись отчеты о рыночной стоимости спорного жилого помещения до проведения капитального ремонта и после его проведения, сделанного по состоянию на 22.07.2008, из которых следовало, что стоимость квартиры после капитального ремонта значительно превышает стоимость комнат в квартире.

Оценив все имеющиеся в деле доказательства, суд обоснованно пришел к выводу о том, что в период брака К. были произведены вложения, за счет общего имущества супругов, значительно увеличивающие стоимость жилого помещения. При этом ответчик, оспаривая наличие средств у истицы на проведение капитального ремонта, а также, выражая несогласие с отчетами о рыночной стоимости жилого помещения, в нарушение положений ст. 56 ГПК РФ не представил достаточных доказательств с достоверностью подтверждающих его доводы.

Судебная коллегия оставила решение суда первой инстанции без изменения.

(Кассационное определение № 33-1774/09)

 

6. Г.А. обратился в суд с иском о разделе имущества к Г.О., указав, что во время брака ими было приобретено имущество в виде здания магазина расположенного в г. Свободный, стоимостью,  на день подачи иска,  2 310 000 рублей. Так же на момент расторжения брака в их совместной с ответчицей собственности находился автомобиль Nissan Atlas, 1996 г.в.,  стоимостью 260 000 рублей и торговое оборудование, общей стоимостью 137 294 рубля. Общая стоимость имущества с учетом магазина составила 2 735 118 рублей. При разделе имущества истец просил обратить взыскание на долю имущества ответчика на сумму общих долговых обязательств в размере 1/2 доли на сумму 227 951 рубль, просил обратить взыскание на долю имущества ответчика на сумму его задолженности по налогам, пеням, штрафам в размере 67 599 рублей, т.к. фактически она осуществляла и извлекала доходы от использования магазина, а также подавала налоговые декларации, но не производила по ним уплату. Кроме того просил учесть, что автомобиль был им передан ответчице, она его продала и обратила в возмещение их общих долгов.

Г.О. исковые требования не признала, предъявила встречный иск, в котором просила уменьшить оценочную стоимость магазина на сумму долга, возникшего в период брачных отношений, размер которого составил 1 942 708 рублей; разделить их совместные долги поровну, а при разделе имущества, исходя из интересов двоих  малолетних детей отступить от принципа равенства долей, увеличить её долю до 70%, а долю Г.А. определить равною 30%.

Решением суда исковые требования Г.А. удовлетворены, за сторонами признано право собственности на здание магазина по ½ доли каждому, Г.О. передано имущество на общую сумму 165 118 рублей, Г.А. компенсирована стоимость автомобиля в сумме 260 000 рублей.

Исковые требования Г.О. удовлетворены частично, установлено, что общие долги бывших супругов составляют 1 404 614 рублей 40 копеек, задолженность по обязательствам Г.О. – 992 291 рубль 21 копейка, задолженность по обязательствам Г.А. – 412 323 рубля 19 копеек.

С Г.А. в пользу Г.О. взыскано 414 850 рублей 02 копейки, составляющие компенсацию разницы в долговых обязательств переданного имущества.

Судебная коллегия отменила решение суда, поскольку при определении стоимости подлежащего разделу имущества суд руководствовался в том числе и представленными истцом по первоначальному иску Г.А. экспертизами. При этом суд в мотивировочной части решения не привел результаты оценки данных доказательств, не указал, являются ли представленные экспертизы допустимыми доказательствами в соответствии с предъявляемыми ГПК РФ требованиями, не обсудил вопрос о назначении судебной экспертизы.

Судебная коллегия также обратила внимание на то обстоятельство, что к заключениям экспертов не были приложены документы, подтверждающие правовой статус оценщика. Кроме того, экспертиза проводилась на основании фотографий, гарантийных талонов, инструкций по эксплуатации оборудования, при этом указанная в экспертизе стоимость имущества не соответствовала  заявленной представителем истца в судебном заседании стоимости имущества.

Также суд первой инстанции пришел к выводу о передаче в собственность Г.А. автомобиля, указав, что на момент рассмотрения дела Г.О. распорядилась автомобилем, в связи с чем Г.А. компенсируется стоимость автомобиля в сумме 260 000 рублей. Однако каких-либо документов в подтверждение стоимости автомобиля при его продаже материалы дела не содержали, договор купли-продажи судом не истребовался, вопрос о возможности опроса покупателя для выяснения продажной цены автомобиля не выяснялся.

При разделе имущества суд так же включил в его состав заявленные супругами долги перед банками и третьими лицами, а также задолженность Г.А. перед МРИ МНС России № 5 по налогам, пеням и штрафам. При этом каких-либо доказательств того, что данная задолженность существует и возникла при осуществлении предпринимателями Г. совместной предпринимательской деятельности материалы дела не содержат. Более того, согласно представленного в материалах дела требования об уплате налога, сбора, пени, штрафа по состоянию на 5 июня 2009 года за Г.А. числится задолженность по транспортному налогу в общей сумме 67 599 рублей 33 копейки. Из протокола судебного заседания от 2-3 июля 2009 года усматривается, что Г.А. просил обратить взыскание именно на эту сумму задолженности.

(Кассационное определение № 33-2122/09)

 

7. И. обратилась в суд с иском к И.С. о признании квартиры совместной собственностью, и разделе совместно нажитого имущества. В обоснование указала, что в период брака ими была приобретена квартира, для совершения этой сделки она выдавала ответчику нотариально заверенное согласие.

Ответчик с иском не согласился и предъявил в суд встречное исковое заявление о выселении и снятии с регистрационного учёета И. в связи с прекращением семейных отношений, указав, что квартира была приобретена им без финансовых вложений со стороны истицы, право собственности на квартиру зарегистрировано на его имя. При расторжении брака на его предложение о выселении бывшая супруга ответила отказом.

Решением суда исковое заявление И. удовлетворено, квартира признана совместной собственностью И.С. и И., в собственность каждому выделено по ½ доли квартиры. В удовлетворении встречных исковых требований отказано.

Суд первой инстанции, разрешая заявленные требования, пришел к выводу о том, что спорная квартира является совместно нажитым имуществом, поскольку приобретена в период брака. Поскольку договора об определении долей между сторонами не имеется, доли признаются равными.

Судебная коллегия с данным выводом суда не согласилась, и отменила решение суда по следующим основаниям: при оценке представленных И.С. доказательств в подтверждение его доводов о приобретении квартиры на личные средства, суд не принял во внимание требования ч. 1 ст. 36 СК РФ, согласно которой имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью, а также требования ч. 2 ст. 39 СК РФ, в соответствии с которой суд вправе отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе, исходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов, в частности, в случаях, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи.

Представленные И.С. доказательства свидетельствовали о вложении в приобретение спорной квартиры его личных денежных средств, имевшихся у него до заключения брака, что имеет существенное значения для определения долей бывших супругов в праве собственности на спорную квартиру.

Кроме того, судом не выяснялся вопрос участия истицы в приобретении квартиры, не исследовалась ее трудовая книжка для выяснения вопроса, работала ли она в период приобретения квартиры, получала ли иные доходы, а также является ли неполучение ею доходов в спорный период неуважительным (ч. 2 ст. 39 СКРФ). В связи с чем, определение равных долей в общем имуществе супругов являлось преждевременным, без учёта средств, имевшихся у И.С. до регистрации брака. Суд указал в мотивировочной части решения, что у него имелся валютный счет с 2000 г. по 18.04.2003 г. и продана квартира в с. Екатеринославка, однако не указал, какое это имеет значение при разрешении спора между бывшими супругами, являются ли эти средства собственностью И.С., какую долю в квартире они составляют, а какая доля является совместной собственностью супругов.

(Кассационное определение № 33-909/09)

 

8. Л.В. обратился в суд с иском к Л.О. о разделе квартиры, которая была приобретена в период брака и зарегистрирована на имя ответчицы. Квартира приобретена для постоянного проживания в ней матери истца – Л.Н., которая в 2000 году продала принадлежащий ей жилой дом и вселилась в спорную квартиру. Однако ответчица отказывается признать за истцом право совместной собственности на квартиру, и в 2007 году обратилась в суд с заявлением о признании Л.Н. прекратившей право пользования спорной квартирой и выселении.

Ответчица Л.О. иск не признала, суду пояснила, что квартира была приобретена на денежные средства, подаренные ей матерью – Б. в тоже время ответчик Л.В. нигде не работал, семейным бизнесом не занимался, усилий, направленных на пополнение семейного бюджета не предпринимал, в связи с чем, указанная квартира не может быть признана совместной собственностью.

Решением суда иск о разделе имущества удовлетворен, за Л.В. признано ½ доли в праве собственности на квартиру.

Судебная коллегия согласилась с выводами суда, оставила решение суда без изменения, дополнив резолютивную часть решения указанием на признание за Л.О. так же права собственности на ½ доли спорной квартиры, поскольку суд, вынося решение о разделе спорной квартиры между Л., определил долю спорного имущества принадлежащую Л.В., и не определил размер доли спорного имущества, принадлежащей Л.О.

(определение № 33-917/09)

 

При разрешении споров о разделе имущества, судам следует учитывать трехлетний срок исковой давности на обращение в суд с указанным иском. При этом, следует помнить, что течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (п. 7 ст. 38 СК РФ), следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде - дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 200 ГК РФ).

 

9. В.С. обратился в суд с иском к В.И. о признании жилого дома совместным имуществом и его разделе, и разделе приобретенной в период брака квартиры.

Ответчица иск не признала, пояснив, что жилой дом был приобретен в период брака и является совместной собственностью, а квартира была приобретена после расторжения брака, согласно свидетельству о государственной регистрации находится в долевой собственности с истцом. Так же указала на пропуск истцом срока исковой давности на обращение в суд.

Решением суда в иске В.С. отказано.

Суд первой инстанции при разрешении исковых требований пришел к выводам о том, что жилой дом является общей совместной собственностью сторон, однако В.С. пропустил срок исковой давности на обращение в суд с требованиями о разделе совместно нажитого в браке имущества.

Судебная коллегия с указанным выводом суда не согласилась, поскольку суд посчитал срок исковой давности истекшим в 1999 году, спустя три года с момента расторжения брака в 1996 году. В тоже время судом было установлено, что в спорном жилом доме стороны продолжали проживать до февраля 2008 года. Кроме того, в ходе судебного заседания было установлено, что истец по- прежнему живёт в доме и зарегистрирован в нём.

Таким образом, судом не верно были применены правила по применению срока исковой давности.

(определение № 33-569/09)

 

10. В.С. обратилась в суд с иском к В.А. о разделе имущества, указав, что на момент расторжения брака с ответчиком 21 мая 2007 года в ОАО КБ «Восточный» на счёте находились денежные средства в размере 202 063 рубля. Указанный счёт был открыт во время брака истца и ответчика 26 июня 2006 года на имя ответчика. Также, на момент расторжения брака с ответчиком 21 мая 2007 года в филиале «Амурский» ОАО «ТЭМБР-БАНК» на счёте находились денежные средства в размере 12 229 рублей. Данный счёт так же был открыт во время брака истца и ответчика 21 мая 2003 года на имя ответчика. Указанное имущество, общая стоимость которого составляет 224 292 рубля, являлось совместностью собственностью истца и ответчика, однако ответчик в отсутствие согласия истца и не в интересах семьи распорядился денежными суммами, а так же снял с учёта в ГИБДД приобретенный во время брака автомобиль.

В.А. иск не признал, суду пояснил, что денежная сумма в размере 202 063 рубля не была накоплена сторонами во время брака, а была передана ответчику его матерью для сбережения и приумножения, о чём истцу было известно. Данное обстоятельство подтверждается представленными расписками, а также справками о доходах ответчика, из которых усматривается, что такую сумму, как 202 063 рубля, истец и ответчик не могли накопить во время брака.

Решением суда иск удовлетворен в части, произведен раздел совместно нажитого имущества В.С. и В.А., определено по ½ доли каждому. Взыскана компенсация с В.А. в пользу В.С. в счёт ½ доли автомобиля 15000 рублей, в счёт ½ доли денежных средств, находившихся на счёте в ОАО «ТЭМБР-БАНК» 6 114 рублей 50 копеек. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Судебная коллегия отменила решение суда в части отказа в разделе денежных средств в сумме 202 063 рубля, находящихся на счете в ОАО КБ «Восточный», направив дело в данной части на новое рассмотрение.

Суд первой инстанции при разрешении указанной части требований, пришёл к выводу о том, что согласно имеющихся справок о доходах, супруги не могли накопить денежные средства в сумме 202 063 рубля. Однако судебная коллегия поставила данный вывод суда под сомнение, поскольку стороны состояли в зарегистрированном браке с 1986г. по 2007г., то есть, более 21 года. Кроме того, судом были приняты во внимание имеющиеся в материалах дела справки о доходах истицы с 2002 года, а ответчика  лишь с 2007 года, что так же не позволяет сделать однозначный вывод о возможности накопления или ненакопления супругами данной суммы.

Кроме того, разрешая вопрос о разделе данных денежных средств, суд указал, что денежная сумма в размере 202 063 рубля не является общим совместным имуществом истца и ответчика, нажитым во время брака, поскольку указанная денежная сумма принадлежит матери ответчика - Т. Таким образом суд фактически установил право собственности Т. на указанное имущество, в то время как подобных требований в суде заявлено не было, Т. к участию в деле не привлекалась.

То есть, судом был разрешен вопрос о правах лица, не привлеченного к участию в деле, что в силу ч. 2 ст. 364 ГПК РФ, являлось основанием для отмены состоявшегося решения.

(Кассационное определение № 33-130/09)

 

При разрешении требований о разделе имущества супругов, судам так же следует соблюдать положения Гражданского процессуального кодекса РФ и учитывать разъяснения, изложенные в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 № 23 «О судебном решении», от 24.06.2008 № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству».

 

11. П.А. обратился в суд с иском к П.Л. о разделе совместно нажитого имущества, просил суд произвести раздел имущества, приобретенного в период брака с ответчицей и признать его собственником ½ доли гаража, комплекса – АЗС, линии эл. передачи ВЛ-10 кв. и участка земли под ними.

П.Л. предъявила встречный иск о разделе имущества, просила передать ответчику гараж, взыскать с ответчика ½ стоимости генератора в сумме 71672 рубля с учетом разницы в стоимости гаражей, передать в её собственность второй гараж.

Решением суда в собственность П.А. выделен гараж № 1, в собственность П.Л. гараж № 2, признано право собственности П.А. и П.Л. на высоковольтную линию ВЛ-10КВ, земельный участок, автозаправочную станцию, генератор АДС 15-Т400РЯ, по ½ доли за каждым. С П.А. в пользу П.Л. взыскано 60 828 рублей денежной компенсации.

Судебная коллегия отменила решение суда, поскольку суд не указал в решении на мотивы, по которым пришел к выводу о частичном удовлетворении требований П.А., и не указал на обстоятельства, исключающие удовлетворение части встречных требований П.Л., ограничившись только установлением правового положения спорного имущества.

Кроме того, из материалов дела усматривалось, что П.Л. отказалась от встречного иска в части раздела домашних вещей, однако отказ от иска судом в установленном порядке разрешен не был.

(Кассационное определение № 33-2326/09)

 

 

Судебная практика Президиума Амурского областного суда

 

В соответствии с ч. 2 ст. 34 СК РФ, общим имуществом супругов является любое нажитое супругами в период брака имущество или полученные доходы независимо от того, на имя кого из супругов имущество приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства, общность имущества супругов предполагается.

 

1. Т.О. обратилась в суд с иском о разделе имущества к Т.В., указав, что в период брака ими была приобретена квартира в г. Благовещенске, стоимость которой составляет 1 200 000 рублей. Право собственности на квартиру зарегистрировано за ответчиком. Просила суд произвести раздел данного имущества с учетом факта проживания с ней несовершеннолетнего ребенка, признав за ней право на 2/3 доли в праве собственности на указанную квартиру, за ответчиком - право собственности на 1/3 долю квартиры.

Ответчик иск не признал по тем основаниям, что спорная квартира приобретена, в том числе за счет средств, полученных по кредитному договору от 31 января 2005 года на сумму 840 000 рублей, заключенному ОАО «Далькомбанк» (в качестве кредитора) и Т.В., К. (в качестве заемщиков). Квартира находится в залоге, в настоящее время залогодержателем является ОАО «Агентство по ипотечному жилищному кредитованию». Обязательства по уплате долга и процентов не исполнены, в связи с чем квартира не является имуществом, приобретенным за счет общих средств и не подлежит разделу. В то же время, поскольку часть долга в период с января 2005 года по декабрь 2006 года погашена за счет общих доходов, истцу следует выплатить долю от этих средств в сумме 229 609 рублей 46 копеек, оснований к увеличению доли истца в общем имуществе нет.

Решением мирового судьи за Т.О. и Т.В. признано право собственности на 1/2 долю квартиры за каждым, при стоимости долей - 600 000 рублей. С Т.О. в пользу Т.В. взыскана денежная компенсация «в счёт причитающейся на её долю суммы долга по кредитному договору» - 370 619 рублей 90 копеек.

Апелляционным решением Благовещенского городского суда от 6 февраля 2009 года решение мирового судьи отменено, принято новое, которым постановлено произвести раздел общего имущества Т.О. и Т.В., взыскать с Т.В. в пользу Т.О. в счёт компенсации стоимости её доли в общем имуществе 300 965 рублей, 40 копеек; в счёт возмещения расходов на оплату услуг представителя 5 000 рублей, в счёт возмещения иных судебных расходов 2 656 рублей 29 копеек. В остальной части иска Т.О. о разделе имущества отказано.

Президиум Амурского областного суда отменил апелляционное решение, оставив в силе решение мирового судьи, поскольку указанные судом апелляционной инстанции основания к отмене решения мирового судьи не соответствовали требованиям материального и процессуального права, что привело к необоснованной отмене судебного решения.

В частности, основанием для отмены решения мирового судьи и отказа в разделе спорной квартиры послужили выводы суда апелляционной инстанции о том, что денежные средства, полученные по кредитному договору от 31 января 2005 года, в общую собственность не поступали, поскольку об этом в договоре не указано, созаёмщик К. согласия на передачу денежных средств в общую собственность супругов не давала. При этом судом установлено, что заемные денежные средства были получены в полном объеме Т.О.

Таким образом, согласно позиции суда апелляционной инстанции поступление денежных средств, полученных одним из супругов, в общую собственность супругов, должно быть прямо предусмотрено соответствующей сделкой.

Однако данный вывод вызывает сомнения, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 34 СК РФ, общим имуществом супругов является любое нажитое супругами в период брака имущество или полученные доходы независимо от того, на имя кого из супругов имущество приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства. При этом суд первой инстанции, установив, что денежные средства по договору займа были получены одним из супругов, на основании положений ч. 2 ст. 34 СК РФ признал их общим имуществом, что не было опровергнуто судом апелляционной инстанции.

Кроме того, судом апелляционной инстанции были отвергнуты доводы истца и представленные им доказательства о внесении 360 000 рублей за счет общих доходов, поскольку не доказано, что семья истицы имела достаточные для этого денежные средства. Тем самым на истца возложена обязанность доказать, что внесенные в качестве оплаты за квартиру 360 000 рублей являлись общими средствами супругов, тогда как в силу ч. 2 ст. 34 СК РФ общность имущества супругов предполагается, обязанность доказать обратное возложена на соответствующее заинтересованное лицо.

Так же судом апелляционной инстанции было признано, что денежные средства в сумме 451 448 рублей 12 копеек на погашение кредита на приобретение квартиры были выплачены за счёт средств семейного бюджета. По мнению суда, данное обстоятельство не позволяет признать квартиру общим имуществом супругов, однако данный вывод прямо противоречит положениям ст. 37 СК РФ.

(постановление Президиума  от 15.06.2009г.)

 

При рассмотрении споров о разделе имущества, подлежит выяснению довод сторон об отсутствии иного жилого помещения, кроме как спорного.

 

2. М.О. обратилась в суд с иском к М.В. о разделе совместно нажитого имущества. В обоснование заявленных требований указала, что 23 июня 1999 года заключила брак с ответчиком, через 9 месяцев совместной жизни на средства истицы, находящиеся у ЧП Б. приобрела квартиру в п. Новобурейский и гараж. Договоры оформлялись на имя М.В., но все деньги были внесены истицей, так как ответчик выплачивал алименты, за 9 месяцев совместной жизни накопить денежных средств на приобретение недвижимости совместно не могли. Ответчик препятствует её проживанию в данной квартире, не вложив никаких средств в ее приобретение, истец вынуждена снимать жилье.

Просила суд выделить ей квартиру и гараж, и взыскать в её пользу денежную компенсацию половину стоимости машины в суме 83 500 рублей, а остальное имущество на сумму 149 700 рублей  передать ответчику.

Ответчик требования не признал и пояснил, что до заключения брака он имел в собственности дом, который после свадьбы был продан за 20 000 рублей, деньги были вложены в семейный, бюджет. Поскольку необходимо было жилье, он взял у своей матери деньги в сумме 50 000 рублей, под расписку, что деньги берет на приобретение жилья. У отчима имелась  пасека, которую мать продала и деньги отдала ему и жене, сумму от продажи пасеки не помнит. Сам он часто ездил в Приморье за автомобилями, которые потом продавал в п. Новобурейский. Просил суд квартиру передать ему, поскольку иного жилья не имеет, всё имущество, о котором говорит истец, приобретено в период брака, должно быть разделено поровну.

Решением мирового судьи квартира и гараж признаны совместно нажитым имуществом, доли признаны равными, сторонам передано по ½ доли в квартире. Истице передан гараж, в пользу ответчика взыскана денежная компенсация 28 250 рублей.

Апелляционным решением решение мирового судьи отменено, принято новое, которым признано исходя из соотношения долей 2 к 1 имущество, приобретенное в период брака на средства нажитые супругами не в браке на сумму 720 000 рублей (гараж и квартира). Доля истицы - 480 000 рублей. Доля ответчика 240 000 рублей; признано имуществом, нажитым супругами в браке на совместные деньги имущество на сумму 235 000 рублей, доли признаны равными. Имущество на сумму 593 000 рублей передано истице, ответчику передан гараж, учитывая стоимость проданной ответчиком машины «Тойота-Естима» - 167 000 рублей, и имущества на сумму 50 000 рублей.

В надзорной жалобе М.В. ставил вопрос об отмене апелляционного решения суда, поскольку суд фактически лишил его права на жилище, другого жилого помещения он не имеет.

Президиум Амурского областного суда, изучив материалы дела и доводы надзорной жалобы, оставил апелляционное решение суда без изменения, а надзорную жалобу М.В. без удовлетворения. В заседании суда надзорной инстанции М.О. заявила, что ответчик вступил в новый брак, и в период брака им и его супругой была приобретена квартира по ипотечному кредиту, оформленному на его супругу. При этом, договор ипотеки был заключен в период рассмотрения настоящего дела о разделе имущества в суде апелляционной инстанции. Ответчик указанное обстоятельство не отрицал.

Таким образом, довод надзорной жалобы о том, что суд апелляционной инстанции фактически лишил М.В. жилья, и другого жилого помещения он не имеет, не нашел своего подтверждения при рассмотрении дела судом надзорной инстанции.

(постановление Президиума  от 02.02.2009г.)

 

Судами подлежит выяснению вопрос о наличии существенного интереса сторон в пользовании имуществом, подлежащим разделу.

 

3. Т.С. обратился в суд с иском к Т.М. о разделе имущества, указав, что в период брака им и ответчицей по договору на безвозмездную передачу квартиры в собственность граждан была получена квартира, просил суд выделить в праве собственности на квартиру по 1/2 доли ему и ответчице.

Т.М. обратилась в суд со встречным иском к Т.С., в котором просила произвести раздел имущества, являющегося совместной собственностью супругов, выделив ей гараж кирпичный двухэтажный общей площадью 88,9 кв.м., стоимостью 800000 рублей. В обоснование указала, что ей проще переоформить в собственность один объект недвижимости, нежели все остальное имущество, кроме того, такой порядок раздела имущества соответствует её интересам, так как у неё нет водительского удостоверения и она не умеет управлять автомобилем. Автомобиль просила оставить истцу.

Т.С. встречные требования о разделе совместно нажитого имущества не признал, просил выделить гараж ему, поскольку  он построил его своими руками, организовал и разместил там свою мастерскую, в нём находятся его инструменты, кроме этого, гараж расположен рядом с домом, где он проживает в настоящий момент и будет проживать в дальнейшем. Остальное имущество на общую стоимость 870 000 рублей просил выделить в собственность ответчице.

Решением мирового судьи произведен раздел имущества по варианту, предложенному Т.С., с передачей ему двухэтажного гаража, а остальное имущество передано Т.М. Кроме того, разрешён вопрос об определении долей в праве собственности на квартиру.

Апелляционным решением решение мирового судьи в части раздела имущества изменено, изложено в новой редакции. В собственность Т.С. переданы гараж кирпичный стоимостью 400 000 рублей; гараж кирпичный одноэтажный, стоимостью 300 000 рублей; автомобиль «Тойота Сурф» 1990 года выпуска, стоимостью 150 000 рублей. В собственность Т.М. передан садовый участок, площадью 1000 кв.м. стоимостью 20 000 рублей; учтено, что в личное пользование получены денежные средства от реализации общего с истцом двухэтажного гаража с земельным участком, стоимостью 800 000 рублей. С истца в счет компенсации доли ответчицы взыскано 15 000 рублей.

В надзорной жалобе Т.С. оспаривал законность апелляционного решения, указывал, что судом апелляционной инстанции не была дана оценка действиям ответчицы, вопреки его интересам в использовании имущества продавшей гараж в ходе рассмотрения дела в президиуме Амурского областного суда и скрывшей данное обстоятельство, не принято во внимание, что сделка по продаже является мнимой.

Президиум Амурского областного суда отменил апелляционное решение в части, оставил в силе решение мирового судьи, при этом указал, что мотивом для отмены решения мирового судьи в порядке апелляционного производства явилась продажа спорного гаража ответчицей, которая состоялась после его вынесения.

При этом суд апелляционной инстанции, не согласившись с решением мирового судьи в части раздела совместно нажитого имущества, не привёл каких-либо оснований, по которым решение мирового судьи является незаконным или необоснованным. Более того, согласно апелляционному решению, была подтверждена правильность вывода мирового судьи о передаче гаража истцу в связи с наличием у него существенного интереса в пользовании имуществом.

Тем самым суд апелляционной инстанции отменил решение мирового судьи в отсутствие предусмотренных процессуальным законом оснований, без учета требований к апелляционному производству как стадии обжалования судебных постановлений суда первой инстанции.

Кроме того, в нарушение требований ст. 196, ч. 4 ст. 198 ГПК РФ, суд апелляционной инстанции, признав продажу гаража после вынесения решения мирового судьи в качестве обстоятельства, существенного для дела, его исследование и оценку применительно к требованиям материального закона не выполнил. Уклонившись от оценки соответствия действий ответчицы по продаже спорного гаража требованиям законодательства, и отменив решение мирового судьи в отсутствие предусмотренных законом оснований, суд апелляционной инстанции допустил существенное нарушение норм материального и процессуального права.

                                                  (постановление Президиума  от 02.03.2009г.)

 

При разрешении требований сторон о разделе земельных участков как совместно нажитого в браке имущества, следует помнить, что по правилам Закона Амурской области «Об основаниях бесплатного предоставления и предельных размерах земельных участков, предоставляемых гражданам в собственность на территории Амурской области» № 422-03 от 21.01.2005г., наличие земельного участка в собственности гражданина исключает предоставление ему другого земельного участка данной категории целевого использования.

4. В.С. обратилась в суд с иском о разделе имущества к В.В., указав, что в период брака ими было приобретено два автомобиля, трехкомнатная квартира в с. Возжаевка, жилой дом и земельный участок в г. Белогорске. Просила суд разделить имущество, выделив ей трёхкомнатную квартиру в с. Возжаевка, обязав её выплатить ответчику 50% стоимости данной квартиры, выделить ответчику автомобили обязав его выплатить ей 50 % стоимости данных автомобилей, выделить ей ½ доли в праве общей долевой собственности земельного участка, разделить денежные средства, затраченные на приобретение жилого дома в г. Белогорске в размере 150 000 рублей.

Решением мирового судьи исковые требования удовлетворены частично, B.C. выделена трехкомнатная квартира в с. Возжаевка стоимостью 48 000 рублей и автомобиль стоимостью 48 000 рублей. В.В. выделен автомобиль стоимостью 275 000 рублей, взыскана компенсация в пользу В.С. в сумме 106 500 рублей.

Апелляционным решением решение мирового судьи изменено, из мотивировочной части решения исключено указание об оставлении без удовлетворения исковых требований о выделении ½ доли в праве общей собственности на земельный участок, взысканы с B.C. в пользу В.В. судебные расходы.

Апелляционным определением исковые требования о выделении ½ доли в праве общей собственности на земельный участок выделены в отдельное производство.

Постановлением президиума Амурского областного суда от 14 июля 2008 года указанное решение отменено, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела судом апелляционной инстанции решение мирового судьи было отменено, принято новое, которым B.C. выделена трехкомнатная квартира в с. Возжаевка, стоимостью 340 000 рублей, В.В. выделен автомобиль, стоимостью 48 000 рублей и автомобиль стоимостью 220 000 рублей, с B.C. в пользу В.В. взыскана компенсация в сумме 72 000 рублей.

За В.С. признано право собственности на ½ долю земельного участка площадью 846,5 кв.м. в г. Белогорске, и выделена ½ доля в праве собственности на указанный земельный участок.

В надзорной жалобе В.В. оспаривал законность судебных постановлений в связи с существенным нарушением норм материального и процессуального права, указывал, что земельный участок не подлежал разделу, поскольку был получен в период времени, когда с истцом они уже не проживали, при этом B.C. ранее уже получила земельный участок и спорный земельный участок уже не мог быть ей предоставлен.

Президиум Амурского областного суда отменил апелляционное решение в части требований о разделе земельного участка, принял новое, которым в удовлетворении требований о разделе земельного участка отказал.

Основанием для отказа в данной части иска явилось то обстоятельство, что по правилам Закона Амурской области «Об основаниях бесплатного предоставления и предельных размерах земельных участков, предоставляемых гражданам в собственность на территории Амурской области» № 422-03 от 21.01.2005г., наличие земельного участка в собственности гражданина исключает предоставление ему другого земельного участка данной категории целевого использования. Поэтому в случае, когда один из супругов утратил право на получение земельного участка, участок аналогичного целевого использования, полученный другим супругом в порядке закона Амурской области № 422-03 от 21.01.2005г. не может являться совместно нажитым супругами и поступать в их общую собственность.

(постановление Президиума  от 20.04.2009г.)

 

Анализ ошибок, выявляемых судами кассационной и надзорной инстанции свидетельствует о том, что  при разрешении дел о разделе совместно нажитого в браке имущества  суды первой инстанции не всегда учитывают законоположения о равенстве прав супругов на   владение, пользование и распоряжение совместной собственностью в порядке, определяемом ст. 35 СК РФ. Право на общее имущество принадлежит обоим супругам независимо от того,  кем из них и на имя кого из них приобретено имущество (внесены денежные средства), выдан правоустанавливающий документ. Любой из супругов в случае спора  не обязан доказывать факт общности имущества, если оно нажито в период брака,  поскольку в силу закона (п.1 ст.34 СК РФ), существует презумпция об отнесении указанного  имущества к  совместной собственности  супругов.

Правильное определение правового режима имущества супругов, обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу, распределению бремени доказывания по делу является основополагающими  при разрешении судами дел указанной категории и гарантией в защите прав и законных интересов участников семейных правоотношений.

 

Судья Амурского областного суда                                                                                                                                                        Абрамова С.А.

 

Помощник судьи                                                                                                                                                                                          Обухова М.А.

опубликовано 31.03.2010 04:42 (МСК), изменено 12.04.2010 03:29 (МСК)